посол США в СССР Джозеф Эдвард Дэвис, «пятая колонна в СССР» и Сталин.

    Сергей Рязанцев перепечатал из studopedia.ru
    1 оценок, 1219 просмотров Обсудить (1)
       

    Чем же привлекла американского читателя книга Джозефа Дэвиса?

    Для так называемого «среднего американца» на рубеже 30-х – 40-х годов СССР был по большому счёту ‘terra incognita’ (c одной стороны, установление дипломатических отношений с Кремлём после признания Америкой Советов в 1933 году, стажировка советских инженеров в США, расширяющиеся двусторонние связи в области культуры, встречи сталинских соколов – экипажей Чкалова и Громова на американской земле и другие позитивные моменты, способствовавшие нормализации американо-советских отношений, а с другой – страшные слухи о «принудительной коллективизации», «зверствах карательных органов», «политических репрессиях»…)

    И американский обыватель с жадностью искал ответа на вопрос:«Так что это за зверь такой – советский человек, и какую роль в его каждодневной жизни играет Сталин?».

    Ибо именно с этим именем связывали во всём мире как положительное, так и отрицательное в делах и днях совершенно непостижимой планеты под названием СССР, интерес к которой резко подскочил после нападения на него фашистской Германии и особенно в дни перехода в контрнаступление Красной Армии под Москвой (а именно тогда вышла книга Дэвиса! – Л.Б.).

     

    25 июня 1941 года, то есть спустя три дня после нападения Гитлера на Советский Союз, Д. Дэвис выступал с лекцией в Гарвардском университете.

    Его спросили, что бы он мог сказать о наличии в СССР «нацистской пятой колонны».

    Последовал короткий ответ: «Её больше не существует – все расстреляны».

     

    В одном из писем, вошедших в книгу и написанных в апреле 1938 года, Дэвис писал по поводу процесса по делу «Правотроцкистского блока» и, в частности, Николая Бухарина: «Итак, сомнений больше нет – вина уже установлена признанием самого обвиняемого…

    И едва ли найдётся зарубежный наблюдатель, который бы, следя за ходом процесса, усомнился в причастности большинства обвиняемых к заговору, имевшему цель устранить Сталина».

    Из письма Дэвиса государственному секретарю США:

    «13 марта 1938 года примерно в 5 часов утра все обвиняемые на процессе были признаны виновными и выслушали приговор.

    Троих приговорили к тюремному заключению, а остальных к смертной казни через расстрел.

    Восемь человек, получивших расстрел, – это видные деятели, бывшие члены советского правительства, включая бывшего премьера, шесть бывших членов кабинета, одного из наиболее видных партийных лидеров и члена Политбюро, и, кроме того, – президента одной из союзных республик.

    К тюремному заключению приговорены бывший посол в Англии и Франции, бывший советник советского посольства в Берлине и один известный специалист в области сердечных заболеваний.

    В ходе ежедневного знакомства с показаниями свидетелей, их манерой давать показания, по моему мнению, совершённые обвиняемыми преступления доказаны…

    По общему суждению тех дипломатов, кто присутствовал на процессе, с полной очевидностью установлено существование значительной по своему характеру политической оппозиции и серьёзного заговора, что в какой-то степени проясняет непонятное развитие событий в Советском Союзе в течение последнего полугода…».

     

    Опрос, проведённый институтом Гэллапа среди американских читателей в октябре 1942 года, позволил выявить их мнение, что главным достоинством книги «Миссия в Москву» и заслугой её автора является «достоверность информации о суде над заговорщиками, выступившими против Сталина».

     

    Дэвис приходит к выводу, что советское руководство готовилось к войне не только путём наращивания оборонной мощи, но и путём тщательной чистки своих руководящих кадров, какой бы высокий пост они ни занимали: «У русских были свои квислинги, по аналогии с той же Норвегией, и они их уничтожили».

     

    Джозеф Дэвис так описывает встречу со своим именитым тёзкой Иосифом Сталиным в 1938 году:

    «После того, как я покинул кабинет президента Калинина и перешёл в приёмную премьера, прошло всего несколько минут… и вдруг я просто остолбенел – в глубине комнаты открылась дверь и вошёл Сталин, с ним никого не было. Мне и в голову не могло прийти такое… Ни один дипломат не встречался с ним так, будь то в официальной или неофициальной обстановке. Фактически, он избегает встреч. Любая его встреча с иностранцем становится почти историческим событием.

    Так вот, когда он вошёл, я, конечно, поднялся навстречу. Он тепло приветствовал меня, улыбаясь, держался очень просто, но одновременно величественно.

    Он производит впечатление человека сильного, собранного и мудрого.

    В карих глазах – тепло и доброта. Ребёнку бы понравилось сидеть у него на коленях, а собаке ласкаться у ног.

    Очень трудно связать воедино впечатление, которое он производит как человек добрый, мягкий и простой, и те события, что происходят здесь…

    Друзья его говорят, в этом меня заверил посол Трояновский, что всё это – меры вынужденные, для обеспечения защиты от Германии и что когда-нибудь весь мир узнает «об этом» и поймёт…».

     

    Не без ведома президента Рузвельта было решено бестселлер экранизировать.

    История создания этого фильма сама могла бы явиться темой занимательного чтива, тем более, что позиции Дэвиса противостояла позиция режиссёра фильма Кертица и продюсера Бакнера.

    Этих двоих раздражала, как они выражались «просталинская линия»автора книги, а Дэвис обвинял продюсера (и, разумеется, не без основания) в том, что он находится под влиянием американских троцкистов во главе с Дьюи, а режиссёра в том, что у него огромное количество советчиков из числа белоэмигрантов, покинувших Россию либо сразу после революции, либо даже задолго до неё, а потому не знавших тех изменений, которые произошли за два десятилетия бурного развития на их бывшей родине.

    По воспоминаниям Бакнера, «споры с Дэвисом разгорались по самым разным причинам.

    Когда по настоянию Дэвиса в диалог ввели фразу о том, что Советский Союз не открывал военных действий против Финляндии в 1939 году, а лишь принял ответные меры, члены съёмочной группы обсуждали это не один день.

     

    Дэвис заявил, что располагает для такого заявления«неопровержимыми фактами»,его оппоненты возражали. Но бывший посол настоял на своём».

     

    Что касается концепции авторов фильма в отношении проводившихся в СССР репрессий, то Дэвис высказался за то, чтобы в картине была чётко очерчена винатех, кто проходил по процессам 1937–1938 годов.

    Это вызвало резкий протест продюсера Бакнера (сочувствующего троцкистам!), что совершается «грандиозная историческая ошибка».

    Вопрос стоял ребром.

     

    Но тут Дэвис, поинтересовавшись, сколько средств уже вложено в данный фильм, достал из кармана свою чековую книжку и предложил выписать чек на миллион долларов, чтобы выкупить у братьев Уорнер готовую картину.

     

    Поскольку Дэвис был миллионером и вполне мог позволить себе такую покупку, эффект от его жеста был ошеломляющий.

     

    Правовладельцам фильма братьям Уорнер пришлось согласиться не отступать от трактовки этих судебных процессов в книге.

     

    Дэвис через тогдашнего посла СССР в США М. Литвинова просил Сталина для обеспечения успешного завершения работы над кинофильмом «Миссия в Москву» передать в его распоряжение некоторые материалы советской документальной хроники, что и было сделано.

    Заключительные сцены фильма были сняты в марте 1943 года (после победоносного завершения Сталинградской битвы! – Л.Б.). Специально прибывшие в Голливуд из Вашингтона представители Американского бюро художественных фильмов при правительственном отделе военной информации (оказывается, и «там» существовала жёсткая цензура – Л.Б.), приняли эту картину с таким заключением:

     

    «Данный кинофильм является достойным ответом на лживые заявления стран оси и их пособников, и ответ этот – правда, самое сильное пропагандистское оружие».

     

    21 апреля фильм был продемонстрирован в Белом доме специально для президента Ф. Рузвельта и его окружения, а 22 апреля братья Уорнеры организовали в Голливуде просмотр для широкой рабочей аудитории. Реакция на фильм была положительной как в Белом доме, так и в среде рабочих.

     

    Когда же фильм вышел в широкий прокат, первой подняла визг протроцкистская газета «Нью лидер».

    А вскоре и «Нью-Йорк Таймс» опубликовала идеолога троцкизма философа Джона Дьюи, который назвал «Миссию в Москву» «первым в Соединённых Штатах случаем тоталитарной пропаганды, рассчитанной на массовое потребление».

    В прессе началась ожесточённая дискуссия, но большинство американцев всё-таки склонялись к тому, что фильм подкупает исключительной правдивостью, и предупреждали, что «кое-кто не понимает, как легко можно стать жертвами нацистской пропаганды, если выступать за подрыв единства объединённого фронта союзных сил».

     

    В мае 1943-го отношения между СССР и США стали заметно охлаждаться, так как Запад всё время откладывал открытие второго фронта, с чем Сталин мириться не мог.

     

    Джозеф Дэвис имел беседу по данному вопросу с Рузвельтом, и президент поручил ему возглавить новую миссию, которой вменялось в обязанность встретиться со Сталиным и убедить его в том, что США не изменяют своему союзническому долгу и готовы к тесному послевоенному сотрудничеству.

     

    Дэвис привёз И.В. Сталину копию своей картины и присутствовал во время просмотра ленты в Кремле.

    Перед началом сеанса Дэвис передал Сталину личное послание Рузвельта («Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

    Документ № 83 от 5 мая 1943 г.) и сказал, что, по мнению президента, после просмотра фильма Сталин может прийти в «проамериканское настроение».

    Дэвис писал Гарри Уорнеру, что успех превзошёл все его ожидания: «Маршал Сталин и все присутствующие на просмотре высоко оценили картину».

    Особенным успехом кинолента «Миссия в Москву» за пределами США пользовалась в Великобритании и Китае…

    Фильм «Миссия в Москву» был тогда же просмотрен в логове Гитлера.

    Геббельс записал об этом в своём дневнике в мае 1943 года.

    Получив информацию о поездке Дэвиса в Москву, он назвал его «салонным большевиком» и «опасным типом».

    По указанию Геббельса, книга Дэвиса и ее автор стали объектом изощреннейших издевательств в германской прессе.

     

    «Чистка Голливуда».

    Сразу же после окончания второй мировой войны при президенте Трумэне члены пресловутой комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, занялись тотальной жёсткой чисткой Голливуда, поставили вне закона все отснятые в Голливуде антифашистские фильмы («Великий диктатор Ч. Чаплина, «Смертельный ураган» Ф. Борзеджа, «Дети Гитлера» Дмитрека, «Стража на Рейне» Шумлина, «Палачи тоже умирают» Ланга), а также картины, посвящённые героической борьбе советского народа с гитлеровской Германией, (такие, как «Песня о России» Ратова, «Северная звезда» Майлстоуна, «Битва за Россию», часть серии «Почему мы воюем» Капра и Литвака).

    Ну и, конечно же, не была обойдена и «Миссия в Москву», которая, как утверждала кровожадная комиссия Маккарти, была поставлена в Голливуде «по сталинскому сценарию».

    Они также утверждали, что коммунисты проникли в Голливуд, а поэтому их надо изничтожить – лишить всех создателей и актёров, участвовавших в этих фильмах не только работы, но и всех гражданских прав, превратив их в изгоев.

     

     

    Это означало победу реакционеров во внешнеполитическом курсе Америки, победу бывших изоляционистов, выступавших против сотрудничества с СССР, которые стали впоследствии ярыми сторонниками глобальной экспансии США (этот губительный прежде всего для самих Соединённых Штатов курс продолжается и до сегодняшнего дня! – Л. Б.).

     

    Что касается самого Джозефа Дэвиса, то на обеде в Кремле, данном в его честь в мае 1943 года, Вячеслав Михайлович Молотов назвал его настоящим другом Советского Союза.

    Сам же посол в своей ответной речи поднял тост за Красную Армию, за советский народ и руководителей Советского государства, прежде всего, Иосифа Сталина.

     

    Именно Дэвис предложил увековечить подвиг героев Сталинграда, оставив его в руинах как памятник и построив рядом цветущий город.

     

    В 1945 году, по предложению Иосифа Виссарионовича Сталина, Джозеф Дэвис, будущий организатор и почётный председатель Национального совета американо-советской дружбы за большой вклад в дело укрепления доверия между СССР и США в предвоенный период и во время войны был удостоен ордена Ленина.

    Имя Сталина не сходило со страниц зарубежной периодики с конца 20-х годов и до самого конца его жизни, причём как в позитивной, так и в негативной оценке.

    Надо сказать, что вся информация, как приятная, так и остро критическая в адрес Сталина поступала в Кремль, обобщалась, переводилась, доводилась до сведения вождя и оседала в советских архивах.

     

    Сам Сталин большого значения этим отзывам не придавал, но для нас все эти публикации, безусловно, представляют огромный исторический интерес, поскольку позволяют глазами зарубежных корреспондентов и политических деятелей взглянуть на то, каким непререкаемым авторитетом и весом пользовался Иосиф Виссарионович Сталин при жизни, как высоко оценивали его деятельность во всём мире.

     

    Вот как, например, отреагировала английская и американская пресса на разгром немцев под Москвой.

     

    17 января 1942 года военный обозреватель британской газеты «Дейли экспресс» отмечал, что «успехи Красной Армии могут быть охарактеризованы как современное военное чудо. И творец этого чуда – Сталин », а26 января 1942 года редактор другой солидной авторитетной британской газеты – органа консервативной партии – «Обсервер» писал, что победа под Москвой «в значительной степени является триумфом железной воли и организаторских талантов Сталина».

     

    24 января того же года посол Англии в СССР Стаффорд Криппс, выступая на пресс-конференции в Лондоне, заявил:

    «Сталин показал себя великим лидером и крупным стратегом. Основной стратегический план обороны Москвы и советского наступления–это стратегия самого Сталина. Советский народ питает к нему огромное доверие. Нынешние события потребовали от русских больших жертв и страданий, но дух этого народа теперь выше, чем когда бы то ни было. Я никогда не видел населения, одухотворённого таким мужеством».

     

    Главный официальный орган консерваторов газета «Таймс» ранее писала об огромном политическом значении солидарности СССР с принципами Атлантической Хартии (эта декларация глав правительств США и Великобритании, подписанная 14.8.1941. провозглашала цели войны против фашистской Германии и её союзников, тезисы о послевоенном устройстве мира, в частности, об отказе от территориальных захватов и о праве народов избирать себе форму правления – Л.Б.).

    Теперь же газета «Таймс» отмечала полное совпадение между духом Атлантической Хартии и следующими словами, сказанными Сталиным: «Теория расового равноправия в СССР и практика уважения к правам других народов привели к тому, что все свободолюбивые народы стали друзьями Советского Союза».

     

    23 февраля 1942 года в одном из крупнейших кинотеатров Лондона в честь 24-й годовщины Красной Армии состоялся мощный многолюдный митинг.

    На нём в качестве почётных гостей присутствовали члены советской военной миссии в Англии, представители вооружённых сил ряда европейских стран – Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Свободной Франции, – а также Китая.

     

    Открыл этот митинг редактор газеты «Ивнинг стандард» Оуэн, который подчеркнул, что «собравшиеся приветствуют Сталина, советский народ, доблестную Красную Армию, гарнизоны Москвы, Ленинграда и Севастополя, не знающих слова «капитуляция».

     

    Выступая в те дни в Палате общин, побывавший в Советском Союзе министр иностранных дел Великобритании Иден поделился с членами парламента своими неизгладимыми впечатлениями об увиденном:

    «Мы видели в России командиров высокого ранга и младших командиров, видели солдат и руководителей народа иповсюду мы встречали одинаковую уверенность и решимость. Мало найдётся примеров в анналах истории, чтобы армия, которая провела такое долгое и тяжёлое отступление, как Красная Армия в течение лета, всё же сохранила боевой дух и смогла обрушиться на врага с таким триумфальным успехом».

     

    6 марта того же года ТАСС сообщало из Лондона:

    «У англичанки леди Мак-Роберт все её три сына – лётчики английской авиации погибли в боях с немцами, Мак-Роберт решила пожертвовать 20 тысяч фунтов стерлингов на создание звена истребителей в память о её погибших сыновьях. Она просила, чтобы эти самолёты были отправлены по адресу: «СССР, СТАЛИНУ».

    Мать погибших английских пилотов писала: «Нет слов, чтобы выразить моё восхищение тем, что было сделано и делается под замечательным и вдохновляющим руководством Сталина. Гитлер никогда не сломит этот народ».

     

    29 ноября 1942 года все английские газеты поместили на видном месте сообщения о том, что четыре английских лётчика награждены Советским правительством орденом Ленина. Ряд газет опубликовал эту информацию под заголовками: «Сталин удостаивает чести Британскую королевскую авиацию», «Сталин награждает английских лётчиков»…

    Американский военный обозреватель Макс Вернер в журнале «Арми энд невл джорнэл» писал:

    «Пользуясь благоприятным, случаем поздравляем Народного Комиссара Обороны СССР Сталина со славной годовщиной Красной Армии. Великолепная выдержка, упорное сопротивление и неукротимая активность, проявленные командирами и бойцами Красной Армии, войдут в историю, как выдающиеся примеры героизма и мужества их правительства и их страны. Мы теперь знаем, что Красная Армия может сокрушить армию Германии».

     

    Годовщина со дня нападения гитлеровских орд на Советский Союз была отмечена в США, Англии и Канаде многочисленными митингами и собраниями.

    В сообщении ТАСС говорилось: «Участники митинга в Мэдисон-сквер в Нью-Йорке 22 июня, посвященного годовщине гитлеровского нападения на Советский Союз, с энтузиазмом приняли приветственные телеграммы товарищу Сталину и защитникам Севастополя».

     

    В телеграмме Сталину говорилось:

    «Многолюдный митинг, созванный в честь годовщины героической борьбы доблестной Красной Армии, искренне отдаёт должное вашему вдохновляющему руководству советским народом и стремится приблизить возможность сплотить ряды вокруг ваших знамён, чтобы ускорить окончательный разгром фашизма».

     

    На митинге в Сан-Франциско, организованном комитетом помощи России 20 октября 1942 года выступил Чарли Чаплин.

    Он сказал:

    «Народ спрашивает: «Кто эти коммунисты? Это люди, которые умирали тысячами – правда, не за наши идеалы, а за свои, но всё же тысячами. Спрашивают также: «Что будет после войны?

    Затопит ли коммунизм весь мир?

    Мой ответ на это: «И что же?»…

    Мы не хотим вернуться к тому положению, когда несколько человек, получающих сотни миллионов долларов от дела, в котором они ничего не понимают, стоят выше рядовых честных людей…

    Я не знаю, что такое коммунизм, но если он создаёт людей, подобных тем, которые сражаются на русском фронте, – мы должны уважать его.

    Настало время отбросить всякую клевету, потому что они отдают свою жизнь и кровь за то, чтобы мы могли жить.

    Нам следовало бы отдать не только наши деньги, но всю духовную способность к дружбе, которой мы обладаем, чтобы помочь им» (Россия, которую мы не знали. 1939–1993. Хрестоматия. Челябинск.1995. С.143).

     

    За эту речь и за то, что из сообщений советской печати американским реакционным кругам стало известно, что один из уцелевших после Сталинградской битвы танков носил имя Чарли Чаплина и что Сталин на Тегеранской конференции якобы сказал об этом факте Рузвельту, великий актёр-антифашист был подвергнут гонениям со стороны комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и изгнан из Соединённых Штатов в 1952 году, как «смутьян и коммунист».

     

    На Западе очень внимательно следили за каждым выступлением Сталина. Реакция мировых средств массовой информации на сталинский доклад по случаю 25-й годовщины Великого Октября, совпавшей с кульминацией Сталинградской битвы, была ошеломляющей: все английские радиостанции передали полный текст этого доклада на английском, французском, немецком, чешском, польском, испанском, итальянском и других языках.

     

    Агентство Рейтер в своём обозрении отмечало:

    «Речь Сталина – это речь сильного человека, уверенного в себе, уверенного в своей армии, уверенного в рабочих, уверенного в окончательной победе. Это не хвастливая, озлобленная и взволнованная речь. Он сделал откровенный и реалистический обзор положения и если выразил разочарование по поводу задержки открытия второго фронта, то его чувства легко объяснить. Сталин выразил уверенность в том, что второй фронт будет рано или поздно открыт, а также убеждение в том, что действия антигитлеровской коалиции в конечном счёте завершатся победой».

    Понятно, что подобные речи Сталина находили отклик у простых людей во всём мире. Мировая общественность требовала открытия второго фронта у своих правительств, объективно помогая Сталину, который справедливо требовал у лидеров западных демократий выполнения союзнических обязательств.

    Газета «Дейли телеграф энд морнинг пост» в передовице писала: «Сталин может быть уверен в том, что открытие второго фронта не задержится ни на один момент сверх необходимого подготовительного периода».

     

    Крупный журналист своего времени Гарвин писал в газете «Санди экспресс»:

    «Сталин является той великой движущей силой, которая вдохновляет русский народ в мирный период ив период борьбы с врагом. Его величественная речь является откровенной и мудрой в отношении западных держав и непримиримой в отношении общего врага».

     

    Насколько важной и серьёзной считали в США речь Сталина 7 ноября 1942 года говорит тот факт, что крупнейшие радиостанции Америки прервали свои радиопередачи, чтобы сделать сообщение об этом докладе.

    А уже на следующий день его полный текст напечатали «Нью-Йорк таймс», «Нью-Йорк геральд трибюн» и ряд других крупнейших газет Америки. Комментарии же к докладу были написаны во всех без исключения центральных и местных американских газетах.

     

    Турецкая газета «Журналь д’Ориан» писала:

    «Читая эту речь, хочется поблагодарить Сталина за то, что он ничего не преувеличил, за то, что он не злоупотребил тем, что его будут слушать во всём мире. Он трезво, простым языком рассказывает, как протекала война в России последним летом».

     

    Исключительно высоко была эта речь Сталина воспринята в Иране, где справедливо связывали упрочение подлинной независимости и суверенитета этой страны с победой Великой Октябрьской социалистической революции. А ввод войск СССР и Великобритании на территорию Ирана в августе 1941 года был очень чувствительным ударом по профашистским элементам в иранском обществе и способствовал антигитлеровской ориентации этой страны.

     

    Разгром немцев под Сталинградом был мощным толчком для усиления деятельности в США сторонников укрепления американо-советской дружбы.

    Так, американка Анна Луиза Стронг, автор объективной книги о Сталине, в своих публичных выступлениях ставила вопросы остро, не опасаясь скользких мест, говорила, как друг СССР, о котором знала не понаслышке, так как работала на протяжении ряда лет корреспондентом газеты «Москоу ньюс».

     

    Однажды во время выступления в Сан-Франциско перед двухтысячной аудиторией, где её речь была выслушана с предельным вниманием и неоднократно прерывалась аплодисментами, после доклада, один троцкист спросил у Анны Луизы Стронг на английском языке, «известно ли ей, что Ленин писал о Сталине в своём завещании», на что Стронг ответила:

    «Я знаю, что в течение почти 20 лет Сталин ведёт страну и показал себя великим человеком».

     

    9 февраля 1943 года по Московскому радио выступил французский писатель Жан-Ришар Блок со своей знаменитой речью по случаю разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Он сказал: «

    Слушайте, парижане! Первых трёх дивизий, которые вторглись в Париж в июне 1940 года… этих дивизий – 100-й легко-пехотной, 113-й и 295-й пехотных – не существует больше! Они уничтожены под Сталинградом; русские отомстили за Париж. Русские отомстили за Францию!» (История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945. Т.3. М. 1961. С.75)

     

    «Битва за Сталинград, – писала канзасская газета 14 февраля 1943 года – решающее сражение Второй мировой войны и она может стать Ватерлоо для Адольфа Гитлера и его банды убийц».

    Автор статьи очень высоко оценил личный вклад Сталина в разработку плана разгрома немцев под Сталинградом.

     

    В феврале 1943 года редакция журнала «Совьет раша тудэй» организовала собрание, на котором присутствовало 1700 человек.

     

     

    Оно было посвящено 25-й годовщине Красной Армии, и на нём выступил бывший посол США в СССР Дэвис, который подчеркнул, что, «как подлинно великий человек, Сталин весьма скромен.

     

    Он отклонил все похвалы за строительство тех огромных промышленных предприятий, которые мне довелось видеть, и приписывал эти достижения усилиям тысяч своих инженеров, сподвижников и сотрудников.

    Я твёрдо уверен, что, если бы не предвидение, здравое суждение и неукротимая воля этого человека, нужных усилий не удалось бы создать, и немцы, перейдя советскую границу, не встретили бы танков, орудий, самолётов, которые помешали Гитлеру одолеть Советский Союз и тем самым не позволили ему установить своё господство над Европой и Азией, а в конечном счёте, над Африкой и прилегающими морями»…

     

    В 1979 году, а это был год столетнего юбилея Иосифа Виссарионовича американский профессор Урбан имел беседу с бывшим послом в СССР Гарриманом, который неоднократно встречался со Сталиным.

     

    В этой беседе Гарриман, в частности, сказал:

    «Сталин как военный лидер был популярен, и нет никаких сомнений, что он был одним из тех, кто сплотил Советский Союз после гитлеровского нападения. Я не думаю, что кто-нибудь другой смог бы сделать это. И всё, что произошло после смерти Сталина, не может переубедить меня в этом».

     

    (Все цитаты из зарубежной печати даются по книге: Иванов Р. Сталин и союзники.1941–1945 гг. Смоленск. Русич. 2000).

     
     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    эду коротков # написал комментарий 14 марта 2017, 19:09
    "о наличии в СССР «нацистской пятой колонны».
    Последовал короткий ответ: «Её больше не существует – все расстреляны»"-соврал,стервец.красный сионизм-фашизм, в россии, процветает до сих пор. Но! он имел в виду несколько другое.так и там соврал. в армии гитлера воевало огромное количество русских.ещё более огромное кол-во ушло с немцами на восток,когда они начали отступать.

    а насчёт второго фронта-врёт автор статьи. амеры воевали, с немцами,с декабря 1941 года.да и и с японцами воевали.так что для них это был бы,фактически,аж третий фронт.

    сплочение страны вокруг сталина,который воевать не умел,как и его маршалы, миф. сплачивали войска только лишь угрозой расстрела их семей. и гнали армию на пулемёты только лишь уперев в спину свои пулемёты. потому и оставалось,после атаки,в полках,по 45-50 человек.

    статья-очередная красная агитка,ни имеющая ничего общего с реальностью.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 836 записей в блогах и 7795 комментариев.
    Зарегистрировалось 2092 новых макспаркеров. Теперь нас 5001452.