Новогодний марафон.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Олег Иванов написал
    1 оценок, 44 просмотра Обсудить (0)

    Новогодний марафон.

      Дорогу осилит идущий!


       Подлинные истории со временем кажутся нереальными. Казалось, всего-то, привезти на большом авто новогодние подарки из Молдавии. Дел мизер и проблем никаких! Удивляешься своим воспоминаниям. Так ли было? Правильно тогда поступал и делал, или это приснилось?

                    1
       Было это в то перестроечное время, когда все было и все нужно было доставать.  Предприятия рушились. Банковская система не работала, транспорт работал, как и всё в стране по инерции.
       В те времена пришлось мне руководить фирмой. С позиций того времени она была не малая, судя по финансовым оборотам того времени. Подходил новый год и так же встал вопрос о новогодних подарках. В рядах учредителей фирмы были чернобыльцы. Все душой и сердцем мы были вместе с их бедой. Досталось им ликвидируя последствия аварии.
       Внутренне всегда переживал за боль других. И тут, как же я главный в фирме мог промолчать, что в Молдавии у меня знакомые и там такие вкусные конфеты к новому году. Многие помнят отличное качество и вкус этих Молдавских конфет фабрики "Букурия". Конечно, сказал о возможности приобрести подарки и созвонился с Молдавией. Кстати телефонная связь работала устойчиво еще много лет, не смотря на развал государства. За что им честь и хвала. Многие поэтому в то время своих родных не потеряли.
       В ответ на звонок сказали, что ждут, все будет сделано и подготовлено.
       После разговоров от нас обязательно действие - мы должны заплатить за подарки для детей. А как перевести, или переслать деньги за новогодние подарки? Тогда был только один банк - сбербанк. Его внутренние катаклизмы, как и в государстве, исключили возможность переводить деньги, даже в соседний район, не говоря о республике Молдова. 
       Что делать? Я знал, что сумма по тем временам неимоверно крупная, и доставка денег с собой связана с огромным риском для жизни, убивали и за гораздо меньшие суммы. Как говориться сам сказал «А», тогда говори и «Я». Сам предложил "эти Молдавские подарки", поэтому решил безоговорочно для себя, не смотря на удерживающих, отправиться в Молдавию.
       Одел, длинное осеннее пальто, у нас уже был снег и довольно крепко морозило, в Молдове всегда гораздо теплее. В костюм, пальто,  во все карманы разложил пачки денег. Куда деваться, расплачиваться надо раз система платежей не работает, жизнь и праздники, особенно для детей, не отменишь. В таком виде меня довезли на служебной машине до Московского аэропорта, прямо к времени посадки на самолет до Кишинева. Это около 500 километров!
       В аэропорту у меня началось первое приключение. Пройти через контрольную рамку не получалось, постоянно раздавался звон. Проходил, раз пять, постепенно оставляя на столике ключи, зажигалку, часы, мелочь и все металлическое чего у меня было. Все равно перезвон. Я же знал, что на мне кроме одежды и денег ничего нет. Внутри зашевелилось недоброе ощущение полного краха моей идеи, я сообразил, в купюрах металлические полоски, а у меня, очень много денег и поэтому звенит! 
       В конце концов, меня на досмотр отвел в сторону милиционер в звании старший сержант, попросил меня расстегнуться и показать что в карманах. Когда я расстегнул пальто и пиджак, он потерял дар речи. Он в жизни не видел столько денег, сколько я нес на себе. Я быстро открыл дипломат, вынул оттуда и показал, ему обалдевшему письмо, подтверждающее мои финансовые полномочия и добрую миссию по приобретению новогодних подарков. 
       Вид у него, от увиденного количества денег, был ошалевший это мало сказать. Понимая, что если он опомнится, я уже не улечу в Молдавию, и если медлить, то моя голова может оказаться в кустах в районе аэропорта. У меня же все честно, но разборки все сломают и скорее всего меня убьют. 
       Быстро вытаскиваю пачку из кармана и говорю ему - это твое, но ты сопровождаешь меня до трапа самолета. Договорились? Мгновения казались вечностью. Его веки, как в замедленном фильме, закрылись и открылись. Его рот открылся и не услышав звука я уже по выражению лица понял и предугадал его бешеный порыв согласия…  
       Меня на милицейской машине доставили до трапа в самолет, проводили до кресла, где я и отдал эту пачку. Сидя в кресле, нервно реагировал на всё вокруг происходящее, немного успокоился, когда самолёт уже взлетел. Сейчас вспоминая этот эпизод, думаю, нынешние службы и начальники повели бы себя по - другому. Тогда, до всех финансовых кризисов, доллар стоил девяносто копеек с небольшим, а на мне было около десяти миллионов рублей. Кроме заполненных карманов, на мне был даже пояс, сшитый из четверти простыни, весь наполненный пачками денег.
                    2
       В Кишиневе ещё из окошка самолёта, в глаза плеснулась серость, да и потом по дороге из аэропорта, эта серая мгла начала пробираться внутрь. Вокруг мало деревьев, они без листьев какие-то одинокие, заброшенные, серые. Все цвета домов, плакаты, окна домов, одежда, улицы, дороги и казалось, сам воздух пропитаны серостью, серостью и пылью, нет даже крупинки снега. От этого все прохожие, не смотря на разноцветье в одежде, казались серыми и унылыми.
       Меня встретил друг на машине и сразу отвез к себе домой. Когда я снимал пальто, потом пиджак они удивлённо замолчали, а уже когда я снял нательный пояс с пачками денег они, на некоторое время просто онемели…
       Переговоры на фабрике, благодаря другу, прошли быстро и хорошо. Все были очень удивлены, что расплатился наличными, поэтому скорость готовности груза соответствовала щелчку пальцами, как у факиров сказано - появилось. 
       Удивление и озадаченность вызывали высказывания некоторых сотрудников фабрики и вроде случайных людей, что они не дадут мне ничего вывезти из Молдавии. Постоянная пасмурная серость на улице, негативные, угрожающие высказывания начали добавляться к внутреннему напряжению! Кроме моих знакомых, отношение ко мне недоброжелательное. Да еще оказалось, что вывоз подарков нужно оформить у таможенников. Сейчас это норма, а тогда все и вся перемещались по территории Советского Союза без всякого оформления. А тут такие новости! Пришлось эти заботы оставить на следующий день, оформление они начинали только с второй половины рабочего дня.
       Каждое моё очередное появление в Молдавии у друга, мы отмечали приготовлением индейки в духовке к хорошему домашнему Молдавскому вину, конечно и в этот раз, использовали свободную половину дня для чревоугодного посещения рыка. Индюшки в этот раз не оказалось, пришлось согласиться на красивого, упитанного, крупного гуся. Загрузившись вкуснятиной, товарищ отвез меня к таможенникам оформлять бумаги и уехал домой готовить гусака, успокоившись тем, что домой я доберусь сам.
       Все оформил быстро, может это неведомое мне содействие, или тогдашняя процедура была только началом в Молдавии, и только начавшись, она для меня окончилась постановкой печатей на документы.
       Время было достаточно, поэтому решил прогуляться по центру города. Сейчас вспоминаю и удивляюсь. В тот момент видел людей, их враждебные взгляды, их говор на своём языке, прекращающийся при моём появлении, и звенящую тишину, которая напряженно продолжалась до моего ухода. Это были новые ощущения, я всем своим существом чувствовал негативное пространство. Это было то же пространство, в котором ранее, с этими же жителями вместе радовались жизни, общались, верили друг в друга. Вместе работали, строили, учились, учили, изобретали, покоряли на благо, отцы и деды вместе за нас жизни в войны отдавали. Вместе праздники с застольями и такими родными песнями хором. Вместе переживали за детушек, как за своих, помогали бескорыстно чем могли. То же пространство, те же города и улицы, те же люди, но почему –то всё окружающее уже не было таким добрым, отзывчивым, честным и тем более надёжным. Тогда у нас в России, если несколько человек из республики разговаривают на своём языке, ну и хорошо, но при появлении любого не знающего их язык, любого не только русского, они переходили на русский язык. Они уважали даже случайного прохожего и потому им платили добром и уважением. Сплошное дружелюбие и ощущение огромного доброго пространства нашей общей страны, общей РОДИНЫ, где каждому каждый не безразличен, а близок как родной. Эти чистые и добрые отношения вдруг исчезли. Какая – то внешняя черная сила, что –то сломала в наших добрых отношениях.
       Для меня эта атмосфера была дикой и не понятной. Я не мог так быстро перестроиться на предательство. Да и не хочу! Да и не буду! Это их душевные проблемы. Да! Ситуация! Накладывается одно на другое. На такси, чтобы никого больше не видеть, в состоянии внутренней душевной травмы, приехал домой к другу. В голове появилась поганая мысль, а вдруг он тоже изменился как всё его окружающие? Да нет, не может быть – успокаивал я себя…
                    3
       На фабрике оформил все возможные бумаги чтобы быстро, без проблем забрать груз. Оплатил подарки по сути старался побыстрее избавиться от денег. Держать при себе такую крупную сумму опасно, это подвергало опасности меня, друга и его семью, остановился в ожидании у него. Документы и груз были готовы, оставалось только ждать машину из своего города. Ее должен был прислать мой заместитель, по моему звонку о готовности подарков. Позвонил первый раз и услышав, что завтра отправят, немного успокоился в ожидании грузовика. 
       Прошли сутки после звонка, машины нет и не могу дозвониться, телефон не отвечает. Состояние внутреннего напряжения с каждым часом возрастало. Фабрика поджимала, настойчиво выясняли, когда заберу подарки. По интонации вопросов, чувствовал, назревает очередная неприятность. Появилась тревожная мысль: - А вдруг не отдадут? Товар уже оплачен, лежит на фабрике. Фабрику приступом не взять, да и не с кем. И что тогда делать? Спокойствие и улыбчивость были только внешние, внутри бушевал шторм эмоций.

       Уже и новый год на носу, кому нужны подарки после торжества. Машины все нет. Окружающие смотрят как на иноземца – захватчика. Постоянное чувство опасности и сознание того, что с тобой могут в любое мгновение, сделать чего угодно, лишь потому, что ты не местный, заставляло как девицу красную поглядывать за окно, может подъехала машина. 
       В конце концов, опять звоню в офис и слышу пьяные ответы, заплетающуюся речь заместителя и застольный шум из телефонной трубки. Конечно, "иносказательно" объяснил, что нахожусь в районе боевых действий и сам их отвоюю когда приеду. Пришлось выслушать глупости, что и банки не работают, и нет денег, чтобы отправить машину.  По телефону из Молдовы вновь нашел деньги, хотя ранее они для них были приготовлены и выданы, перезвонил им и сказал, если не будет машины, пусть не обижаются. Видно от такого всегда доброго не ожидали резкости и жесткости, потому в телефоне услышал ответ протрезвевшим голосом – Немедленно выполним.
       В то время шли боевые действия между Приднестровьем и Молдавией, поэтому, находясь в этом гнезде раздора мне было не до шуток. На следующее утро позвонили, что машина вышла. Теперь уже спокойствия не было совсем. Доедут, не доедут? Когда приедут? Обстановка не шуточная, да и время драгоценное уходит. Дорого яичко к христову дню!
       К великой моей радости машина пришла, водитель и, удивительно,  сам мой заместитель качеством  сопровождающий, с белыми лицами сообщили, что на пограничном пункте сказали, если обратно с товаром из Молдовы поедут, то их расстреляют. Про себя думаю – Вам бы побольше увидеть, услышать и узнать что здесь твориться и как всё здесь изменилось… Успокоил «бледнолицых» как мог:

    - Ребята прорвемся, не первый раз.
                    4
       Опять ночь, опять попытка отключиться и отдохнуть со всеми. Провалялся в состоянии полудрёмы с ощущением бесконечно тянущегося времени ожидания наступления утра. С раннего утра быстренько собравшись, подъехали на погрузку. Поступки всех работников фабрики, заставляли думать, что нас местные друзья бросили. Состояние скажу вам мерзкое. Действительно, раз с фабрикой всё хорошо складывалось, мы с другом расстались, попрощавшись до погрузки. До этого всё было как по маслу. И началось – то подпись не там, то ещё одной не хватает подписи, то кладовщика найти не могут и так чередой одна за другой мелочи не дающие забрать груз. Местные растянули это почти до самого вечера. Казалось моё внутреннее кипение, достигло пика! Очень сложно было сдерживать негодование, внешне показывая улыбчивую дружелюбность.
       Промучившись, целый день груз удалось забрать, это немного успокоило, теперь с подарками можно двигаться домой. Уже в темноте назначенный сопровождающий, на своей легковушке, проводил нас через Приднестровский мост. В то время он был границей между Молдавией и Приднестровьем. Дальше говорит, я не могу. Я конечно от такого содружества и такой помощи  озадачился. Кругом автоматчики. Пьяные злобные взгляды. Знакомых нет. Темно. Что делать? К тому же он, нахально начал вымогать подарок к новому году.
    - Вы должны нас проводить до границы с Молдавией.
    - Мне заплатили только через мост.
    - Ну ВЫ иии… А нам как?
    Внутри снова добавилось. 
    Отдал ему коробку с подарками, он сказал мало, когда добавил еще одну, успокоился. 
       А дальше то как? Товара полная фура и мы безоружные в этом вооруженном, злобном хаосе брошенные. Сопровождающий бросил нас в поселке, развернулся на легковушке и укатил в темноту.      

       Снова наступала ночь. В этом серо-чёрном пространстве, в совершенно незнакомой местности, среди враждебных, пьяных вооружённых… Туманные перспективы добраться домой сохранив груз и свои жизни, не малейшего просвета в создавшемся положении каждый шаг в неизвестность. Что оставалось делать? Поехали вперед. Пока ехали нас обогнали несколько мотоциклов и легковых машин с пассажирами вооруженными автоматами, которые пристально, придирчиво осматривали нас и российские номера нашего грузовика. Стало понятно, что из посёлка выезжать с грузом в ночь нельзя – пропадём, да и в посёлке как уберечься было не ясно. Метров через триста из высокой кабины "Камаза" я увидел большой освещенный двор, огороженный высоким забором, с крепким строением за ним. Сказал водителю остановиться и пошел договариваться о постое на ночь. Может повезёт!
       Стукнул всего несколько раз. Калитка ворот открылась, и передо мной оказался пожилой мужчина среднего роста, несколько сгорбленный. На мой вопрос расположиться на ночь вместе с машиной, ответил согласием. Быстрое согласие меня насторожило, но других вариантов нет, а на улице уже темно. Загнали машину во двор. Подсказал водителю поставить ее задним бортом вплотную к дому, чтобы мышь не проскочила. 
       За день накрутились, задергались, решили поужинать и отдохнуть. Я никому не говоря решил устроить застолье. Да и мужики, напуганные и уставшие, конечно были не против этого. Расположились, разложили что было, хозяина пригласили. Сидели долго. Хорошо сидели. Много выпили. 
       В промежутках застолья я постоянно выходил во двор посматривал и слушал, что вокруг происходит. Да и сидел около окна, из которого видны двор, часть машины и ворота с высоченным забором. Сказать, что вокруг происходила пьяная вакханалия, это ничего не сказать. Вокруг были звуки разъезжающих мотоциклов, крики, пьяные визги, хаотичная одиночная и автоматическая стрельба. Это все подкреплялось регулярным появлением личностей по пояс висящих на заборе, заглядывающих во двор. Их было очень хорошо видно, двор был освещен. Хозяин дважды выдворял вторгшихся на его территорию, а мы в это время, схватив подручное, замерев, ждали или биться будем, или обойдётся. Понятно было, что уехать нам отсюда пока невозможно. Ждут нас, а не трогают потому - что мы на виду у всех. Что делать? Обстановка способствовала загрузиться вином, до состояния отупения и завалиться спать. А там, как кривая вывезет. 
       Как много поменялось в нашей ранее доброй мирной жизни, хозяин рассказал, что у него убили несколько родственников, и он из-за этой междоусобицы остался один на старости лет. Даже корову, его последнюю кормилицу, не дали забрать с другой стороны окопов, расстреляли. И расстреляли те, которые его лично знали. Для нас это было дико. Улица – граница, кто бы не был стреляют, убивают брата, свата, детушек, любого. Мы еще продолжали к этой республике относиться как к своей родине, А они были ввергнуты уже в другой кровавый мир. Трудно это было понять, зачем все это, к чему? Мы же все одинаковые. Наши предки вместе такую войну выстояли. Зачем нам эта междоусобица?
    - Отец подскажи как нам завтра уехать от сюда?
    - Не переживайте ребята, тут в 20 км, воинская часть, у них порядок, помогут. Я с утречка к ним сгоняю… 
       Пока за столом общались, у хозяина выяснил, как ехать до границы. Где, какой поворот, какие ориентиры, какое расстояние между ними. В общем, стараясь незаметно, вроде по "пьяни", подробно расспросил, как доехать до границы из Молдавии. Посидели, попили, поели, поговорили и легли спать.
                    5
       Я конечно не спал. Думаю - Если правду говорит, 20 км туда и 20 оттуда, пока разговоры, пока дело, да и кому мы вообще нужны? Пока будут пережевывать, думать как, просидим несколько суток. 
       Светло было только во дворе от горевших лампочек. Теперь сплошная чернота окружала мир. Нет света луны. Хоть бы звёзды осветили возможный путь, кроме этого светлого пятна, этого освещённого двора, сплошной мрак, и чтобы вернуться, нужно прорваться от этого светлого, временно спокойного пятнышка, к большому, светлому, через эту чёрную, тревожную, неизвестную даль.  Тишина была гнетущая, а темень какая – то густая, будто матушка природа пыталась скрыть тяжелой, вязкой темнотой, словно тяжелым одеялом все грехи сотворенные человеками за день. Внутри меня творилось что-то невообразимое, новое, непонятное самому, казалось ещё немного и я сам взорвусь непредсказуемо себе. Благо здоровье помогает много выпить не пьянея. Несколько раз выходил во двор, слушал, что творится за забором. Дождался, пока все стихло. Подождал пол часика, чтобы покрепче заснули, потом стараясь не шуметь, стал приводить в чувство своих спутников. Главное удалось привести их в сознание, чтобы от них не было шума громче шепота. Водителя заставил беззвучно сесть за руль и завести только когда мы все будем  в кабине, а зама бесшумно открыть ворота. 
       Когда все это было сделано, и мы собрались в кабине, водитель завел машину. Я чуть успел перехватить его руку, которая автоматом пыталась включить габариты и свет. 
    -Не включай.
    -А как я без света поеду?
    -Я скажу куда.
       Так без света и габаритов, медленно, почти ползком, отсчитывая перекрестки и ориентируясь на чуть заметный, темный силуэт водонапорной башни, мы выехали из поселка. Километров пять я еще не разрешал включать даже габариты. Как только я понял, что попали на дорогу, ведущую к выезду из Молдавии, включили свет. 
       После необычайно большого напряжения раствориться, спастись, незамеченными выехать из посёлка, дорога до поста была некоторым расслаблением. Сначала посыпались шутки, анекдоты радостным тоном, но по мере приближения к посту наши шутки и разговоры пошли на убыль и постепенно прекратились, уступив место напряженному молчаливому ожиданию. К посту подъехали, когда горизонт уже начал светлеть. Соблазн объехать его стороной был велик, тем более, что водителя и заместителя именно здесь обещали расстрелять, если поедут обратно. Незнание местности и возможность привлечь внимание вооруженных возможно находящихся в темноте, кроме находящихся на контрольном посте, удержало. 
       Подъехали прямо к шлагбауму. Он закрыт и никого нет. Тугое внутреннее напряжение обострило все защитные возможности организма. Вслушивались так, что казалось, сейчас начнут шевелиться как у животных уши. Полная тишина и никакого движения вокруг. Я вышел из машины. Что делать? Если самому открыть шлагбаум и уехать, повод для скандала, вооруженного преследования и это явное нарушение, последствия не предсказуемы. А вдруг такие хитрые, что вынуждают? Был бы на легковушке, тогда рванул бы без проблем, а тут груженая фура и со мной невинные люди. Какое-то чувство подсказывало - спят паразиты, но рисковать не хотелось. Решил зайти в помещение.
       В помещении стоял устойчивый запах перегара, на стульях и топчанах спали человек шесть семь. Один спал прямо за столом, рядом стояла горевшая настольная лампа, он единственный почувствовав мое появление, поднял голову и вытаращил на меня глаза. Не давая ему опомниться приложил палец к своим губам, показывая ему молчать, а другой рукой машу пойдем быстрее выйдем. Видимо мое появление, его похмельное состояние и внезапное пробуждение, заставило бойца выполнить то, чего я у него просил. Он схватил автомат и вышел со мной наружу. Удивительно, как он в таком состоянии сумел беззвучно выйти наружу. Мне стало немного легче, пока разговаривать придется с одним, а не со всем пьяным базаром.
       Перегар у него был отменный. Пока он очухивался, я пояснял, какие мы хорошие, что везем подарки детям чернобыльцев к новому году. Подошли вместе к кабине. Не помню как, но точно как факир, я выудил из под сидения, бутылку очень хорошего коньяка и держа ее в руке, продолжал рассказывать про нас хороших. Взгляд его стал более сконцентрированным, а уж когда заместитель принес еще такую же, оказалось, что у него и зама в нашем городе есть общие знакомые. Вот это неожиданно повезло! Как для хороших друзей он поднял нам шлагбаум, и мы рванули от этого таможенного поста, стараясь побыстрее и подальше.
                    6
       Во всей стране был кавардак. Ехать через Украинскую границу было исключено сразу при появлении вопроса, меньший беспредел был на Белорусской границе, туда мы и направились. Пока ехали до границы, мне удалось немного вздремнуть. Конечно, если можно назвать вздремнуть состояние пика спрятанной нервозности. От неровностей дороги постоянная тряска, потому от толчков глаза периодически открываются и в них как во сне отражаются горы, крутые обрывы вдоль дороги, снег и сама качающаяся дорога. Вроде легче стало. Мужики постоянно хохотали и радостно пели песни, будто вырвались из адского пекла.
       К границе подъехали, когда начало темнеть. Очередь машин на таможню неимоверная. Делать нечего, пристроились в хвост. Вокруг всё белым бело, деревья украшены снежным покрывалом, снежок хрустит, лёгкий морозец как дома. Пережитый контраст Молдавского серого с черным, сочно белыми кружевами радовал глаза, но разум говорил до дома ещё очень далеко. Вроде мы успокоились, через границу уже кажется и до дома не далеко, но на меня тяжестью навалилась какая-то другая усталость, не понятная. Может моральная? А такая бывает? 
       Наступила ночь. Мы малыми редкими рывками незначительно продвигаемся вперед. У спутников моих уже головы не держатся, падают. Сел за баранку сам, пока они спят. Так до утра и продвигал машину, небольшими толчками. Утром, когда уже рассвело, не заметил, как сам выключился, заснул. Разбудил стук в окно. Стук разбудил сразу всех, на некоторое время окунулись в тишину, а тут стук... Стучал водитель задней машины. Впереди образовалось довольно большое пространство. И ведь не обогнал, разбудил. Мир не без хороших людей!
       Наш водитель сел за руль. Мне тоже вроде хватило отдохнуть. Решил прогуляться, дойти до поворота. Вокруг чудный заснеженный лес. Вся моя сущность дыханием, глазами и каждой клеточкой впитывала это природное чудо. Родные белые березки и разухабистые ели картинно укрыты нежными пушистыми шапками снега. Каждое деревцо стеснительно прикрывало свою наготу белым искрящимся убранством, одновременно будто кокетливо показывали изящные изгибы веток и густо зеленые лапы намекая, что когда снежок растает, откроется полностью истинная красота каждого лесного создания. Снежок под ногами похрустывал добрыми нотками, а легкий морозец легким дыханием поглаживал путника по щекам пытаясь пощипать за уши. Лучи солнышка ласково скользили по снежному убранству деревьев, вызывая яркий блеск снежинок. Они вспыхивали словно драгоценные камни освещая огненными вспышками то березку, то зеленую красавицу ель, то весь лес полностью, особенно снежные верхушки деревьев искрились будто фейерверк. Казалось, что тебя окружает нереально сказочный, волшебный мир, который старается порадовать тебя, показывая свою красоту.

       До поворота стояло грузовиков двести. А что там? Зайдя за поворот я ужаснулся, там стоит еще штук триста, если не больше грузовиков. А на дворе 28 декабря! И кому нужны будут подарки после нового года? Ошарашенный увиденным количеством машин, как отупевший робот, я вернулся и залез в кабину. Что делать? Внутри снова война взвинтившая вопросы – как быть, что делать? Самому казалось, что от меня молчащего звучит напряжение, как от столба под нагрузкой. Опять проблема, которую нужно решить.
       Взял все документы и пошел обреченно на таможню. Пока шел, решил, пойду к самому главному. Терять все равно нечего. Нашел его в собственном кабинете в самом верху административного здания. Объяснил ему, что везу к новому году детям подарки, а сегодня 28 декабря и мне от вас до Москвы пылить, да от Москвы еще пятьсот верст. Как быть? Хороший мужик попался, на таможне, начальник и не жлоб! Давай говорит, заезжай без очереди, своим скажу, мигом оформят. Я тут осмелел и говорю ему:
    -Дайте мне машину с мигалкой, а то колеса порежут или перевернут грузовик вместе с прицепом, все стоят уставшие и озверевшие.
    -Ладно иди к шлагбауму, машина к тебе подъедет.
       Почему не знаю, но у меня даже не появилось мысли решить проблему с помощью денег. И он просто сделал доброе дело, и я с благодарностью принял это. Видишь, до сей поры помню его! Да! Нынешняя таможня не такова!
       Не веря своим ушам, я поскакал к шлагбауму. Надо же, сколько хороших людей попалось!
       Когда подъехал к своим с мигалками, у них глаза были испуганно квадратные, а когда поняли, что мигалки для сопровождения на территорию таможни, глаза их округлились от радости. Оформили нас очень быстро и мы счастливые покатили к Москве. Теперь всё зависело от нас, от скорости, терпения нашего, как можно быстрее нагнать время, постараться успеть с подарками до нового года. Рвались вперёд, будто летели, перекусывали не останавливаясь, тем чего было.
    - Мужики! А мы когда в последний раз умывались?
       В ответ они дружно заржали… Остановились в каком-то городишке, в небольшой забегаловке. В туалете без квадратных метров умылись, благо оказалась раковина с краником подарившим холодную воду. Это скудное омовение, да захваченные с собой мыло с полотенцем, освежили и взбодрили нас. Съели чего-то горячего, главное горячего, и опять рванули вперёд.
       Кольцевую дорогу в Москве, проезжали ночью. Дорога совершенно пустая, нет встречных, нет попутных машин, их просто не было. Вспоминаю сейчас эту пустынную, широченную дорогу, освещенную желтыми фонарями. В свете фонарей тихо падал снег, просто сказочно - нереальная картина. Огромная дорога, падающий снег и никого и ничего нет, кроме этой картины и нас, летящих вперед, в эту желтую красоту - сказку. Народ уже праздновал!  Сейчас это трудно представить. Сейчас кольцевая дорога забита машинами и в сам праздник нового года. 
       Упорно, изнывая от усталости, без остановок, добрались до своего города. Подъехали прямо к таможне. Никого кроме охраны не нашли, все уже гуляли. Такое было время!
       Опять проблема. Опять вопрос что делать. Внутри уже ничего не полыхало, лишь одно чувство безысходности подавляло желание чего-либо делать.
    - Похоже окончательно опоздали – хмуро сказал зам – что будем делать Иваныч?
       В который раз пересилив себя сказал:
    - Придется срывать пломбы. Звони, подгоняй легковушки. Вот ещё что, сообщи чтобы у каждого водителя был список с адресами получателей, пусть сразу развезут. Пломбы сорвём, когда придёт первая легковушка.
    - А как же оплата? Без растаможки? Нас же обвинят, что контрабанду везли!!!
    - Потом разберёмся. Если не доставим подарки, все наши усилия окажутся бесполезными, а главное детишки будут обманутые. Всё! Действуем!

       Когда это вспоминаю, один сплошной, бездонный вздох. Потом опять навалилось море, безбрежное море проблем, сплошные штормы... Деньги не многие оплатили без напоминаний,  не хотелось им платить за уже съеденное, пришлось очень долго и упорно добиваться оплаты. Бесконечные разборки с таможней, с трудом удалось доказать, что я это я и лошадь тоже моя. Вроде доброе дело делал, а сложилось как? Вот тебе и новогодние подарки!...
       Сколько душевных сил, опасностей стояло за каждым подарком, никто не знал и это хорошо. Главное у детей праздник состоялся, некоторые из-за неразберихи получили по два подарка, в два раза больше радости! Это главное…

       Вспоминая пережитое и сравнивая с поступками некоторых наших "граждан" своей Родины. Граждан именно в кавычках. Только сейчас сравнивая свои поступки с их нынешним воровством и бегством за границу с наворованным, понимаешь какая огромная разница между нами. Очень просто было попасть из Молдовы в Румынию, ходил простой рейсовый автобус, купил билет и ты за границей. Тогда если бы я перешагнул за границу с наличными деньгами, сейчас был бы долларовым миллионером, но даже не появилось мысли о этом. Мысли своровать, предать. Вот такая была страна, и такие были мы её жители, готовые жертвовать своим благополучием и собой ради родных, близких и совершенно не знакомых. Горжусь и радуюсь, что я гражданин такой великой страны, моей РОДИНЫ! Я сын своей страны, сумевшей воспитать во мне чистоту, честность, преданность и еще многие добрые человеческие качества. Несу эти чувства и качества по своей жизни.  Радуюсь этому! И этой драгоценной радостью делюсь с Вами!

     

    Loading...

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 890 записей в блогах и 6921 комментарий.
    Зарегистрировалось 18 новых макспаркеров. Теперь нас 5020880.