Как был подписан первый акт о капитуляции в Реймсе

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Айзен Тайчо перепечатал из www.fondsk.ru
    0 оценок, 5267 просмотров Обсудить (0)

    7 мая фашистская Германия сделала последнюю попытку спастись от полного разгрома, заключив сепаратный мир с союзниками СССР, но это им не удалось.

    Командующие армиями союзников настояли на полной и безоговорочной капитуляции с участием СССР

    С 2 по 4 мая в ставке Деница состоялось совещание высшего военного руководства Третьего рейха.

    На нём присутствовали адмирал Дениц, генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Йодль, фельдмаршалы Шернер, Риттер фон Грейм и другие высшие чины немецкой армии. Стоял вопрос о капитуляции перед союзными англо-американскими войсками и о дальнейшем сопротивлении Красной армии.

    Особенно остро обсуждался вопрос о заключении с американцами и англичанами антибольшевистского союза. Смерть Гитлера, как казалось новым немецким руководителям, уничтожила для этого последнее препятствие.

    Германские лидеры чувствовали, что с уходом из жизни фюрера Запад будет рассматривать Германию и её армию как опору в борьбе против большевизма в Европе.

    Вот почему адмирал Карл Дениц, сменивший Гитлера, пытался расколоть Восток и Запад и спасти то, что осталось от Германии, путём частичной капитуляции только перед западными союзниками. Однако при получении предложений от германского правительства Деница о заключении союза, президент США Гарри Трумэн ответил, что единственно приемлемой является безоговорочная капитуляция перед всей Большой Тройкой государств — США, Великобританией и СССР.

    Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль его поддержал. Главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Эйзенхауэр также полностью соглашался с политикой Трумэна.

    Генерал-фельдмаршал Ф.Шернер в машине союзников
    Генерал-фельдмаршал Ф.Шернер
    в машине союзников

    Тем временем германское руководство попыталось поколебать единое мнение союзников предложениями о сепаратном мире и продолжении военных действий. Немецкие солдаты на Восточном фронте, справедливо опасаясь пленения и мести со стороны Красной армии, бились отчаянно.

    На Западном же фронте они сдавались, едва завидя союзников. Гражданское население бежало на Запад, чтобы после окончания войны оказаться в англо-американской зоне. 1 мая адмирал Дениц в своём обращении по радио к германской нации сказал, что вермахт будет «бороться против большевизма, пока в Восточной части Германии остаются немецкие войска и сотни тысяч семей».

    Но 5 мая он понял, что Эйзенхауэр не примет капитуляции только перед западными союзниками, поэтому попытался достичь своей цели, сдавая немецкие дивизии и армии на Западе и продолжая сражаться на Востоке. 4 мая Дениц послал своего представителя адмирала Ханса фон Фридебурга в Верховный штаб союзных экспедиционных сил (ВШСЭС) в Реймсе с заданием договориться о сдаче остающихся немецких войск на Западе.

    Эйзенхауэр продолжал настаивать на том, что полная капитуляция должна состояться одновременно на Восточном и Западном фронтах. С фон Фридебургом вели беседу начальник штаба генерал Смит и генерал Стронг, который перед войной служил военным атташе в Берлине и прекрасно говорил по-немецки.

    Эйзенхауэр отказался встречаться с немецкими офицерами до подписания документа о полной и безоговорочной капитуляции. Генерал Смит сказал фон Фридебургу, что переговоры не предвидятся и предложил ему подписать документ о полной капитуляции.

    Фридебург ответил, что на это у него полномочий нет.

    Генерал Смит в свою очередь показал Фридебургу некоторые операционные штабные карты, которые ясно показывали подавляющее превосходство сил союзников и безнадёжность положения немецких войск. Адмирал фон Фридебург срочно телеграфировал Деницу, прося у него разрешения подписать безоговорочную капитуляцию.

    Альфред Йодль

    Однако глава правительства Германии такого разрешения не дал. Вместо этого он совершил последнюю попытку расколоть союз трёх держав, послав в Реймс генерал-полковника Альфреда Йодля, начальника оперативного отдела штаба германской армии. Йодль прибыл туда 6 мая, в воскресенье вечером.

    Он опять провёл переговоры с генералами Смитом и Стронгом, подчёркивая, что немцы готовы и хотят капитулировать перед Западом, но не перед Красной армией. Йодль откровенно заявил о намерении «сохранить для германской нации возможно большое число немцев и спасти их от большевизма».

    Более того, он сказал, что ничто не сможет заставить войска генералов Лера и Рендулича, фельдмаршала Шернера исполнить приказ о полной и безоговорочной капитуляции, пока они имеют возможность уйти в районы, оккупированные американскими и английскими войсками. Иначе говоря, генерал-полковник Йодль отказывался от капитуляции немецких войск на Востоке.

    В свою очередь генерал Смит ещё раз подтвердил прежние требования о капитуляции перед всеми союзниками. После этого Йодль попросил двое суток на то, «чтобы необходимые указания дошли до всех немецких частей». В ответ Смит указал на невозможность исполнения подобной просьбы. Переговоры тянулись ещё с час и кончились безрезультатно. Генерал Смит доложил о возникших затруднениях в переговорах Эйзенхауэру.

    Эйзенхауэру было ясно — Йодль пытается выиграть время, чтобы как можно больше немецких солдат и гражданского населения успело переправиться через Эльбу и уйти от войск Красной армии.

    Он попросил Смита передать германскому генералу — если тот не подпишет документ о полной и безоговорочной капитуляции, то союзное командование прервёт все переговоры и поставит перед беженцами надёжный силовой барьер. Но Эйзенхауэр всё же решил дать просимые Йодлем 48 часов отсрочки...

    Американский генерал Д. Эйзенхауэр и британский маршал А. Теддер на пресс-конференции в Реймсе 7 мая 1945 года

    Американский генерал Дуайт Эйзенхауэр (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969) и британский маршал авиации Артур Теддер (Arthur William Tedder, 1890—1967) на пресс-конференции после подписания капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.

    Генерал Смит передал ответ Эйзенхауэра Йодлю, тот телеграфировал Деницу, прося разрешения подписать документ. Глава Рейха назвал требования Эйзенхауэра «выкручиванием рук».

    Тем не менее он был вынужден принять их, утешая себя тем, что за 48-часовую отсрочку немцы смогут спасти немало своих войск. Сразу после полуночи 7 мая Дениц прислал Йодлю следующую телеграмму: «Вам предоставляется полное право подписать капитуляцию на изложенных условиях. Адмирал Дениц».

    Начальник советской военной миссии при Верховном штабе союзных экспедиционных сил генерал-майор И.А.Суслопаров рассказывает, что вечером 6 мая 1945 г. к нему прилетел адьютант Эйзенхауэра.

    Генерал Суслопаров

    Он передал приглашение главнокомандующего союзных войск срочно прибыть в его штаб в Реймсе. Эйзенхауэр принял Суслопарова в своей резиденции. Улыбаясь, он сказал, что прибыл немецкий генерал-полковник Йодль с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками и начать совместные боевые действия против Красной армии.

     Что вы, господин генерал, на это скажете? — спросил Эйзенхауэр.

    И.А.Суслопаров знал, что в штабе главнокомандующего уже не первый день сидит немецкий адмирал Фридебург, который, однако, не смог склонить Эйзенхауэра к сепаратному соглашению. Поэтому советский представитель ответил, что существуют обязательства, совместно принятые членами антигитлеровской коалиции на Крымской конференции относительно безоговорочной капитуляции войск противника на всех фронтах, в том числе и Восточном.

    Генерал Эйзенхауэр сообщил Суслопарову, что он потребовал от Йодля полной капитуляции Германии и не примет никакой иной. И что немцы были вынуждены с этим согласиться.

    Затем Главнокомандующий попросил Суслопарова сообщить в Москву текст капитуляции, получить там одобрение и подписать его от имени Советского Союза. Причём время и место, по словам Эйзенхауэра, уже было назначено — 2 часа 30 минут 7 мая 1945 г., в помещении оперативного отдела штаба Главнокомандующего.

     

    В полученном Суслопаровым проекте протокола говорилось о безоговорочной капитуляции всех сухопутных, морских и воздушных вооружённых сил, находящихся к данному моменту под германским контролем.

    Немецкое командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая 1945 г., при этом все подчинённые ему войска должны были оставаться на занимаемых ими позициях. Запрещалось выводить из строя вооружение и другие средства ведения войны. Германское командование гарантировало исполнение всех приказов Главнокомандующего союзными экспедиционными силами и советского Верховного Главнокомандования.

    У начальника советской военной миссии генерала Суслопарова оставалось совсем немного времени, чтобы получить инструкции своего правительства.

    Он передал срочную телеграмму в Москву о предстоящем Акте подписания капитуляции и текст протокола. Просил также особых указаний. Пока телеграмма Суслопарова дошла и была доложена по назначению, прошло несколько часов.

    В Реймсе перевалило за полночь, наступило время подписывать капитуляцию, а инструкции из Москвы всё не приходили. Положение начальника советской военной миссии оказалось весьма сложным. Всё теперь зависело от него, его решения. Ставить свою подпись от имени Советского Союза или отказаться?

    Генерал Суслопаров понимал, что подписание капитуляции Германии только перед западными союзниками может обернуться в случае какого-либо недосмотра с его стороны величайшим несчастьем и для Советского Союза, и лично для него. Вместе с тем перед глазами генерала вставали ужасы войны, когда каждая минута уносит множество человеческих жизней. Поэтому он принимает решение подписать документ.

    В то же время, обеспечивая возможность для Советского Союза повлиять в случае необходимости на последующий ход событий, Суслопаров сделал к нему примечание.

    В нём говорилось, что данный протокол не исключает в дальнейшем подписания иного, более совершенного Акта о капитуляции Германии, если о том заявит какое-либо союзное правительство. Главнокомандующий генерал Эйзенхауэр и представители других держав при его штабе с примечанием согласились.

     

    В 2 часа утра 7 мая 1945 г. генералы Смит, Морган, Булл, Спаатс, Теддер, начальник советской военной миссии генерал Суслопаров, а также французский представитель собрались на втором этаже в комнате отдыха Политехнической мужской школы города Реймса. Генерал Стронг служил переводчиком. Комната отдыха имела форму буквы «Г» с единственным маленьким окном.

    Кругом было множество военных карт. Булавки, стрелки и другие штабные символы на них свидетельствовали о полном разгроме Германии.

    Из-за относительно небольшой площади помещения союзные офицеры протискивались один за другим к своим стульям, стоявшим вокруг массивного дубового стола. Когда все заняли свои места, в комнату ввели генерал-полковника Йодля в сопровождении адмирала Фридебурга и их адьютантов.

    Высокий, прямой как палка, аккуратно одетый Йодль со своим неизменным моноклем служил образцом прусского генерала. Он сухо поклонился присутствующим. Началась процедура подписания протокола о капитуляции Германии, которая заняла не более получаса.

    Сам протокол выглядел так:

    1945 Акт о капитуляции Германии в Реймсе

    ВОЕННАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ ГЕРМАНИИ

    Акт, подписанный в г.Реймс 7 мая 1945г.

    Только настоящий текст на английском языке является аутентичным документом

    Акт военной капитуляции

    1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя на основании полномочий Немецкого Высшего Командования, настоящим объявляем безусловную капитуляцию всех наземных, морских и воздушных сил, которые находятся на текущим момент под контролем Германии, перед Верховным Главнокомандующим Союзных Экспедиционных Войск и одновременно перед Советским Высшим командованием.
    2. Немецкое Высшее Командование обязуется единовременно издать приказы для всех немецких наземных, морских и воздушных сил и всех военных сил, находящихся под немецким контролем, прекратить все активные операции, начиная с 2301 часов по центрально-европейскому времени 8 мая, и оставаться на местах своей текущей дислокации. Запрещается уничтожать какие-либо корабли, суда или самолеты, а также наносить какой-либо вред их корпусу, механизму или оборудованию.
    3.  Немецкое Высшее Командование обязуется единовременно издать соответствующие распоряжения и обеспечить исполнение дальнейших приказов, изданных Верховным Главнокомандующим Союзных Экспедиционных Войск и Советским Высшим командованием.
    4. Настоящий акт капитуляции не ограничивает общий акт о капитуляции, разработанный от имени Объединенных Наций в отношении Германии и немецких вооруженных сил в целом, и будет заменен им.
    5. В случае, если Немецкое Высшее Командование или какие-либо силы под его контролем не исполняют положения настоящего Акта о капитуляции, Верховный Главнокомандующий Союзных Экспедиционных Войск и Советское Высшее командование могут принять карательные и другие меры, которые они считают необходимыми.

    Подписано в г.Реймс, Франция, в 0241 7 мая 1945г.

     

    От имени Немецкого Высшего Командования.

    Джодл

    В ПРИСУТСТВИИ

    От имени Верховного Главнокомандующего Союзных Экспедиционных войск.

    В.Б. Смит

    Ф. Севе

    Генерал-майор французской армии

    От имени Советского Высшего Командования.

    Суслопаров"

    Пока шла процедура, генерал Эйзенхауэр ждал в соседнем кабинете, расхаживая взад-вперёд и выкуривая сигарету за сигаретой. Он утверждал, что не будет говорить с немецкими офицерами до тех пор, пока они не подпишут протокол. Наконец наступила минута победы над нацистской Германией!

    Эйзенхауэр писал позже в своей книге «Европейский поход», что он, по логике вещей, должен был чувствовать себя приподнято, радостно, но ощущал, напротив, полную разбитость. Эйзенхауэр не спал почти трое суток, сейчас была глубокая ночь, и он хотел, чтобы всё побыстрее закончилось.

    Представители командования Германии подходят к столу для подписания капитуляции в Реймсе 7 мая 1945 года

    Подписание капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года

    Генерал-майор И.А. Суслопаров подписывает акт капитуляции Германии в Реймсе 7 мая

    Генерал Йодль подписывает капитуляцию Германии в Реймсе 7 мая 1945 года

    Американский генерал-лейтенант Б. Смит подписывает акт капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года

    Начальник штаба союзников в Европе американский генерал-лейтенант Беделл Смит (Walter Bedell «Beetle» Smith, 1895 – 1961) подписывает акт капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.

    На фото слева — начальник штаба британского флота адмирал сэр Харольд Бьюрро (Harold Martin Burrough, 1889—1977), справа — начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров

    В 2 часа 41 минуту ночи 7 мая 1945 г. генерал Стронг ввёл Йодля в кабинет Эйзенхауэра.

    Главнокомандующий сел за свой стол. Йодль поклонился и встал по стойке смирно. Эйзенхауэр спросил, понимает ли тот условия капитуляции и готов ли их выполнять. Йодль ответил «да».

     

    Затем Эйзенхауэр предупредил его о личной ответственности за их нарушение. Йодль снова поклонился и вышел. Эйзенхауэр поднялся и направился в штабную комнату. Там он собрал всех офицеров штаба и представителей союзных войск. Были вызваны и фотографы, дабы запечатлеть торжественное событие для истории.

    Эйзенхауэр подготовил короткое сообщение для печати и записал своё радиовыступление. Он поздравил всех с наступившей победой. Когда ушли журналисты, наступило время послать сообщение о капитуляции Германии главам государств Большой Тройки и в штабы. Каждый из офицеров и генералов искал слова и эффектные фразы для выражения величия события. Эйзенхауэр молча слушал и наблюдал.

    Каждый последующий вариант был напыщеннее предыдущего. Верховный командующий, наконец, поблагодарив присутствующих, отверг все предложения и продиктовал своё: «Задача, стоявшая перед союзными силами, выполнена в 02.41 местного времени 7 мая 1945 года». Так звучало историческое сообщение...

    Представители командования союзников после подписания капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года

    Представители командования союзников после подписания капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.
    На фото слева направо:

    Начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров (1897—1974), начальник штаба сил союзников в Европе (Chief of Staff to the Supreme Allied Commander — COSSAC) британский генерал-лейтенант сэр Фредерик Морган (Frederick Edgeworth Morgan, 1894—1967), американский генерал-лейтенант Беделл Смит (Walter Bedell «Beetle» Smith, 1895 – 1961)

    Американский радиокомментатор Гарри Бутчер (Harry C. Butcher), американский генерал Дуайт Эйзенхауэр (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969), британский маршал авиации Артур Теддер (Arthur William Tedder, 1890—1967) и начальник штаба британского флота адмирал сэр Харольд Бьюрро (Harold Martin Burrough, 1889—1977).

     

    Он сумел ещё улыбнуться перед камерами, поднять пальцы в виде буквы «V», символизирующей победу, и вышел.

    «Насколько я понимаю, — сказал он тихо адьютанту, — событие требует бутылки шампанского».

    Принесли шампанское, под негромкие возгласы его открыли. Выпили за победу. На всех давила страшная усталость, поэтому вскоре присутствующие разошлись.

    Генерал-майор И.А. Суслопаров пожимает руку Д. Эйзенхауэру на подписании акта о капитуляции Германии в Реймсе

    Начальник военной миссии СССР во Франции генерал-майор Иван Алексеевич Суслопаров (1897—1974) пожимает руку командующему силами союзников в Европе американскому генералу Дуайту Эйзенхауэру (Dwight D. Eisenhower, 1890—1969) на подписании акта о капитуляции Германии в Реймсе 7 мая 1945 года.
    Слева от И.А. Суслопарова — его адъютант старший лейтенант Иван Черняев.

    После того, как Эйзенхауэр поздравил генерала Суслопарова с подписанием протокола о капитуляции Германии и победой, начальник советской военной миссии подготовил и направил свой доклад в Москву.

    А из Кремля между тем уже шло встречное сообщение, в котором генералу предписывалось никаких документов о капитуляции не подписывать....

    РЕАКЦИЯ СССР

    Тем временем утром 7 мая извещение о капитуляции Германии, подписанной в Реймсе, было получено в Москве. Генерал-полковник С.М.Штеменко, бывший тогда начальником оперативного управления Генерального штаба Красной армии и часто приглашавшийся в Кремль, свидетельствует...

    Когда телеграмма из Реймса была получена, начальник Генерального штаба А.И.Антонов вызвал к себе Штеменко и приказал составить проект директивы Ставки Верховного Главнокомандования по поводу состоявшейся капитуляции.

    Он показал ему письмо, только что присланное Антонову главой военной миссии США Дином, в котором содержалось следующее: «...Сегодня после полудня я получил от президента срочное послание, в котором он просит, чтобы Маршал Сталин дал своё согласие объявить о капитуляции Германии сегодня в 19.00 по московскому времени.

    Мы получили через Наркоминдел ответ, что это невозможно сделать, потому что Советское правительство всё ещё не получило от своих представителей при штабе Эйзенхауэра данных о капитуляции Германии.

    Я (т.е. глава миссии США Ди) информировал об этом президента Трумэна и получил ответ, что он не сделает официального сообщения до 9 часов утра по вашингтонскому времени 8 мая, или 16 часов по московскому, если Маршал Сталин не выразит своё согласие на более ранний час...»

    Далее шла просьба информировать его о времени получения сообщения представителей.

    Вскоре последовал вызов в Кремль, к Верховному Главнокомандующему Сталину.

    В кабинете, кроме самого Сталина, находились члены правительства. Верховный Главнокомандующий, как обычно, медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь вид его выражал крайнее неудовольствие. Обсуждалась капитуляция Германии в Реймсе.

    Сталин подводил итоги, размышляя вслух.

    Он заметил, что союзники организовали односторонее соглашение с правительством Деница. И такое соглашение больше похоже на сговор.

    Кроме генерала И.А.Суслопарова, никто из государственных лиц СССР в Реймсе не присутствовал. Выходит, что перед Советским Союзом капитуляции не произошло, и это тогда, когда именно СССР больше всего потерпел от гитлеровского нашествия и вложил наибольший вклад в дело победы. От такой «капитуляции» можно ожидать плохих последствий.

    «Договор, подписанный союзниками в Реймсе, — продолжал Сталин, — нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический факт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия: в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции.

    Пусть её подпишет кто-то из главарей бывшего фашистского государства или целая группа нацистов, ответственных за все их злодеяния перед человечеством».

    Закончив говорить, Сталин обратился к начальнику Генерального штаба А.И.Антонову и справился, может ли Жуков подыскать подходящее помещение для торжественного подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в Берлине.

    Ну а затем была великая дата девятого мая!

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1262 записи в блогах и 12004 комментария.
    Зарегистрировалось 63 новых макспаркеров. Теперь нас 4991913.