Крах операции “Чингисхан” и капитуляция исламской республики Пакистан

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    zulu death mask перепечатал из postskriptum.me
    3 оценок, 3328 просмотров Обсудить (3)

     

    40 лет назад началась одна из самых коротких войн современности – индо-пакистанская война 1971 года. Индия поддержала мусульманское население Восточного Пакистана (Бангладеш) в борьбе за независимость. Пакистанская стратегия была проста, тупа и парноидальна: элиты Западного Пакистана хотели заставить покинуть страну как можно большее количество "нечистых" жителей Восточного Пакистана, для создания "баланса населения" и "выравнивая демографической несбалансированности". Методы были самыми экстремальными и применялись не к "неверным" и "язычникам", а к братьям-мусульманам, равноправным гражданам первой в истории человечества исламской республики – каковых, в результате, погибло более миллиона. Война началась "превентивным" ударом пакистанских ВВС по 11 индийским авиабазам и закончилась через две недели позорной и публичной капитуляцией пакистанского Восточного Командования, расколом Пакистана и созданием независимой Бангладеш.



    Два Пакистана. С момента разделения Британской Индии на Индию и исламскую республику Пакистан в 1947 году, последний состоял из двух несбалансированных, неравных частей – западного Пакистана и Восточной Бенгалии, позднее получившей название Восточный Пакистан. Два Пакистана были территориально разделены Индией. В государстве Пакистан господствовали мусульманские элиты – беженцы из Индии, пуштуны и пенджабцы. К людям из Восточного Пакистана относились как к существам второсортным. В Бенгалии жило довольно много индуистов, и высокомерные обитатели Запада всегда намекали на то, что они портят генофонд мусульман восточной части. Обитатели Бенгалии были обращены в ислам мусульманскими завоевателями, которые теперь населяли Западный Пакистан, и отношение к "нечистым" ( бенгальцы к тому же характеризуются более темным цветом кожи) было соответственным.

     

    В Бенгалии жило в три раза больше людей, чем в Западном Пакистане, в Бенгалии производилось 78% экспортной продукции. Несмотря на это, управляли Пакистаном исключительно люди с Запада, и Восток получал лишь 30% национального бюджета. Три премьер-министра бенгальского происхождения, избранные на высокий пост в 50-60 годах были очень быстро смещены элитами Западного Пакистана. "Западные" элиты навязывали Восточному Пакистану собственное видение демократии, заключавшееся в том, что вся Бенгалия (75 миллионов душ) в пакистанском государстве считалась одной провинцией – такой же, как Пенджаб или Синдх. Только таким способом можно было предотвратить создание бенгальского большинства в пакистанском парламенте.

    Это не могло не породить недовольства, дискомфорта и требований равенства. К 1966 году политический лидер Восточного Пакистана, шейх Миджбур Рахман выдвинул программу из шести пунктов. Его главным требованием было создание федерального государства, где полномочия центрального правительства будут сильно ограничены. Рахмана объявили предателем и бросили в тюрьму – неудивительно, что его сторонники очень скоро начали говорить о полной независимости.

    В Западном Пакистане любые требования автономии воспринимались в характерном для всей пакистанской политики параноидальной перспективе. Считалось, что "коррумпированные индуистами" бенгальцы являются лишь инструментами козней соседней Индии.

    Между двумя Пакистанами существовали не только расовые, но и языковые противоречия: правительство насаждало в качестве государственного урду (хотя ни в Западном, ни в Восточном Пакистане на нем не говорили , урду был языком беглых индийских мусульманских элит).

    В ноябре 1970 на побережье Бенгалии обрушился смертоносный циклон Бхолу, вызвавший множество жертв и разрушений. Точное количество погибших неизвестно, разные источники говорят о 300-500 тысячах. Политики Восточного Пакистана обвинили центральное правительство в том, что оно преднамеренно не оказало необходимой помощи, тем самым увеличив количество жертв.

    В декабре 1970, после обещанных военным диктатором Яхья Ханом реформ избирательной системы организация Рахмана, Лига Авами одержала решающую победу на всеобщих выборах. Она получила 167 из 169 мест в парламенте, отведенных для Восточного Пакистана. У Лиги также было простое большинство – в парламенте насчитывалось 330 депутатов. Народная Партия Пакистана получила большинство мест в парламенте , отведенных для Западного Пакистана, но не получила ни одного места при голосовании в Восточном Пакистане. Главой НПП был символ пакистанской "демократии" Зульфикар Али Бхутто (отец Беназир Бхутто). Таким образом, в результате выборов в парламенте сцепились две локально-ориентированные партии.

    Пока две эти партии вели переговоры о контурах будущей политики и торговались в округ "Шести Пунктов" шейха Рахмана, за кулисами начал активно действовать третий, и самый могущественный игрок – пакистанская армия. Ядро высших армейских офицеров пришло к выводу, что путем переговоров конфликт с Восточным Пакистаном решить не удастся, и существует необходимость "военного решения".

    7 марта 1971 Бхутто заявил, что не допустит провозглашения Рахмона премьер-министром ( у того было на это право по конституции). Вместо этого он предложил "схему двух премьеров" – по одному для каждой части страны.

    Перенос, по настоянию Бхутто, дня открытия Национальной Ассамблеи на месяц привел к тому, что Лига Авами начала кампанию гражданского неповиновения. Кампания была настолько успешной, что пакистанская администрация и армейские подразделения в Восточном Пакистане были фактически блокированы в небольших анклавах и на военных базах и потеряли контроль над ситуацией.

    С 10 по 13 марта Pakistan Airlines отменил все рейсы в Дакку. Вместо этого началась переброска в столицу Восточного Пакистана военнослужащих, переодетых в гражданское.

    Операция "Прожектор". 25 марта началась операция пакистанской армии "Прожектор". Целью операции было "умиротворение " Восточного Пакистана и систематическое уничтожение всякой оппозиции доминированию Запада. 26 марта все главные города Бенгалии должны были быть взяты под контроль, через месяц операция должна была быть закончена.

    Началу операции предшествовала громкая отставка военного правителя Восточного Пакистана адмирала Сайеда Мухаммеда Ахсана и командующего ВВС Митти Масуда. Оба протестовали против военной операции в Бенгалии, страшась ее непредсказуемых последствий. Военным правителем Восточного Пакистана был назначен генерал-лейтенант Текка Хан.

    Текка Хан приказал своим подчиненным "разобраться" с Бенгалией. Первым делом была перерублена любая связь с внешним миром и Западным Пакистаном, все иностранные корреспонденты высланы.

    План предусматривал установление контроля на всей территории мятежной части Пакистана одновременно. Главной целью было немедленно нейтрализовать аппарат Лиги Авами и арестовать наибольшее количество политических активистов, учителей и студентов. После установления контроля над Даккой и несколькими крупными городами необходимо было по воздуху перебросить еще две пакистанские дивизии, которые "умиротворили" бы все остальные части провинции. Переброска осуществлялась при помощи Имперских ВВС Ирана и Турецких ВВС. Иран "подарил Пакистану 4 военно-транспортных самолета С-130, участвовавших в операции.

    План предусматривал разоружение бенгальских подразделений пакистанской армии, иррегулярных формирований и полиции. Следует отметить, ч что бенгальцы рассматривались правителями Пакистана в качестве плохого военного материала, в офицерском корпусе лишь 5% были бенгальцами, и те занимали в основном самые низшие должности. На момент начала операции на территории Восточного Пакистана находились 6 бенгальских полков , частично – под командованием пакистанских офицеров. Кроме них, следует учесть иррегулярные формирования "бенгальских стрелков" – 15 тысяч и полиции – около 34 тысяч человек.

    Для сохранения секретности военные не стали передислоцировать бенгальских офицеров, но усиленно предлагали им "пойти в отпуск ( хотя все отпуска были отменены в феврале). Семьи офицеров из Западного Пакистана эвакуировались или перевозились в крупные города.

    25 марта в 11:30 армейские подразделения начали операцию в Дакке. Студенты попытались соорудить баррикады, чтобы остановить продвижение армейских колонн, но были сметены прицельным огнем. Они стали первыми жертвами кровавой бани, устроенной мусульманами для мусульман.

    Пакистанским коммандос удалось захватить главу Лиги Авами Муджибура Рахмана, но большинству руководителей удалось ускользнуть – в Индию.

    Два пенджабских полка атаковали университет Дакки, перебили студентов в общежитиях и расстреляли несколько профессоров. Одновременно было сломлено сопротивление бенгальских стрелков – некоторые смогли бежать с места битвы, некоторые были расстреляны на месте.

    До ареста шейх Муджабир Рахман успел издать декларацию следующего содержания: "С сегодняшнего дня Бангладеш – суверенная и независимая страна. Вооруженные силы Западного Пакистана неожиданно атаковали полицейские бараки и штаб-квартиру бенгальских стрелков в Дакке. Убиты множество безоружных и ни в чем не повинных людей. Полиция и бенгальские стрелки героически отстаивают независимость Бангладеш. Да поможет нам Аллах в борьбе за независимость! "

    Генерал Тикка Хан заработал сомнительно-почетный титул "Бенгальского Мясника". Вот как его деятельность характеризовалась другим пакистанским генералом, Ниязи: "Генерал Тикка Хан в приказе войскам заявил: "Мне нужна земля, мне не нужны люди". Военная акция продемонстрировала большую жестокость, чем монгольские погромы в Бухаре и Багдаде. Зеленая земля Бенгалии стала красной – красной от крови убитых бенгальцев ".

    "Успех" в Дакке был омрачен проблемами в других стратегически важных городах. Решающее значение имел порт Читтагонг, в котором 25 марта бенгальские подразделения сами того не зная, начали разгрузку военно-транспортного корабля, на котором были переброшены боеприпасы для операции "Прожектор". Слухи о том, что произошло в Дакке, несмотря на пакистанские усилия, распространились, и в городе начались бои между бенгальскими стрелками и пакистанскими подразделениями. Пакистанцев артиллерией с моря поддерживал флот.

    Тяжелые бои шли в городе Джессор, где пакистанцы расстреляли 50 сдавшихся бенгальских солдат, докторов и их семьи в качестве "предателей". Бои продолжались до 7 апреля, после чего остатки бенгальских подразделений перешли границу с Индией.

    Мятеж бенгальских стрелков был подавлен и первоначально занятые ими районы "зачищены" к 6 июня. Генерал Текка Хан начал кампанию умышленного террора, целью которого было запугать местное население. Действия пакистанских военных иногда называют "элитоцидом" – они намеренно убивали представителей интеллигенции и индуистов. Только за первые три дня подавления мятежа в Дакке были убиты 15 тысяч человек – и это было только началом. За последовавшие полгода беспрецедентного террора жертвами пакистанских военных стали более миллиона человек.

    Пакистанская стратегия была проста, тупа и парноидальна: элиты Западного Пакистана хотели заставить покинуть страну как можно большее количество жителей Восточного Пакистана, для создания "баланса населения" и "выравнивая демографической несбалансированности". Методы были самыми экстремальными и применялись к "неверным" и "язычникам", а к братьям-мусульманам, равноправным гражданам первой истории человечества исламской республики.

    Реакция не заставила себя ждать – бенгальцы стали формировать, при прямой поддержке Индии, партизанские силы, известные под именем Мухти Бахини. С июня 1971 на территории Индии из остатков бенгальских полков и беженцев из Восточного Пакистана начали формироваться регулярные бенгальские полки. К декабрю 1971 года в них насчитывалось 85 тысяч человек.

    Индийский Колосс. Между тем, на субконтиненте шла большая политическая игра. Пакистанский диктатор, генерал Яхья Хан, начиная операцию в Восточном Пакистане, несомненно, учитывал возможные проблемы мс Индией. В качестве противовеса ее мощи он рассчитывал на союз с Китаем и на помощь всех мусульманских государств. Китай на словах поддержал "борьбу за национальный суверенитет и территориальную целостность", но лезть в войну с Индией из-за пакистанских проблем не собирался. Мусульманские страны оказывали скорее символическую помощь.

    Советский Союз, почуяв, что возникла возможность существенно расширить сферу своего влияния в регионе, выступил на стороне Индии. 9 августа был подписан договор о Мире, Дружбе и Сотрудничестве между СССР и Индией. Это вывело Индию из дипломатической изоляции в ООН и значительно укрепило ее международные позиции.

    С точки зрения правительства Индии, бойня в Бенгалии представляла прямую и непосредственную угрозу ее внутренней безопасности. Сначала десятки, затем сотни тысяч , затем миллионы беженцев хлынули через границу. Их число, в конце концов, превысило 10 миллионов. У Индии хватало собственных проблем и без них, и у нее не было ресурсов ни на поддержание беженцев, ни на выдворение их за границу.

    Индия начала планировать военную акцию еще в мае, но отложила ее на несколько месяцев. Месяцы прошли в усиленной тренировке индийских солдат и приучению их к условиям войны в Бенгалии. Одновременно, индусы заключили договор с СССР и дождались того, что горные перевалы в Гималаях закрылись на зиму, исключив, таким образом, вероятность китайской атаки.

    К осени начались приграничные столкновения. Бригадам Мухти Бахтини удалось захватить две посадочные полосы на территории восточного Пакистана – туда из Индии немедленно была налажена поставка оружия и припасов. Пакистанцы, выбив мятежников из укрепленных районов и преследуя их, в октябре-ноябре несколько раз вторгались на индийскую территорию. В отличие от предыдущих подобных инцидентов, правительство Индии не только позволило вооруженным силам отбить атаки, но и провести карательные рейды на пакистанской территории. В нескольких случаях операции Мухти Бахтини в приграничной полосе были поддержаны индийской артиллерией.

    Мухти Бахтини и индийская армия провели серию хорошо скоординированных атак против пакистанских пограничных постов, которые были уничтожены один за одним. К концу осени Мухти Бахтини контролировали значительные участки приграничной зоны. Пакистанские атаки отбивались при поддержке огня индийской артиллерии и танков.

    Пакистан предложил взаимный отвод войск от границы и ввод в демилитаризованную зону наблюдателей ООН: Индия отказалась. Пакистанские подразделения испытывали такое давление, что были вынуждены в любом случае отойти от границы на 20 км, чтобы не находиться в радиусе действия индийской артиллерии. К началу ноября индийские войска проникли на пакистанскую территорию в 23 различных точках, а индийские самолеты совершали разведывательные полеты над всем Восточным Пакистаном. На практике война шла полным ходом, хотя ее никто не объявлял.

    Наиболее значительным эпизодом этой латентной войны стал захват 23 ноября индийским батальоном деревни Гарибпур, по дороге из Индии в Джессор. В контратаку была брошена пакистанская бригада, но ее наступление было отбито, с большими потерями для пакистанцев.

    В следующем подобном столкновении в Хилли 24 и 28 ноября индусы убили 80 пакистанских солдат. В обоих случаях индусы начали использовать свою боевую авиацию, что повлекло за собой далеко идущие последствия.

    23 ноября в Пакистане было объявлено чрезвычайное положение. На границу в Джамму стали выводить пехотные и танковые дивизии. Одновременно производилась эвакуация местных жителей из деревень. Индусы ответили тем же, выведя к границе 126 различных формирований и перебросив гигантское количество оружия и боеприпасов.

    Операция "Чингисхан". Индия не могла себе позволить содержать в грядущую зиму 10 миллионов беженцев. С ее точки зрения решение могло быть только одно – военное, и план был простым – в теории и практически невыполнимым в реальности. Индусы должны были держать пакистанцев на западе, в Джамму, не давая им возможности оккупировать собственную территорию. Одновременно, главный удар должен был быть нанесен в Восточном Пакистане. Здесь пред армией стояли задачи безумной сложности – например, форсирование рек шириной 8 км.

    Индусы любой ценой не должны были допустить организованного отхода пакистанских подразделений в окрестности Дакки, в район слияния рек Мегхна и Джамуна, в район так называемого "Даккского Треугольника". В сезон дождей "Треугольник" фактически превращался в остров и неприступную крепость.

     

    На момент начала конфликта численность пакистанской армии составляла 365 тысяч человек, еще 280 тысяч служили в иррегулярных подразделениях. Пакистанцы были достаточно хорошо вооружены и подготовлены. Их проблемой была "политизация" офицерского корпуса ( "политизация" означала, что высших офицеров назначали не по талантам и заслугам, а в соответствии с их связями с правящими в Исламабаде режимом).

    Следует также принять в расчет, что пакистанцы пытались удержать страну с враждебным населением в 70 миллионов человек на фронте длиной 2 250 км.

    Предполагалось, что Индия сможет добиться достижения своих целей, несмотря на значительные природные препятствия в Восточном Пакистане. Индия могла выставить против Пакистана 1 бронетанковую, 13 пехотных и 10 горных дивизий. Для операции в Бенгалии выделялись 250 тысяч человек, и их поддерживали 100 тысяч членов Мухти Бахтини.

    Пакистанские ВВС находились в дурном состоянии. Наложенное после Кашмирской войны американское эмбарго давало себя знать. Воздушный флот состоял из 80 F-86E Sabres ( только 44 могли летать), 25 Martin B-57B Canberra, 7 Lockheed F-104A/B Starfighter. Еще 10 закамуфлированных F-104 прилетели 10 декабря из Иордании, но было уже слишком поздно. После кашмирской войны пакистанцы купили у китайцев 72 истребителя Shenyang F-6, который был клоном советского МиГ-19. Еще 20 "настоящих" МиГ-19 подарила Индонезия. На бумаге все выглядело неплохо, на практике к началу войны летали лишь 52 самолета подобного типа. Китайское качество в этот ранний период еще не достигло желаемого минимального уровня: каркас "истребителя" был рассчитан только на 30 летных часов, что означало, что подобного рода "воздушный флот" большую часть войны провел в ремонтных ангарах.

    Главной ударной силой ВВС Пакистана, однако, были 24 сверхсовременных французских истребителя Mirage IIIEP.

    Индии, напротив, после завершения Кашмирской войны удалось создать по-настоящему внушительные, если не сказать громадные военно-воздушные силы. В ВВС служили 80 тысяч человек, насчитывалось 50 эскадрилий. За 4 года ВВС получили 740 советских, западных и индийских истребителей. На вооружении стояли 144 новейших истребителя МиГ-21, 126 истребителей Су-7, 144 индийских самолета Gnats, 95 Hunter F.Mk.56 . В резерве находились около 100 новых истребителей различных моделей. Индия, в отличие от Пакистана, располагала большим военно-транспортным воздушным флотом, в котором насчитывалось более 450 самолетов. Вертолетов различных моделей также было много – около 350.

    К ноябрю пакистанское руководство осознало, что открытое столкновение с Индией неизбежно, и что Восточный Пакистан, в долгосрочной перспективе, защитить невозможно. Диктатор, Яхья Хан решил повторить пример Израиля в Шестидневной Войне и нанести по базам индийских ВВС превентивный удар. Пакистанское военное мышление было сформулировано во фразе: "Защита Востока лежит на Западе". Яхья Хан считал, что "международное сообщество" не допустит затягивания войны, поэтому в интересах Пакистана – захватить как можно больше территорий на западе, чтобы потом было чем торговаться с Индией.

    Чтобы добиться этого, генерал Текка Хан предлагал глубокое вторжение в Западную Индию. Для успеха пакистанскому блицкригу необходимо было полное господство в воздухе, что, в своею очередь, предполагало превентивный удар по индийским базам и уничтожение индийских ВВС, превосходивших пакистанские в количественном и качественном отношении, на земле. Именно эта операция получила кодовое название Чингисхан. Второй целью воздушной атаки было перебить пути снабжения индийских войск, сосредоточенных у границы.

    Решение об атаке было принято на встрече Яхья Хана (который был президентом страны, верховным главнокомандующим и в свободное время занимал себя оперативным контролем над действием войск), начальником Генштаба генералом Абдуль Хамид Ханом и командующим ВВС Гуль Хассан Ханом.

    Генералы надеялись повторить израильский успех 67-го года, когда в течение 2 часов на аэродромах была уничтожена большая часть египетских ВВС. Бомбардировка должна была начаться, когда ее менее всего ожидали – в мусульманский выходной (йом джума), в пятницу, в 17:45, в момент, когда происходила пересменка на контрольных башнях индийских ВВС. Целью было уничтожить взлетно-посадочные полосы и радары, как наиболее простые цели.

    Официально, воздушная атака была "ответом" на нападение индийских солдат на пакистанский КПП на западной границе. Никакого нападения не было, и первая волна бомбардировок застала индусов врасплох. В Нью-Дели журналисты узнали о нападении, когда над городом прозвучала сирена воздушной тревоги.

    Достигнутый пакистанцами первоначальный успех, однако, был весьма ограниченным. На авиабазе Патханкот была повреждена взлетно-посадочная полоса. На ее ремонт ушло несколько часов. На авиабазе Амритцар в результате применения 500-кг бомб было разрушено 300 метров взлетно-посадочной полосы. Индусы, однако, были в состоянии залатать полосу в течение нескольких часов и уже на следующий день  с нее взлетели МиГ-21 и Су-7, разбомбившие пакистанскую базу Рафик. Второй волной бомбардировок в Амритцаре была выведена из строя радарная станция. Станция возобновила свою работу через час после завершения бомбардировки.

    Все пакистанские самолеты вернулись после первой волны бомбардировок на свои базы. Ничего особенно выдающегося им достичь не удалось: приказ был бомбить с "безопасной" высоты (не менее 300 метров). Индийские инженеры сумели нейтрализовать весь ущерб, нанесенный авиабазам в первый день "Чингисхана" в течение последующей ночи.

    Между 18:00 и 22:00 часами пакистанские ВВС в третий раз отбомбились по индийским авиабазам – в Амритцаре, Агре, Амбале, Халваре, Сирса, Бхудж и Уттарлай.

    Уттарлай был выведен из строя на шесть дней. В остальных случаях ремонт закончился в течение суток.

    В 12 ночи Индира Ганди выступила с обращением к нации и сообщила о начале войны. За три часа до этого индийские ВВС нанесли первые ответные удары по авиабазам в глубине Западного Пакистана. Бомбардировке подверглись 8 авиабаз, две из них были полностью выведены из строя.

    Одновременно, ВВС Индии нанесли массированный удар по военным аэродромам в Восточном Пакистане. В течение двух дней на этом театре боевых действий индусы добились абсолютного господства в воздухе.

    Всего за первый день войны пакистанцы сбросили на индийские базы 183 бомбы. Им, определенно, удалось удивить индусов – первые две волны воздушных атак вообще не были отбиты, третью индусы были отбить не в состоянии, из-за причиненного ранее ущерба.

    В отличие от израильских пилотов, которые готовились к Шестидневной войне, используя макеты египетских авиабаз, пакистанцы никакой особой подготовки не проводили. Летный ресурс их машин и качество вооружений были сильно ограничены из-за эмбарго. Существует вероятность того, что бенгальский персонал, дезертировавший с баз пакистанских ВВС в предшествовавшие месяцы, рассказал индусам о планах атаки, и они были к ней, хотя бы и частично, готовы.

    Через 45 минут после первого авиаудара пакистанские войска вторглись в индийский штат Джамма на западной границе.

    Пакистанцы также атаковали в направлении Пунч (северный Кашмир), но их наступление было остановлено массированными бомбардировками индийских ВВС. Тяжелые бои развернулись в районе Чхамб на юге Кашмира. Пакистанцы три раза форсировали реку, лежавшую перед городом и оккупировали его, только для того, чтобы через некоторое время быть выбитыми оттуда индусами. В Пенджабе индусы атаковали район Сиалкот, вдававшийся в индийскую территорию, несколько пакистанских подразделений попали там в котел, и на момент заключения перемирия индусы захватили там около 1000 квадратных километров. Индусы ожидали главного пакистанского сухопутного наступления к югу от котла, в районе Дера Баба Нанак. Несмотря на локальные стычки, его не произошло – из-за отсутствия обещанного пакистанского превосходства в воздухе.

    Бои в секторе Синдх-Раджахстан могли иметь решающее значение, если бы индусы ставили перед собой задачу тотального уничтожения Пакистана. Механизированная колонна пакистанцев вторглась здесь на территорию Индии в районе Рамгахр 4 декабря. Воздушной атакой индусов были уничтожены 34 пакистанских танков и около ста грузовиков и бронетранспортеров. На следующий день индусы начали наступление на Нагар Паркар и Кутч, в направлении на юго-запад. За 11 день боев индусы заняли 4700 квадратных километров территории. Они продвигались чрезвычайно медленно – в полную противоположность индийскому блицкригу в Бенгалии. В принципе, они могли перебить важнейшую магистраль Хайдарабад-Карачи и расколоть Западный Пакистан на две части – южную и северную. Некоторые историки предполагают, что правительство Индии намеренно замедлило наступление и не допустило подобного поворота событий. Причиной было то, что индусы не хотели излишне беспокоить Китай, который, как они предполагали, был готов вступиться за пакистанского союзника, в случае, если бы ему грозило полное уничтожение.

    Индусы были не только в состоянии удержать свои позиции на западе, но и вторглись на пакистанскую территорию, частично оккупировав провинции Кашмир, Пенджаб и Синдх – общей площадью около 10 тысяч квадратных километров. Оккупированные территории в 1972 году были возвращены Пакистану в качестве "жеста доброй воли".

    Блицкриг на Востоке. На восточном фронте индийские войска при поддержке Мукти Бахини развивали быстрое наступление в направлении Дакки. Броском на Дакку руководил генерал-лейтенант Джагджит Сингх Аврора. Индийские ВВС полностью ликвидировали тот небольшой воздушный контингент, которым располагали пакистанцы в Бенгалии, а индийский флот осуществил успешную морскую блокаду.

    Регион разделен тремя крупными реками на четыре района, со столицей, Даккой, в центре. Для того, чтобы добиться решающего успеха, индусам был необходим молниеносный удар в направлении Дакки. Дороги в Бенгалии чрезвычайно плохи, и это исключает возможность использования тяжелой техники. Индусы сосредоточили 6 дивизий и различные вспомогательные подразделения для удара по восточному Пакистану. Их поддерживали 8 полков Мухти Бахтини и различные иррегулярные формирования. Войска были вооружены легко, но хорошо обучены. Им в помощь были приданы саперные подразделения, в основном, для форсирования рек.

    II индийский корпус (2 дивизии) должен был наступать в юго-западном секторе в общем направлении на Дакку, XXXIII корпус в северо-западном секторе должен был взять Богра, после чего выйти к Дакке, IV корпус должен был наступать из восточного сектора на запад, также в направлении Дакки.

    Подразделения II корпуса обошли хорошо обороняемый Джессор и перерезали дороги и маршруты снабжения, ведущие к Дакке. Пакистанские подразделения в панике покинули Джессор, не дав боя. К 15 декабря всякое сопротивление в этом секторе прекратилось. Индусы продемонстрировали, что могут быстро передвигаться по болотистой местности и наносить неожиданные и решительные удары в болевые точки. Помощь местного населения помогла индусам обходить хорошо укрепленные районы, и отрезать их от маршрутов снабжения, результатом чего стал коллапс всей системы пакистанской обороны в данном секторе.

    <iframe src="http://www.youtube.com/embed/9fy3XLnWsok" frameborder="0" width="420" height="315"></iframe>

    XXXIII корпус в северо-западном секторе обошел укрепленные районы Хилли, Динаджпур и Раджпур. К 15 декабря индусы штурмом взяли Борга, отрезав пакистанские силы, сконцентрированные к северу. Индусы еще раз показали, что они умеют обойти, обмануть и победить защитников статичных оборонительных позиций. Несмотря на о, что пакистанское сопротивление в этом секторе продолжалось, пакистанцы не смогли выбить индусов из занятых ими ключевых точек и восстановить снабжение.

    В восточном секторе три индийские дивизии атаковали две пакистанские. К 6 декабря 8-я индийская дивизия, наступавшая из Каримгана заняла Маулви Базар. Тамошний пакистанский гарнизон эвакуировался в Силхет, где бои продолжались еще несколько дней. Между тем, главные силы 8-й дивизии продолжили двигаться в направлении реки Мегна. Туда же, после захвата Ашугандж 9 декабря двинулась 57-я дивизия. 23-я дивизия обошла Комилло и разделилась надвое – одна колонна двинулась на юг, к стратегически важному порту Читтагонг, вторая – к реке Мегна.

    Через четыре дня индусы были в 12 км от Дакки и начали артобстрел. 15 декабря пакистанцы попросил о прекращении огня. 16 декабря командир гарнизона Дакки, генерал Ниязи подписал декларацию о безоговорочной капитуляции.


    На момент заключения перемирия пакистанцы не достигли ни одной из целей "превентивной войны". Они не захватили сколько-нибудь значительного куска индийской территории, которую можно было бы использовать для торга в мирных переговорах. Они не достигли превосходства в воздухе – напротив, их сухопутные подразделения были скованы постоянными ударами индийской авиации, в то время как индийское командование перехватило стратегическую инициативу, вынудив пакистанскую армию перейти к обороне, для которой страна попросту не располагала достаточным количеством ресурсов.

    Курс событий 1971 года был определен задолго до начала вооруженного конфликта. Концепция единого мусульманского государства на индийском субконтиненте свела вместе разные народы и культуры Восточного и Западного Пакистана. Эта концепция, однако, оказалась недостаточно мощной для того, чтобы удержать их в составе единого государства.

    Пакистанские авторитарные правители очень скоро перестали реагировать на чаяния народов Восточной Бенгалии, и, более того, перешли к политике прямого военного подавления любых проявлений протеста.

    Миллионы беженцев, хлынувших через границу в наиболее слабый и неразвитый штат Индии, Западную Бенгалию, создали для федерального правительства целый комплекс серьезнейших социальных и экономических проблем. Руководство страны, однако, увидело в кризисе золотую возможность ослабления своего самого опасного противника. Проявив незаурядное дипломатическое мастерство, индусы поддержали сепаратистов Бангладеш, выиграли время для подготовки военной интервенции и не допустили международного вмешательства, которое могло бы помешать им в достижении поставленных целей.

    Китай рассматривал Пакистан, в особенности, Западный Пакистан, как жизненно важный барьер на пути распространения советского влияния. Если бы и Индия, и Пакистан, оказались бы в сфере советского влияния, Китай был бы со всех сторон окружен враждебными государствами. Если же Индия и Пакистан продолжали оставаться противниками, угроза Китаю была бы значительно снижена, и именно этим объясняется его политика в данный критический период.

    В декабре, когда наконец началась открытая война, Пакистан обнаружил, что он не в состоянии ни эффективно защищать Восток, ни добиться заметного территориального успеха на Западе. Полный разгром Пакистана объяснялся, прежде всего, разгромом в воздушной войне. И армия , и флот Пакистана были лишены любых разведывательных возможностей и возможностей маневра. Индия победила, потому что была в состоянии удерживать инициативу и на политическом, и на военном уровне. Ее правительство придерживалось простой, реалистичной, и в то же время выполнимой стратегии.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    пенсионер Петров # написал комментарий 20 октября 2013, 11:21
    Апрель идет. Очередная годовщина подарка, который спас национал - социалистическую Германию и определил холодную войну.
    Если вы зайдете на сайт энциклопедии и наберете фамилию штандартенфюрера СС, кавалера Рыцарского Креста с дубовыми листьями барона Манфреда фон Арденне (20 января 1907 - 26 мая 1997гг), то вы можете удивленно прочитать, что он лауреат двух Сталинских премий 1947 и 1953гг. За что???
    Талантливый физик. Автор 600 патентов. Один из пионеров телевидения. Национальные премии ГДР за 1958 и 1965гг. Может, за телевещание? Наши источники хранят полное молчание - ну нет в мире этого человека. На самом деле это именно Арденне, а не Курчатов, сделал Сталину атомную бомбу и фактически подарил нам роль великой державы. Сделано это было для того, чтобы Германию спасти от англо-саксов и столкнуть Россию с Америкой.
    Ф. Арденне был любимым физиком фюрера. У него была своя частная лаборатория под Берлином, которую щедро финансировало министерство почт под немецкий "Уран-проект" (Kerwaffenprojekt) 1938-1945гг. Именно Манфред ф.А
    Франсуа Перейра # ответил на комментарий пенсионер Петров 20 октября 2013, 16:07
    запостите свой материал про советскую а-бомбу в израильском сообе. вас там на части порвут.
    пенсионер Петров # ответил на комментарий Франсуа Перейра 20 октября 2013, 17:17
    Это как Адольфа Эйхмана? Которого вздернула жидва Сраэля. После того как брякнул прессе, что жидва ворует немцев- ядерщиков в Димон?
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 940 записей в блогах и 8899 комментариев.
    Зарегистрировалось 40 новых макспаркеров. Теперь нас 5018605.