II. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ХРИСТА или великая популярная история

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Miri Silvermiri написалa
    4 оценок, 825 просмотров Обсудить (0)

    Глава2. В поисках Иисуса Христа

    При исследовании истоков христианства наше внимание, естественно, было обращено к его основателю и объекту поклонения, Иисусу Христу, история которого изложена в Новом Завете. Во всем мире на протяжении веков к этому чудотворцу проявлялись невероятно большой интерес и притяжение, было написано огромное количество томов с толкованием Нового Завета и глубокого поиска того немногого, что касалось его природы и исторического фона, Были составлены тысячи его биографий. Последователи продолжают выискивать человеческие черты посланца Божьего, к которому их можно было бы отнести. Понятно поэтому, принимая во внимание потраченные время и энергию, что все, относящееся к христианству и его легендарному основателю, очень важно для западного мышления и культуры, а также – и для растущего значения восточного мира. Тем не менее, мало что получилось в результате всех этих усилий. Реальный Иисус остается фантомом, мутирующим под потребности времени и очевидцев.

    Было вообще сказано, что Иисус – это все и для всех. Это утверждение истинно, поскольку с раннего времени его природа и характер толковались и перетолковывались в соответствии с культурными запросами его адептов и представителей.

    Как пишет Бартон Мэк (Burton Mack) в своей книге «Потерянное евангелие от Q»:

    «На протяжении истории христианства фигура Иисуса Христа многократно менялась в соответствии с социально-культурными изменениями. В период до Константина, когда епископы занимали свои места как главы церквей, Христос изображался добрым пастухом, направляющим свое стадо к дому. После Константина, Христос изображался победителем смерти и правителем мира. В средневековый период, когда церковь стала проводником социально-культурной традиции, история Христа переходит с креста (или могилы) – к престолу суверенности, осуждения и спасения на небесах, акцентируясь на  представлении Христа как символа по-настоящему понятного трехмерного мира. Несколько позднее, мы видим появление готического Христа, затем – Распятого Христа, человека из Галилеи, Космического Христа, женоподобного Христа и т.д. В каждом случае требовалась перестройка для того, чтобы адаптировать мифический мир к новым социальным потребностям и культурным системам познания». 26

    Иисус начал свое единоличное правление, когда сыновья Бога и священные цари были в жутком гневе. После страшного и кровавого средневекового беспорядка он, однако, превратился в умах отчаявшихся в доброго морального наставника человечества, поскольку стало очевидным, что он не мог сверхъестественным образом быть в ответе за церковь его имени, которая мучила и уничтожала миллионы. Во время политических событий ХХ века, Иисус считался героем-революционером, который боролся против угнетателей, и даже коммунистом.

    Когда стали известными разные индийские гуру и йоги с их магичесакими трюками, стало модным помещать Иисуса в Индию и/или Тибет. В то время также происходил взрыв психоделии, так что Иисус вскоре првратился в волшебный гриб. В последнее время в движении «Новое время», родившемся на пике возрождения спиритуализма, он стал «Космическим Христом» и «Христовым Сознанием». Он также стал чернокожим, белым, верховным владыкой, геем, женщиной, еретиком, «средиземноморским крестьянином», обыкновенным убийцей, которого зовут вовсе не Иисус, мудрецом-киником, арабом, а также мужем Марии Магдалены и отцом многочисленного потомства, от которого происходит одна из королевских фамилий Европы. Сегодня, с популярными рассказами об УФО и внеземных цивилизациях, Иисус стал пришельцем со свреъестественными способностями, представителем высшей расы с некоей группой пришельцев, претендующих на родство с ним. В качестве командира огромного космического корабля, этот пришелец Иисус  ожидает, когда он соберет истинных верующих во время предстоящих изменений на Земле. В некотором смысле Иисус и есть пришелец, а люди, будучи отдалены от истинной истории планеты, не могут постичь его истинной природы.

    Уэльс добавляет к списку биографий Иисуса:

    «В прошлом поколении «настоящий» Иисус был магом (Smith), галлилейским раввином (Chilton), маргинальным иудеем (Meyer), незаконорожденным (Schaberg), бродячим бардом (Thiering), кумранским диссидентом (Allegro, et al.), евреем-гностиком (Koester), евреем-диссидентом (Vermes), счастливо женатым человеком и отцом сыновей (Spong), бандитом (Horsley), ярым (возможно, зелотом) противником храмового культа (Sanders). Самое замечательное из всего – это «реальный» Иисус из Проекта Уэстар/Семинар Иисуса. Семинар существует на базе 30 «аутентичных» высказываний, выведенных из эклектичного использования библейских каритических аксиом, «подтвержденных» голосованием членов семинара».27

    Несмотря на тот факт, что эта литература носит скорее эксцентричный характер, вполне очевидно, что мы имеем дело не с биографией, а со спекуляцией, а в широкой публике отмечается удручающий и серьезный недостаток образования в области религии и мифологии, в особенности, того, что касается Христа. В действительности, большинство людей учат в школе и церкви, что Иисус Христос был реальной исторической фигурой, а единственным противоречием является то, что некоторые его считают Сыном Божьим и Мессией, а некоторые – нет. Однако хотя это и вызывает сегодня ожесточенные споры, это – не главное. Как бы шокирующе это ни выглядело в сознании населения, самым глубоким и серьезным противоречием здесь является вопрос реального (физического) существования человека по имени Иисус Христос.

     

    История и позиции в споре

     

    Споры о том, был или не был Иисус Христос исторической личностью, не может быть решен посредством книг, продаваемых в популярных книжных магазинах, однако, уже пару веков тому назад довольно значительная группа ученых начала обсуждать давно назревшую проблему. В более позднее время этот спор вновь разгорелся после публикации статьи Уэллса (G. A.Wells) «А был ли Иисус?» и обнародования исторических доказательств того, что Иисус не является исторической личностью. Попытка оспорить мнение Уэллса была сделана в книге «Иисус: доказательства» - тонкой книжице, написанной, с целью доказать, что Иисус все-таки существовал. Следует отметить, что нужды в такой книжице не было бы вовсе, если бы существание Иисуса как исторпической личности было бы фактом, принятым всеми. Помимо этого, часто приходится слышать от спорящих: «Можете меня не убеждать, я верю, что он существовал». Это странное заявление, поскольку, согласно общему мнению, «всем известно, что он существовал». Если бы это утверждение было истинным, то в сомнении, типа «не убеждайте меня», не было бы никакой нужды. Никто из обсуждающих Авраама Линкольна, не нуждается в разъяснении своей позиции выражением веры в то, что Линкольн существовал.

    Именно такое сомнение, существовавшее на протяжении веков с начала христианской эры, приводило многих искателей истины к независимым исследованиям этой важной темы, в результате чего появилось внушительное количество литературных источников, которые даже будучи упрятаны, запрещены и преследуемы, тем не менее убедительно показали, как логически, так и исследовательски, что Иисус Христос такой же мифологический тип, как и боги Египта, Англии, Греции, Индии, Финикии, Рима, Шумерии и пр. Эти личности в настоящее время признаны, как ведущими учеными, так и народными массами, мифическими, а не историческими. Глубоко погрузившись в эту работу, человек открывает доказательства того, что фактически личность Иисуса Христа основана на древнейших мифах и героях. Человек обнаруживает, что евангелия не представляют собой исторических документов, описывающих инкарнацию в Леванте еврейского плотника-диссидента 2000 лет назад, Другими словами, на протяжении веков было доказано, что история Иисуса Христа была придумана и не относится ни к какому реальному лицу: ни к сверхчеловеческому «сыну Божьему», ни к обычному человеку, которого сказания энтузиастов-последователей превратили в сверхчеловека.

    Споры относительно природы и характера Иисуса Христа, разделились на три направления: верующие, эвемеристы и мифологи, каждая из которых включала как историков, так и мифологов.

     

    Верующие

    Верующие принимают иудео-христианскую Библию за буквальное «Слово Божье», принимают все, сказанное в ней, как исторический факт, безошибочно записанный в Писании, «вдохновенном Богом». Такая позиция, как будет далее видно, совершенно неприемлема и требует слепой и антинаучной набожности, поскольку, даже если мы не будем принимать в расчет огромное количество ошибок, совершенных на протяжение веков переписчиками, копировавшими текст, т.н. «Слово Божье» испещрено несообразностями, противоречиями, ошибками и болтовней, которые сводят на нет всякое доверие. Для того чтобы принять фактичность христианского рассказа, а именно, что Бог мужского пола спустился с небес как свой собственный сын через матку еврейской девственницы, совершил удивительные чудеса, был убит, воскрешен и поднят в небеса, мы должны не только отказаться от критического мышления и целостности, но должны согласиться с довольно отталкивающим и вообще ложным изображением древнего мира и народов. В частности, мы должны горячо поверить, что «добрый Иисус», который  был предположительно всесильным Богом, был нещадно избит, мучим пытками, а затем убит римлянами и евреями, последние из которых покрыли себя позорным клеймом на веки вечные как «гадюки, змеи, семя Сатаны и убийцы Христа», виновные в богоубийстве, кто радостно кричал: «Распни его!» и «Пусть его кровь будет на нас и детях наших!»

    В дополнение к этому отвратительному определению, от нас также ожидается, что  мы поверим, что всемогущий и совершенный Бог зафиксировал этот мир (который он, прежде всего, создал ужасно плохо) актом кровавого искупления, в особенности - своей собственной кровью; хотя все мы знаем, что такое кровавое искупление идет от древнего обычая принесения в жертву людей и животных, будучи в основном варварским ритуалом козла отпущения. На самом деле, принесение в жертву Бога намного страшнее, чем жертва животных или людей, поскольку мерзкое богоубийство рассматривается как высочашее "религиозное" деяние. Фактически считается, что это – «Божий план». Как говорит Керси Грейвс (Kersey Graves) в книге «Шестнадцать распятых Спасителей»:

    «И после того, как они смеются над еврейской верой в козла отпущения, позволительно им напомнить, что более восприимчивые и разумные люди могут посмеяться в свою очередь над их суеверной доктриной Бога отпущения.... Кровь Бога должна искупить грехи всего человечества, как барана, козы, вола и других животных искупавших грехи семей и наций в древних системах... Кто - то должен расплатиться кровью, кто - то должен быть убит за каждый даже небольшой недостаток или прегрешение, или грубую моральную ошибку, которую может совершить ошибающийся человек, совершая жизненное паломничество, путешествуя через дикость времен, даже если Бог должен быть для этого стащен с трона на небесах и убит для достижения цели.... Чья душа, обладающая хоть какой-то моралью, внутренне не содрогнется от такой доктрины? Мы считаем, что эта доктрина есть высшее оскорбление Вселюбящему Отцу, о ком было сказано, что он «долго страдает в милосердии» и «полон всепрощения», чтобы обвинить Его в санкционировании такой доктрины, а еще меньше - в порождении ее».

    Воспринимая христианство как реальность, мы также должны поверить в то, что для того, чтобы передать свое "важное сообщение, Бог спустился на Землю в отдалённом районе древнего мира и говорил на никому не понятном арамейском языке, как будто он был настроен против более универсального разговорного греческого или латинского. Мы также должны быть готовы предположить, что есть какой-то невидимка специфической этнической принадлежности, постоянно плавающий в небе. Кроме того, нас просят высмеять и отвергнуть как беллетристику почти идентичные легенды и рассказы других культур, признавая христианскую басню как факт. Эта догматическая позиция в действительности представляет собой культурный фанатизм и предубеждение. В целом, в слепой вере мы сталкиваемся лишь с тем, что может быть отвратительным и нелепым со стороны Бога.

     

    Отождествляющие (Эвемеристы)

     

    Именно из-за таких иррациональных верований и предрассудков многие отвергают христианские утверждения, как несостоятельные и отталкивающие. Однако многочисленные диссиденты подобного рода утверждают, что за волшебными сказками евангелий скрывается исторический Иисус Христос. Такое мнение обычно основано на том, что это «всеми установлено», а не потому что его сторонники изучили вопрос или имеют неопровержимые доказательства этого. Такое «meme» или ментальное программирование исторического Иисуса было запущено в сознание миллиардов людей на протяжении почти 2 000 лет так, что это стало априорно принято многими, включая «ученых», которые выдвинули множество совершенно спекулятивных гипотез, основанных на очень хрупких нитях «жизни Иисуса». Такие спекулянты часто заявляют, что исторический еврей по имени Иешуа (Иисус) был обожествлен или «отождествлен» своими рьяными последователями, которые добавили к его мирской «истории» множество сверхъестественных качеств и свойств, в изобилии обнаруженных в более древних мифах и тайных древних религиях.

    Эта школа мысли была названа “Evemerism” или "Euhemerism" в честь Evemeras или Euhemeros, греческого философа 4-ого столетия до н. э., который развил идею, что, вместо того, чтобы быть мифическими существами, что было признано правящими интеллектуалами, древние боги были фактически историческими личностями, королями, императорами и героями, деяния которых были позже обожествлены. Из этих различных отождествлений «биографии», самое популярное - что Иисус был сострадательным учителем, который раздражал римлян своим совершенством, или политическим мятежником, который раздражал римлян своим подстрекательством к раздорам, из-за чего он был казнен. Уэллс комментирует  эту ходячую теорию следующим образом:

    «Поскольку политическая активность сегодня в моде, сильно ощущается, что революционер-Иисус более «релевантен», чем Иисус  либеральных богословов XIX века, «одержимый добрыми делами» (Деяния, 10:38). Оба эти Иисуса просто отражают то, что в каждом случае комментаторы считают наиболее важным, а не сам текст. Если Иисус создавал политические проблемы, его сторонники будут арестованы вместе с ним. Но такого предположения нет ни в одном из евангелий». 28

    Далее он гооворит:

    «Есть... три очевидных возражения против предположения, что исторический Иисус был фактически казнен как мятежник:

    (1) Все христианские документы до появления евангелий, рисуют его образ, мало совместимый с образом политического смутьяна...

    (2) Если его активность была в первую очередь политической, а евангелисты не были  заинтересованы его политикой или не считали это стоющим упоминания, то тогда каков был их интерес в нем? Как они пришли к предположению, что мятежник, революционные взгляды которого они постарались скрыть в своих евангелиях, был всеобщим спасителем?

    (3) Если эпизод очищения Храма не был религиозным актом (как утверждают евангелия), а вооруженной попыткой захвата здания, чтобы ускорить всеобщее восстание, то почему Иосиф (Флафий – прим. пер.) ничего об этом не говорит? Как заметил Трокме (Trocmé), военное нападение на Храм не могло быть игнорировано автором, который был заинтересован показать опасность восстания и насилия. Молчание Иосифа согласуется с положительным подтверждением Тацита, что при Тиберии в Палестине не было никаких волнений (14-37 н.э.), тогда как предшествующее и последующие правления харатеризовались восстаниями и волнениями...».29

    Об этих различных жизнеописаниях Иисуса Уэллс также говорит:

    «Теперь общепринято с презрением отвергать многие жизнеописания Иисуса, написанные в XIX веке, на том основании, что их авторы просто нашли в нем те качества, которые они сами посчитали достойными. Но современное широкое хождение книг, где он изображается мятежником, кажется еще одной иллюстрацией того же самого явления». 30

    Ученый-евемерист Шай Коэн (Shaye Cohen), профессор иудаики и исследования религий в университете Брауна, делает предположение об отчаянной ситуации в попытке обнаружить этого «исторического» реформатора/мятежника под наслоениями чудес:

    «Современные ученые рутинно вновь изобретают Иисуса или рутинно вновь открывают в нем то, что хотят найти: он - рационалист, либерал христианин XIX века, апокалиптический волшебный труженик ХХ века, революционер, да и вообще все, что им хочется найти. Даже в наше время ученые все еще это делают. Люди до сих пор стараются отыскать истинные высказывания Иисуса..., все наши ученые протестанты из среднего класса... будут голосовать и решать, что Иисус мог сказать или сказал. И несомненно, что их голосование отражает глобоко сидящие в них самих, самые искренние, самые настоящие христианские ценности, о которых я пока не говорю. Однако они обескуражены проблемой невозможности иметь четкие критерии отличия реальности от мифа, или того, что мы хотим, чтобы было, от того, что было на самом деле... Эти различные теории в конечном счете похожи на холостое вращение колеса в бесполезном усилии отыскать историчность, любую историчность, в рассказе евангелия. Из-за недостатка индивидуальности в евангелиях и нелогичности рассказа, историки должны наполнять характер своими собственными лицами и пониманием действительности, как это: “Когда Иисус сказал, «Благословенны бедные», он конечно не подразумевал, что бедность есть благословение, но что те, кто сжились с бедностью, хороши, потому что они не прибегают к грабежу».31

    Чтобы усилить «реальность» Иисуса после того, как большая часть его жизнеописания была изъята, ученые прибегают к рассуждению самого мучительного сорта:

    «... хотя чудеса Иисуса могли легко быть созданы и размножены доверчивостью его последователей, они [последователи] никогда, возможно, не разрабатывали этической, спекулятивной или сотерологической доктрины (доктрина Спасения Иисуса – прим.пер.) которая, хотя ни в коем случае не была оригинальной, представляла собой новую комбинациию установленных религиозных понятий и этических принципов».32

    Таким образом, допускается, что Иисус не принес ничего нового, но тем не менее, настаивается на том, что его заслугой была новая комбинация его неоргинальных концепций. На самом деле, такой тип избирательности - также не нов и был совершенно обычен задолго до появления такой личности, как Христос. В своей книге «Исторический Иисус и мифический Христос» Джеральд Месси (Gerald Massey) говорит так об этих усилиях ученых:

    «Жалко смотреть на бедных преданных сборщиков, которые поднимают каждый упавший фрагмент или разбросанные клочки и обрывки мифов, как они дорожат каждой чертой и оттенком идеального Христа, чтобы составить портрет  собственного предполагаемого реального человека».33

    В книге «Древняя история Бога Христа» Эдуард Дюжардэн (Edouard Dujardin) так высказывается об эвемеризме:

    «Эта доктрина на сегодняшний день совершенно несостоятельна, за исключением случая Христа. Ни один ученый не верит, что Осирис, Юпитер или Дионис были историческими личностями, возведенными в ранг богов. Исключение сделано только в отношении Иисуса... Невозможно игнорировать колоссальную работу христианства по Христу, если бы он был человеком.  

    На самом деле, ученые-эвемеристы признают, что очеловеченный Иисус, лишенный своих чудес, не вызвал бы даже вспышки на экране радара Пилата, будучи таким же незначительным, как один из бесчисленных агитаторов, бегавших по Палестине в то время. Если бы мы убрали все удивительные события, окружавшие Иисуса, чтобы показать человека, то мы бы не нашли никого, кто собрал бы огромные толпы вокруг него из-за его проповедей. И факт в том, что этот проповедник, поклонник толпы, находит свое место в «истории» только в Новом Завете, полностью игнорируемый множеством историков его времени - эры, которая лучше всех задокументирована в истории. Такой невидимый человек, поэтому никогда не мог бы стать Богом, которому поклонялись бы миллионы».

    Стандартный ответ христиан эвемеристам был, что  никакой Иисус, лишенный своих чудес и сверхъестественных способностей, никогда бы не был «почитаем, как бог, и даже не был бы приветствуем как Мессия Израиля». Ответ совершенно правильный. Ни один простой человек не смог бы вызвать такой трам–та-ра-рам и такой бесчеловечный, злобный фанатизм, продуктом которого было бесконечное пролитие крови  и порабощение разума.

    Сумасшедшее «вдохновение», которое держало Церковь на плаву, просто подтверждает мифологическое происхождение этого рассказа. Кроме того, эвемеристическая теория служила католической церкви. Хиггинс (Higgins) замечает по этому поводу:

    «... то, что боги древних были ничем иным, как героями или благодетелями человечества, жившего в темные отдаленные эпохи и которому благодарное потомство отдавало божественные почести..., кажется, на первый взгляд вероятен; а поскольку это служило цели христианских священников - низвергнуть религию древних и продемонстрировать ее нелепости, чтобы выгодно противопоставить свою собственную, [эвемеризм] был, и сейчас продолжает быть, усердно внушаем, в каждой общественной и частной семинарии.... Хотя притворное почитание героев и является на первый взгляд вероятным, требуется очень небольшая глубина мысли или изучения, чтобы обнаружить, что все это не имеет большого основания в истине...».34

    В своей книге «Язычники и Христос» Дж.М. Робертсон (JM Robertson) говорит об эвемеризме:

    «Это не приписывание добродетелей некоему замечательному человеку, который принуждает нас сомневаться в его реальности. Каждый случай нужно рассматривать с точки зрения его достоинств, когда мы применяем тесты на историческую очевидность. Мы должны отличать то, что добавило воображение к скудной биографии, и те случаи, в которых сама биография была добавлена к тому, что выросло из ритуала или доктрины».35

    Практический результат - это, когда удаляются все элементы предшествующих мифов, которые способствовали формированию еврейского «посланца Божьего», и не остается никого и ничего исторического, на что указать.

    Как говорит Уокер, «усилия ученых вывести язычество из евангелий, чтобы найти исторического Иисуса оказались такими же безнадежными, как поиск иголки в стоге сена».

    Мэсси замечает: «...сходство, составленное из двадцати различных людей, слитое воедино... - это не кто-то там». И ясно, что в своих отчаянных попытках ученые-эвемеристы добавили свое собственное представление о сходстве с соединением.

     

    Мифологи

     

    Отсутствие иголки в стоге сена  было признано на протяжении столетий многими людьми, которые были неспособны принять историческую природу Иисуса Христа, потому что не только никогда не было и нет никакого доказательства его существования, но фактически все доказательства указывают на его мифологический характер. Как уже было сказано, школа мифологии начала процветать несколько сотен лет назад, продвигаемая археологическими и лингвистическими открытиями и исследованиями, так же как и ослаблением власти Церкви и оголтелого преследования ее критиков. Эта группа состояла из многочисленных эрудитов и смелых людей, которые преодолели обусловленность своей культуры и ясными глазами пристально всмотрелись в темное происхождение христианской веры.

    Месси объясняет точку зрения мифологов:

    «Общее предположение относительно канонических евангелий то, что ядром их являлся исторический элемент, а притчи располагаются вокруг него. Миф, будучи предшествующим, доказывает, что суть их - мифическая, а из этого следует, что история является приращенной.... Это была история человечества, которая вертелась вокруг богословия, а не человека, которого обожествили».36

    Хотя мифологическое направление сделало первые реальные шаги всего несколько столетий назад, а ее блестящая работа и способность проникновения в суть были проигнорированы господствующими «экспертами», верующими и эвемеристами, аргументы были надстроены над критикой Библии. Такое противостояние существовало с самого начала, что доказывают письма самих Отцов Церкви, т.е. тех, кто основал христианскую Церковь, о том, что они постоянно вынуждались «языческой интеллигенцией» защищать то, что нехристиане и еретики из христиан считали нелепым и придуманным безо всяких доказательств событий, когда-либо имевших место в истории. Как Преподобный Роберт Тэйлор говорит в своей книге Diegesis (Происхождение божества): «И от апостольского периода и далее, в беспрерывной последовательности, но настоятельнее и решительнее всего - в самые примитивные времена, не прекращалось отрицание существования Христа как человека». Тэйлор также заявляет: «Те кто отрицали человеческую сущность Христа, были первоклассными христианами, и не только по времени, но и по достоинству характера, уму и моральному влиянию... Отрицатели человеческой сущности Христа, иначе говоря, практикующие христиане утверждали, что никакого человека по имени Иисус Христос никогда не существовало, а именем Иисус Христос названа некая абстракция (прозопопея), персонифицированные принципы Разума. Они понимали, что вся евангелическая история была ничем иным, как аллегорией чистой воды... Это были первые, лучшие и наиболее рациональные христиане».

    Отрицание человеческого существования Христа во множестве обнаруживается в публикациях различных времен, да и в самом Новом Завете, хотя это и игнорируется историзаторами, верующими и эвемеристами. В своих «исчерпывающих» исследованиях этого существенного предмета, историзаторы преднамеренно и необоснованно проигнорировали великие умы мифологической школы, либо никогда не сталкивались с ними. Если мы предположим, что игнорирование этих ученых является преднамеренным, мы можем только сделать заключение, что эти аргументы мифологов были слишком умны и подобны ножу, и покончить с ними было нелегко. Конечно, работы мифологов были недоступны  общественности и без сомнения совершенно задавлены, потому что были абсолютно неопровержимы. Таким образом, мы не можем обвинить "экспертов" в том, что они их никогда не читали. Аргументы этих мифологов, однако, наиболее важная работа, сделанная в этой области до настоящего времени, и, таким образом, любое опровержение, которое не опирается должным образом на их мнение, не является ни исчерпывающим, ни убедительным.

    Те историзаторы, которые признали утверждения мифологов, не будучи способными опровергнуть огромное количество доказательств относительно мифической природы Христа, вынуждены были отбросить исследования мифологов, заявив, что их работа «устарела». Тем не менее, аргумент мифологов существовал с самого начала христианской эры, и до сих пор нет никакого убедительного аргумента, говорящего о том, что он устарел. Кроме того, если его считать устаревшим просто потому, что он возник давно, то насколько же больше устарела сама Библия, которая появилась еще раньше. Было также заявлено, что мифологи уделяют слишком большое внимание языческим корням и игнорируют иудейские аспекты евангельского рассаказа. Иудейские элементы, возражают историки, должны быть историческими, а поэтому Иисус существовал. Это выглядит утонченно и правдоподорбно, поскольку кто-угодно может вплести квази-исторические сведения в вымышленную историю, и так многие и поступали — от сочинителя Илиады до составителей Ветхого Завета и прочих историй. Этот аргумент историков дал удобную лазейку для отвержения всех мнений мифологов, несмотря на огромное количество доказательств в пользу того, что у историков нет достаточных аргументов.

    Дело в том, что сами историзаторы не обратили достаточного внимания на иудейские элементы, поскольку, если бы они поступили таким образом, то обнаружили бы, что эти элементы чисто ошибочны, анахроничны и показывают незнание географии и других деталей, которые не были бы такими, живи эти авторы в то время или будь они свидетелями тех событий.

    Месси суммирует позицию мифологов:

    «Можно доказать, что христианство существовало до появления личности Христа, что оно было продолжено христианами, которые полностью отклонили исторический характер Иисуса во II веке, и что т.н. «исторический портрет» в канонических Евангелиях возник как мифический и мистический задолго до существания самих евангелий». 37

    И далее он говорит:

    «Будь то Бог, ставший человеком, или человек, ставший Божественным - в любом случае такой характер никогда не существовал как личность».38

    Кроме того, утверждение о раннем существовании до появления евангелий, неоднокартно повторялось и самими христианами, как будет показано. Согласно мифологической школе, Новый Завет справедливо мог быть назван “Евангельские сказки”, а христианская религия - "Тайный Христос". (Продолжение следует)

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1224 записи в блогах и 11593 комментария.
    Зарегистрировалось 38 новых макспаркеров. Теперь нас 4991743.