О миллиардерах из ФСБ и макпарковских зассыхах

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Лада Москвичёва перепечаталa из razdolbaeff.blogspot.ru
    3 оценок, 95 просмотров Обсудить (50)

    Это на вопрос Мельникова, почему Раздолбаев стал Ладой...

     

     

     

     

    Как вы думаете, членом какой партии был полковник ФСБ Черкалин, у которого под кроватью были обнаружены миллиарды?

     

    Чей портрет висел в служебном кабинете полковника ФСБ Черкалина, а также тысяч других российских полковников миллиардеров?

     

     

     

     

    Loading...

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 50 комментариев , вы можете свернуть их
    Александр Андреев # написал комментарий 1 декабря 2019, 09:00
    Система господа система . Менять ее надо. Не понимаю Путина. Что толку сажать чинуш если вместо них приходят такие же другие, которые воруют более изощреннее, так сказать обеспечивая видимую "прозрачность". Тотальное воровство и коррупция, это же молох который свернет ему шею.
    Валерий Ушаков # ответил на комментарий Александр Андреев 1 декабря 2019, 09:36
    А что Вам мешает создавать актуальные жизнеутверждающие моменты истины в русле требований лучшей в мире жизнеутверждающей сущности Конституции России образца 1993 года?!
    Лада Москвичёва # ответила на комментарий Александр Андреев 1 декабря 2019, 11:42
    Не понимаю Путина.
    ===
    Странный Вы человек.
    Чего не понимать-то.
    Он эту систему создал.
    Он её пахан и главный выгодопреобретатель.
    Разрушить эту систему он не позволит.
    Валерий Лосоногов # ответил на комментарий Александр Андреев 1 декабря 2019, 12:10
    Некому её менять! Если вспомните курс средней школы, а именно тот совершенно упрямый факт, что развитие любого общества, как и его любая трансформация, происходит ТОЛЬКО ПО ВОЛИ НАРОДНЫХ МАСС! Кои отсутствуют в ФР совершенно! То, что населяет РФ - это не народ, по самому даже академическому определению! Вот и вся недолгая в причине рушащейся в очередной раз некогда великой империи.............
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Валерий Лосоногов 1 декабря 2019, 16:35
    Менять в очередной раз нужно быдлотворную русскую языковую картину мира (холопское мировосприятие, запечатлённое в русском языке) на какую-либо европейскую ЯКМ. Ведь русскоязычные россияне не рождаются психическими инфантилами с холопской ментальностью. Они ими становятся в процессе постепенного созревания лобных долей полушарий коры головного мозга под влиянием бессознательных лингвопсихических установок быдлотворной русской ЯКМ:
    «Духовный опыт аккумулируется в языке. И опыт этот может быть разным, в том числе и злокачественным, – он тоже хранится и накапливается в языке. Такие сгустки зла, «родимые пятна», могут стать привычными от повседневности и повсеместности стереотипами, шаблонами осмысления действительности, легко узнаваемыми чертами уютного дома души. Живет себе человек, целое общество в понятном мире, уму и душе удобно, нигде не жмет и не больно. Но не приведи Бог сковырнуть такую «родинку», добраться до буквального смысла таких расхожих стереотипов! Или от сотрясений и перегрева общественного организма значения и смыслы некоторых родимых слов начинают распухать, изъязвляться...
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:36

    Весь знакомый, привычный, удобно понятный мир расползается на глазах, превращаясь в омертвелую ткань, отравляющую своими соками живое. Казавшийся крепким и уютным дом души разваливается, рушатся склепы осмыслений совместной жизни, и человек остается беззащитным. Меланома понимания – то, что переживает сейчас наше общество: все, чего оно ни коснется, превращается в собственную противоположность. Демократия – в игру самозванческих амбиций, кооперативы – в усиление монополизации и мощный механизм инфляции, акции – в форму изъятия средств у граждан, аренда – в средство закабаления, правовое государство – в гонку законотворчества на все случаи жизни… Речь идет о языке – «великом и могучем», как велик и могуч российский духовный опыт… Меланома практически неизлечима – невозможно локализовать злокачественные образования. Так и с меланомой понимания – клетки старых смыслов, старого духовного опыта должны распасться, освобождая ткань заново осмысленной действительности» (Доктор философ. наук Григорий Тульчинский, «Безъязыкая гласность», «Век ХХ и мир», 1990, №9, с. 44, ссылка на old.russ.ru ).

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:38
    Хорошо понимал это и Петр Первый, когда принимал решение об изничтожении московитской (великорусской) меланомы финно-тюркской (русской) культуры и о замене ее животворной украинской культурой:
    «Наоборот, великорусская редакция русской культуры, благодаря своему подчеркнутому европофобству и тенденции к самодовлению, была не только непригодна для целей Петра, но даже прямо мешала осуществлению этих целей. Поэтому, Петр эту великорусскую редакцию русской культуры постарался совсем искоренить и изничтожить, и единственной редакцией русской культуры, служащей отправной точкой для дальнейшего развития, сделал украинскую редакцию. Таким образом, старая великорусская, московская культура при Петре умерла; та культура, которая со времен Петра живет и развивается в России, является органическим и непосредственным продолжением не московской, а киевской, украинской культуры. Это можно проследить по всем отраслям культуры. Возьмем, например, литературу. Литературным языком, применяемым в изящной, в религиозной и в научной литературе, как в Московской, так и в Западной Руси, был язык церковнославянский.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:39

    Но редакции этого языка в Киеве и в Москве до XVII-го века были не совсем одинаковы, как в отношении словарного состава, так и в отношении синтаксиса и стилистики. Уже при Hиконе киевская редакция церковнославянского языка вытеснила московскую в богослужебных книгах. Позднее то же вытеснение московской редакции редакцией киевской наблюдается и в других видах литературы, так что тем церковнославянским языком, который послужил основанием для славяно-российского литературного языка петровской и послепетровской эпохи, является именно церковнославянский язык киевской редакции… Вся русская риторика послепетровского периода, как церковная, так и светская, восходит именно к этой украинской традиции, а не к традиции московской, которая так и погибла окончательно, не оставив о себе других свидетельств, кроме указаний, извлекаемых из произведений расколоучителей, вроде Аввакума» (Всемирно признанный этнолог, лингвист, филолог, философ и историк, основатель евразийского движения, его главный идеолог князь Николай Трубецкой, «К украинской проблеме», в сб. «Евразийский современник», кн. V, Париж, 1927, ссылка на gumilevica.kulichki.net );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:41

    «Политическое возвышение Москвы долго не сопровождалось возвышением ее книжного просвещения; до XV века она была, по выражению Буслаева, татарским лагерем, проводила антинациональные начала, в книжности уступала Киеву и Новгороду XII века. Книжные интересы были гораздо сильнее в Новгороде и других прежних центрах. Составитель летописного сборника в первой половине XVI века (Тверская летопись) извинял недостатки своего труда тем, что он – не киевлянин, не новгородец, не владимирец, а ростовский человек, конечно указывая тем центры книжной деятельности; Москву он не назвал вовсе» (Брокгауз и Ефрон, «История русской литературы (от первых памятников до татарского ига)», ссылка на imwerden.de );

    «Еще в домонгольский период именно Киев более всего заботился о чистоте церковнославянского языка, так что киевские церковнославянские рукописи этого периода опознаются именно по нарочитой правильности церковнославянской орфографии; и именно Киев служил в это время образцом церковнославянского произношения для всей Руси, задавая в этом отношении тон всем другим областям,

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:41
    как о том свидетельствует усвоение специфически южнорусского произношения согласной «г» в богослужебных текстах по всей Руси. А позднее, в эпоху польского владычества и борьбы с унией, тот же Киев явился очагом не только охранения церковнославянской традиции, но и первой систематической нормализации церковнославянского языка русской редакции: до Ломоносова все грамотные русские (и даже нерусские православные славяне) учились церковнославянскому языку по грамматике украинского ученого Мелетия Смотрицкого. Расширение сферы применения церковнославянского языка и распространение этого языка на чисто светскую литературу опять-таки именно в Киеве раньше и ярче всего проявилось. Украинским бурсакам и ученым принадлежат первые попытки писать рифмованные стихи (вирши) на церковнославянском языке, и именно от этих вирш в XVII и в начале XVIII века ведет свою родословную вся русская поэзия (разумеется, не простонародная). Точно так же и риторика XVIII века с ее славянизмом генетически восходит к красноречию именно украинских ученых-риторов и проповедников, а не к «вяканью» великорусских краснобаев.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:42

    Русская драма и комедия восходят тоже к украинским школьным интермедиям на церковнославянском языке. Словом, вся традиция и формы использования церковнославянского языка для светской литературы идут из Украины. Русскую литературу послепетровского периода приходится рассматривать как продолжение церковнославянской литературы Западной Руси (главным образом Украины) XVII века: со специфически великорусской, московской литературой допетровской Руси у русской литературы XVIII века никакой связи нет» (Николай Трубецкой, «Общеславянский элемент в русской культуре», ссылка на philology.ru );

    «Украинское барокко оказывало большое внимание на Россию. Многие дети петровских сановников учились в Киевской академии. Сам Петр, вернувшись из Великого посольства, объявил патриарху о необходимости обучать священников в Киеве и начал раздавать украинцам архиерейские места. В 1700г. Стефан Яворский стал местоблюстителем патриаршего престола, он также возглавил Греко-славянскую академию в Москве, которая переделывалась на манер Киево-Могилянской, с привлечением украинских профессорских сил. В 1700 г. рязанским митрополитом стал Дмитрий Туптало.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:42

    Яворский активно продвигал на ключевые позиции Российской империи представителей украинского просвещенного духовенства, которые открывали школы, распространяли труды своих учителей, пропагандировали образование и науку. Одна из таких школ была открыта епископом В. Волстковским в Холмогорах, и именно там начал учиться великий М. Ломоносов, познакомившись с «Грамматикой» М. Смотрицкого и «Арифметикой» Л. Магницкого. Огромную роль в формировании идеологии Российской империи сыграл другой украинских духовный деятель – Феофан Прокопович» (Игорь Данилевский, «Предыстория Украины», ссылка на www.litmir.me );

    «Все почти подверглось их (украинцев, – П.Д.) реформе, по крайности неотразимому влиянию: богословское учение, исправление священного и богослужебного текста, печатание, дела раскола, церковная администрация, проповедь, храмовое, общественное и домашнее пение, ноты, внешность архиерейских домов, образ их жизни, экипажи и упряжь, одежда служителей, вид и состав школ, предметы и способы учения, содержание библиотек, правописание, выговор речи устной и в чтении, общественные игры и зрелища и т.д., и т.д.» (моск. проф. Петр Бессонов,

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:43

    «Беларуские песни», 1871; цит. по: Константин Харлампович, «Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь // Предисловие», Т.1, 1914, ссылка на static.my-shop.ru ; священномученик Иларион [Троицкий], «Богословие и свобода Церкви // О задачах освободительной войны в области русского богословия», ссылка на predanie.ru ; ссылка на www.pagez.ru );

    «Тем новым элементом, который с конца XVI века и особливо в течение XVII вмешался в московскую книжность и, в конце концов, возобладал над нею, были образование и литература, развившиеся в Западной Руси и в Киеве… Но, чем дальше, тем необходимее становились, однако связи Москвы с юго-западом, собственных сил явно недоставало: из Москвы зовут киевлян для ученой работы… К половине XVII века в Москве было, наконец, понято, что для книжного дела нужны настоящие ученые люди: у себя дома таких людей не было; их стали призывать из Киева…» (Александр Пыпин, «История русской литературы», Изд. 2. Спб., 1902; цит. по: Иван Огиенко, «Очерки по истории Украинской Православной Церкви //

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:44

    Влияние украинской церкви и культуры на московскую», ссылка на litopys.org.ua ; ссылка на pelmlapeel.ru );

    «Когда в XVII в. церковнославянский язык московской редакции был вытеснен общерусским церковнославянским языком, сложившимся на основе западнорусской (киевской) традиции, стали происходить изменения и в разговорном языке высших классов русского общества. В язык этот стали проникать элементы западнорусского светского языка, причем особенно много этих элементов было, конечно, в разговорном языке западнически настроенных людей. При Петре I эти люди стали играть руководящую роль, а вместе с ними продолжали выдвигаться и коренные киевляне и западнорусы. В связи с этим в словарь разговорного языка высших классов (а через него и в словарь светсколитературного и канцелярского языка) влилась мощная струя элементов западнорусского светско-делового языка, который, однако, сам вскоре прекратил свое существование. К заимствованиям из западнорусского светского делового языка не замедлили присоединиться многочисленные слова, заимствованные из всевозможных романо-германских языков.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:44

    Таким образом, разговорно-деловой язык высших классов русского общества, оставаясь средневеликорусским (московским) по своему произношению и по грамматике, значительно утратил чистоту своей великорусской основы в области словаря» (Николай Трубецкой, «Общеславянский элемент в русской культуре», ссылка на philology.ru );

    «Киевляне, – говорит профессор А. Архангельский, – при всем предубеждении против них Москвы, уже со второй половины XVIII в. в Московской Руси – хозяева положения, лучшие, наиболее выдающиеся здесь деятели» («Из лекций по истории русской литературы», Казань, 1913, с. 118). На церковной, литературной и научной почве украинцы всегда были первыми в Москве. Украинцы искренне отдавали Москве все свои силы, все свои знания, и в течение XVII века они подготовили плодородную почву для реформ Петра I, и они же таки были его ближайшими помощниками, когда пришлось эти реформы проводить к жизни» (Иван Огиенко, «Очерки из истории Украинской Православной Церкви», ссылка на litopys.org.ua ; ссылка на pelmlapeel.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:46

    «Великороссия всегда выбирала себе архиепископов из Малороссии. Даже должности профессоров в Московском университете были заполнены учеными из киевских школ…» (Жан-Бенуа Шерер, «Летопись Малороссии, или история казаков-запорожцев и казаков Украины или Малороссии», ссылка на litopys.org.ua );

    И, конечно же, вовсе не желание Петра Великого оставить население России в рабском состоянии а, именно, это преимущественно бессознательное «недовольство против мужественного призвания Петра» привело к тому, что психически инфантильные потомки «петровской когорты подвижников» затормозили дальнейшие социально-культурные преобразования и сделали их доступными лишь для франкоязычных высших сословий общества. Поэтому-то все и вернулось на круги своя:
    «Умственные качества могут легко изменяться под влиянием воспитания; качества характера почти совершенно ускользают от его действия [...]. Открытия ума передаются легко от одного народа к другому. Качества характера не могут передаваться [...]. Преимущества или недостатки характера составляют исключительное достояние каждого народа.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:47

    Это – неизменный утёс, в который волна должна биться изо дня в день в течение веков, чтобы обточить только его контуры [...]. Характер народа, но не его ум определяет его развитие в истории [...]. Влияние характера – самый могущественный фактор в жизни народов, между тем как влияние ума в действительно очень слабо [...]. Чрезвычайная слабость работ профессиональных психологов и их ничтожный практический интерес зависят главным образом от того, что они посвящают себя исключительно изучению ума и оставляют почти совершенно в стороне изучение характера» (Гюстав Лебон, цит. по: Игорь Осовин, «Загадочная русская душа», ссылка на www.conspirology.ru ).

    Закостенелый порочный туранский этнотип легко поборол не только искусственно насажденные элементы европейской культуры, но и как французскую, так и украинскую языковые «вакцинации», ограничив их рамками пережиточных представлений, глубоко укоренившихся в старой (туранской) ЯКМ:
    «Мы считаем, что этнический генотип (этнотип, – П.Д.) оказывается сильнее языковой «вакцины» и этнические варианты одного и того же языка претерпевают большие изменения,

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:47

    нежели национальные характеры и менталитеты народов, которым ходом истории был навязан чужой язык. Отличия ЯКМ этнических вариантов одного языка лучше просматриваются и описываются не в терминах формального лингвистического описания, а в более отвлечённых категориях типа «дух народа», «мелодика речи» и т.п.» (Олег Корнилов, автореф. дис. «Языковые картины мира как отражения национальных менталитетов», ссылка на www.dissercat.com );

    «Народ может и несовершенный язык сделать инструментом порождения таких идей, к каким первоначально не было никаких исходных импульсов, но народ не в силах устранить когда-то глубоко укоренившихся в языке внутренних ограничений. Здесь и самое высокое просвещение не дает плодов. Даже все то, что привносят извне последующие эпохи, исконный язык приспосабливает к себе и модифицирует по собственным законам» (Вильгельм фон Гумбольдт, «Избранные труды по языкознанию», М., 1984, «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества», (1830–1835), ссылка на www.libma.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:48

    «Язык – это тюрьма, из которой нам никогда не удастся сбежать. Язык – это очки, без которых нам не разглядеть окружающий мир. Язык – слуга и господин. Язык – наш друг и враг одновременно. Любой язык изменяется под влиянием различных факторов: внешних или внутренних. Он как будто бы следит за нами и фиксирует все самые важные наши проблемы и больные места. Он не дает ни соврать, ни обмануть самих себя. Общество становится криминальнее, и язык вслед за ним. Общество поддается чужому влиянию, и язык тоже. Общество становится свободнее, и язык отражает это. Более того, меняясь, язык начинает влиять на всех людей, говорящих на нем. Выбор между «брайтонским» и «советским» – это не просто выбор, как говорить, а выбор, как думать и как жить» (Максим Кронгауз, «Язык мой – враг мой?», ссылка на www.philology.ru );

    «…становление ментальности определялось развитием самого языка, и специальных размышлений заслуживает вопрос: язык развивает формы ментальности или же, наоборот, развитие ментальности, явленной в каких-то иных формах, руководило изменениями, происходящими в языке и определяло направление его развития?

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:48

    Ответ, видимо, будет прост: в общем масштабе действий мысль и язык развиваются параллельно и совместно, но для каждого отдельного человека, вступающего в ментальное пространство русской речи, «мысль направлена словом» (см. также: [Трубецкой 1995])» (Владимир Колесов, «Русская ментальность в языке и тексте», ссылка на www.rulit.me ).

    Почти вся нравственная лексика этого новообразования (новояза), сформированного тюрко- и франкоязычной знатью на основе украинских редакций чуждых народу церковно-славянского и старокиевского литературных языков и упорядоченного украинскими и немецкими языковедами, постепенно была переосмыслена московитами под свой холопский менталитет. А сам же искусственный язык из-за этого стал Великим Лицемером. Несоответствие смысла слов их «внутренней форме» лишило подсознание русскоязычных людей возможности вызывать бессознательные побуждения совести и, тем самым, позволило психически инфантильному населению законсервировать порочность своего менталитета, а самому же неестественно сложившемуся языку обеспечило возможность превратиться в злокачественное новообразование

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:49
    и, тем самым, позволило психически инфантильному населению законсервировать порочность своего менталитета, а самому же неестественно сложившемуся языку обеспечило возможность превратиться в злокачественное новообразование и, тем самым, стать Могучим Душегубом.
    Фактически социально-культурным преобразованиям подверглась лишь видимая часть российского «айсберга». Находящаяся же под ее гнетом и тщательно скрываемая от иностранцев нижняя невидимая часть российского «айсберга» – наиболее многочисленное закрепощенное крестьянство так и осталось в полудиком (зверином) и полускотском (животном) состоянии опекаемых барами неразумных холопов:
    «И пусть топор царя прорубал окно в самых костях и мясе народном, пусть гибли в великом сквозняке смирные мужики, не знавшие даже – зачем и кому нужна их жизнь; пусть треснула сверху донизу вся непробудность, – окно все же было прорублено, и свежий ветер ворвался в ветхие терема, согнал с теплых печурок заспанных обывателей, и закопошились, поползли к раздвинутым границам русские люди – делать общее, государственное дело. Но всё же случилось не то, что хотел гордый Петр: Россия не вошла, нарядная и сильная, на пир великих держав.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:50

    А, подтянутая им за волосы, окровавленная и обезумевшая от ужаса и отчаяния, предстала новым родственникам в жалком и неравном виде – рабою. И сколько бы не гремели грозно русские пушки, повелось, что рабской и униженной была перед всем миром великая страна, раскинувшаяся от Вислы до Китайской стены…» (Алексей Николаевич Толстой, «День Петра», ссылка на wysotsky.com );

    «С другими европейскими народами можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русскими не так: если б я не употреблял строгости, то бы уже давно не владел русским государством и никогда не сделал бы его таковым, каково оно теперь. Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей» (Петр Первый, в кн.: Николай Костомаров, «Русская история в лицах», Глава 15 «Петр Великий», ссылка на www.church.kiev.ua );

    «Удивителен русский народ, но удивителен только еще в возможности. В действительности он низок, ужасен и скотен. Что можно из него сделать! Как Петр мог произвести такую реформу» (Михаил Погодин, Дневник, 1826, ссылка на litread.me );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:51

    «И никто ни в чем не виноват, ибо все мы одинаково скоты» (Максим Горький, «В степи», ссылка на xwap.me );

    «Рейтенфельс передает историю того, как Иван IV велел некому ученому немцу сказать, что думают о нем за границей. Немец все боялся говорить и, наконец, получив обещания не гневаться, сказал, что Ивана за рубежом считают кровожадным тираном. Покачав головой, Иван ответил ученому немцу, что иностранцы ошибаются, не зная в точности всех обстоятельств. Ведь иностранные владыки повелевают людьми, а он – скотами…» (Андрей Буровский, «Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии// Бессмертные традиции опричнины», ссылка на history.wikireading.ru );

    «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?» (Александр III, высказ. [в беседе с графом Барановым] записал в своем дневнике издатель А.С. Суворин; цит. по изд. Дневника, Москва-Петроград, 1923 с. 166, ссылка на romanov400.ca ; Александра Жирнова, «Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?», ссылка на www.kommersant.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:51

    «Но, сравниваясь с Европой, мы оставались в петровском отношении к народу, то есть смотрели на него как на грубую массу, которую надобно очеловечить. Немецкого презрения Бирона с компанией у меньшинства, разумеется, не было, оно заменилось чувством более мягким сострадательного покровительства к неразумным детям» (Александр Герцен, «Русские немцы и немецкие русские», ссылка на az.lib.ru );

    «Я вот, например, написал в январском номере «Дневника», что народ наш груб и невежествен, предан мраку и разврату, «варвар, ждущий света»… В русском человеке из простонародья нужно уметь отвлекать красоту его от наносного варварства. Обстоятельствами всей почти русской истории народ наш до того был предан разврату и до того был развращаем, соблазняем и постоянно мучим, что еще удивительно, как он дожил, сохранив человеческий образ, а не то что сохранив красоту его. Но он сохранил и красоту своего образа. Кто истинный друг человечества, у кого хоть раз билось сердце по страданиям народа, тот поймет и извинит всю непроходимую наносную грязь, в которую погружен народ наш, и сумеет отыскать в этой грязи бриллианты.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 16:52

    Повторяю: судите русский народ не по тем мерзостям, которые он так часто делает, а по тем великим и святым вещам, по которым он и в самой мерзости своей постоянно воздыхает. А ведь не все же и в народе – мерзавцы, есть прямо святые, да еще какие: сами светят и всем нам путь освещают!» (Фёдор Достоевский, «Дневник // О любви к народу. Необходимый контракт с народом», ссылка на rulibrary.ru ).

    Валерий Лосоногов # ответил на комментарий Павло Даныльченко 1 декабря 2019, 17:07
    Павлик! Как много букаф! Завтра дочту, пока отдохну от этих писаний................
    Лада Москвичёва # ответила на комментарий Валерий Лосоногов 1 декабря 2019, 17:10
    да это к дохтуру...
    в палату номер шесть...
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Лада Москвичёва 4 декабря 2019, 21:57
    Что, правда глаза колет?

    «При нашей несерьезности, при неумении и непривычке большинства вглядываться и вдумываться в явления жизни, нигде, как у нас, так часто не говорят: «Какая пошлость!», нигде не относятся так слегка, часто насмешливо к чужим заслугам, к серьезным вопросам. И с другой стороны нигде так не давит авторитет, как у нас, русских, приниженных вековым рабством, боящихся свободы» (Чехов, из записной книжки).
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Лада Москвичёва 5 декабря 2019, 20:44

    «Не язык как таковой, а заключённая в нём особая точка зрения на мир со стороны его носителей всегда находилась в центре внимания Л. Вайсгербера. Подобную позицию по отношению к своим героям занимал в своих полифонических романах Ф.М. Достоевский. М.М. Бахтин писал: «Герой интересует Достоевского как особая точка зрения на мир» (Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. С. 54). Язык интересует Л. Вайсгербера, скажем мы, как особая точка зрения на мир. Выходит, Л. Вайсгербер в языкознании – это всё равно что Ф.М. Достоевский в искусстве…» (Валерий Даниленко, «Введение в языкознание: курс лекций // Контрастивная лексикология», ссылка на flibusta.site/b/370243/read ; ссылка на librolife.ru );

    О существовании неосознаваемой внутренней формы лексической информации, содержащейся в языковой картине мира, догадывался уже Достоевский:
    «Есть идеи невысказанные, бессознательные и только лишь сильно чувствуемые; таких идей много как бы слитых с душой человека… Можно многое не сознавать, а лишь чувствовать. Можно очень много знать бессознательно» (Федор Достоевский, «Дневник писателя», 1873, ссылка на www.magister.msk.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:45
    «Иными словами, это культурное бессознательное: сформированный той или иной духовной традицией тип мышления (и ему соответствующая ЯКМ, – П.Д.), порождающий целый шлейф культурных последствий, вплоть до тех или иных стереотипов поведения. Подобные представления часто не осознаются на рациональном уровне самими носителями той или иной культуры (точнее ЯКМ, – П.Д.), но могут быть выделены в результате специального научного описания… Для нас принципиально важно то обстоятельство, что приводимые выше суждения о бессознательном Достоевский высказал уже в январе 1873г. Еще не сформулированы фрейдовские постулаты о личном бессознательном, тем более юнгианские тезисы о бессознательном коллективном. В «Дневнике писателя» не только «предвосхищаются» эти научные идеи, но и вполне отчетливо говорится о коллективном бессознательном народа, которое «передается из поколения в поколение», имеет именно православную основу, определяющую, в конечном итоге, все другие стороны жизни христианской России, включая, разумеется, и собственно культурные предпочтения» (И.А. Есаулов, «Культурное бессознательное и русская словесность»,
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:46
    ссылка на www.orthodoxy.lt );

    «Как писал Бахтин (впрочем, он здесь не оригинален): «Идей в себе», в платоновском смысле или «идеального бытия» в смысле феноменологов Достоевский не знает, не созерцает, не изображает. Для Достоевского не существует идей, мыслей, положений, которые были бы ничьими – были бы «в себе» («Проблемы поэтики Достоевского»). «Мир идей» для Достоевского – это лишь просвечивание в словесное бытие внутренней сущности человека. Поэтому его роман – это вовсе не «идеологический роман», не «роман идей», а роман антропологический, где личность рассматривается через смутную, но единственно возможную для писателя призму – призму словесного мира. Личность не живет в этом мире, а осуществляется через него и тем самым обнажается, становится относительно понятной, понимаемой. Идеи в романах Достоевского постоянно трансформируются, но эта трансформация иллюзорна. Идеи неподвижны и статичны. В мире идей нет времени (Платон). Но сама личность крайне динамична и ее переход от одной идеи другой, внешне спонтанный, но внутренне, подсознательно обусловленный, не только возможен, но и закономерен.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:48

    Эту закономерность и исследует Достоевский. Вот почему сами идеи ему не интересны – они для него иллюзия, мираж. «Что мысли. Мысли бывают разные»…» (Дмитрий Галковский, «Бесконечный тупик», ссылка на duckling-abc.ru );

    «Из того, что пишется и говорится на Западе, я вижу, что русский народ и русская судьба все еще остается полной загадкой для Европы. Мы интересны, но непонятны; и, может быть, поэтому особенно интересны, что непонятны. Мы и сами себя не вполне понимаем, и, пожалуй, даже непонятность, иррациональность поступков и решений составляют некоторую черту нашего характера. Я убежден, что народный характер необычайно устойчив, быть может, он даже всегда остается тем же, и самые неожиданные и невероятные колебания судьбы вскрывают только его скрытые, но всегда присутствовавшие потенции; так что из глубокого понимания характера можно прочесть всю его судьбу… Характер человека не есть, однако, что-то явное, очевидное; напротив, он есть нечто скрытое. Поэтому трудно понять характер и возможны неожиданности. Как часто люди говорят: «Вот этого я от тебя никогда не ожидал».

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:50

    Характер имеет свой корень не в отчетливых идеях, не в содержании сознания, а скорее в бессознательных силах, в области подсознания. Там, в этой подпочве, подготавливаются землетрясения и взрывы, которые нельзя объяснить, если смотреть на внешнюю поверхность (surface exterieure). В особенности это применимо к русскому народу. Все герои Достоевского поражают такими выходками и вспышками. И весь русский народ в целом поразил мир своим революционным извержением. Нужно сказать, что область подсознательного в душе русского человека занимает исключительное место. Он чаще всего не знает, чего он хочет, куда его тянет, отчего ему грустно или весело» (Б.П. Вышеславцев, «Русский национальный характер», ссылка на www.kph.npu.edu.ua );

    «Набоков, пожалуй, как никто из русских писателей чувствовал инструментальный характер русского языка. Он это чувствовал так глубоко и остро, что даже к английскому относился чисто «технологически». Возможно, это и поразило его англоязычных читателей. А, с другой стороны, может быть именно идеальное владение чужим языком и помогло ему понять инструментальный характер русского слова и русского мышления.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:52
    Мне кажется, только три человека в достаточно полной степени воспроизвели, так сказать, «исихастский» характер нашей словесной культуры. Это Достоевский, Розанов и Набоков. (И, конечно, Пушкин, но в неявной форме, как тенденцию. Ведь все его творчество – это «тенденция», «возможность», «хромосома» современной культуры). Достоевский, будучи философом, воспользовался единственно возможной для русского мышления формой выражения – литературной. Это привело его к интуитивному воспроизведению подсознательного иррационального опыта, того, что называют «русской душой», «широтой русской души». «Широта» души в данном случае синоним душевного равнодушия к идеям, к миру идей…Каждый русский, хочет он этого или не хочет, является маленьким Христом, который пришёл в мир всех спасать. Это тайная, интимная мечта любого русского. Даже у умнейших, серьёзнейших русских так это ясно, так видно. Разве Достоевский с его, по леонтьевскому определению, «розовым христианством» это не «христосик»? «Я приду в мир, буду всем помогать, писать полезные книги. И увидят все, что это хорошо и станут жить дружно. И настанет рай». – Мечта Достоевского, мечта Толстого, мечта Чехова.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:54

    Неважно, что это не говорится прямо (хотя, в сущности, и говорится), всё видно с одного взгляда…» (Дмитрий Галковский, «Бесконечный тупик», ссылка на duckling-abc.ru ).

    «Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но когда наш русский идеалист, заведомый идеалист, знающий, что все его и считают лишь за идеалиста, так сказать, «патентованным» проповедником «прекрасного и высокого», вдруг по какому-нибудь случаю увидит необходимость подать или заявить своё мнение в каком-нибудь деле (но уже «настоящем» деле, практическом, текущем, а не то что там в какой-нибудь поэзии, в деле уже важном и СЕРЬЁЗНОМ, так сказать, в гражданском почти деле), и заявить не как-нибудь, не мимоходом, а с тем, чтоб высказать решающее и судящее слово, и с тем, чтоб непременно иметь влияние, – то вдруг обращается весь, каким-то чудом, не только в завзятого реалиста и прозаика, но даже в циника. Мало того: цинизмом-то, прозой-то этой он, главное, и гордится. Подаёт мнение и сам чуть не щелкает себе языком. Идеалы побоку, идеалы вздор, поэзия, стишки; наместо них одна «реальная правда», но вместо реальной правды всегда пересолит до цинизма.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 20:56

    В цинизме-то и ищет её, в цинизме-то и предполагает её. Чем грубее, чем суше, чем бессердечнее, тем, по-его, и реальнее. Отчего это так? А потому, что наш идеалист, в подобном случае, непременно устыдится своего идеализма. Устыдится и убоится, что ему скажут: «ну, вы идеалист, что вы в «делах» понимаете; проповедуйте там у себя ПРЕКРАСНОЕ, а «дела» решать предоставьте нам…» (Фёдор Достоевский, «Дневник писателя», 1876. Июль и август. Глава вторая. I. «Идеалисты-циники», ссылка на www.livelib.ru ; ссылка на imwerden.de ; ссылка на www.pseudology.org ).

    "Такого беспардонного бахвальства, как у нас, видимо, нигде в мире не сыщешь. Оно с необходимостью сопровождает поношение иных и есть проявление все того же комплекса неполноценности. Тут совсем нет меры, наши самовосхваления, помимо всего прочего, это чудовищно дурной вкус. Он проявляется и в позерстве, которое тоже есть следствие неуверенности в себе, в кривлянии и ломании, в стремлении, во что бы то ни стало «удивить мир», а не получается – так «показать кузькину мать».

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:00

    Иначе самоутвердиться третьесортный патриот никак не может. Он постоянно ждет восхищения собой, бывает страшно разочарован, не дождавшись такового: «не понимают нас, не ценят, не любят». И – страстная жажда всяких неполноценных людей: чтоб поняли, оценили, полюбили. Об этом мечтал Достоевский, который все ждал, что «удивятся, и придут, и поклонятся». Не пришли, не поклонились, а вот что до «удивятся», то и впрямь удивились – нашему ХХ веку. Никто не предполагал, что все «издохнет» столь унизительно...» (А. Бежицын, «Соль, потерявшая силу», ссылка на lib.ru );

    «Отличие героя Гоголя от героя «Записок из подполья» Достоевского в том и состоит, что безумие Поприщина развертывалось в согласии с самим собой, а безумие героя «Записок из подполья» в парадоксальном несогласии с собой. В первом случае мы имеем дело с безумием без бреда. Во втором мы видим бред без безуми...…» (Фёдор Гиренок, «Н.В. Гоголь. Сущность человека и его грезы», ссылка на fedorgirenok.narod.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:03

    Русский человек находится во власти ложной морали, ложного идеала праведной, совершенной, святой жизни, которые ослабляли его в борьбе с соблазнами. Эту ложную мораль и ложную святость Достоевский раскрыл и предсказал их последствия, Толстой же проповедовал их...» (Николай Бердяев, «Духи русской революции» // «Из глубины», ссылка на www.kph.npu.edu.ua ).

    «Русский народ очень сложный, нервный. Даже простой крестьянин, рабочий сложен, запутан. Непредсказуем. Иван Карамазов говорит: «Я как та крестьянская девка… знаете, как это: «Захоцу – вскоцу, захоцу – не вскоцу». За ней ходят с сарафаном, али с панёвой, что ли, чтоб она вскочила, чтобы завязать и венчать везти, а она говорит: «Захоцу – вскоцу, захоцу – не вскоцу»… Это в какой-то нашей народности…» …Русские вечные подростки, доноры. Чужая кровь со времен варягов у них проталкивается в центр, становится основой для русских вливаний. Русские живут 1000 лет, но всё ещё «развивающаяся нация», подростки. Неслучайно роман, где так много говорится о сути национального характера, Достоевский так и назвал: «Подросток»…» (Дмитрий Галковский, «Бесконечный тупик»,

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:06

    "Нет человека, готового повторять чаще русского: «какое мне дело, что про меня скажут», или: «совсем я не забочусь об общем мнении», – и нет человека, который бы более русского (опять-таки цивилизованного) более боялся, более трепетал общего мнения, того, что про него скажут или подумают. Это происходит именно от глубокого в нем затаившегося неуважения к себе, при необъятном, разумеется, самомнении и тщеславии. Эти две противуположности всегда сидят почти во всяком интеллигентном русском и для него же первого и невыносимы, так что всякий из них носит как бы «ад в душе»…» (Фёдор Достоевский, «Дневник писателя», ссылка на www.croquis.ru );

    «Я думаю, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, везде и во всем… Страданием своим русский народ как бы наслаждается…» (Федор Достоевский, «Дневник писателя», 1873, ссылка на www.magister.msk.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:06

    «Вы знаете, я перечитывал Достоевского в последние три месяца. И я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски» (Анатолий Чубайс, цит. по: Аркадий Островский, «Преступление и наказание Чубайса», ссылка на rg.ru );

    «Другой путь заглядывания в мир подлинного проходит через боль и страдание. Страдать – значит обрести свою самость, чтобы быть собой от начала и до конца. Быть собой крайне обременительно, ибо это означает перестать быть частью мира, который, конечно же, начинает за это мстить всеми возможными способами. «Человек, – писал Достоевский, – любит жизнь потому, что любит боль и страх». Боль является внутренним распятием человека. От внутренней боли нет обезболивающих средств. Боль сопротивляется развёртыванию нашей субъектности. Ибо в боли инициатива принадлежит боли, а не сознанию. Боль приходит тогда, когда её не ждут.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:09

    Она застает нас врасплох, и следовательно, её нельзя означить, нельзя найти в интенциональной направленности на мир нашего сознания. Боль не интенциональна. Итак, язык русской религиозной философии рационализировал страхи и боли русского сознания, показывая ему его невидимую сторону…» (Фёдор Гиренок, «Мы и русская философия», ссылка на fedorgirenok.narod.ru );

    Художник низведен до уровня иллюстратора идей, форма и стиль рассчитаны на быдло. Вместо гуманизма, духовности, любви – классовая борьба, ненависть, практичность. Плюс карьеризм и лизоблюдство служивого люда, пером пробивающегося в привилегированный клан «слуг народа». А вы спрашиваете: откуда эти ограниченность, тенденциозность, постоянная деградация творчества? Провидя результаты, Хаксли писал: «Мы пожертвовали высоким искусством. Вместо него у нас ощущалки». Еще раньше это провидел Достоевский. Когда он писал стихи капитана Лебядкина, он намекал на то, что ждет культуру. Вот вы, а вот ваше искусство, говорил он. – Таким оно будет, если вы победите. Таким оно стало... Методом «культурной революции» стала площадная брань.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:10

    Сторонники «культурной революции» с полной безнаказанностью расправлялись с творческой интеллигенцией и партийным активом…» (Игорь Гарин, «Химерический реализм, или блаженный идиотизм», ссылка на www.proza.ru ).

    «Однако где же великая русская классика и современная новая литература? Широкий российский читатель, кажется, не желает смотреть на самого себя даже в зеркале современного литературного произведения. Ему не нужна ни горькая правда, ни изысканная ирония, его привлекает грубо раскрашенный вымысел чужой, сладкой и заведомо нереальной жизни. Он знает, что не один из великих русских романов Толстого или Достоевского не имеет «хеппи-энда», что все они полны размышлений и пророчеств о судьбе русского человека и России, но только самые мрачные их них воплощаются на наших глазах. Русская литература всегда была духовна, метафизична, озабочена поисками смысла жизни и ответами на «проклятые вопросы бытия», боролась против цензуры за свободу слова и народа. И не имеющий свободы народ жадно читал, вместе с героями Чехова мечтая о будущем, а с Достоевским о грядущем величии России. Но вот наступила свобода – и реальность не совпала с мечтой.

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:12

    И рядовой российский читатель, ощущая себя обворованным, отвернулся и от реальности, и от литературы. Современная русская литература в лице самых характерных ее представителей – Владимира Сорокина, Саши Соколова, Виктора Ерофеева, – ужасающе пессимистична и беспощадна. В ней нет ни пушкинской легкости, ни гоголевского спасающего смеха, ни чеховского сочувствия к «маленькому человеку». И доказывает она только то, что в условиях несвободы русский человек духовен и мечтателен, а при наступлении свободы становится мрачным, беспомощным и неприспособленным к жизни» (Михаил Берг, «Страшные сказки для взрослых», 1994, ссылка на radov.dlvk.com ).

    «О русском типе как о типе человека несостоявшегося, изломанного, неокультуренного, непредсказуемого, то впадающего в спячку, то в буйство, говорили всегда. Но никогда, по-моему, так плотно и яростно, как теперь. Я не имею в виду врагов России, там все понятно и неинтересно. Но и сами мы, составляющие сердцевину этого типа... знаете, как искры с треском из костра, взвиваемся и вопрошаем: что мы за люди?! Что в нашей душе такого, что мы только и можем, что радоваться ярму и сталкивать друг друга в яму?

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:14

    От каких несчастий мы произошли? Еще Достоевский говорил: «народ весь загноился»…» (Валентин Распутин: «От каких несчастий мы произошли?», ссылка на www.aif.ru ).

    «Что такое философ? Слово «философ» у нас на Руси есть слово бранное и означает: дурак» (Федор Достоевский, Из черновых набросков, цит. по: А.В. Гулыга, «Русская идея и ее творцы», ссылка на sbiblio.com );

    «Ариец вместо стены видит окно. Куильти под дулом набоковского пистолета шметтерлинком ускользает от смерти, не может её осознать. Он слеп, не видит, не может увидеть смерть. Русский не может увидеть жизнь. У него самовар погас, а он говорит о гибели вселенной (Федька Каторжный в «Бесах»). Это тоже неспособность к философии. Полное отсутствие введений. Одна суть. Всё превращается в философию, и, следовательно, всё рассыпается в ничто. Всё начинается у русских не с введения, а, хе-хе, с заключения…» (Дмитрий Галковский, «Бесконечный тупик», ссылка на duckling-abc.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Лада Москвичёва 5 декабря 2019, 21:33

    «Он (Чехов, – П.Д.) замолчал, задумался и, махнув рукой, тихо сказал: – Такая нелепая, неуклюжая страна – эта наша Россия... – В России честный человек – что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей… Вся Россия – страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днём и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них – собачья: бьют их – они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают – они ложатся на спину, лапки к верху, и виляют хвостиками…» (Максим Горький, «Книга о русских людях // А.П. Чехов», ссылка на www.maximgorkiy.narod.ru );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 5 декабря 2019, 21:39

    «Так судят нашего брата все макаки. Племя рабское, лукавое, в десяти поколениях запуганное кнутом и кулаком, трепещет, умиляется и курит фимиам перед насилием, но впусти его в свободную область, где его некому брать за шиворот, там он развертывается и дает себя знать. Посмотри, как он смел на картинных выставках, в музеях, в театрах, или когда судит о науке: он топорщится, становится на дыбы, ругается, критикует… и непременно критикует – рабская черта! Ты прислушайся: людей свободных профессий ругают чаще, чем мошенников, – это оттого, что общество на три четверти состоит из рабов, из таких же вот макак…» (Антон Чехов, «Палата №6 // Дуэль», ссылка на book-online.com.ua );

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Лада Москвичёва 5 декабря 2019, 21:38

    «Мы отстали, по крайней мере, лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку. Ведь так ясно, чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним, а искупить его можно только страданием, только необычайным, непрерывным трудом» (Антон Чехов, «Вишнёвый сад», ссылка на chehov.niv.ru );

    "Один боится говорить о голом теле, другой связал себя по рукам и по ногам психологическим анализом, третьему нужно «теплое отношение к человеку», четвертый нарочно целые страницы размазывает описаниями природы, чтобы не быть заподозренным в тенденциозности… Один хочет быть в своих произведениях непременно мещанином, другой непременно дворянином и т.д. Умышленность, осторожность, себе на уме, но нет ни свободы, ни мужества писать, как хочется, а стало быть, нет и творчества. Все это относится к так называемой изящной словесности…» (Антон Чехов, «Скучная история», 1888, ссылка на book-online.com.ua );

    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1030 записей в блогах и 8699 комментариев.
    Зарегистрировалось 14 новых макспаркеров. Теперь нас 5020865.