Квартирный вопрос

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Олег  Модестов перепечатал из ariston777.kamrbb.ru
    3 оценок, 162 просмотра Обсудить (0)

    курьёзы жилищной статистики в СССР 

    они – люди как люди. Любят деньги, 
    но ведь это всегда было… Человече- 
    ство любит деньги, из чего бы те ни 
    были сделаны, из кожи ли, из бумаги 
    ли, из бронзы или из золота. Ну, лег- 
    комысленны… ну, что ж… и мило- 
    сердие иногда стучится в их сердца… 
    обыкновенные люди… в общем, напо- 
    минают прежних… квартирный вопрос 
    только испортил их… – и громко прика- 
    зал: – Наденьте голову. 
    М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» 

    [img]https://newsland.com/static/u/content_image_from_text/22052019/6754622-4518611.jpg[/img]

    Современные многоквартирные дома 

    В настоящее время многие «настоящие коммунисты», как любят называть себя члены КПРФ, особенно с длинным партийным стажем, позволяющим им заявлять, что они вопреки всему не предали коммунистическую идею, любят заявлять, что в СССР у партноменклатуры, конечно, были определённые привилегии. И, эти привилегии да, иногда были необоснованно завышены, но они не идут ни в какое сравнение с теми колоссальными богатствами, которыми сегодня пользуются новые русские олигархи, или западные миллиардеры. Так ли это?! Это очень непростой вопрос. 
    Непростой потому, что советская номенклатура, весь период своего существования, тщательно скрывала истинный уровень своего материального благосостояния. Скрывала, поскольку активно изображала из себя «слуг народа», не имеющих особых привилегий, но зато денно и нощно заботящихся «о счастье всех трудящихся на нашей Земле». 
    И всё же попробуем с этим разобраться. 
    А не поздно разбираться то, собрались? Может спросить искушённый читатель. 
    Представьте себе, нет. Напротив. Время разобраться с этим ещё не пришло. И в интересах каждого непривилегированного жителя нашей страны начать разбираться с этим сейчас, если он хочет, чтобы это время вообще пришло когда-нибудь. 
    «Шила в мешке не утаить», давно говорят в народе, правильно говорят. Такое «шило» советской номенклатуры, это именно квартирный вопрос. И неслучайно гений Михаила Афанасьевича Булгакова, на фоне многогранной советской действительности, вычленил именно его. Михаил Афанасьевич предупреждал, что его роман «Мастер и Маргарита» «ещё принесёт сюрпризы». Льщу себе надеждой, что эта скромная статья и есть один из таких сюрпризов. 
    У номенклатуры в СССР были все возможности утаить, сколько реально средств она тратит на всевозможные учреждения и мероприятия с приставкой «спец», поскольку обеспечение благосостояния номенклатуры в СССР никогда не финансировалось «отдельной строкой», как это обычно говорится в финансовых документах. Но с квадратными метрами жилья ситуация всё же несколько другая. Их спрятать намного труднее, поскольку квадратные метры жилья это недвижимость, а недвижимость, если, конечно, она не спрятана под землю, и засекречена, в виде противоатомных бункеров, теоретически всегда можно учесть и посчитать. 
    Конечно, «Бывает ложь, бывает большая ложь, бывает чудовищная ложь, и бывает статистика», к этому нужно добавить, что для советской статистики практически везде были характерны приписки. И, тем не менее, проанализировать данные ЦСУ СССР, имеет смысл. Естественно, мы не будем говорить о противоатомных бункерах, мы поговорим о нормальном жилье, выстроенном именно в квадратных метрах на территории СССР. И обратим особое внимание на «странности» в этом вопросе. Поскольку именно «странности» в кавычках, и позволяют вытащить «шило», так сказать: «за ушко, и на солнышко». 
    Приступим. 
    Согласно советскому жилищному законодательству советский трудящийся имел норму жилплощади 9-12 кв. метров на человека. Конечно, в развитых капиталистических странах «рабочих нещадно эксплуатируемых проклятыми империалистами» эта норма удивляла тем, что она настолько мала. И поэтому многие западные компартии, искренне считали её гарантированным минимумом жилплощади в СССР, и именно в таком виде и представляли этот вопрос в своей пропаганде. Хотя, конечно, у них и не было другого выхода. Иначе сложно было бы пропагандировать «преимущества развитого социализма», перед рабочим в той же Франции, ФРГ или США, имевшем квартиру, с большой комнатой для себя с женой, с отдельными комнатами для двух-трёх детей, и просторной и хорошо обставленной гостиной, а нередко и собственный дом со всеми удобствами. 
    Между тем, 12 кв. метров, в СССР, были далеко не гарантированным минимумом, а, напротив, разрешённым максимумом. 
    Жилплощадь свыше 12 кв. метров при Сталине просто изымали, позже заставляли оплачивать в тройном размере. В СССР был так же, своего рода «жилищный минимум» – 5 кв. метров. Причём этот жилищный минимум был именно «своего рода», поскольку его никто и никогда не гарантировал. Дело в том, что официально считалось, что если советская семья имеет жилплощадь менее 5 кв. метров на человека, то она имеет право «на улучшение жилищных условий», как это в те годы звучало в исполкомовских документах. И на этом основании семья заносилась в «список очередников», продвигавшийся крайне медленно, в нём можно было «стоять на очереди» и двадцать и тридцать, а иногда и сорок лет. При этом даже по официальным данным 20 % советских семей жили в коммунальных квартирах, нередко всей семьёй в одной комнате, и в общежитиях. Тем, кто знает не понаслышке, что такое квартирный вопрос в СССР, очевидно, что эти данные несколько занижены, а возможно и не несколько, а существенно. 
    Зная эти цифры, сразу вольно или невольно задаёшь себе вопрос: А на каких условиях обеспечивалась жильем советская номенклатура? Вопрос для обычного советского человека очень непростой, а точнее, в принципе не разрешимый. Конечно, нельзя сказать, чтобы люди в СССР не представляли, что номенклатура обеспечивается жильём на совершенно других условиях. Общее представление особенно у москвичей было. И люди знали, что росли, и росли в лучших кварталах городов отличные дома ЦК, обкомов, горкомов, горисполкомов и Советов Министров, издали показываемые зарубежным туристам в качестве новостроек для советских трудящихся. С 6-8 комнатными квартирами, нередко двухэтажными, оборудованными самым лучшим сантехническим оборудованием, не только с унитазами, но и биде. С великолепными, хромированными бесшумными лифтами, с встроенными внутрь домов элитными детскими садами и многим другим. И, тем не менее, истинного положения с жилищным благосостоянием советской номенклатуры средний советский человек не знал. Поскольку она не выставляла всего этого великолепия напоказ в городах. 
    Все же «успехи в грандиозном жилищном строительстве», львиная доля квадратных метров из которого присваивалась номенклатурой, записывались в «общий котёл», и подавались в статистике как «жильё, построенное для советского народа». При этом процент вранья здесь был очень высок, точно какой до сих пор не знает никто. Вот примеры. 
    Так в 1975 году ЦСУ СССР опубликовал данные о положении с жилплощадью в стране. Оказалось, что на одного человека приходилось 7 кв. метров полезной жилплощади. На XXVII съезде КПСС (1986 год) уже было объявлено, что на одного жителя приходится 14,6 кв. метра[1]. Как стало возможным такое статистическое чудо – численность населения СССР выросла тем временем на 27 млн. человек?! Однако подобные чудеса в советской статистике случались, так что попробуем исходить из новых данных. 
    Итак, что же получается? 14,6 кв. метра на человека – это значит 58,4 кв. метра на среднюю статистическую семью из четырех человек. Что ж, это хотя и скромная, но приличная трехкомнатная квартира: 18,4 кв. метра – кухня, санузел и прихожая, и комнаты – одна 18 и две по 11 кв. метров. То есть, квадратные метры позволяли в 1986 г. дать каждой советской семье хорошую трёхкомнатную квартиру. В такой ситуации вообще непонятно, зачем понадобилась позорно провалившаяся горбачёвская программа «Жильё – 2000», обещавшая обеспечить каждую советскую семью к 2000 г. отдельной квартирой. В СССР, если верить статистике, для этого уже вполне было достаточно кв. метров. 
    Однако даже Госкомстат СССР не решился бы сказать, что у каждой советской семьи есть такая квартира, поскольку, всё населении СССР «умерло бы со смеху». 
    Так куда же делись кв. метры?! 
    Может быть, неблагополучие с жильем – результат концентрации населения в крупных городах, куда люди стремились переехать, спасаясь от жуткого товарного дефицита в провинции? 
    Давайте посмотрим, и возьмём примером столицу нашей родины – Москву, на квартирный вопрос в которой, в своё время, и обратил внимание герой Булгакова Воланд. Что ж Воланд был прав, и не только касательно сталинских времён. Москва была дико перенаселена и в 1986 году (9 миллионов населения). В Москве в длиннейшие списки очередников действительно заносили лишь тех, у кого жилплощадь была менее 5 кв. метров на человека. И тут же выясняется одно, и очень интересное «но»… По Москве средняя цифра жилплощади была не 9 – 12 кв. метров на человека, а почему-то 17 кв. метров. Вот такие вот курьёзы статистики, которые здорово напоминают среднюю температуру по больничной палате. В Москве много членов класса номенклатуры, и просторность их квартир такова, что она в корне меняет среднюю цифру и делает Москву статистически самым обеспеченным жилплощадью крупным городом Советского Союза. Известно, что по фактическому наличию в Москве жилплощади уже тогда, а не в светлом коммунистическом завтра средняя статистическая семья из четырех человек должна была иметь квартиру 60 кв. метров. 
    То есть, если распределить жильё по Москве так, как требовало советское жилищное законодательство, то можно дать каждой московской семье, квартиру в 60 кв. метров. Или, учитывая, что у среднестатистического москвича не было даже 9 кв. метров жилья на человека, жилищные условия каждого москвича можно было бы улучшить более чем в два раза. Или, например, заселить в Москву не 9, а 20 миллионов человек. Если бы это сделать действительно по советскому жилищному законодательству, то хуже жилищные условия для простых людей в Москве бы не стали. 
    Вопрос, который отсюда вытекает, способен ошарашить до шокового состояния: Куда делось более 50 % кв. метров жилья в Москве?! Кто и на какие цели его забрал?! Ответить на обе части вопроса очень нетрудно. Более 50 % жилья в Москве занимает номенклатура, составляющая менее 3-4 % населения столицы. Сколько точно до сих пор никто не знает, известно только, что с тех времён её количество весьма существенно возросло. 
    Может ли подобная колоссальнейшая пропасть в благосостоянии между номенклатурой и остальным населением СССР как-то быть оправданна, даже если подобное положение с распределением жилья было только в Москве?! 
    Я лично не вижу не одного оправдания. О каком интересно отсутствии эксплуатации человека человеком в СССР можно говорить даже в принципе, если номенклатура Москвы забирала себе больше кв. метров жилья, чем всё население города вместе взятое?! 
    И всё же. Сам собой возникает вопрос: Может быть, в провинции номенклатура наглела меньше?! Может там, нет настолько колоссальнейшей пропасти?! 
    В 1989 году, по сообщению Госкомстата СССР[2], «обеспеченность населения жильем составила уже не 14,6, а 15,8 кв. м общей площади», в том числе жилой площади – 10,6 кв. метра. Что получается? Получается средняя советская семья – муж, жена, двое детей да ещё бабушка – имеет квартиру 79 кв. метров, в том числе жилой площади – 53 кв. метра и подсобной – 26 кв. метров. Реально это означает примерно следующее, 5-комнатная квартира: в том числе комната родителей 15 кв. метров, 3 комнаты по 9 кв. метров для детей и бабушки, гостиная – 11 кв. метров, столовая-кухня – 12 кв. метров, санузел – 6 кв. метров, прихожая – 8 кв. метров. То есть, обеспеченность жильём советских людей, в провинции, если исходить из кв. метров, должна быть выше, чем в Москве. Однако Госкомстат не даёт впасть в такую иллюзию. И тут же сообщает, что, из проживающих в городах СССР семей «каждая пятая стоит на очереди для получения жилой площади (из них треть – от 5 до 10 лет и 18 процентов – свыше 10 лет)». Но позвольте, на очередь ведь ставят, если в семье не более чем по 5 кв. метров на человека! Значит, 20% городских семей недополучают 5,6 кв. метра на человека и на протяжении немалой части жизни не могут добиться причитающейся им жилплощади. Ещё один курьёз?! 
    Так куда вновь делись пресловутые кв. метры? Неужели их забрало себе сельское население? Смешно! В народном хозяйстве СССР было занято 139 млн. человек, а колхозников – всего 11,6 млн., то есть 8,3%. Если бы это было так, то советские колхозники жили бы во дворцах, которым завидовали бы монархи. А этого нет и близко. 
    Так куда делось, в лучшем случае, 50 % кв. метров жилья построенного в СССР согласно советской же жилищной статистики? 
    И вот здесь невольно возникает вопрос: А может быть это всё же преувеличение?! 
    Может быть курьёзы советской жилищной статистики это именно курьёзы, поскольку номенклатура совсем уже завралась с приписками?! Как могла номенклатура, составляющая менее 2-3 % населения, а по официальным данным менее 1 %, забрать себе более 50 % квадратных метров жилья в стране?! Хорошо, квартиры у них действительно были «крутые», во всяком случае, начиная с уровня союзных и республиканских министров, министров автономных республик, секретарей обкомов и крупных горкомов, работников ЦК, генералов и маршалов и т.д. Но ведь это были именно квартиры, а подобное возможно, только если у них были дворцы. Безусловно, правильная мысль. То, что с приписками номенклатура немыслимо завралась видно невооружённым глазом. И именно квадратные метры жилья, может быть как ничто больше, показывают, что, так как врала советская номенклатура собственному народу, не врал больше никто, нигде и никогда. 
    Но вопрос были ли у советской номенклатуры дворцы, тем не менее, имеет полное право быть заданным. 
    Так были ли дворцы у советской номенклатуры? 
    Да были. 
    Давайте на них, наконец, взглянем. 
    Высшая советская номенклатура имела столько жилья, сколько не мог себе позволить ни один западный миллиардер. Тот же Сталин, «известный своей скромностью в быту», завёл себе массу резиденций в разных концах страны «которых с годами становилось всё больше и больше...»[3] ещё до войны. 
    Продолжали строить их и после войны. В первом же послевоенном году, когда на огромных пространствах от западной границы страны до Волги были лишь руины, строительство дач развернулось с новой силой. Дочь Сталина Светлана Аллилуева сообщает об автомобильной поездке Сталина на юг летом 1946 года, предпринятой им якобы с целью «посмотреть своими глазами, как живут люди». Жили же те в развалинах и землянках. И вот, повествует далее Светлана, «...после этой поездки на юг там начали строить еще несколько дач – теперь они назывались «госдачи»... Построили дачу под Сухуми, около Нового Афона, целый дачный комплекс на Рице, а также дачу на Валдае»[4]. 
    Все эти строения и сегодня – госдачи или правительственные санатории. Сталин «строил всё новые и новые дачи на Чёрном море... ещё выше, в горах. Старых царских дворцов в Крыму, бывших теперь в его распоряжении, не хватало; строили новые дачи возле Ялты»[5]. Строились сталинские дачи и на Севере. 
    «Только под Москвой, не считая Зубалова... и самого Кунцева, были ещё: Липки – старинная усадьба по Дмитровскому шоссе, с прудом, чудесным домом и огромным парком с вековыми липами; Семёновское – новый дом, построенный перед самой войной возле старой усадьбы с большими прудами, выкопанными ещё крепостными, с обширным лесом. Теперь там «государственная дача», где происходили известные летние встречи правительства с деятелями искусств»[6]. 
    А кроме того, были многочисленные дачи в Грузии: огромная дача на море в Зугдиди; резиденция в районе водного курорта Цхалтубо; были и другие. Сталину и членам его Политбюро надо было бы буквально разорваться, чтобы отдыхать на всех этих дачах. С. Аллилуева вспоминает: 
    «Отец бывал там очень редко — иногда проходил год, — но весь штат ежедневно и еженощно ожидал его приезда и находился в полной боевой готовности»[7] – разумеется, за государственный счет. 
    А как выглядели дачи остальных членов Политбюро? Послушаем снова Аллилуеву: «Дача Берия была огромная, роскошная. Белый дом расположился среди высоких стройных сосен. Мебель, обои, лампы – всё было сделано по эскизам архитектора... В доме было кино – как, впрочем, и на дачах всех «вождей»[8]. 
    «Квартира и дача Молотова отличались хорошим вкусом и роскошью обстановки... Дом Молотова... был роскошнее всех остальных"[9] . «Ворошилов любил шик. Его дача под Москвой была едва ли не одной из самых роскошных и обширных... Дома и дачи Ворошилова, Микояна, Молотова были полны ковров, золотого и серебряного кавказского оружия, дорогого фарфора... Вазы из яшмы, резьба по слоновой кости, индийские шелка, персидские ковры, кустарные изделия из Югославии, Чехословакии, Болгарии – что только не украшало собой жилища «ветеранов Революции»... Ожил средневековый обычай вассальной дани сеньору. Ворошилову как старому кавалеристу дарили лошадей: он не прекращал верховых прогулок у себя на даче, – как и Микоян. Их дачи превратились в богатые поместья с садом, теплицами, конюшнями; конечно, содержали и обрабатывали всё это за государственный счёт»[10]. 
    Дачи верховных номенклатурщиков действительно ничем не отличались от феодальных дворцов. Они были украшены не только редкостными и дорогими вещами, но и по примеру родовых поместий – портретами членов фамилии. Так, о Ворошилове С.Аллилуева сообщает: «...аляповатые портреты всех членов его семьи, сделанные «придворным академиком живописи» Александром Герасимовым, украшали стены его дачи. ...Деньги «академику» заплатило, конечно, государство»[11]. 
    Как в аристократических поместьях, на дачах номенклатурных вождей были созданы ни гроша им не стоившие обширные библиотеки. С.Аллилуева пишет: «У Ворошилова, Молотова, Кагановича, Микояна были собраны точно такие же библиотеки, как и на квартире у моего отца. Книги посылались сюда издательствами по мере их выхода из печати – таково было правило. Конечно, никто за книги здесь не платил»[12]. 

     

    Руководство любило и оберегало свои госдачи. Рассказывали, что во время боёв под Москвой в 1941 году группа солдат во главе с лейтенантом испортила что-то на даче А. А. Андреева, считавшегося одним из самых непритязательных членов сталинского Политбюро. Непритязательный Андреев приказал расстрелять лейтенанта. 
    Между тем собственно никакого реального ущерба Андреев не понёс: дачи для именитых владельцев восстанавливались так же бесплатно, как и строились. С.Аллилуева вспоминает: «Обширная трехэтажная дача Ворошилова с громадной библиотекой сгорела дотла после войны из-за неосторожности маленького внука... Но дачу быстро отстроили снова в тех же размерах»[13]. 
    Изменилось ли что-нибудь после Сталина?! 
    Нет! И близко не изменилось! 
    Например, дача члена Политбюро, министра обороны СССР маршала Язова имела полезную площадь 1380 кв. метров, а «приусадебный участок» — 16,7 га[14]. Это не дача, а латифундия с большим дворцом. 
    Борис Ельцин описал, как он нежился в номенклатурном великолепии в качестве кандидата в члены Политбюро. Предоставленную ему госдачу занимал до него Горбачев, пока не переехал в специально выстроенную великолепную дачу-дворец. Однако и доставшаяся Ельцину дача была отличной. Вот что он пишет: «Когда я подъехал к даче в первый раз, у входа меня встретил старший караула, он познакомил с обслугой – поварами, горничными, охраной, садовником и т. д. Затем начался обход. Уже снаружи дача убивала своими огромными размерами. Вошли в дом – холл метров пятьдесят с камином комната, вторая, третья, четвертая, в каждой цветной телевизор, здесь же на первом этаже огромная веранда со стеклянным потолком, кинозал с бильярдом, в количестве туалетов и ванн я запутался, обеденный зал с немыслимым столом метров десять длиной, за ним кухня, целый комбинат питания с подземным холодильником. Поднялись на второй этаж по ступенькам широкой лестницы. Опять огромный холл с камином, из него выход в солярий – стоят шезлонги, кресла-качалки. Дальше кабинет, спальня, ещё две комнаты непонятно для чего, опять туалеты, ванные. И всюду хрусталь, старинные и модерновые люстры, ковры, дубовый паркет и всё такое прочее»[15.] 

    [img]https://newsland.com/static/u/content_image_from_text/22052019/6754622-4518612.jpg[/img]

    Ночной город 

    Не отставали от партийных боссов и чины пониже. Например, вот дача главного инспектора Министерства обороны СССР, так называемый «объект № 10»: 341 кв. метр, 9 комнат, мрамор и гранит. Участок свыше 2 гектаров, пруд. Расходы на эту дачу составили 343 тысячи рублей. Это у генералов. А у маршалов и дачи просторнее, и участки больше. Маршал Ахромеев жил в даче площадью свыше 1000 кв. метров, а участок при ней был 2,6 га. Скромный маршал! Его коллега маршал Соколов имел дачу 1432 кв. метра на участке более 5 га[16]. 
    Вот таким вот образом и получались «странности» с кв. метрами жилья. В которых, на самом деле, нет ничего странного. Всё жилищное строительство ведь велось «для советского народа», а какую долю кв. метров забирала себе номенклатура, как никто не знал, так не знает, и по сей день. 
    Стоит ли удивляться настолько злому стихотворению Александра Галича? 

    Мы поехали за город, 
    а за городом дожди, 
    а за городом заборы, 
    за заборами – Вожди. 

    Там трава не смятая, 
    дышится легко, 
    там конфеты мятные 
    «Птичье молоко». 

    Там и фауна и флора, 
    там и галки и грачи, 
    там глядят из-за забора 
    на прохожих стукачи. 

    Ходят вдоль да около, 
    кверху воротник... 
    А сталинские соколы 
    кушают шашлык! 

    А ночами, а ночами 
    для ответственных людей, 
    для высокого начальства 
    крутят фильмы про б... 

    И, сопя, уставится 
    на экран мурло... 
    Очень ему нравится 
    Мэрилин Монро! [17] 

    Конечно, ясно, что 50 % кв. метров жилья в СССР номенклатура забрать себе не могла, и главное значение здесь имеют приписки «в успехах в грандиозном жилищном строительстве». Но сколько реально процентов кв. метров жилья, при указанном раскладе могла забирать себе номенклатура? Можно только предполагать. Но на этом фоне вполне обоснованным выглядит предположение, что 20-25 % кв. метров жилья номенклатура всё же себе забирала. И тут ведь нужно добавить, что номенклатурные квадратные метры стоили несравнимо дороже, чем квадратные метры для простых людей. И их строительство, и их обеспечение. Не сложно предположить, сколько стоит только обеспечение энергией одной «госдачи». А сколько стоят услуги охраны? А сколько обслуживающего персонала? К тому же, во всяком случае, у высшей номенклатуры, это спецжильё нередко годами простаивало, поскольку элементарно выбраться в многочисленные резиденции было затруднительно. И задуматься, так какая же часть капитальных вложений в СССР, расходовалась на благосостояние номенклатуры. 
    Зная эти факты уже сложно поверить, что настолько дикие расходы были только на номенклатурное спецжильё. В перестроечные и первые постперестроечные годы было встал вопрос, во сколько же действительно, и не только в рублях, но и в процентах от госбюджета обходились народу: спемагазины, спецстоловые, спецсанатории, спецбольницы и многое другое «спец». Встал, и тут же тихой сапой был снят. «Борцы с коммунизмом», во главе с Ельциным, почему-то не захотели его обсуждать. И по телевидению и в газетах пошли неуклюжие объяснения, что «это мизер». Анализ ситуации с квадратными метрами жилья позволяет себе, наконец, представить истинный размер этого «мизера». И можно только поражаться бездне пропасти между советской номенклатурой и простыми людьми. И вспоминая фантастический роман «Час Быка» другого выдающегося советского писателя Ивана Ефремова понимаешь, кого он имел в виду, когда писал: «Вас миллионы ни о чём не заботящихся, кроме себя, своих привилегий, равнодушных паразитов, без совести, морали, долга. Вы уклоняетесь от своих прямых обязанностей и в то же время берёте себе в сотни раз больше, чем здесь даётся любому другому члену общества. Какие убеждения позволяют вам действовать подобно грабителям, довершая дело ваших глупых предшественников, истощивших ресурсы планеты и человечества Ян-Ях? Неужели не кружится у вас голова при взгляде в огромную пропасть между вами и народом?» 
    Иван Ефремов имел в виду далеко не олигархию фантастической планеты Торманс, он имел в виду вполне реальную советскую номенклатуру, которую в сатирической форме, он беспощадно, и разоблачил в этом романе. 
    И именно в настоящее время «квадратные метры» заставляют задуматься о многом. 
    Во-первых, о том, почему правда, о кв. метрах жилья по сей день, не стала в «новой России» достоянием народа. 
    В-вторых, почему по сей день в стране мало известны книги Милована Джиласа, Михаила Восленского, Льва Троцкого (того самого Троцкого) разоблачающие диктатуру номенклатуры в СССР. 
    Тот же Лев Троцкий в своё время достаточно указывал на процесс обюрокрачивания партийного аппарата в СССР и на то, что в результате вместо диктатуры пролетариата создалась «диктатура над пролетариатом»[18]. После того, как убийца из НКВД Рамон Меркадер ликвидировал Троцкого, приверженцы последнего, в частности Эрнест Мандель [19], продолжали писать о развитии бюрократии в Советском Союзе. 
    По мнению троцкистов, еще в двадцатые годы бюрократия «политически Экспроприировала» рабочий класс и сделалась привилегированным общественным слоем; теперь необходима антибюрократическая революция в интересах рабочего класса, чтобы действительно построить социализм [20]. 
    Однако об этом ни «настоящие коммунисты», ни «пламенные борцы за демократию» почему-то по сей день не проронили не слова. И вот уже 23 года, начиная с 1985 г., призывали и призывают бороться «с диктатурой КПСС», «новыми русскими олигархами», «против «жидов» за великую Россию», но никак не призвать к ответу тех, кто был и остаётся истинным хозяином положения в нашей стране. Ведь практически вся номенклатура брежневско-горбачёвского периода как сидела, так и сидит в своих креслах. И её реальная власть в «новой России» не только не уменьшилась, а напротив возросла. 
    Только теперь они называют себя не «коммунистами», а «людьми либеральных убеждений», «поборниками демократии», «сторонниками прогрессивного развития». 
    Ведь все «госдачи», спецсанатории, спецбольницы и т.д. как были в распоряжении номенклатуры, так и остались. И разве дело только в этом? Сегодня, почему-то, никто не задаётся вопросом: Кто на самом деле выиграл от «перестройки и демократизации»?! 
    А ведь ответ очевиден. Жители Рублёвки в неофициальных беседах любят подчёркивать, что для них «практически ничего не изменилось». Но это они скромничают. Их женщины, правда, охотно рассказывают, что одно заметное изменение всё же есть. Раньше надо было идти за «шмотками» в спецсекцию ГУМа. Нет, признают они, конечно в спецсекции было всё самое лучшее, и не только импортное, был и очень хороший советский товар, либо произведённый для Внешпосылторга, либо для нас. Но сейчас, конечно, другое дело. Сейчас, было бы желание, можно слетать в лучшие салоны и на лучшие выставки в Лондон, Париж, Нью-Йорк, а там шопинг, безусловно, намного интереснее. Потом, подумав, добавляют, что есть ещё одно изменение. Больше стало иномарок. Нет, раньше они тоже были, но если вызывать машину с шофёром, то приезжали чёрная «Волга», «Чайка» или ЗИЛ, в зависимости от положения, теперь в основном тоже иномарки. 
    Но они забывают, и ведь, что интересно, похоже, и в самом деле просто забывают, добавить. Что теперь те же лимузины можно иметь не только в коллективной (государственной) собственности. Теперь их можно иметь и в собственности личной, и не один и не два. Что теперь можно иметь в своём распоряжении не только «госдачи», но и дачи личные, и не только во многих регионах нашей страны, но и за рубежом, и во многих странах. Самое же главное, всё это теперь уже не нужно прятать за высокими заборами, равно как и не нужно строить из себя, подчёркнуто аскетичных «борцов за светлое завтра». Напротив, теперь престижно, или, как сейчас принято говорить «гламурно – восхитительно и удивительно», как они любят переводить «для профанов» это слово, выставлять своё благосостояние напоказ, поскольку «это свидетельство того, что мы успешные люди». 
    Да только кто заплатил за этот успех?! За него заплатил десятилетия грабившийся номенклатурой в СССР, и окончательно ограбленный ей в ходе «перестройки и демократизации» народ. И продолжает платить, влача существование, в нищете. 
    Русская интеллигенция же продолжает задаваться тремя вечными вопросами: Что происходит? Кто виноват? Что делать? 
    Действительно, это ж так трудно понять, кого нужно призвать к ответу за то, что творилось при «реальном социализме» и продолжает твориться, только ещё в более мерзких формах в «новой России». 
    Ленин в своё время писал: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» [21]. Правильно писал. Да только кто теперь об этом помнит? А даже если и помнит, то про себя безисходно говорит: «Ничего нельзя сделать». 
    И мне вновь невольно вспоминается Иван Ефремов, ещё одна его цитата из «Часа Быка»: «Там, где люди сказали себе: «Ничего нельзя сделать», знайте, что Стрела поразит всё лучшее в их жизни». 
    Придворные номенклатурные политологи сегодня любят порассуждать, что в России сейчас демократия. А потом добавить, что в России сейчас капитализм, а законы капитализма, как и законы жизни, жестокие законы, и нравится нам это, или не нравится, но таковы законы, и такова жизнь. Да только какой же это «к чёрту» капитализм?! 
    Разве при капитализме господствующим классом является класс номенклатуры? В условиях капитализма вообще нет такого класса, поскольку там чиновник не является реальным собственником средств производства. Он там только менеджер, даже если он министр или президент. И капиталисты в любой момент могут выкинуть его с работы и взять нового. В наших же условиях всё наоборот. Номенклатура как стояла над всеми в СССР, так и продолжает стоять. А если же капиталист, или как сейчас «шибко грамотно» говорят «олигарх» возомнит что-либо о себе, то разговор с ним короткий. И русские капиталисты искусственно созданные номенклатурой в ходе «перестройки и демократизации» хорошо это усвоили благодаря примерам Березовского, Гусинского и Ходорковского. 
    Сегодня мы все живём в условиях социальной химеры. И для того чтобы действительно найти из неё выход, прежде всего, нужно осознать, кого следует призвать к ответу за всю ту мерзость, которая творилась в Советском Союзе и продолжает твориться, по сей день, только теперь не именем коммунизма, а именем демократии. Великий русский учёный Владимир Иванович Вернадский учение которого – учение о ноосфере, стало основой для творчества уже дважды упоминаемого мною советского писателя И.А. Ефремова, и большая часть теоретического наследия которого по-прежнему скрыта в номенклатурных спецхранах писал: ««Мне чужд капиталистический строй, но чужд и здешний. Царство моих идей впереди...» [22]. Ещё в 30-40 годы ХХ столетия, показав, что будущее не за капитализмом, и не за системой, которую вернее всего назвать номенклатурной, а за совершенно новой организацией общества, в основу которой ляжет осознание человечеством и человеком своего места на Земле и во Вселенной. Я очень надеюсь, что уже не за горами время, когда мы вспомним, о теоретическом наследии В.И. Вернадского. 

    Ссылки: 

    1. «Правда», 3 марта 1986 г. 
    2. «Известия», 28 января 1990 г. 
    3. С. Аллилуева. Двадцать писем... с. 122. 
    4. Там же, с. 177. 
    5. С. Аллилуева. Только один год, с.348. 
    6. С. Аллилуева. Двадцать писем... с. 122. 
    7. Там же, с. 122. 
    8. С. Аллилуева. Только один год, с.357. 
    9. Там же, с. 351. 
    10. Там же, с. 347 - 348. 
    11. Там же, с. 348. 
    12. Там же, с. 349. 
    13. Там же, с.349. 
    14. См. «Огонек», № 21, 1990. 
    15. См. Б. Ельцин. Цит. соч., с. 73. 
    16. 30. См. «Огонек», № 21, 1990. 
    17. А. Галич. Поколение обреченных. Франкфурт-на-Майне, 1974 с. 228-229. 
    18. См. L. Trotzki. Die verratene Revolution. Frankfurt a. M., 1968. 
    19. E. Mandel. Uber die Burokratie. "Die Internationale", Nr. 2, Hamburg. 1974. 
    20. См. Sozialwissenschaftliche Information fur Unterricht und Stu-dium, 1973, H. 1. 
    21. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, с. 47. 
    22. В. И. Вернадский, Дневник, «Владимир Вернадский», серия «Открытия и судьбы», Москва, «Современник», 1993г., с.298 

    Андрей Козлович 
     

      0

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 883 записи в блогах и 9839 комментариев.
    Зарегистрировался 21 новый макспаркер. Теперь нас 5018027.