Не забудем про «двадцать шестой»...

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Sizif  Вадим перепечатал из vpk-news.ru
    2 оценок, 446 просмотров Обсудить (0)

     

    Рассказ о советских танках Великой Отечественной будет неполным без упоминания боевых машин предвоенного периода, составлявших основу танкового парка Красной армии в 1941 году. Самой массовой из них был легкий танк Т-26.

    28 мая 1930 года советская закупочная комиссия, возглавляемая И. А. Халепским, начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации (УММ) РККА, заключила контракт с английской фирмой Vickers на производство для СССР 15 двухбашенных танков Vickers Mk.E mod.A. В их сборке принимали участие и наши специалисты.

    Каждая закупленная в Великобритании машина обошлась Советскому Союзу в 42 тысячи рублей. Для сравнения: построенный в СССР в августе 1931 года основной танк сопровождения Т-19 стоил свыше 96 тысяч рублей. Кроме того, «британец», получивший у нас в стране обозначение В-26, был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ. Работы по Т-19 свернули, а все силы бросили на освоение серийного выпуска В-26.

    Десятилетка усовершенствований

    13 февраля 1931 года постановлением Реввоенсовета СССР танк «Виккерс-26» приняли на вооружение Красной армии под индексом Т-26. Проектные работы по подготовке серийного производства (как, впрочем, и по модернизации танка в дальнейшем) проводились под руководством С. А. Гинзбурга. Сборка первых десяти серийных Т-26 так называемой установочной партии с корпусами из неброневой стали завершилась летом 1931 года на ленинградском заводе «Большевик». А осенью отсюда начали выезжать уже полноценные серийные машины.

    Выпускавшийся с 1931 года двухбашенный вариант Т-26 мало чем отличался от британского прототипа. Клепаный корпус танка имел коробчатое сечение. На подбашенной коробке с вертикальным лобовым листом на шариковых опорах размещались две башни цилиндрической формы. В каждой из них предусматривалось место для одного члена экипажа. Механик-водитель располагался в передней части корпуса справа. Пожалуй, единственное отличие первых серийных Т-26 от английских машин заключалось в том, что их башни были приспособлены для установки пулеметов ДТ.

     

    Фото: РИА НОВОСТИ

    Танк оснащался карбюраторным четырехцилиндровым двигателем воздушного охлаждения Т-26 мощностью 90 лошадиных сил – копией английского двигателя Armstrong Siddeley. Механическая трансмиссия состояла из однодискового главного фрикциона сухого трения, карданного вала, пятискоростной коробки передач, бортовых фрикционов, бортовых передач и ленточных тормозов, располагавшихся на корпусах бортовых фрикционов.

    Средства внешней связи на линейных танках отсутствовали. Для переговоров между командиром и механиком-водителем первоначально использовалась «звуковая труба», впоследствии замененная светосигнальным устройством.

    В начале 1932 года встал вопрос об усилении вооружения Т-26, так как пулеметные машины не могли «поражать огневые точки неприятеля на большом расстоянии и обороняться от нападения вражеских танков-истребителей». Поэтому в правой пулеметной башне Т-26 стали монтировать 37-мм пушку ПС-1 (или «Гочкис-ПС»). Всего пушками ПС-1 снабдили примерно 450 двухбашенных танков из 1627, выпущенных в 1931–1933 годах.

    В 1932-м на вооружение Красной армии принимается 45-мм танковая пушка 20К. В декабре 1932 года Комитет обороны предписал выпускать Т-26 с данным орудием. Под эту пушку, спаренную с пулеметом ДТ, была спроектирована новая башня. Испытания стрельбой показали полную ее надежность.

    С 1935 года корпуса и башни танков изготавливали с использованием электросварки. В 1936-м ввели съемный резиновый бандаж на опорных катках, изменили натяжной механизм и в нише башни установили второй пулемет ДТ. При этом боекомплект пушки сократился со 136 до 102 выстрелов (на танках без радиостанции), а масса танка возросла до 9,65 тонны. В 1937 году на части машин стали монтировать зенитные пулеметы ДТ на турельных установках. На пушке поставили две фары-прожектора так называемого боевого света. Двигатель форсировали и его максимальная мощность возросла с 90 до 95 лошадиных сил.

    В 1938-м цилиндрическую башню на Т-26 сменила башня конической формы с 45-мм пушкой образца 1934 года. В орудиях выпуска 1937 и 1938 годов появился электрический затвор, обеспечивавший производство выстрела ударным способом и с помощью электротока. Эти пушки оснащались телескопическими прицелами ТОП-1 (с 1938-го – ТОС), стабилизированными в вертикальной плоскости. В отличие от танков прежних выпусков, имевших один 182-литровый топливный бак, на машине поставили два таких бака емкостью 110 и 180 литров, что позволило увеличить запас хода. Боевая масса составила 10,28 тонны.

    Очередная модернизация Т-26 прошла в 1939 году. В ходе ее ввели подбашенную коробку с наклонными бронелистами, на части танков изъяли кормовой пулемет, а вместо него смонтировали дополнительную боеукладку на 32 снаряда. В результате боекомплект на машинах без радиостанций возрос до 205 выстрелов и 3654 (58 дисков) патронов. Некоторым переделкам подвергся двигатель (поднята степень сжатия), после чего его мощность достигла 97 лошадиных сил, была усовершенствована и ходовая часть, прежде всего усилена подвеска.

    Последний цикл изменений конструкции танка провели в 1940 году. На часть танков во время войны с Финляндией установили экраны. Цементированную броню подбашенной коробки толщиной 15 миллиметров заменили на 20-мм гомогенную. Кроме того, машину снабдили унифицированным смотровым прибором, новым погоном башни, ввели бакелитирование топливных баков. Масса Т-26 с экранами превысила 12 тонн.

    На базе Т-26 выпускалось большое количество боевых машин специального назначения: огнеметные танки ХТ-26, ХТ-130 и ХТ-133, мостоукладчики СТ-26, телемеханические танки ТТ-26 и ТУ-26, самоходно-артиллерийские установки СУ-5-2, артиллерийские тягачи, бронетранспортеры и др.

    От Испании до Финляндии

    Боевое крещение Т-26 получил в Испании, где 18 июля 1936 года вспыхнул мятеж против правительства республики и началась гражданская война. Руководство СССР приняло решение продать испанским республиканцам оружие и направить к ним военных советников.

    26 сентября 1936 года в порт Картахена прибыла первая партия Т-26 – 15 машин, которые предполагалось использовать для обучения испанских танкистов. Но обстановка осложнилась, и потому танки пошли на формирование роты, командование над которой принял капитан РККА П. Арман. Уже 29 октября подразделение вступило в бой.

    Всего до конца гражданской войны Советский Союз поставил республиканской Испании 297 танков Т-26 (однобашенных образца 1933 года). Они принимали участие практически во всех операциях армии республиканцев и показали себя с хорошей стороны. Немецкие Pz.I и итальянские танкетки CV3/33 с пулеметным вооружением оказались бессильны против советских машин. Однако боевые действия выявили и основной недостаток Т-26 – слабость защиты. Даже его лобовая броня легко пробивалась немецкими и итальянскими противотанковыми пушками.

    Красная армия впервые задействовала «двадцать шестые» в боях в ходе конфликта у озера Хасан в июле 1938 года. Для разгрома японской группировки советское командование привлекло 2-ю механизированную бригаду, а также 32 и 40-й отдельные танковые батальоны. В них насчитывалось 257 танков Т-26, в том числе 10 ХТ-26 и три мостоукладчика СТ-26 (плюс 81 БТ-7 и 13 самоходных установок СУ-5-2).

    При штурме занятых японцами сопок Богомольная и Заозерная наши танкисты натолкнулись на хорошо организованную противотанковую оборону. В результате было потеряно 85 танков Т-26, 9 из них сгорели. После окончания боев 39 машин удалось отремонтировать в воинских частях, остальные – на заводах.

    В боевых действиях у реки Халхин-Гол в основном участвовали колесно-гусеничные танки БТ. На 1 февраля 1939 года в 57-м Особом корпусе, дислоцировавшемся в Монголии, имелось всего 33 «двадцать шестых», 18 ХТ-26 и шесть тягачей на базе Т-26. «Бэтэшек», для сравнения, насчитывалось 219 единиц. Мало изменилась ситуация и в дальнейшем. Так, на 20 июля 1939-го в частях 1-й армейской группы было 10 ХТ-26 (в 11-й танковой бригаде) и 14 Т-26 (в 82-й стрелковой дивизии). К августовским боям количество «двадцать шестых», главным образом химических, немного увеличилось, но все равно они составляли сравнительно небольшой процент от общего числа брошенных против японцев танков. Тем не менее использовались эти машины достаточно интенсивно.

    Накануне Второй мировой войны Т-26 состояли на вооружении главным образом отдельных легкотанковых бригад (256–267 бронированных машин в каждой) и отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий (одна рота, 10–15 машин). В составе этих соединений и частей «двадцать шестые» принимали участие в походе на Западную Украину и в Западную Белоруссию.

    17 сентября 1939 года советско-польскую границу пересекли 878 танков Т-26 Белорусского и 797 – Украинского фронтов. Потери в период данной операции были весьма незначительны: всего 15 «двадцать шестых», а вот по причине разного рода технических неисправностей в ходе маршей вышли из строя 302 машины.

    Два месяца спустя, 30 ноября 1939 года СССР развязал войну против Финляндии. На Суоми двинулись 10-й танковый корпус, 20-я тяжелая, 34, 35, 39 и 40-я легкотанковые бригады, 20 отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий.

    Парк Т-26, использовавшийся во время «зимней» кампании, был очень пестрым. В бригадах, имевших на вооружении боевые машины этого типа, встречались и двухбашенные, и однобашенные танки разных лет выпуска (от 1931 до 1939-го). В танковых батальонах стрелковых дивизий, как правило, находились машины, произведенные в 1931–1936 годах. Но некоторые части комплектовались новенькими Т-26, прямо с завода. Всего же к началу боев в задействованных в них советских войсках насчитывалось 848 «двадцать шестых».

    Как и бронированные машины других марок, танки Т-26 применялись в качестве основной ударной силы при прорыве линии Маннергейма. В основном они привлекались для разрушения фортификационных сооружений: от расстрела противотанковых надолбов до ведения огня прямой наводкой по амбразурам дотов. Следует подчеркнуть, что финская противотанковая оборона оказалась весьма эффективной, о чем красноречиво свидетельствуют следующие цифры.

    С 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года на Карельском перешейке РККА лишилась 3178 танков: 1903 машины вошли в список боевых потерь, 1275 машин выбыли из строя по техническим причинам. Урон в танках Т-26 всех вариантов достиг около 1000 единиц, то есть превысил количество «двадцать шестых» на начало войны. Однако в ходе боевых действий на фронт прибывали танки как с заводов, так и в составе подкреплений. В феврале 1940 года, например, в Карелию перебросили из Бреста 29-ю легкотанковую бригаду (256 танков Т-26).

    Финал – на Дальнем Востоке

    На 1 июня 1941 года Красная армия располагала 10 268 танками Т-26 всех модификаций, включая специальные (39,5 процента от всего танкового парка РККА). Что касается пяти западных военных округов, то в них имелось примерно 3100–3200 технически исправных «двадцать шестых» и машин на их базе (примерно 40 процентов бронетехники в этих ВО) – немногим меньше количества немецких танков, предназначенных для вторжения в СССР.

    В первые месяцы Великой Отечественной войны большинство Т-26 оказалось потерянным в основном в результате огня артиллерии и ударов авиации противника. Немало машин вышло из строя по техническим причинам, но отремонтировать их не удалось из-за недостаточной обеспеченности воинских частей средствами эвакуации и нехватки запасных частей. При отходе даже танки с незначительными поломками приходилось взрывать или поджигать.

    К осени 1941-го количество Т-26 заметно сократилось, однако этот танк по-прежнему являлся одной из основных бронированных машин Красной армии. Так, на 1 октября 1941 года на Западном фронте насчитывалось 475 танков, включая 298 «двадцать шестых» (62 процента от общего числа).

    Впрочем, техническое состояние многих Т-26 оставляло желать лучшего. Вот что говорилось, например, в «Отчете о боевых действиях 20-й танковой бригады», получившей два десятка «двадцать шестых» по пути на фронт в начале октября 41-го: «Танки Т-26, прибывшие с рембазы, заводились с трудом, с буксировки, а 14 штук не заводились совершенно». По-видимому, так обстояло дело и во многих других соединениях и частях. Во всяком случае подобное положение лишь способствовало быстрой убыли боевых машин этого типа.

    Тем не менее Т-26 продолжали использоваться в боях на всем советско-германском фронте и в течение всего 1942 года. Правда, уже в значительно меньшем количестве, чем в 1941-м. Последними крупными операциями Великой Отечественной войны, в которых принимали участие танки Т-26, были битвы под Сталинградом и за Кавказ.

    В 1943 году на большинстве участков советско-германского фронта танки Т-26 уже не применялись. Они уцелели лишь там, где фронт был достаточно стабилен и длительное время не велось активных боевых действий.

    В связи с этим надо назвать 151-ю танковую бригаду. Она имела на вооружении 24 танка Т-26 и 19 английских легких танков Mk.VII «Тетрарх». До января 1943 года соединение охраняло государственную границу СССР с Ираном, пока его не перебросили в Туапсе в распоряжение 47-й армии.

    Довольно долго Т-26 продержались на Ленинградском фронте. Например, в 1 и 220-й танковых бригадах к началу операции по снятию блокады с Северной столицы России в январе 1944 года насчитывалось по 32 «двадцать шестых».

    В советских войсках в Карелии и на Мурманском направлении Т-26 состояли на вооружении еще дольше – до лета 1944-го.

    На Дальнем Востоке к 1945 году сохранилось довольно много бронированных машин старых марок, в первую очередь Т-26 и БТ-7. Ими были оснащены несколько танковых бригад, которые всю Великую Отечественную войну находились на маньчжурской границе. С целью повышения боевых возможностей этих соединений летом 1945-го с заводов поступило 670 танков Т-34-85, которыми укомплектовали первые батальоны. На вооружение же вторых и третьих батальонов остались Т-26 или БТ-7, которым вновь довелось сражаться с японцами.

    Михаил Барятинский

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 969 записей в блогах и 9251 комментарий.
    Зарегистрировалось 48 новых макспаркеров. Теперь нас 5019306.