Приштинский марш-бросок от первого лица

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Александр Попов перепечатал из rg.ru
    0 оценок, 158 просмотров Обсудить (0)

    12 июня 1999 года батальон российских миротворцев под командованием полковника ВДВ Сергея Павлова (общее руководство маршем осуществлял полковник Николай Игнатов), совершив шестисоткилометровый рейд по территории Боснии и Югославии, овладел аэродромом "Слатина" в косовской Приштине, чем поверг в шок представителей блока НАТО. Натовцы подошли к аэродрому несколькими часами позже, когда там уже окопались наши десантники.

     

    Полковник Сергей Павлов у карты Югославии, подаренной ему 20 лет назад. Фото: Владимир Нордвик

    Полковник Сергей Павлов у карты Югославии, подаренной ему 20 лет назад. Фото: Владимир Нордвик

     

    На языке вертится фраза "Кто первым встал, того и тапки", но Александр Суворов выразился изящнее: "Кто удивил, тот победил".

    Надо признать: удивление от той блестящей операции не прошло и двадцать лет спустя. Не выдавая военных тайн, некоторые ее детали раскрывает "Родине" Сергей Павлов, доцент Рязанского гвардейского высшего воздушно-десантного ордена Суворова дважды Краснознаменного командного училища имени генерала армии Маргелова...

    О двойном празднике

    - 12 июня Россия отмечает свой день. А вы, Сергей Евгеньевич?

    - И я вместе со всей страной. Как и положено гражданину, патриоту.

    Кроме того, у меня, моей семьи, включая детей и внуков, плюс, конечно, друзей есть еще один праздник - годовщина взятия аэродрома в Косово. В 2019-м - круглая дата. По случаю двадцатилетия нашей операции жду гостей. Человек восемьдесят приедет. Может, больше. Уже готовлю не только свою дачу, но и соседнюю.

    - И земляки подтянутся?

    - В батальоне вместе со мной служили четверо рязанцев. Майор Мушкаев (в 1999-м он командовал взводом и носил лейтенантские погоны) и два солдата - Фролкин и Степанов.

    - Как-то по-особенному празднуете?

    - Все традиционно. Встретились, обнялись. Разговор из серии "А помнишь?..".

    Мужики приезжают с женами, с детьми. Обедаем, потом купаемся в бассейне. Ну, как обычно...

    - Десантникам вроде бы положено в фонтане.

    - Во-первых, фонтана у меня нет, во-вторых, пьем мы минеральную воду. По крайней мере я. В 2007 году перенес инсульт и давно не употребляю. Еще был инфаркт прямо в строю.

    - Это как - в строю?

    - Да вот так. Помните, Высоцкий пел, что главное дело - воля к победе?

    Вот и я на десять тыщ рванул, как на пятьсот...

    Но сейчас об этом вспоминать? Не хочу о болячках. Получится, будто жалуюсь.

    Гости, которые могут позволить себе что-то крепче минералки, поднимают тосты за здравие, за родителей, жен, детей. Третий, как повелось, - за тех, кого с нами нет: и за погибших товарищей, и за близких. У меня вот родители умерли. Да и однокашников многих нет в строю, мало нас осталось...

    В крайний раз у Игоря Фролкина собирались. Смотрели фильм "Балканский рубеж".

    <hr/>

    О "Балканском рубеже"

    - И как вам?

    - Выскажу личное мнение, никому его не навязываю. Мне кино не понравилось.

    Хотя сильная работа оператора. Хорошие актеры. Замечательный звук. Я контуженный, и для меня это важно. Недавно вот смотрел сериал "Годунов". Использую электронные наушники, но даже в них ничего не слышал! Что там герой шепчет? И так почти во всех фильмах. А в "Рубеже" звук хороший.

    - В чем тогда претензии?

    - Долго перечислять! Взять заключительную сцену, когда герой, которого играет Гоша Куценко, берет пистолет и направляет в грудь женщине-снайперу. В обойме остается два патрона. Сейчас он застрелит ее, а последнюю пулю пустит в лоб себе, чтобы не попасть в плен к противнику. Нам об этом хотят сказать с экрана?

     

    Но десантник никогда не поступил бы подобным образом. У нас это не принято. В училище, которое я окончил в далекие семидесятые годы и где за тридцать с лишним лет подготовил почти полторы тысячи офицеров, мы учим бороться до конца, до последней капли крови.

    А ведь Куценко играл нашего выпускника, которого все знают. Это мужественный человек, Герой России, прошедший огонь и воду. Зачем его так унижать?

    - Мы говорим о Юнус-беке Евкурове?

    - Разумеется! Он ни за что в жизни не стал бы стреляться.

    - А что сделал бы?

    Юнус-бек Евкуров.

     

    - Легендарный генерал Василий Маргелов, четверть века командовавший ВДВ, говорил: "Сбили с ног, сражайся на коленях. Идти не можешь, ползи, лежа наступай. Два патрона - это два бойца противника, два автомата и пулемета". Мы так учим людей.

    Сказанное касается, кстати, не только десантников. Вспомните недавний случай, когда наш летчик в Сирии подорвал себя гранатой вместе с боевиками, но не сдался. Еще один молодой офицер вызвал огонь на себя, когда его окружили. Поэтому сцена из "Балканского рубежа" мне категорически не понравилась.

    - Евкуров в 1999-м командовал разведчиками. Они участвовали в захвате аэродрома?

    - Юнус-бек все объяснил еще в 2008 году в интервью журналисту канала "Россия" Евгению Ревенко. Действительно, его группа была в районе "Слатины", серьезно там работала, без нее не случилось бы нашего успеха. Евкуров четко сказал: "Мы вели разведку и держали обстановку на аэродроме под контролем".

    Вступление российских войск в Приштину. / Getty Images

    Вступление российских войск в Приштину. Фото: Getty Images

    <hr/>

    О Рыбкине и Игнатове

    - А вы знали, что под летным полем "Слатины" находится подземный город, и прежде там базировался полк фронтовых истребителей-бомбардировщиков югославской армии?

    - Да ничего мы до последнего не знали! Думаю, наше начальство было в курсе. Генерал-майор Валерий Рыбкин отвечал за российский десант в составе миротворческих сил в Боснии и Герцеговине, служил старшим оперативным группы ВДВ. А командовал первой российской бригадой SFOR полковник Николай Игнатов. Им полагалось заранее знать. А я видел: что-то готовится, но детали услышал только 10 июня.

    Валерий Рыбкин.

    Меня вызвали в штаб в тот момент, когда Игнатов с Рыбкиным решали, идти на гусеницах по горам или на бэтээрах по автобану.

    Николай Иванович - замечательный человек. Герой России, генерал-лейтенант, до недавнего времени был начальником штаба ВДВ России. Прошу, отметьте его и Рыбкина в тексте, а?

    - Уже. Записано.

    - Дело в том, что тогда была очень сложная обстановка - и международная, и внутриполитическая. Об этом хорошо рассказано в документальном фильме "Разворот над Атлантикой".

    - Ну да, премьер Евгений Примаков не полетел в США на переговоры, узнав о начале бомбежки Югославии.

    - Автор ленты четко указал на противостояние между минобороны и МИД. А под огнем оказался Игнатов. Он потом признавался, что постоянно висел на волоске, его задергали приказами: вперед - назад, стой - иди... И финальное решение, как прорываться в Приштину, он принимал сам, на нем лежала основная ответственность. Если бы что-то пошло не так, Николая Ивановича сделали бы крайним.

    Повторяю, Игнатов - мужественный, волевой человек, пожалуй, наиболее уважаемый в десантных войсках за последние десятилетия. Он и здоровье подорвал, болеет...

    <hr/>

    О стратегии...

    - Итак, 10 июня НАТО закончили долбить Югославию с воздуха и готовились к вводу войск альянса в Косово. А мы, значит, решили сыграть на опережение?

    - Помните 1999-й? Год после дефолта. В экономике бардак. Страна на коленях. Никто с нами не считается, не учитывает геополитические интересы России... На самом верху понимали: надо заставить себя уважать, показать характер. Выбор пал на "Слатину".

    Мы входили в состав многонациональной дивизии SFOR, которой командовал американский генерал Кевин Бернс. Кроме нас, там были три бригады - американская, турецкая и сводная: шведский, норвежский, финский батальоны и по взводу от Литвы, Латвии и Эстонии.

    Обычно на совещания в штаб я ездил по средам, а тут вдруг вызвали в пятницу. Ну, я понял: что-то будет. Мой батальон стоял на мусульманской стороне, в двенадцати километрах от американской базы, а наш штаб и первый батальон располагались на сербской территории в сорока четырех километрах за горным перевалом.

    Раз приказали - сел и поехал.

    - Назвали конкретную цель?

    - Было сказано четко: к пяти утра 12 июня усиленный батальон в качестве передового отряда обязан овладеть аэродромом "Слатина"...

    Кстати, наш рейд в прессе часто называют марш-броском, хотя это ускоренное передвижение воинского подразделения по пересеченной местности, по сути, спортивное упражнение. Мы же решали боевую задачу. Надо было овладеть объектом, закрепиться и удерживать его до подхода главных сил, обеспечив высадку десанта.

    - Расстояние составляло 620 километров?

    - Точно никто не считал. Примерно столько получалось по автобану, ведущему через Белград на юг, в сторону греческих портов. Через горы было намного ближе и короче. Но там ведь нет надежных дорог. К тому же мы понимали: любой подрыв, завал, разобранный мост - и все, хана.

    Оба варианта наверняка просчитывали и в Москве, в Генштабе, но окончательное решение спустили вниз на командира бригады, на Игнатова. Помню этот разговор: идем по горам на гусеницах, на боевых машинах или на колесах, на бронетранспортерах по шоссе. Выбрали второе. Расчет делался на внезапность. Вот и все.

    Дальше уже действовали мы.

    <hr/>

    ...и о тактике

    - Времени на сборы сколько у вас было?

    - Совещание закончилось в шесть вечера 10го. Комбриг определил: готовность к началу движения - пять часов утра 11-го. Позвонил мне в четыре: "Привет! Спишь?". Какое там? Даже не ложился! Николай Иванович уточнил: "Готов?". Ответил по уставу: "Так точно!". - "Ну, поехали".

    Сначала мы выдвинулись в район сосредоточения у населенного пункта Биелина, километрах в шестидесяти от нашей базы. Туда подошли средства усиления.

    По первоначальному замыслу колонна планировалась значительно более крупная. Хотели взять тяжелую инженерную технику, экскаваторы, подъемный кран, тракторы... Чего там только не было! В последний момент генерал Рыбкин с комбригом Игнатовым решили: все лишнее не берем, максимально облегчаемся. В итоге осталось шестнадцать бронетранспортеров и двадцать семь машин - масло- и топливозаправщики, автомобиль спутниковой связи, грузовики с продовольствием. Все прочее оставили. Время уже поджимало. Начали движение часов в одиннадцать дня.

    Кого увез в Югославию, тех и вернул домой. Все остались живы и здоровы. Ни одна мать не проклинала комбата Павлова... Это лучшая моя награда...

    - А натовцы когда прочухали, что вы тронулись в путь?

    - Ну, мы же сначала говорили, что проводим плановый техосмотр... Когда союзнички поняли, что к чему, колонна далеко ушла.

    Командующий ВДВ Георгий Шпак потом рассказывал мне, что четырехзвездный генерал Уэсли Кларк, возглавлявший объединенные вооруженные силы НАТО в Европе, приказал поднять в Мюнхене "Геркулес" с рейнджерами, перебросить в "Слатину" и остановить нас любым путем. Якобы при взлете в самолете оторвался баллон с кислородом и начал гулять по салону. Ну, летчики и решили вернуться.

    Нам не успели воспрепятствовать, понимаете? Конечно, я ждал, что попробуют перехватить. Поэтому мы и гнали без остановок. Бронетранспортеры, груженые "Уралы", автопоезда с прицепами...

    А натовцев, конкретно - англичан, мы увидели утром 12го, когда уже взяли аэродром.

    <hr/>

    О сербах

    - Там была охрана?

    - Расскажу. Обошлось без стрельбы. Ни единого выстрела. Тишина!

    Стечение обстоятельств, величайшая для нас удача, счастье. За это надо благодарить и Генштаб, и штаб ВДВ, и спецслужбы, и разведчиков Евкурова. Они обеспечивали наш проход. По сути, мы пулей промчались по автобану и к четырем утра 12 июня вышли на аэродром. Еще было темно. Едва рассвело, сразу перегородили полосу. Поставили два бэтээра с одного края ВПП и два - с другого.

    Мы боялись опоздать. И дело не только в натовцах. Косовских и албанских бандюганов тоже надо было опередить. "Слатину" покидали последние сербы, а эти архаровцы уже стояли начеку, по кустам прятались. Мы зашли буквально на минуты раньше. Вписались тютелька в тютельку.

    Помню два сербских танка на рулежке. Полк бомбардировщиков уже улетел, остался лишь авиатренажер. А он же стоит дороже самолета. Вот под прикрытием танков его и вытаскива

    Я вбежал в штаб, а мне навстречу идет сербский офицер. Оказалось, тоже комбат. Познакомились. "Драган". - "Сергей". Серб хотел пистолет подарить. Я отказался: "С ума сошел?! Куда мне потом с ним?"

    В итоге Драган оставил на память карту Югославии. Храню ее в рабочем кабинете, потом покажу. Хорошо, не отдал в музей истории ВДВ, иначе сгинула бы с концами...

    А тогда сербы ушли минут через двадцать. И танки исчезли.

    Нас мигом тут со всех сторон обложили бойцы так называемой албанской Освободительной Армии Косово. Мы получали информацию от группы разведчиков и принимали меры, соблюдали маскировку, убирали людей с линии возможного огня. Бойцы Евкурова работали очень профессионально, и Звезду Героя России он получил абсолютно заслуженно.

    А мы, повторяю, запрыгнули в последний вагон. Если бы пришли чуть позже, была бы бойня. Нас вовремя вывели. Чистая случайность. Везение.

    <hr/>

    О Приштине

    - Как говорят? "Везет тому, кто везет".

    - Больше всего времени мы потеряли в Приштине, столице Косово. Люди уже знали о движении колонны и вышли на улицы, чтобы нас приветствовать. Весь город не спал. Крики, слезы радости, стрельба в воздух.

    Я приказал задраить люки и ни в коем случае не останавливаться. Ехать, ехать, ехать! Иначе потом не сдвинемся. Сербы бросали на бэтээры цветы, старались накормить, угостить вином и сигаретами, чуть ли не броню целовали.

    Кое-как прорвались сквозь Приштину, и вдруг - команда "стоп". В очередной раз.

     Я побежал к Валерию Рыбкину за разъяснениями. Генерал сказал: "Приказано возвращаться в Боснию". Я опешил: "Столько проехали... Давайте выполним задачу, возьмем аэродром, защитим сербов, а уж потом пусть нас ругают". Николай Игнатов слышал этот диалог, он согласился со мной, скомандовал: "Вперед!"

    Ну, мы и рванули...

    Но я-то - человек подневольный, дали приказ - выполнил. Даже представить не могу, сколько пережили Рыбкин и Игнатов. Там, правда, был еще руководитель - генерал Заварзин, представитель России в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Он присоединился к колонне уже в Сербии, сказал, что министр обороны России приказал обеспечить нашу проводку. Но он ехал отдельно на посольской машине. Потом на аэродроме я еще пару раз его видел...

    <hr/>

    О вызове

    - Реально было удержать аэродром силами двух сотен бойцов?

    - Нет, конечно. Требовался как минимум усиленный полк - с артиллерией, поддержкой авиации, мощнейшими ПВО, противотанковыми средствами. Мы взяли внезапностью, на это и делался расчет.

    До сих пор просыпаюсь в холодном поту, если снится та операция...

    На нас лежала колоссальная ответственность. Не только на генералах. Уже весь мир знал, что русские взяли "Слатину". Мы постоянно ощущали, что у нас за спиной страна. От ее имени мы бросили дерзкий вызов. И каждый из нас сознавал, что причастен к этому событию.

    А вдруг не сделаем, не справимся? Представляете мое состояние, волнение комбрига, Рыбкина, командующего ВДВ, всех, кто затеял захват аэродрома?

    Где-то в Кремле за операцией следил Борис Ельцин, а в Вашингтоне слушал новости Билл Клинтон. Президенты двух держав по телефону обсуждали наш рейд. Куда уж выше?

    На фото, британские коммандос, которые должны были захватить аэродром, высаживаются на дороге, рядом с аэродромом занятым русскими десантниками.

    <hr/>

    О яблочке

    - Это ведь, по сути, была первая такая серьезная история для вас, Сергей Евгеньевич?

    - Первая и крайняя. Так получилось.

    - Сразу в яблочко?

    - Ну, с военной точки зрения это не самая выдающаяся операция. Я все-таки закончил академию, знаю. Были гораздо более значимые задания. Покруче, похлеще.

    Но надо учитывать контекст времени, реальные обстоятельства, положение дел в Российской армии.

    Думаете, было легко?

    В бюджете денег нет, запчастей для техники и комплектующих нет, офицерам месяцами не платили денежное довольствие, профессия военного потеряла престиж и уважение. Поэтому рейд и прогремел так резонансно, вызвав в народе подъем, ликование. Нам удалось заставить людей не стыдиться России, а испытать за нее гордость

     - До реального боевого контакта могло дойти в "Слатине"?

    - Запросто. В первый же день мы схлестнулись с англичанами. Они были очень серьезно настроены. Шли танковой колонной, а там наш БТР стоит, путь загораживает. Ну, британцы посмотрели и дальше внаглую полезли. Командир взвода старший лейтенант Николай Яцыков приказал бойцу спрыгнуть с брони и расчехлить гранатомет, направив в сторону танков. Те остановились и сдали назад.

    Потом уже начальство стало договариваться, уладили конфликт. Но в первые дни мы натовцев на территорию не пускали, полосу оберегали для своих.

    На фото, Владимир Путин вручает награды десантникам в аэропорту Слатина. !999г.

    - Долго держали оборону?

    - Я пробыл в "Слатине" сорок дней. К тому времени морем, по воздуху из России стали прибывать силы и средства. Мы встречали войска, отправляли их в районы дислокации. Приехал генерал-майор Александр Попов, заместитель командующего ВДВ по миротворческим силам. Потом приземлился американский "Геркулес" с бригадным генералом Майклом Джексоном, командующим KFOR. С ним прибыли журналисты. Начальство сидело, решало. Все пошло в другом русле, явного противостояния не было, хотя нас постоянно пытались отодвинуть в сторонку.

    - Вы вернулись в Боснию и продолжили служить там?

    - Через пять дней после возвращения улетел в Россию. Плановая ротация. На Балканах провел ровно год. Командующий российским контингентом KFOR генерал-лейтенант Валерий Евтухович предлагал остаться, но я сказал, что надо ехать домой. Поблагодарил и в июле 99-го попросил отпустить в Рязань.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1019 записей в блогах и 10647 комментариев.
    Зарегистрировалось 96 новых макспаркеров. Теперь нас 5019135.