Диктатура совести.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Андрей Липкин перепечатал из dotu.ru
    0 оценок, 660 просмотров Обсудить (10)

    Право диктатуры совести 
    как основа альтернативной юридической системы[1].

    Всё изложенное выше в настоящей работе ставит вопрос о построении альтернативы этой, — античеловечной по её сути и потому столь порочной, — юридической системе. Но встают вопросы о том, как строить альтернативу. Отказаться от юридической системы вообще — ни одно современное общество не способно без того, чтобы такое решение не повлекло бы за собой социальную катастрофу. Причин три:

    • техносфера, которую породило общество и от которой оно зависит, не может воспроизводиться и развиваться без стандартизации проектно-конструкторских, организационно-технологических и иных решений, а система стандартизации и сертификации и де-факто, и де-юре — это законодательная основа всей техносферной деятельности[2];
    • нравственно-этические пороки в исторически сложившейся культуре всех стран распространены достаточно широко и выражаются в разного рода антисоциальной и антибиосферной деятельности людей (как индивидуальной, так и массовой), которая не может быть подавлена инициативными усилиями самодеятельных героев-одиночек вопреки тому, как это рекламирует голливудский кинематограф;
    • государственность как система управления на профессиональной основе делами общественной в целом значимости на местах в и пределах государства — безальтернативно необходима при достигнутом качестве развития культуры обществ и личностной культуре психической деятельности подавляющего большинства населения, а работа в ней множества людей требует стандартизации организационных процедур и управленческих действий.

    Кроме того, на Руси есть специфика, издревле отличающая нашу региональную цивилизацию от всех прочих региональных цивилизаций планеты. Эта специфика состоит в том, что многонациональный русский люд на протяжении всей памятной истории мало интересовал вопрос о законности принимаемых теми или иными властителями решений; его интересовали два совершенно иных вопроса:

    • во-первых, насколько эти решения соответствуют интересам народа как таковым?
    • во-вторых,
    • если ответ на первый вопрос положительный, то насколько эти решения эффективны в аспекте достижения заявляемых властью целей? — в этом случае законность либо незаконность решения интереса вообще не представляет;
    • если ответ на первый вопрос отрицательный или не определённый (внутренне противоречивый), то как просаботировать исполнение решения власти, по возможности не вступая с нею в открытый конфликт и с минимальным ущербом для себя? — в этом случае, незаконность решения представляет некоторый интерес, поскольку даёт право саботировать принятое решение со ссылками на действующие законы.

    И требования, предъявляемые людом к власти и властителям всех уровней персонально, дополняют эти вопросы и ответы на них:

    • во-первых, власть в целом и каждый из властителей разного уровня персонально обязаны работать на достижение праведных целей, пусть даже сами они в чём-то и согрешают под воздействием потока событий, порождаемых неправедным миром;
    • во-вторых, власть и властители персонально обязаны быть результативными (эффективными) в достижении праведных целей;
    • в-третьих, вырабатываемые ими законы и правоприменительная практика должны обеспечивать реализацию первого и второго требований, и потому законодательство само по себе ничего в жизни общества не значит и не является социальной ценностью без подчинения его и правоприменительной практики на его основе первым двум требованиям[3].

    Эта триада русских требований к власти в целом, к властителям персонально, к законодательству и правоприменительной практике на его основе — в её полноте в большинстве случаев не осознаётся в лексике даже самими русскими.

    Тем не менее эмоциональная реакция русского человека на несоответствие власти этим требованиям полностью соответствует представленной триаде — это самоосвобождение русского от обязанности подчиняться неправедной власти и от обязанности соблюдать действующее законодательство: либо вообще, т.е. не взирая на угрозу наказания, либо в той мере, в какой несоблюдение законодательства представляется безнаказанным (иллюзорно либо жизненно состоятельно — не имеет значения).

    • При этом слабая стратегия неприятия неправедной власти выражается в том, что толпа, действуя по принципу «им можно — и нам тоже можно», уходит в ещё бо́льшую неправедность, чем та, что свойственна власти, и это делает невозможным существование неправедного режима.
    • Сильная стратегия неприятия неправедной власти выражается в том, что люди начинают думать, проявлять осмысленную волю, что в конечном итоге приводит к становлению режима, деятельность которого позволяет преодолеть кризис неправедного властвования и его последствия и обеспечить на некоторое, более или менее продолжительное, время развитие Русской многонациональной цивилизации в соответствии с триадой требований к власти, выражающей наши цивилизационные идеалы. При этом прошлый криминалитет в большинстве своём социализируется, переставая быть криминалитетом в новом режиме жизни общества.

    Поскольку представленную выше триаду требований мало кто может выразить внятно в лексических формах, а власть на протяжении веков приверженностью к праведности не отличается, то в большинстве случаев осознаётся только игнорирование русскими законодательства или его массовое попрание. И это осознаётся и оценивается как «правовой нигилизм» в их большинстве теми, для кого первые два требования к власти и властителям персонально не проистекают из их совести, а остаются неведомыми либо представляются надуманными[4].

    Такое отношение к кодифицированному праву и юридической системе в целом, господствующее на Руси на протяжении веков, воспринимается рабами-невольниками юридической системы Западной региональной цивилизации и отечественными юристами, взращёнными в традициях западной юридической школы, как неоспоримое выражение дикости, т.е. нецивилизованности подавляющего большинства населения страны.

    При взгляде же с позиций русского мировоззрения тупое следование закону, особенно в ситуациях, когда закон в большей или меньшей мере неадекватен ситуации, и тем более в ситуациях, когда следование закону влечёт за собой неоспоримый вред общему благу в силу особенностей ситуации или выражения в законе кривды, — что характерно для «цивилизации права» — явное и неоспоримое выражение идиотизма[5], бессовестности и бесстыжести.

    Чтобы разрешить этот спор цивилизаций, необходимо рассмотреть вопрос о соотношении законодательства и нормального порядка применения законов в жизни общества и произвола в реализации полной функции управления в жизни общества. Но это невозможно без опоры на достаточно общую (в смысле универсальности применения) теорию управления (ДОТУ) и без соотнесения ДОТУ с жизненными потребностями общества и людей, его составляющих, и объективными возможностями их праведного удовлетворения.

     

     

    Продолжение можно прочитать по данной ссылке:

    Концепция возрождения.

     

     

    ________________________________________

     

    [1] В разделе 8.2 более широко и детально освещается проблематика, рассмотренная в Приложении работы ВП СССР «Введение в конституционное право», некоторые фрагменты которого включены в состав раздела.

    [2] В ГОСТах (государственных стандартах) СССР на каждой странице была надпись: «Несоблюдение стандарта преследуется по закону».

    [3] Этот тезис противоречит приведённому выше тезису, высказанному В.Д.Зорькиным: «Никакому принципу нельзя подчинять право. Право и есть высший принцип». Но если под «правом» в контексте тезиса В.Д.Зорькина понимать не кодифицированное право, а объективные права, дарованные человеку и человечеству Свыше и диктатуру совести, то высказанный им тезис обретёт жизненную состоятельность.

    [4] Оправдание «права» власти на неправедность на Руси проистекает из церковной традиции: «Со времен Константина Великого в богословии вырабатывается идея симфонии государства и Церкви. Состоять в симфонии со всеми конструктивными силами Церковь обязана по своей природе, поскольку в православном вероучении заложена идея преображения человека и окружающего мира. Задача государства, по мнению святых отцов, заключается не в том, чтобы построить рай на земле, а в том, чтобы не допустить ада, и в этом смысле оно выступает конструктивной силой, от сотрудничества с которой Церковь не может отказаться» (http://new-theology.com.ua/?p=558). Выделение текста курсивом и жирным — наше при цитировании. Выделенное жирным — это оправдание «права» власти на неправедность. Выделенное курсивом по сути отрицает выделенное жирным, то до сознания «православных» это не доходит… И на идею преображения человека и мира из состояния пребывания в попущении Божьем церковь работать изначально не желает, объявив эту идею ересью: её название — милленаризм (по латыни) и хилиазм (по-гречески). Но самоназвание «Святая Русь» предполагает воплощение в жизнь именно этой идеи — построения Царствия Божиего на Земле усилиями и волей самих людей в Божьем водительстве по совести.

    Тезис о том, что «задача государства заключается не в том, чтобы построить рай на земле, а в том, чтобы не допустить ада» в отечественной литературе повторяется в разных редакциях и в разных контекстах. Но реально следование ему, — исторически регулярно, — и обращает жизнь в ад по той простой причине, что этот тезис признаёт «право» государственной власти быть неправедной.

    История Запада менее катастрофична не потому, что он праведнее Руси, а потому, что Запад — это культура, ориентированная на поддержание устойчивого существования общества в пределах Божеского попущения, и потому, задача государства понимается там иначе — не определённо по отношению к построению ада или рая на Земле. В формулировке президента США Авраама Линкольна (1809 — 1865), признанной (т.е. подтверждённой) президентом Франклином Рузвельтом (1882 — 1945): «Законная задача правительства — делать для общества людей всё то, что им нужно, но что сами они, выступая каждый в своём индивидуальном качестве, не могут сделать совсем или не могут сделать хорошо» (Рузвельт Ф.Д. Беседы у камина. — М.: ИТРК. 2003. 408 с. — С. 83). Этой формулировке задач государственности А.Линкольн придал уточняющее дополнение: «МЫ не поможем людям, делая за них то, что они могли бы сделать сами» (Журнал для пассажиров РЖД «Саквояж» № 2/2014, с. 22).

    [5] Напомним, что идиотизм в контексте настоящей работы — не ругательство, а термин, обозначающий слабоумие в тяжёлой форме: «глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности» (Большой юридический словарь).

     

    Первые главы этой работы:

    Глава 1.

    Глава 2.

    Глава 3.

    Глава 8.2.

    Предлагаемая вниманию читателя работа, продолжая освещение проблематики, затронутой в работе ВП СССР «Введение в конституционное право» (аналитическая записка из серии «О текущем моменте» № 1 (108), январь 2013 г.), посвящена принципам построения и реальной (а не официально-декларативной) практике функционирования юридической системы. Эта проблематика рассматривается большей частью на фактах из жизни постсоветской России.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 10 комментариев , вы можете свернуть их
    Андрей Липкин # написал комментарий 4 апреля 2014, 13:56

    Первые главы этой работы:


    Глава 1.


    Глава 2.


    Глава 8.2.


    Предлагаемая вниманию читателя работа, продолжая освещение проблематики, затронутой в работе ВП СССР «Введение в конституционное право» (аналитическая записка из серии «О текущем моменте» № 1 (108), январь 2013 г.), посвящена принципам построения и реальной (а не официально-декларативной) практике функционирования юридической системы. Эта проблематика рассматривается большей частью на фактах из жизни постсоветской России.

    Алексеич Миронов # написал комментарий 4 апреля 2014, 18:33
    Диктатура совести не может быть реализована в атеистическом обществе в принципе. По очень простой причине: Человек, считающий, что жизнь лишь краткий миг перед полным небытием неизбежноприходит к формуле типа: "бери от жизни все!", "после нас хоть потоп!" и т. п.
    А для реализации этого тезиса в религиозном, конкретно, православном обществе необходимо, чтобы сама Церковь свято соблюдала христианское учение. Во- вторых, необходим тесный союз религии и науки, опирающейся на новую научную парадигму, пришедшей на смену обветшавшей ньютон-картезианской, и которая утверждает первичность Сознания, а не материи. Исходя из этих положений я опубликовал в блоге ОД "Совесть" проект государственной идеологии. Предлагаю провести совместный диспут
    Андрей Липкин # ответил на комментарий Алексеич Миронов 4 апреля 2014, 20:44
    В атеистическом невозможна. Но и на религии опираться не обязательно.

    Путь к соборности.
    Evgeny Evgen # ответил на комментарий Алексеич Миронов 5 апреля 2014, 11:22
    Когда это было, чтобы религия "дружила" с Совестью. Совесть либо есть у данного конкретного Человека, либо её нет, а всё прочее не более как светский антураж.
    Владимир Чефонов # ответил на комментарий Evgeny Evgen 8 апреля 2014, 10:15
    Все власти и поповско-церковные барыги, и как государственно-воровская власть, и как вся научная и культурная проститутка все живут за счет Народа.
    Владимир Чефонов # написал комментарий 8 апреля 2014, 10:05
    Извините милейший но кроме ОБС (одна баба сказала) я просто не нашел никаких профессиональных мыслей.))))))))))

    Что такое политика? это товарное производство или система товарно-денежных отношений между Народом и Власти. А товарно денежные отношения протекают через налоговую систему. Власть производит товар в виде конституций, законов, денег, тарифов и т.д., а Народ платит властям налоги.

    Вот и все сложность+++++++++++++++
    Андрей Липкин # ответил на комментарий Владимир Чефонов 8 апреля 2014, 16:30
    А что вы подразумеваете под термином "профессиональная мысль"?
    Владимир Чефонов # ответил на комментарий Андрей Липкин 8 апреля 2014, 16:39
    Знание человека строится в трех триединых основаниях - обыденных знаниях, эмпирических или на основе опыта и на основе знаний накопленных обществом на конкретном этапе развития общества. Так что научные знания это те которые строятся на основе знаний. Но профессиональные знаний это те которые применяются товарном производстве. Это знания и о правилах работы материальных процессов и социальных, и духовных.
    Владимир Чефонов # ответил на комментарий Владимир Чефонов 8 апреля 2014, 16:48
    В чем новизна направления в целом?

    В том, что дается материал по строительству экономических систем на основе использования методологии триединства от идеалистического начала. Эта методология, не разрушая накопленного опыта, просто надстраивает его своим гармонизирующим началом. Поэтому эта методология работает наряду и совместно с прежде накопленным опытом организации экономических систем. Экономика - это микро процессы, макро процессы, это мезо процессы.

    Инновационная сущность заключается в том, что применена методология триединства от идеалистического начала, которая является одной из трех методов триединства всеединства гармонии. Эта методология изложена в моей новой книге - Основы методологии русской экономической школы. / В.М. Чефонов — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. - 247с.
    ISBN 978-5-7253-2330-6
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 885 записей в блогах и 9825 комментариев.
    Зарегистрировалось 22 новых макспаркеров. Теперь нас 5018027.