Персональные пенсии в СССР.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Starley bpv написал
    3 оценок, 20587 просмотров Обсудить (28)

    (персональные пенсии в системе пенсионного обеспечения в СССР (вторая половина 1950-х – 1980-е годы))

    В середине 1950-х годов в СССР начала создаваться система всеобщего пенсионного обеспечения. В соответствии с законом «О государственных пенсиях» [1] основная масса советских граждан получила право на пенсионное обеспечение по старости на так называемых общих основаниях: мужчины по достижении 60, женщины – 55 лет. Существенной частью данной пенсионной системы стало персональное пенсионное обеспечение. Его основные принципы были зафиксированы в «Положении о персональных пенсиях», утвержденном Постановлением Совета Министров СССР № 1475 от 14 ноября 1956 года [2].

    По замыслу советского правительства каждый гражданин, внесший исключительный вклад в строительство советского государства, имел право на персональное рассмотрение его заслуг при назначении пенсии и в случае вынесения положительного решения именовался персональным пенсионером. Еще в конце 1920-х – начале 30-х годов в СССР был принят целый ряд законодательных актов, определяющих пенсионные права и льготы для наиболее выдающихся деятелей советского государства. Прежде всего, право на персональные пенсии было установлено за исключительные заслуги перед республикой в области революционной, профессиональной и общественной деятельности, советского строительства, а также в области науки, искусства и техники. Безусловное право на такие пенсии имели:

    – члены революционных партий, активно боровшихся за власть пролетариата;

    – члены общества политических каторжан и ссыльно-поселенцев;

    – лица, удостоенные за свои героические подвиги или исключительные труды одного или нескольких орденов, установленных правительством СССР или РСФСР;

    – лица, получившие от Совнаркома РСФСР звание народного артиста республики или заслуженного деятеля науки, искусства и техники.

    В СССР существовали персональные пенсии союзного, республиканского и местного значения. Персональные пенсии союзного значения устанавливались Комиссией при Совете Министров СССР, республиканского – при советах министров союзных республик, а местного – советами министров автономных республик или исполнительными комитетами краевых, областных, окружных и городских (в городах республиканского подчинения) советов депутатов трудящихся. Размеры персональных пенсий определялись в каждом конкретном случае в зависимости от характера и степени исключительных заслуг лица, его материальной обеспеченности и количества иждивенцев. Официально максимальный размер пенсий в 1950-х – 1960-х годах составлял: для персональных пенсионеров союзного значения – 2 000 (200) рублей,республиканского – 1 200 (120), местного – 600 (60) рублей (в скобках указаны размеры в пореформенных значениях). В 1977 году максимальные нормы были подняты до 250, 160 и 140 рублей соответственно. Для сравнения: максимальные пенсипо старости для рабочих и служащих, назначенные на общих основаниях, в течениевсего периода действия закона «О государственных пенсиях» были установлены вразмере 120 рублей. Кроме этого, персональным пенсионерам союзного значения, имеющим партийный стаж 50 лет, ежегодно выплачивалось денежное пособие в размере двух пенсий, имеющим 30 лет партстажа – в размере полуторамесячной пенсии; бывшим политкаторжанам, ссыльно-поселенцам и политзаключенным при буржуазных правительствах (как членам КПСС, так и беспартийным) – в раз мере месячной пенсии. Однако, учитывая Великую Отечественную войну и политическиерепрессии, можно предположить, что старых большевиков, имеющих требуемыйстаж и право на соответствующие надбавки, было не слишком много.

    Сравнивая официально утвержденные максимальные размеры пенсий, предусмотренные для персональных пенсионеров, можно сказать, что они не слишком превышали размеры пенсий, предусмотренные для рабочих и служащих. Однако назначение персональной пенсии означало приобретение высокого статуса в обществе и получение целого пакета льгот, в который входили:

    – право на дополнительную жилую площадь;

    – пятидесятипроцентная оплата коммунальных услуг;

    – преимущественное право на специализированную медицинскую помощь и протезирование для самого пенсионера и членов семьи, находящихся на его иждивении (первоначально и на супругов, не являющихся иждивенцами, – по положенню 1977 года);

    – двадцатипроцентная оплата лекарств;

    – транспортные льготы;

    – право на дополнительные пособия в связи с рождением детей или в случае «особой нужды» (пожар, наводнение, тяжелое заболевание и т. п.).

    Для характеристики привилегированного положения, на котором находились в государстве такие пенсионеры, можно привести сведения из докладной записки министра социального обеспечения РСФСР Н. Муравьевой от 7 апреля 1957 года в адрес секретаря МГК КПСС тов. Е. А. Фурцевой: «В настоящее время в Москве проживает 15 800 персональных пенсионеров, в том числе членов КПСС с партийным стажем не менее 30 лет – 8 190 и бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев – 185 человек. К концу текущего года по Москве ожидается прирост персональних пенсионеров союзного и республиканского значения примерно на 2 500 – 3 000 человек… Медицинское обслуживание персональных пенсионеров в Москве осуществляется крайне неудовлетворительно. Из 15 800 персональных пенсионеров союзного и республиканского значения и 12 тысяч членов их семей, находящихся у них на иждивении, специализированную медицинскую помощь получают лишь около 10 тысяч прикрепленных к поликлинике Министерства строительства СССР» [3].

    Министр считала целесообразным перевести хорошо оборудованную поликлинику Министерства строительства СССР полностью на обслуживание персональных пенсионеров и их иждивенцев, а для стационарного лечения таковых она предлагала использовать больницу Министерства нефтяной промышленности СССР.

    Говоря о персональных пенсионерах, прежде всего, нужно вспомнить о руководителях КПСС. Самым главным персональным пенсионером союзного значения, без сомнения, был Никита Сергеевич Хрущев, с именем которого и связано начало построения системы всеобщего пенсионного обеспечения. Впрочем, его роль в распространении пенсионного обеспечения практически на все слои советских граждан почти забыта, в настоящее время в заслугу ему ставится только десталинизация общества.

    Следующей знаковой фигурой, получившей право на такую пенсию, был Л. М. Каганович, который предисловие к своим воспоминаниям так и подписал: «Л. М. Каганович, Герой Социалистического труда, персональный пенсионер Союзного значения» [4]. Здесь нужно заметить, что размеры персональных пенсий руководителей страны, скорее всего, были больше максимума, определенного нормативными актами. Косвенные сведения о существовании индивидуального подхода к каждому претенденту при учете его заслуг имеются в воспоминаниях Владимира Семичастного и Егора Лигачева. Рассказывая о своем друге и предшественнике на посту председателя КГБ А. Н. Шелепине, В. Е. Семичастный с горечью писал, что тот «получал крохотную пенсию, и только много лет спустя ему дали ,,персональную”. Да и то она была ниже, чем, например, у Мазурова или других членов Политбюро» [5]. По свидетельству Е. К. Лигачева, «при Брежневе пенсионное обеспечение партийных руководителей зависело чаще всего от связей с тем или иным членом Политбюро и самим Леонидом Ильичом. По сути дела все решала степень личного благорасположения, иными словами, вопрос о пенсионном обеспечении держался на субъективной основе» [6].

    Интересным источником сведений о конкретных жизненных путях персональных пенсионеров, не известных широкой общественности, не являвшихся жителями столицы и получавших пенсии строго по законодательству, без субъективного вмешательства высшей власти, являются некрологи. В данном случае в качестве примеров будет приведена информация, опубликованная в газете «Ленинское знамя» – одной из районных газет Владимирской области (орган Гусь-Хрустального городского и районного комитетов КПСС, городского и районного Совета депутатов трудящихся).

    Персональными пенсионерами союзного значения были: проживший 82 года участник Гражданской войны, член КПСС с 1918 года полковник в отставке П. В. Андреев и скончавшаяся на 78 году жизни М. И. Рудницкая, член КПСС с 1905 года, которая после революции в качестве сотрудника ЧК принимала участие в разгроме Гусевской эсеровской организации, а потом заведовала районным отделом социального обеспечения [7]. После смерти М. И. Рудницкой ее именем была названа одна из улиц города. Персональным пенсионером республиканского значения являлся Д. А. Монякин (1900 г. р.), председатель обкома профсоюзов работников торфяной промышленности. После назначения ему пенсии он возглавлял внештатную партийную комиссию при горкоме КПСС [8]. Г. И. Козлов был просто персональным пенсионером. До назначения пенсии в 1968 году он работал начальником объектовой охраны в городе Гусь-Хрустальном, являлся кавалером ордена Красной Звезды и семи медалей [9].

    Проанализировав жизненные пути этих персональных пенсионеров, можно сказатьследующее: все они были членами КПСС, занимали начальственные должности, имели правительственные награды, а у персональных пенсионеров союзного значения были заслуги, связанные с установлением советской власти.

    Что же касается возраста, с которого могли назначаться персональные пенсии, то первоначально он был установлен в районе 55 лет для мужчин и 50 лет для женщин. Однако в 1977 году это снижение было упразднено: пенсии за заслуги перед страной стали назначаться с 60 лет мужчинам и с 55 лет – женщинам, т. е. как гражданам, уходящим на пенсии на общих основаниях. Это – единственный прецедент увеличения пенсионного возраста за все время существования советской пенсионной системы. Вероятно, государство лишило заслуженных граждан одной из главных льгот по их же собственным просьбам.)))) Вспомним, что практически все персональные пенсионеры занимали начальственные должности, а назначение пенсии подразумевало уход с таковых должностей на заслуженный отдых: добровольно или, как в случае с Н. С. Хрущевым или Л. М. Кагановичем, принудительно. Рассуждая о собственных карьерных перспективах в шестьдесят два года, Е. К. Лигачев писал: «Надо, конечно, иметь в виду, что в высшем эшелоне власти необходимо сочетать руководителей различных возрастов, ибо здоровое тщеславие, свойственное людям помоложе, – столь же необходимый элемент руководящей группы, как и опыт, рассудительность, приходящие с возрастом» [10]. Б. Н. Ельцин на данную тему высказался следующим образом: «Вообще с политическими противниками у нас боролись всегда успешно. И можно было меня отправить на пенсию или послом в дальнюю страну» [11].

    Механизм принудительной отправки на пенсию в связи с конъюнктурными обстоятельствами можно увидеть на примере Н. В. Подгорного (1903 г. р.), который с 1965 по 1977 гг., то есть до достижения 74 лет, занимал пост председателя Президиума Верховного Совета СССР. Двадцать четвертого мая 1977 г. состоялось заседание пленума ЦК КПСС, на котором была принята следующая резолюция: «В связи с предложением членов ЦК КПСС считать целесообразным, чтобы Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Брежнев Л. И. одновременно занимал пост Председателя Президиума Верховного совета… В связи с этим освободить Председателя Президиума Верховного Совета Подгорного Н. В. от занимаемой должности и от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС» [12]. На другой день Н. В. Подгорный от правил в адрес Л. И. Брежнева письмо такого содержания: «Для меня вчерашнее решение было просто потрясающим… Что касается формы и существа формулировки, принятой и опубликованной в печати, на радио и по телевидению ,,Освободил от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС” без всякой мотивировки – я думаю Леонид Ильич, этого я не заслужил… Мы с тобой старые друзья... А 1964 год нас настолько сблизил, казалось, нашей дружбе не будет конца…» [13]. Одновременно бувший председатель Президиума Верховного Совета написал заявление в Политбюро ЦК КПСС: «В связи с возрастом и состоянием здоровья не позволяющим выполнять с полной отдачей стоящие перед этими органами задачи, прошу освободить меня от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета СССР в связи с уходом на пенсию» [14]. На состоявшемся 26 мая 1977 г. заседании Политбюро ЦК КПСС заслуги и просьба Н. В. Подгорного были учтены, и в Постановление ЦК КПСС от 24 мая 1977 г. внесли изменения о его освобождении от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья.

    Обеспечение иждивенцев персональных пенсионеров или граждан, которые могли претендовать на такую пенсию, было организовано в зависимости от размеров назначенной или предполагаемой пенсии кормильца. На одного или двух иждивенцев вы-плачивалось 70 % от персональной пенсии, на трех и более – 100 %. Если персональная пенсия союзного значения была равна 2 000 (200) рублей, то 70 % от нее составляли 1 400 (140) рублей. В. Е. Семичастный сообщает любопытную информацию о пенсионном обеспечении дочери Сталина Светланы Аллилуевой: Светлана «благодаря распоряжению Совета Министров СССР от 21 марта 1953 года… (Не плохо, да?) не бедствовала… имела персональную пенсию в 300 рублей и по 100 рублей на каждого ребенка. По тем временам, когда зарплата составляла всего 75–90 рублей, это были большие деньги» [15]. Денежные суммы мемуарист указывает в пореформенных значениях. Конечно же, пенсия С. И. Аллилуевой была назначена до вступления в законную силу пенсионных норм 1956 года, однако выплачивалась и во время их действия. Поэтому гипотетически можно предположить, что если бы И. В. Сталин пожелал уйти на заслуженный отдых, его пенсия была бы равна примерно 4 280 (428) рублям, 70 % от которых и составляют назначенные его дочери 3 000 (300) рублей. О субъективизме в персональном пенсионном обеспечении иждивенцев заслуженных деятелей искусств свидетельствуют воспоминания Галины Вишневской, котораярассказала о смерти главного дирижера Большого театра А. Ш. Мелик-Пашаева: «Гроб с телом выставили в большом фойе. Но принятой в таких случаях гражданской панихиды не было. Минна Соломоновна, вдова Александра Шамильевича, не разрешила речей и музыки. По этому поводу Фурцева вызывала дирекцию театра, скандалила, требуя, чтобы были нормальные похороны… Не гнушалась Катя ничем. Угрожала, что пенсии вдова не получит» [16].

    Размеры пенсий, назначаемых по случаю потери кормильца за умерших рабочих и служащих на общих основаниях, были гораздо ниже. Так, на одного иждивенца простого рабочего выплачивалось 65 % от его заработка до 400 (40) рублей и 10 % от остального заработка; на двух – 90 % от заработка 450 (45) рублей и 10 % от остального заработка; на троих детей – 100 % от 500 (50) рублей и те же 10 %. А дети умерших колхозников чаще всего получали минимальные пенсии, так как заработки их родителей были невелики.

    Кроме этого, зачастую документы о доходах колхозников из-за неправильного хранения утрачивались. С 1965 года такие пенсии выплачивались в следующих размерах: на трех иждивенцев – 15 рублей, на двух – 12 рублей, на одного нетрудоспособного члена семьи колхозника – 9 рублей в месяц. В дальнейшем отмечалось повышение: с 1971 года – 30, 20 и 16 рублей в месяц и с 1974 года – 45, 28 и 20 рублей соответственно.

    Подводя общие итоги, можно сказать, что персональные пенсионеры были самой привилегированной частью советских пенсионеров, имеющей право на дополнительные льготы, призванные компенсировать утрату прежнего общественного положения. При этом наиболее высокопоставленные персональные пенсионеры союзного значения получали денежные выплаты в больших размерах, чем было предусмотрено официальным законодательством. С другой стороны, отправка на заслуженный отдых у многих руководящих работников послесталинского периода стала ассоциироваться с опалой и лишением расположения вышестоящего начальства.

     

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. О государственных пенсиях: Закон СССР от 14 июля 1956 // Социальное обеспечение в СССР: сб. официальн. материалов. М.: Профиздат, 1960. С. 7–22.

    2. Положение о персональных пенсиях, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР 14.11.1956 // Социальное обеспечение в СССР. М.: Профиздат, 1960. 102 с.

    3. ГАРФ. Ф. А-413. Оп. 1. Д. 2922. Л. 3.

    4. Каганович Л. М. Памятные записки. М.: Вагриус, 1997. 18 с.

    5. Семичастный В. Е. Беспокойное сердце. М.: Вагриус, 2002. 399 с.

    6. Лигачев Е. К. Предостережение. М.: Правда, 1999. 56 с.

    7. Ленинское знамя. – 1980. – 15 янв.; Там же. 1966. 25 апр.

    8. Там же. 1980. 17 июня.

    9. Там же. 1975. 12 марта.

    10. Лигачев Е. К. Указ. соч. С. 46–47.

    11. Ельцин Б. Н. Исповедь на заданную тему: размышления, воспоминания, впечатления. М.: АСТ, 2006. С. 183–184.

    12. АПРФ. Ф. 2. Оп. 6. Д. 272. Л. 89-об. Типограф. экз. // Источник. –1995. –№ 1. –С.145.

    13. Там же. Пакет № 505. Автограф // Источник. – 1995. –№ 1. – С. 146.

    14. Там же. Пакет № 498. Автограф // Источник. – 1995. – № 1. – С. 147.

    15. Семичастный В. Е. Указ. соч.

    16. Вишневская Г. Галина. М.: Горизонт, 1992. С. 379–380.

    О. В. Капустина

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 28 комментариев , вы можете свернуть их
    Виктор Бондаренко # написал комментарий 6 июля 2013, 00:49
    И сейчас есть такие и еще большие льготы для бывших парторгов , депутатов и прочих разваливших ту страну и ныне разваливающие эту. Не знаю как в России ,а в Украине есть. "добавки пенсии за особые заслуги"
    Юрий Кононенко # написал комментарий 6 июля 2013, 00:51
    Это только могилы у павших на войне солдат были общими и братскими.
    "Здесь нет ни одной персональной судьбы
    Все судьбы в единую слиты" (с)В.Высоцкий
    А вот пенсии у тех, за кого они отдавали жизни и кто в атаки не ходил, были персональными.
    Александр Белый # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 01:53
    В армии была особая категория военнослужащих - генралы армии и равные им и Маршалы Советского Союза. Они со службы увольнялись только в связи со смертью. Интересная система была и в МВД - номенклатурные генералы стремились получить армейские звания.
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий Александр Белый 6 июля 2013, 01:59
    Не удивительно, что их дети и внуки по СССР тоскуют.
    Starley bpv # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 03:18
    Эти не тоскуют - они одни из первых начали отрывать куски пожирней от СССР, пользуясь связями. А сейчас миллионеры. Многие живут за рубежом.
    По СССР тоскуют только те, у кого шиш в кармане был.
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий Starley bpv 6 июля 2013, 03:29
    Ну этим (последним) тосковать незачем.
    Они остались при своих.
    :-))
    Starley bpv # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 05:15
    Нет, Юра, они остались даже и без своих. ))
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий Starley bpv 6 июля 2013, 10:05
    Или они думают, что им "свои" вернут, если СССР реанимируют ?
    Starley bpv # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 14:57
    Возврата не будет ни в моральном, ни в материальном планах.
    Если что-то и будет создано подобно бывшему СССР, то оно будет иметь уже совершенно другую начинку.
    aron moiseevich # ответил на комментарий Starley bpv 7 июля 2013, 15:08
    спереди манишка и смокинг а сзади голая жопа ;(
    elektro engineer # написал комментарий 6 июля 2013, 01:36
    A на сколько "персониализированы" пенсии нынешних думцев/ Во сколько раз они превышают пенсии простых российских граждан, за счет которых они паразитируют
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий elektro engineer 6 июля 2013, 02:00
    Так система так и осталась советской.
    И точно так же рано или поздно станет банкротом.
    Как только газ закончится.
    elektro engineer # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 02:58
    Газа и нефти на их век (да и на наш) хватит.
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий elektro engineer 6 июля 2013, 03:03
    Ну тогда можно больше ничем не заниматься.
    Starley bpv # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 03:21
    При советской системе в Верховном Совете СССР миллионеры если и были, то раз-два и обчёлся.
    А сейчас, что в Раде, что в Думе сидят мультимиллионеры и пудрят головы нищим согражданам "национальной идеей". А дураки верят... )))
    Юрий Кононенко # ответил на комментарий Starley bpv 6 июля 2013, 03:31
    Национальная идея - освободиться от власти олигархов.
    Что в России, что в Украине.
    А сделать это без государственников-националистов никак не удастся.
    Только не надо их с нацистами и фашистами путать.
    Starley bpv # ответил на комментарий Юрий Кононенко 6 июля 2013, 14:58
    Ну, конечно, не надо!..
    Они ведь не фашисты или националисты, а ВСЕГО ЛИШЬ их финансисты.
    Валерий Дегальцев # написал комментарий 6 июля 2013, 19:41
    Не так давно схлестулся с совком, утверждавшим, что его дед-колхозник получал 130 руб. пенсии.
    Когда я объяснил недоумку, что у колхозников таких пенсий не бывало по определению, совок разразился гневной тирадой о том, что кристально помнит размер этой странной пенсии, упустив, вероятно, из виду, что только сложение военной и колхозной пенсии могло дать такую странную цифру.
    Дело закончилось собачьим лаем, но придурок так и не допёр, что пенсия в 120 руб. была потолком для любого работяги, независимо от его вклада в экономику страны, увы!
    Starley bpv # ответил на комментарий Валерий Дегальцев 6 июля 2013, 20:26
    Вы правы.
    Я хорошо запомнил размер пенсий двух человек - моей восьмидесятилетней бабушки - 22 руб. 50 коп. и мужа родной тёти - около 60 рублей. (1975 год).
    Валерий Дегальцев # ответил на комментарий Starley bpv 6 июля 2013, 21:51
    До середины 70ых годов у моей дальней родственницы, проработавшей всю жизнь в колхозе, была пенсия 12 руб. 52 коп. :)))
    Меня всегда забавляла эта совковая скрупулёзность в беззаконии. Именно 52 коп., а не 51, или 53. Полная видимость "справедливого" распределения, точно выверенного математически при помощи маститого акадэмика физико-математических и экономических наук, которому не дали "нобелевку" только по досадному недоразумению.
    Каку раскошную страну потеряли. бля!
    игорь решетников # ответил на комментарий Валерий Дегальцев 10 июля 2013, 03:22
    Пенсия работяги достигала 132 р
    игорь решетников # ответил на комментарий Валерий Дегальцев 11 июля 2013, 15:00
    Упорно не желаете заглянуть в интернет. Похоже не знаете о 10 и 20 % надбавках за непрерывность и стаж на одном предприятии. Ну а если чел работал за 100р то и пенсион был около 50.
    Валерий Дегальцев # ответил на комментарий игорь решетников 11 июля 2013, 22:34
    А если чел работал за 800, то пенсия была 400? :))
    Пишут же Вам, русским по-белому, что трудовые пенсии не могли превышать потолка в 120 руб., хоть ты 300 лет работай на прииске, или в шахте.
    Со 130 руб. начинались персоналки областного значения для особо одаренных, да если вояка после ухода на пенсию успевал поработать в "народном хозяйстве", вот тогда сложение двух пенсий могло превысить 120 руб.
    игорь решетников # ответил на комментарий Валерий Дегальцев 13 июля 2013, 15:22
    Прочитайте ответ внимательно. Для тех,кто в танке и других не слышит. Похоже для некоторых только своя кочка зрения явлется единственно верной.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1084 записи в блогах и 12034 комментария.
    Зарегистрировалось 93 новых макспаркеров. Теперь нас 4993440.