О реальной военной мощи Российской Империи в Первую Мировую войну

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Iron Feliks перепечатал из felix-edmund.livejournal.com
    6 оценок, 201 просмотр Обсудить (1)

    шоудар


    Заметка о состоянии ВПК Российской Империи и можно сказать менталитета российского общества, ступившего на тропу построения капитализма в начале ХХ века и во время Первой Мировой. Всё, что происходило вокруг так называемого нового общественно-экономического уклада, внедряемого в России, говорит, о том, что он(уклад) где "человек человеку волк", как бы был не комплиментарен мировоззрению нашего общества, у которого нет слова Победить в будущем времени, единственном числе, а есть только "Победим". И это понимали большевики, а точнее Ленин - он не стал после прихода к власти, при построении нового общественно-экономического уклада. рушить традиционную(коллективистскую, православную) его составляющую. И поэтому у большевиков получилось вдохновить народ на те неимоверные свершения, которые он сотворил под руководством коммунистической партии, пробежав за 20 лет путь, который развитые капстраны проделывали за сотни лет. Потому, что народ их поддержал и принял советский проект. И как можно было не принять проект, при котором ты, будучи, в не просветной нищете в царской России, получал бесплатное образование в том числе и высшее, своими руками строил заводы и города вокруг них для себя, а не для хозяина?

    А, что же бывшие хозяева? А они после революций 17-го хотели продолжать безраздельно править, пороть нищую необразованную чернь на конюшнях, богатеть за счёт безбожно эксплуатируемого народа и бухать. И всё это они доказали своими "делами" во время белого террора, разорения церквей на глазах изумлённого народа, разграбления подконтрольных территорий и безумного кровавого насилия. Конечно народ выбрал большевицкий проект. Видя эти революционные преобразования большевиков, их классовые и кровные враги признавали, благость для Родины этих дел: 1. http://felix-edmund.livejournal.com/565910.html , 2. http://felix-edmund.livejournal.com/560902.html , 3. http://felix-edmund.livejournal.com/564735.html

    А вот при каком состоянии ВПК, снабжения войск велась Российской Империей Первая Мировая война, описано ниже со слов непосредственного участника событий. Не знаю, чем бы закончилась для России эта схватка, в бессмысленной войне капиталистических держав, при таком состоянии тыла. Может быть и удалось бы победить. Если бы не февральский переворот и разложение армии, которая не хотела умирать не понятно за что. Если бы не разложение и предательство элит, на которых в таких случаях ложиться задача мобилизации ресурсов и воодушевление масс - зная это, царь слагает, в самый критический момент, с себя полномочия и ответственность за судьбу Родины и народа. А вот другое дело большевики со своим проектом и с народной поддержкой, смогли в неимоверные сроки построить такую индустрию ВПК и сельского хозяйства, которая позволила одержать победу в самой страшной войне человечества над самым сильным на то время врагом. Очень сомневаюсь, что это бы вышло у носителей традиций, проигравших всё и не имевших ничего предложить ни истории, ни народу.

    О реальной военной мощи Российской Империи в Первую Мировую войну

    От РП: В приведённом документе прекрасно всё: уровень управления "богоспосаемой", готовность к жестокой войне настолько, что без поставки боеприпасов от союзников Россия-которую-мы-потеряли вообще неспособна воевать и это признаётся открыто, уровень управления эффективных частных менеджеров, нажива частного капитала на войне и его крайняя неэффективность как у нас так и у союзников со "столбовой дороги цивилизации", просто мольбы генерала истребляемой армии об Индустриализации, причём Индустриализации не частной, а государственной как фактически вопроса выживания. Не иначе как тайный большевик, поди. Ну и автора, конечно, никак нельзя обвинить в некомпетентности и желании очернить Отечество. Правительство царя-ничтожество вняло, как же. До краха Российской Империи оставалось всего три с небольшим месяца. Несмотря на размер, заслуживает внимательного прочтения. Кстати, Маниковский потом действительно примкнул к большевикам, видя в них спасение для страны, хотя до этого ими дважды арестовывался.

    20 октября 1916 г. — Из доклада начальника ГАУ А. А. Маниковского военному министру с программой заводского строительства
    № 165392

    Доверительно. № 12

    Военному министру через генерала Фролова

    I.
    Настоящая война застала Россию неподготовленной во многих отношениях, но ни в одном эта неподготовленность не имела столь роковых последствий, как по части артиллерийского снабжения армии.

    Главнейшей причиной этого следует признать непредвидение масштаба настоящей войны, а потому и непринятие заблаговременно надлежащих мер к обеспечению армии необходимым для нее боевым снабжением.

    Грешны в этом отношении оказались не мы одни, а и все наши союзники. И только одна Германия, по-видимому, ясно отдавала себе отчет о масштабе грядущей войны, понимала ее неизбежность, упорно к ней готовилась и принимала все меры к тому, чтобы не быть застигнутой ею врасплох. Ее исключительно развитая промышленность оказала ей при этом величайшую услугу.

    Здесь, конечно, не место вдаваться в исследование наших стратегических заданий по части боевого снабжения армии; цель настоящего доклада — указать лишь на последствия, происшедшие от неудовлетворительности этих заданий, чтобы на основании этого горького опыта попытаться найти правильный путь не только для отдаленного будущего, но и для ближайшего настоящего.

    Итак, в чем же, собственно, состояла наша неподготовленность? Главным образом в том, что в предположениях о потребности в боевом снабжении для будущей войны мы, базируясь на опыте нашей Маньчжурской кампании, масштаб которой, конечно, не мог быть отнесен к большой европейской войне, определили слишком незначительную норму этой потребности, вследствие чего и не развили заблаговременно надлежащим образом ни наши казенные заводы, ни те из частных, которые в мирное время изготовляли предметы боевого снабжения. Точно так же мы предполагали, что возимых комплектов батарей и тех местных артиллерийских парков, которые с началом мобилизации должны были быть собраны (из готовых запасов) Главным артиллерийским управлением, хватит по крайней мере на целый год большой войны, между тем как их хватило всего на 4 месяца, и уже в декабре 1914 г. наша армия стала ощущать острый недостаток в боевом снаряжении.

    Тогда пришлось наскоро мобилизовать всю нашу промышленность — и казенную, и частную, работавшую и не работавшую на оборону, а также вызывать к жизни совершенно новые предприятия, способные принять участие в изготовлении боевых припасов.

    Дело это — до крайности трудное вообще и приносящее ощутительные результаты очень нескоро даже в странах с хорошо развитой промышленностью, у нас двигалось совсем медленно, т. к. наша промышленность до войны была развита очень слабо. Поэтому поневоле пришлось прибегнуть к самой крайней мере — к заказам за границей, главным образом в Америке и у наших союзников Англии и Франции, которые, впрочем, и сами в то же время испытывали недостаток в боевом снабжении, и их промышленность также не успевала полностью удовлетворять потребности своих армий.

    Им, как и нам, пришлось прибегнуть к тому же американскому рынку, загрузив его при этом до последней степени. Что же получилось в результате?

    А то, что этот рынок, будучи, в общем, слабо подготовлен к военным заказам, не обладая совсем технической гибкостью и находясь к тому же под сильным германским влиянием, лишь в ничтожной степени удовлетворил наши потребности в наиболее горячее время, несмотря на громадные цены, которые нам пришлось платить.

    Таким образом, без особо ощутительных результатов для нашей армии, нам пришлось влить в американский рынок колоссальное количество золота, создать и оборудовать на наши деньги массу военных предприятий; другими словами, произвести на наш счет генеральную мобилизацию американской промышленности.

    В меньшей степени, но все же довольно значительной, мы сделали то же самое и для промышленности Англии, Франции и Японии.

    В итоге, мы сознательно помогли и этим странам в столь трудном деле, как развитие военной промышленности.

    Естественно возникает вопрос: была ли крайняя, что называется, до зарезу, необходимость в этих заграничных заказах, поглотивших столько миллиардов? Приходится ответить, что при создавшихся условиях нашей собственной неподготовленности многие заказы, как, например, на порох, взрывчатые вещества, станки и металлы, были действительно неизбежны.

    В то же время необходимо отметить, что при более спокойном и внимательном отношении к этому делу можно было бы в значительной степени сократить число потраченных миллиардов, если бы, ограничиваясь заказами перечисленного выше и приобретением необходимого заводского оборудования, обратиться к развитию военной промышленности у себя и тем самым не допустить развития ее в других государствах за наш счет. Если бы так было поступлено с того момента, как выяснился истинный масштаб войны, то ныне картина была бы, конечно, иная.

    Но упущенного все равно не вернуть, и бесполезно заниматься дальнейшими рассуждениями на эту тему. Ныне перед нами встает иная задача, важности необыкновенной: хоть теперь стать на правильный путь, т. е. во что бы то ни стало избавиться по части боевого снабжения от иноземной зависимости и добиться того, чтобы наша армия все необходимое для себя получала бы у себя дома, внутри России.

    При колоссальных, неисчерпаемых естественных богатствах России в этом нет ничего неосуществимого, и добиться этого можно и должно, тем более что ведь совершенно неизвестно, когда кончится война и как сложатся обстоятельства не только после нее, но и в недалеком будущем, в отношении возможности беспрепятственного получения из-за границы предметов боевого снабжения. Именно на такую же точку зрения стали Франция и Англия, как это явствует из программных речей гг. Тома и Монтэгю. И действительно, без полной самостоятельности в этом отношении трудно остаться Великой Державой, несмотря ни на какие условия территории и внутренних богатств страны.

    Какие же меры должны быть приняты немедленно для выполнения поставленной задачи?

    Эти меры ясны сами по себе, они частью уже принимаются и ныне, необходимо только не затормозить их дальнейшего развития, а именно: надо в самом спешном порядке развивать свою отечественную промышленность, и притом в расчете не только на потребности текущей войны, но и в предвидении будущей.

    Но при этом необходимо использовать одно важнейшее указание минувшего опыта: для каждого отдельного производства боевого снаряжения должна быть организована своя самостоятельная группа заводов.

    В каждой такой группе основное ядро, так сказать, постоянный кадр группы, должны составить казенные заводы, которые в случаях мобилизации не только соответственно развернутся сами, но и выделят из себя соответствующий технический персонал для инструктирования остальных членов группы, т. е. однородных производств частной промышленности.

    Вне такой постановки дела немыслимо получение вполне удовлетворительных результатов в необходимый кратчайший срок. Вся мобилизация нашей промышленности в той ее части, которой пришлось мобилизоваться путем самостоятельной импровизации, может служить лучшим подтверждением вышесказанного.

    Действительно, даже такое элементарно простое производство, как: ручных гранат, мин, разного рода осветительных приборов и т. п., долго не могло наладиться собственными силами частной промышленности именно вследствие незнакомства ее с подробностями производств и отсутствия компетентного руководительства. И только когда была оказана надлежащая помощь со стороны специалистов-техников — дело пошло на лад.

    Еще лучшей иллюстрацией может служить особая организация, которой было поручено ГАУ установить на отечественных заводах производство простейшей цельнотянутой 3‑дм гранаты французского образца.

    Это производство, несмотря на то, что к исполнению были привлечены солидные заводы (каковы: Коломенский, Люберецкий, Гельферих Садэ, Лист, Гоппер, Динамо, Гакенталь, Добров и Набгольц, Мальцева, Шодуар и др.), а в качестве инструкторов — наши опытные военные техники и, кроме того, в помощь была дана еще специальная миссия французских техников, — все же дело долго не налаживалось именно потому, что привлеченные заводы раньше снарядов не делали, а сами ближайшие руководители, будучи хорошими техниками вообще, до тех пор не стояли непосредственно у производства снарядов.

    И только после того, как были командированы настоящие специалисты снарядного дела, получились соответствующие результаты; таких примеров из практики отечественной промышленности можно привести сколько угодно.

    Не менее характерные примеры можно привести из практики и заграничной промышленности. Так, всемирно известные и действительно великолепно оборудованные и мощные заводы Ремингтона и Вестингауза в Америке, а также не менее известные заводы Канадской компании долго не могли справиться с нашими военными заказами, главным образом потому, что они раньше совсем не вырабатывали предметов военного снаряжения, и их солидному техническому персоналу волей-неволей пришлось пережить все длительные «детские болезни» нового производства.

    Наконец, прямо поразительный пример: всемирно известный завод Шнейдера в Крезо еще дольше, чем американцы, не мог справиться с изготовлением наших 22‑сек. трубок, хотя он их нам же готовил 12 лет тому назад (в японскую войну). И если в неуспехах американских заводов нельзя отрицать известной доли немецкого влияния, то завод Шнейдера заподозрить в этом уже никак нельзя. В конце концов дело у него наладилось лишь после того, как его инструктировал по части наших 22‑сек. трубок наш генерал Гермониус (бывший начальник Трубочного завода) и был командирован туда наш специалист по трубкам полковник Плазовский. Этот пример в высшей степени характерен, и его следует твердо запомнить: он указывает, как легко забывается и расстраивается даже хорошо налаженное производство мощного завода, работающего к тому же все время на военный рынок, и как любое производство может быть сведено почти на нет, если оно было прекращено без оставления хотя бы небольших кадровых мастерских, где производство продолжалось бы хотя в малом размере. Поэтому было бы грубой ошибкой считать, что налаженное с такими великими трудностями производство военных припасов в нашей частной промышленности будет сохранено и для более или менее отдаленного будущего, если ему не давать заказов и в мирное время, а предоставить его собственной судьбе.

    С полной уверенностью можно утверждать, что в последнем случае их постигнет участь Шнейдера, с тою лишь разницей, что у них производство забудется гораздо скорее и восстанавливать его придется с еще большими трудностями, т. е., что называется, с азов.

    Но так как всю мобилизованную во время войны промышленность или хотя бы даже сколько-нибудь значительную часть ее нельзя будет питать казенными заказами и в мирное время, то ей неизбежно предстоит по окончании войны «демобилизация» и возвращение к обычным производствам мирного времени. А чтобы при этом не пропали столь трудно давшиеся наука и опыт войны, то в соответствующих заводах должны быть сохранены «ячейки» военных производств под непосредственным наблюдением и контролем Главного артиллерийского управления.

    Из приведенного ясно, что необходимо заранее составить строго обдуманный план мобилизации всей нашей промышленности для военных целей, положив в основу этой мобилизации твердый костяк казенных заводов, на котором можно будет впоследствии развить какую угодно мускулатуру частной промышленности; при таких условиях можно рассчитывать на быструю и продуктивную мобилизацию всей отечественной промышленности в ее целом. И если бы такой план был выработан и осуществлен у нас своевременно, то, конечно, нам не пришлось бы переживать самых тяжелых дней настоящей войны.

    Но этого, к великому несчастию России, своевременно сделано не было; так хоть теперь надо поспешить исправить прежние грехи и доделать поскорее то, что было упущено раньше. Ждать для этого окончания войны или все рассчитывать на «заграницу» нельзя.

    Не надо теперь терять ни одной минуты, и все, что можно сделать сегодня, мы не имеем права откладывать на завтра.

    Только при полном напряжении всех сил в этом направлении возможно вывести Россию на новый путь — полной независимости по части боевого снабжения нашей армии от заграничных рынков.

    В Главном артиллерийском управлении это сознавалось уже давно, задолго до настоящей войны, но в силу обстоятельств, главным образом экономического характера, не удавалось осуществить программы обширного заводского строительства. К первым робким шагам этого строительства, в масштабе, правда, довольно мизерном (определенном из опыта японской войны), было приступлено еще до начала войны. Но с началом ее и эти работы замерли, т. к. считалось, что «все равно для этой войны не поспеем», а потому и не стоит отвлекать силы и средства от работ непосредственно на оборону.

    Так потеряли почти год, после чего с великими трудностями удалось двинуть, наконец, заводское строительство, особенно по части развития и расширения уже существующих заводов, и результаты этого уже сказались довольно ощутительно. В настоящее время окончательно выработана полная программа, в соответствии с тем масштабом, какой показала эта война. Отдельные эпизоды этой новой программы уже проводятся в жизнь в той мере, как это диктуется обстоятельствами и удается по соображениям финансовым. В целом эта программа представляется в конце настоящего доклада.

    Но прежде чем перейти к ней, необходимо отметить, что ГАУ отнюдь не закрывает глаз на все трудности осуществления ее, как существующие, так [и] еще могущие возникнуть в обстоятельствах переживаемого времени, но т. к. действительность повелительно требует преодолеть их во что бы то ни стало, то ГАУ считает своим долгом настаивать на немедленном выполнении этой программы во всем ее объеме.

    Здесь уместно остановиться несколько подробнее на этих трудностях, т. к. они служат неизменными поводами для постоянных возражений при рассмотрении в междуведомственной комиссии всех представлений Главного артиллерийского управления о постройке новых заводов.

    I. Главнейшим и действительно наиболее существенным из этих возражений является следующее.

    Сейчас Россия напрягает все свои силы для удовлетворения насущных потребностей своей армии. И всем известно, что пока еще не настал тот счастливый момент, когда можно было бы с облегчением сказать, что эти потребности удовлетворены полностью. Главнейшие причины этого в настоящее время — в недостатке: рабочих, транспорта и разных сырых материалов. Поэтому было бы совершенно нецелесообразно отнимать эти элементы, столь необходимые для насущных нужд данного момента, для сооружений неопределенного будущего, причем во многих случаях можно с уверенностью предсказать, что ощутительных результатов для текущей войны от этих сооружений не будет, т. к. даже при самом ускоренном темпе стройки они, в условиях переживаемого времени, не поспеют ранее как через 2‑3 года. Следовательно, пользы ожидать от этих сооружений для текущей войны нельзя, а вред обороне, в ее настоящем положении, будет нанесен несомненный.

    II. При теперешнем недостатке техников вообще, а военных в особенности, представляется крайнее затруднение в образовании строительных комиссий, вследствие чего придется отнимать опытных техников от заводов, уже работающих на оборону, которой опять-таки будет нанесен чувствительный ущерб.

    III. Время для построек теперь самое неподходящее, т. к. цены на все — и на рабочие руки и на строительные материалы — стоят очень высокие и имеют определенное стремление повышаться и далее. Так будет, вероятно, до самого конца войны. Кроме того, валюта дается нелегко, ее приходится урывать от обороны. Поэтому в интересах и государственного казначейства и той же обороны следовало бы отложить до окончания войны все те сооружения, которые не могут быть использованы еще в течение текущей войны.

    Вот к чему сводятся главнейшие возражения против целесообразности и своевременности широкого строительства новых заводов во время войны.

    Конечно, в этих возражениях есть свои основания, но при более подробном исследовании их с государственной точки зрения они оказываются не столь существенными, чтобы из-за них затормозить начатое строительство.

    И вот почему...

    Продолжение и глава II, к сожалению доступны на первоисточнике статьи, т.к. объём поста не позволяет разместить её полностью:

    В ней приводятся соображения, на основании которых была составлена в ГАУ вышеупомянутая «Программа» казенного заводского строительства.

    Ссылка на источник: http://www.rusproject.org/node/1670

    Примечания:

    ¹* Чему уже есть примеры. (Прим. док.)

    ²* Остающаяся не покрытой производительностью существующих, а также вновь строящихся и проектируемых казенных заводов. (Прим. док.)

    ³* Цена 1915 г. (Прим. док.)

    ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 549. Л. 329‑340. Типогр. экз.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 895 записей в блогах и 8911 комментариев.
    Зарегистрировался 41 новый макспаркер. Теперь нас 5018597.