Эдуард Гетманский: Память — зеркало ушедшей жизни. Окончание

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Давид Литвак перепечатал из club.berkovich-zametki.com
    3 оценок, 240 просмотров Обсудить (1)

    Евреи — довоенные Герои Советского Союза

    Эдуард Гетманский

    Окончание. Начало

     Эдуард Гетманский 11 мая 1939 года японские войска совершили вооружённое нападение на Монгольскую Народную Республику. Их военно-воздушным силам в ходе майских сражений удалось завоевать господство в воздухе. 29 мая распоряжением наркома обороны в Монголию был откомандирован комкор Смушкевич во главе группы опытных лётчиков, в составе которых было 10 Героев Советского Союза. Якову Владимировичу поручается командовать авиацией 1-й армейской группы, действовавшей против японских войск в Районе реки Халхин-Гол. Проанализировав обстановку и местность в районе боевых действий, Смушкевич решил использовать прилегающие к фронтовой полосе степи для максимального рассредоточения самолётов. Вдоль реки Халхин-Гол на 140 км по фронту и до 110 км в глубину было создано 28 действующих аэродромных точек и 14 запасных. На каждой действующей точке размещалось не больше 15 самолётов. Самолёты находились не ближе 100 м друг от друга и по тревоге могли взлетать одновременно в разных направлениях. Эти меры Смушкевича помогли значительно снизить потери от налётов авиации противника. При нападении японских бомбардировщиков на некоторые полевые точки их сразу же блокировали советские истребители, успевшие взлететь с соседних аэродромов. Советские лётчики получили самолёты — истребители И-16 (на пяти из них впервые было применено ракетное вооружение) и И-153 («Чайка»).

    В ходе развернувшихся небывалых по ожесточённости и масштабам воздушных боёв лётчикам под руководством Я. В. Смушкевича удалось быстро восстановить преимущество в воздухе и нанести ряд тяжёлых поражений японским ВВС. Воздушные силы 1-й армейской группы, руководимые Смушкевичем, добились с самого начала генерального наступления 20 августа 1939 года полного господства в воздухе над авиацией Японии и нанесли ей сокрушительное поражение. Смушкевич постоянно находился на командном пункте командующего армейской группой, немедленно исправляя недочёты действий советской авиации. 10 августа 1939 года правительство Монгольской Народной Республики за оказанную помощь в отражении японской агрессии наградило Я. В. Смушкевича орденом «За воинскую доблесть» (орденом Боевого Красного Знамени Монгольской Народной Республики). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1939 года за мужество и отвагу в боях с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол комкор Яков Владимирович Смушкевич награждён второй медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза. Яков Владимирович Смушкевич стал первым евреем среди дважды Героев Советского Союза. С группой командиров комкор Смушкевич вылетел в Киев. Его назначают исполняющим делами начальника ВВС Киевского особого военного округа. В ночь с 16 на 17 сентября 1939 года Смушкевич становится командующим ВВС Украинского фронта и принимает участие в боевых действиях похода Красной Армии на Западную Украину и Западную Белоруссию. С июня 1939 года по декабрь 1940 года Смушкевич был членом Главного Военного Совета Красной Армии. 19 ноября 1939 года Смушкевич был назначен на должность начальника ВВС Красной Армии. К этому времени он являлся крупнейшим в нашей стране специалистом по боевому применению Военно-воздушных сил. Фашистская разведка отмечала: «Смушкевича можно назвать Тухачевским в области авиации». 4 апреля 1940 года Я. В. Смушкевичу было присвоено воинское звание командарм 2-го ранга.

    Яков Владимирович Смушкевич принимал участие в советско-финляндской войне. Он лично участвовал в боевых действиях, много сделал для обеспечения боевой работы советской авиации в тяжёлых зимних условиях. Смушкевич активно участвовал в планировании и проведении большинства воздушных операций советско-финляндской войны. Как и в случае войны в Испании, Смушкевич собирал полученный опыт, и распространял его в ВВС. Смушкевич считал необходимым создание в ближайшее время пикирующего одномоторного бомбардировщика, бронированного штурмовика и фронтового двухмоторного пикирующего бомбардировщика. Советско-финляндская война вскрыла большие недостатки в организации, техническом оснащении, боевой подготовке Военно-воздушных сил Красной Армии. В 1940 году Смушкевичу было присвоено воинское звание командарма 1-го ранга, а затем постановлением Совета народных комиссаров СССР от 4 июня 1940 года — звание «генерал — лейтенант авиации». По воспоминаниям современников, Яков Смушкевич во время докладов Сталину всегда отстаивал свою точку зрения, что позволяли себе только единицы. Во время массового террора неоднократно заступался за своих подчинённых. По свидетельству современников, Смушкевич не скрывал от Сталина своего отрицательного отношения к советско-германскому пакту о ненападении 1939 года (пакт Молотова-Риббентропа). Столкнувшись с фашистами в Испании, Яков Владимирович усвоил один урок — с ними нельзя договариваться. Со слов младшего сына Сталина Василия, вождь любил и уважал Смушкевича, говорил о нём «Прям, храбр, дело знает». Ситуация особенно обострилась весной 1940 года, когда Смушкевич поддержал высказывания ряда авиаторов о новых моделях самолётов, предполагаемых к запуску в серийное производство. Некоторые из них очень понравились И. В. Сталину.

    С этого момента начинается закат его политической и военной карьеры. Немалую роль в этом сыграли сотрудники органов НКВД, начавшие собирать компрометирующие материалы против Я. В. Смушкевича, которые в последующем предполагалось преподнести вождю как «заговор героев». Выявленные войной недостатки в деятельности ВВС надо было срочно исправлять. Яков Владимирович понимал это, как никто другой. Он с головой уходит в работу. Его часто видели на заводах, в конструкторских бюро, на испытательных полигонах и аэродромах. Он засиживается в штабе ночами. В те дни из кабинета командующего ВВС не выходили инженеры, конструкторы, лётчики-испытатели. Без них не решался ни один вопрос, касающийся оснащения ВВС новой техникой. Чтобы форсировать выпуск новой техники, Смушкевич предложил военным лётчикам испытывать самолёты на заводах. После удачного исхода испытаний сразу же начиналось их серийное производство. Раньше это делалось лишь после государственных испытаний и принятия самолёта комиссией. Так удавалось существенно сократить путь от конструкторского бюро до аэродрома. Такой метод испытаний широко использовался в годы Великой Отечественной войны. И во всём этом была немалая заслуга Смушкевича. 20 июля 1940 года Приказом НКО № 03321 генерал-лейтенант Я. В. Смушкевич был назначен начальником Главного управления Военно-воздушных сил Красной Армии. Но пробыл на этом посту он совсем недолго. 15 августа 1940 года он был освобождён от должности и назначен генерал-инспектором инспекции ВВС.

    3 декабря 1940 года генерал-лейтенант Я. В. Смушкевич был назначен помощником начальника Генерального штаба РККА по авиации. Генерал-инспектором ВВС он пробыл всего четыре месяца. На этом посту он мог лишь проверять и выявлять недостатки. И Яков Владимирович Смушкевич использует эту возможность, чтобы улучшить положение дел в ВВС. Он всё время в разъездах, постоянно бывает в лётных частях и на аэродромах. После каждой проверки обязательно даёт исчерпывающий анализ действиям авиации. Выводы его нравились не всем. 21-29 декабря 1940 года в Москве проходило совещание высшего генералитета. Обсуждался опыт, полученный в локальных конфликтах, с целью решить, как воевать в дальнейшем, чтобы избежать тех недостатков и потерь, которые вскрыла советско-финляндская война. Среди прочих было предоставлено слово и помощнику начальника Генерального штаба РККА по авиации генерал-лейтенанту Я. В. Смушкевичу. В своём выступлении он особо подчеркнул вопросы о недостатках в боевой подготовке, о недопустимом сокращении полётов в сложных условиях, о нехватке бензина, о «боязни аварийности» у многих командиров, о слабой работе наших бомбардировщиков по радионавигации. Яков Владимирович Смушкевич в разговоре с лётчиком Гражданской авиации А. Е. Головановым подал мысль о необходимости создания в стране дальней авиации центрального подчинения. Голованов, прислушавшись к словам Смушкевича, через неделю написал записку на имя Сталина. Через несколько дней он был вызван на приём в Кремль, и делу был дан «государственный ход». К февралю 1941 года в Смоленске был полностью укомплектован и приступил к боевой подготовке Отдельный 212-й дальнебомбардировочный полк во главе с подполковником А. Е. Головановым. Так было заложено основание авиации дальнего действия (АДД). Всё время своего существования авиация дальнего действия была резервом Верховного главнокомандования (ВГК). Командующий АДД получал распоряжения только от Верховного главнокомандующего И. В. Сталина.

    В начале июня 1941 года генерал-лейтенант Я. В. Смушкевич находился в госпитале. Рана, полученная во время авиакатастрофы в 1938 года, снова дала знать о себе. Начался новый приступ острых болей, в результате чего Яков Владимирович не мог даже ходить. 7 июня к нему приехал начальник Генерального штаба Красной Армии Г. К. Жуков, которому стало известно о наветах против Смушкевича. Он настаивал на том, чтобы Яков Владимирович добивался приёма у Сталина. Но было уже поздно. Маховик репрессий был запушён. 8 июня 1941 года генерал-лейтенант авиации Я. Г. Смушкевич был арестован, прямо в госпитале, (через три дня после сложной операции). В «воронок» его несли на носилках. Арестован главком ВВС СССР был органами НКВД СССР по обвинению в участии в военной заговорщической организации, по заданиям которой в числе других арестованных проводил «вражескую работу, направленную на поражение Республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС Красной Армии и увеличение аварийности в Военно-Воздушных Силах». В результате следственных действий (допросы, очные ставки) Смушкевич и другие арестованные признали предъявленные обвинения. Смушкевича били по повязкам от недавней операции; из-за пыток ноги у него совсем отнялись. 28 октября 1941 года Смушкевич без суда был расстрелян в посёлке Барбыш Куйбышевской области на основании предписания наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия № 2756/Б от 18 октября 1941 года. Похоронен дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Я. В. Смушкевич на Монинском мемориальном военном кладбище. Место захоронения неизвестно. Жена (Бася Соломоновна Гольфанд) и дочь Роза Смушкевич были репрессированы и в 1943-1953 годах находились в заключении как «члены семьи изменника Родины».

    21 марта 1947 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Смушкевич был лишён звания Героя Советского Союза и всех государственных наград. 25 декабря 1954 года Я. В. Смушкевич был реабилитирован посмертно, все материалы против него были прекращены постановлением Генерального прокурора СССР за отсутствием в них состава преступления. Звание Героя Советского Союза и награды возвращены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 марта 1957 года. Я. В. Смушкевич был награждён двумя медалями «Золотая Звезда» Героя Советского Союза; двумя орденами Ленина; юбилейной медалью «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»; орденом Боевого Красного Знамени Монгольской Народной Республики. Первый памятник Якову Смушкевичу поставлен в 1969 году в Рокишкисе. Автором этого памятника был известный литовский скульптор Константинас Богданас. Он сохранился и в современной независимой Литве. 17 августа 2008 года на Монинском мемориальном военном кладбище Военно-воздушной Академии имени Ю. А. Гагарина в посёлке Монино (Московская область) состоялось торжественное открытие памятника Я. В. Смушкевичу. Бывший нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин говорил, что «самый большой подвиг Смушкевич совершил в Великую Отечественную войну, хотя в ней и не участвовал. В том, что наша авиация предстала перед гитлеровцами грозной, есть заслуга и «крылатого комиссара», воспитавшего большую плеяду лётчиков — героев».

    Смушкевич

    Шевелёв Марк Иванович (Израилевич) (1904-1991) — начальник Полярной авиации Главного управления Северного морского пути Совета Народных Комиссаров СССР. Родился 11 (24) октября 1904 года в Санкт-Петербурге в семье служащего. Еврей. В июне 1920 года вступил в РККА, во время Гражданской войны — красноармеец на Южном фронте. В 1920 году участвовал в боевых действиях при отражении Улагаевского десанта на Кубани. В 1925 году окончил факультет воздушных сообщений Ленинградского института инженеров путей сообщения. С 1926 года работал инженером в обществе «Добролёт». С февраля по декабрь 1928 года в РККА — авиационный техник Научно-исследовательского института ВВС РККА. С 1929 года — руководитель воздушной части четырёх полярных экспедиций в Карское море, приобрёл большой опыт лётчика полярной авиации. В 1929 году после того как при «Комсеверопути» — предшественнике Главсевморпути — для обеспечения ледовой разведки караванов судов в Карском море была организована авиаслужба, был назначен её начальником. В 1931-1938 годах — начальник Управления полярной авиации Главного управления северного морского пути при Совете Народных Комиссаров СССР, заместитель начальника Главного управления северного морского пути (ГУГСМП).

    В 1932 году в проливе Маточкин Шар, соединяющего Баренцево море с Карским морем, новоземельская бора (потоковая буря) сбросила летающую лодку Дорнье Валь, пилотируемую летчиком Л. М. Порцелем, с высоты в море. От машины почти ничего не осталось, из шести членов экипажа чудом выжили трое. Шевелев уцелел, но во время катастрофы у него были повреждены нога и позвоночник. Из обломков самолёта и клипербота им удалось соорудить плот и добраться до берега. Шевелёв отправил своих уцелевших товарищей вперёд, чтобы они быстрее дошли до радиостанции Маточкин Шар, находившуюся в двадцати километрах. А сам в одиночку добирался до неё целые сутки. Большую часть времени Шевелев проводил в командировках в Заполярье, организуя и проверяя на месте работу своего управления. С марта по июнь 1937 года участвовал в экспедиции на Северный полюс (заместителем начальника экспедиции). Являясь начальником Полярной авиации Главного управления Севморпути, М. И. Шевелёв в мае 1937 года умело руководил высадкой в районе Северного полюса экспедиции во главе с И. Д. Папаниным и доставкой оборудования для научной станции «Северный полюс-1». Экспедиция столкнулась со множеством трудностей — географических, метеорологических, организационных. Ее успех во многом зависел, именно, от Шевелева.

    За успешное выполнение этого задания и проявленные мужество и героизм Шевелёву Марку Ивановичу 27 июня 1937 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина, а после учреждения знака особого отличия ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 36. В 1939 году Шевелев был призван в кадры РККА. Участвовал в Великой Отечественной войне. Был начальником штаба 81-й дальнебомбардировочной авиадивизии, начальником штаба Авиации Дальнего Действия (АДД), созданной 5 марта 1942 года постановлением Государственного Комитета Обороны. Шевелев планировал непрерывные боевые действия для поддержки фронтов РККА и для разрушения военных объектов в глубоком тылу противника. 5 мая 1942 года Шевелеву было присвоено воинское звание генерал-майор авиации. Летом 1942 года он руководил разработкой, подготовкой и проведением операции по бомбардировке Берлина, Будапешта, Данцига, Кенигсберга и других городов в глубоком тылу противника. В августе-сентябре 1942 года соединения АДД нанесли ряд ударов по военным объектам врага. 25 марта 1943 года М. И. Шевелеву было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант авиации».

    Зимой 1943-1944 годов генерал-лейтенант авиации Шевелев руководил разработкой и подготовкой воздушной операции, с целью вывода Финляндии из войны. Однако по различным причинам, выполнения поставленной задачи достичь не удалось. К этому времени Финляндия предприняла ряд дипломатических шагов, зондируя возможность начала мирных переговоров. Финны использовали тот факт, что войну США, несмотря на давление Германии, они так и не объявили. Однако, Финляндия настаивала на сохранении за собой территории, отторгнутой у ней после окончания советско-финской войны 1939-1940 годов. Для оказания давления на правительство Финляндии Сталин приказал осуществить массированные бомбардировки ее столицы. 18 апреля 1944 года генерал-лейтенант авиации Шевелев был назначен начальником Особой воздушной трассы Красноярск — Уэлькаль, штаб которой находился в Якутске. Под его руководством продолжилось интенсивное строительство аэродромов на северо-востоке страны. Услугами трассы активно пользовались руководители СССР и США. Летом 1945 года Шевелёв обеспечивал перегонку самолётов, временно задержанных в Якутии, на Дальний Восток — страна готовилась к войне с Японией.

    С ноября 1946 года Шевелев — заместитель начальника Главного Управления Гражданского Воздушного Флота СССР. В 1951 году во время антисемитской кампании генерал-лейтенант авиации Шевелев был переведен на Сахалин. Руководил переоборудованием военных аэродромов под реактивные самолеты. В 1953 году после смерти И. В. Сталина вернулся в Москву. С апреля 1953 года — помощник командующего 23-й воздушной армией по аэродромной службе на Дальнем Востоке. С января 1954 года — заместитель начальника штаба 23-й воздушной армии. В 1955 году он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба и был вновь назначен начальником Управления полярной авиации Главсевморпути. С 1960 года — начальник Полярного управления Аэрофлота. В декабре 1961 года — феврале 1962 года Шевелев участвовал в организации и проведении дальнего перелета Москва — станция Мирный (Антарктида) — Москва. За 100 летных часов было преодолено более 50 тысяч км. Перелет осуществлялся с посадками в Ташкенте, Дели, Рангуне (Бирма), Джакарте (Индонезия), в порту Дарвин (Австралия), Сиднее, в Новой Зеландии и на американской научной станции Мак-Мердо в Антарктиде.

    С 1971 года генерал-лейтенант авиации М. И. Шевелев — в отставке. Награждён медалью «Золотая звезда» Героя Советского Союза, двумя орденами Ленина, орденами Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, медалями. В 1971-1988 годах он был государственным инспектором Севморпути. Шевелев руководил 15 высокоширотными экспедициями. В 1977 году он обеспечивал стратегическую ледовую разведку для успешного прорыва атомного ледокола «Арктика» к Северному полюсу. В 1984 году М. И. Шевелев стал лауреатом Государственной премии СССР. В 1988 году вышел на пенсию. Жил в Москве. Скончался Герой Советского Союз, генерал-лейтенант авиации Марк Иванович Шевелев 6 октября 1991 года в Москве. Похоронен на Троекуровском кладбище.

    Шевелев

    Штерн Григорий Михайлович (1900-1941) — руководитель фронтового управления по координации действий советских войск на Дальнем Востоке и Монгольской народно-революционной армии (МНРА), командарм 2-го ранга. Родился 24 июля (6 августа) 1900 года в местечке Смела Черкасского уезда Киевской губернии (ныне Черкасская область Украины) в семье земского врача. Еврей. Окончил Миусскую гимназию в 1918 году. Во время учёбы в гимназии примыкал к социал-демократам и левым эсерам. В 1918 году, после окончания гимназии, когда на Украине хозяйничал гетман Скоропадский, Григорий Штерн был арестован за провоз нелегальной литературы, хранение оружия и за революционную пропаганду. В марте 1919 года Штерн с двумя братьями добровольно вступил в Красную армию. Своё боевое крещение получил весной 1919 года при разгроме банды атамана Григорьева. Служил военкомом штаба 1-й бригады 2-й Украинской стрелковой дивизии, которая в мае 1919 года воевала и с поляками. С августа 1919 года по декабрь 1920 года — на политработе в 46-й стрелковой дивизии — военный комиссар кавалерийского дивизиона, полка, а затем бригады, заведующий политотделом 138-й бригады 46-й дивизии. Участвовал в боях на Южном фронте против Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) — против Деникина и Врангеля. Гражданскую войну Григорий Штерн закончил комиссаром полка, который в 1921 году добивал отряды бело-зелёных в Крыму. С января по август 1921 года участвовал в подавлении крестьянского восстания в Тамбовской губернии. С октября 1921 года — военный комиссар в 8-й стрелковой бригаде 3-й стрелковой дивизии. Позже был военным комиссаром 21-го стрелкового полка, военком штаба 3-й Казанской стрелковой дивизии, военком штаба 1-го конного корпуса.

    В декабре 1923 года Г. М. Штерн был направлен в Туркестан, где принимал активное участие в боевых действиях против басмачей в составе 2-й отдельной Туркестанской кавалерийской бригады в составе Хорезмской группы войск, был военкомом и начальником политотдела этой бригады. Штерн особенно отличился при разгроме крупной банды Ярмат-Максума под Маргеланом и при его захвате в плен в феврале 1924 года. С октября 1924 года был начальником политотдела, а затем военкомом 7-й Самарской имени Английского пролетариата кавалерийской дивизии в Белорусском военном округе, расквартированной в Минске. В 1926 году Г. М. Штерн окончил курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе. С июля 1926 года по октябрь 1927 года — командир и военком 9-го Путиловского кавалерийского полка 2-й кавалерийской дивизии. В 1929 году окончил восточный факультет Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе. Свободно овладел немецким, английским и французским языками. Выступал перед слушателями академии с лекциями на китайском языке. С июня 1929 года — помощник начальника 4-го отдела 4-го управления Штаба РККА. С декабря 1929 года Штерн состоял в распоряжении наркома по военным и морским делам СССР К. Е. Ворошилова. В 1931 году он был командирован на учёбу в Германию. В ноябре 1931 года при содействии И. Э. Якира и Я. Б. Гамарника Григорий Штерн поступил в Секретариат Наркомата Обороны, где вскоре стал одним из ближайших советников наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова. С ноября 1931 года Г. М. Штерн исполнял обязанности секретаря народного комиссара обороны СССР. С мая 1933 года он начальник Управления делами народного комиссара по военным и морским делам СССР и председателя Реввоенсовета СССР (с декабря 1934 года — наркома обороны СССР). С февраля 1935 года — комиссар для особо важных поручений при наркоме обороны СССР.

    20 ноября 1935 года Г. М. Штерну присвоено воинское звание — комдив. С марта 1936 года — командир и военком 7-й Самарской кавалерийской дивизии в Белорусском военном округе. С января 1937 года по апрель 1938 года, в период Гражданской войны в Испании, Г. М. Штерн (под псевдонимом «Григорович») был главным военным советником в Испании, заменив Э. П. Берзина. Фактически, комдив Г. М. Штерн был одним из руководителей вооружённых сил Испанской республики во время Гражданской войны. 6 января — 27 февраля 1937 года, сразу после приезда в Испанию, комдив Г. М. Штерн принял участие в Харамской оборонительной операции. 8 марта — 20 марта 1937 года он участвовал в крупной операции испанской республиканской армии под Гвадалахарой. В результате операции был разбит итальянский экспедиционный корпус. В операции принимали участия также командир 12-й Интернациональной бригады Мате Залка (испанский псевдоним — «генерал Лукач») и старший военный советник по авиации, руководителем противовоздушной обороны Мадрида комкор Я. В. Смушкевич (испанский псевдоним — «генерал Дуглас»). Чтобы избавиться от Г. М. Штерна и других советских военных специалистов фашисты отравили его мышьяком, но врачи сумели спасти комдива. В июле 1937 года Г. М. Штерн участвовал в разработке и проведении Брунетской наступательной операции республиканских войск. Его действия хвалил Сталин: «Штерна вы знаете? Всего-навсего был секретарем у т. Ворошилова. Я думаю, что Штерн не намного хуже, чем Берзин, может быть, не только хуже, а лучше». 21 июля 1937 года комдив Г. М. Штерн награждён орденом Ленина, а 22 октября 1937 года награждён орденом Красного Знамени.

    С 15 декабря 1937 года по 8 января 1938 года при участии Григория Михайловича Штерна была разработана и проведена Теруэльская наступательная операция. 31 декабря 1937 года мятежникам при поддержке ВВС удалось прорвать оборону республиканцев на внешнем фронте и выйти на подступы к Теруэлю, однако правительственные войск не позволили мятежникам соединиться с окруженным гарнизоном. Республиканское командование под руководством Г. М. Штерна, введя из резерва 5-й армейский корпус, сумело отразить удар франкистов, и их наступление на внешнем фронте было остановлено. 7 января 1938 года франкисты в Теруэле капитулировали. 19 февраля 1938 года Г. М. Штерну присваивается воинское звание — комкор. В апреле 1938 года он вернулся в СССР и был назначен начальником штаба Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армии. 29 июля 1938 года японская армия вторглась на советскую территорию у озера Хасан и захватила высоту Безымянная. 3 августа 1938 года нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов назначил Г. М. Штерна командиром 39-го стрелкового корпуса, приказав ему подготовить операцию по разгрому японцев в районе Хасана и восстановлении государственной границы. 4 августа комкор Г. М. Штерн произвёл переброску, перегруппировку войск и их пополнение боеприпасами. 5 августа 1938 года он отдал боевой приказ № 01 — «Задача корпуса с приданными частями 6 августа овладеть высотой Заозерная и уничтожить врагов, посмевших вторгнуться на нашу советскую землю». Фактически именно комкор Г. М. Штерн командовал боями при Хасане, так как маршал В. К. Блюхер попал в опалу.

    Именно Г. М. Штерн разработал смелый оригинальный план операции против японцев: он решил привлечь для наступления 2 стрелковые дивизии (32-ю и 40-ю) и 2-ю механизированную бригаду. 32-й Саратовской дивизии под командованием полковника Н. Э. Берзарина предстояло нанести удар севернее озера Хасан, а 40-й стрелковой полковника В. К. Базарова — южнее озера Хасан, в направлении высоты Заозерная, разгромить японские войска и, овладев высотами Заозерная, Безымянная и Пулеметная, выйти к государственной границе, прочно обеспечив ее безопасность. Прикрытие наземных войск возлагалось на авиацию, бомбовые удары которой по противнику должны были явиться сигналом для начала артиллерийской подготовки всей корпусной артиллерией. При проведении боевой операции пехоте и танкам запрещалось переходить государственную границу Маньчжурии и Кореи. План операции был доложен командующему фронтом, а затем и народному комиссару обороны, которые одобрили общий замысел ее проведения.

    Утром 6 августа 1938 года началось наступление советских войск, а 9 августа советская территория была полностью освобождена от японских захватчиков. Штерн отдал приказ войскам прочно закрепиться на достигнутом рубеже и не допустить прорыва японцев на советскую территорию. 10 августа японская армия снова попыталась захватить высоты, однако была отброшена назад и понесла тяжёлые потери. 11 августа 1938 года от имени советского правительства комкор Г. М. Штерн подписал перемирие с Японией. За победу у озера Хасан Штерн был награждён третьим орденом Красного Знамени. С 4 сентября 1938 года по июнь 1939 года Г. М. Штерн являлся командующим 1-й Особой Краснознаменной Дальневосточной армией. 9 февраля 1939 года становится командармом 2-го ранга. 11 мая 1939 года японская армия совершила нападение на Монгольскую Народную Республику. В августе 1939 года комкор Г. М. Штерн возглавил фронтовую группу (монгольские войска, 1-я и 2-я Дальневосточные армии) в районе реки Халхин-Гол. Командуя фронтовой группой из советских и монгольских войск, Г. М. Штерн принял участие в разгроме японских войск, вторгшихся на территорию Монголии на реке Халхин-гол. С 5 июля 1939 года Г. М. Штерн — командующий фронтовой группы войск на Дальнем Востоке. К концу 1940 года войска на Дальнем Востоке были отмобилизованы, а к осени 1941 года обучены. Это те самые части, которые были переброшены на защиту Москвы во время Великой Отечественной войны. Трудно себе представить, как бы развернулся ход сражений под Москвой, если бы на Дальнем Востоке не было готовых к бою дивизий, и если бы они не были переброшены под Москву».

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского и интернационального долга командарму 2-го ранга Штерну Григорию Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина. После учреждения знака особого отличия ему была вручена медаль «Золотая Звезда» (№ 154). 30 августа 1939 года в органе Наркомата Обороны газете «Красная Звезда» по поводу награждения Штерна было сказано: «В списке Героев Советского Союза заслуженно красуется имя командарма 2-го ранга Г. М. Штерна. Выдающийся военачальник, талантливый ученик тов. Ворошилова, руководитель боев у озера Хасан, Григорий Михайлович Штерн блестяще выполнил боевое задание. Один из замечательных военных деятелей нашей партии, член ее Центрального Комитета — он являет собой образец мужественного большевика, боевого руководителя войск». Советская и российская историография приписывает победу при Халхин-голу исключительно Жукову, но тот был подчинённым у Штерна. В действительности, и Жуков и Штерн в равной степени организовали разгром противника. Во время советско-финской войны с февраля по март 1940 года Г. М. Штерн командовал 8-й армией. С 16 декабря 1939 года по март 1940 года — командующий 8-й армией Ленинградского военного округа. Эта армия вела упорные бои в Карелии на петрозаводском направлении. К моменту назначения Штерна командующим, войска 8-й армии вынуждены были перейти к обороне; 18-я, 168-я стрелковые дивизии и 34-я лёгкая танковая бригада оказались в окружении. Именно Штерну принадлежит предложение создать в РККА лыжные отряды, оснащённые автоматическим оружием. Финны разбрасывали антисемитские листовки по поводу Штерна, в них сообщается кроме прочего, будто настоящим отчеством у Штерна было Исаакович.

    Бои с Финляндией и для Штерна и для всей РККА шли тяжело, сказались чистки в армии, в результате которых погибли тысячи опытных командиров и военачальников, а также явно абсурдное решение воевать с Финляндией именно зимой. А к зимней войне Красная армия ни материально, ни технически готова совершенно не была. В этом вины Штерна нет, так как он прибыл на войну с Дальнего востока. Не менее важно — из-за репрессий армию охватил страх, командиры боялись сообщать о неудачах, об окружениях, боялись отступить, боялись маневрировать — по фронту разъезжал палач Сталина Мехлис и расстреливал командиров; результатом стала полная небоеспособность армии. 29 февраля 1940 года Штерн, добившись разрешения на отступление окружённых частей, стал выводить окружённые части 8-й армии. Однако потери были большими, — решение об отступлении было запоздалым. Г. М. Штерн ещё в декабре 1939 года предложил Главному военному совету отвести окружённые части на 15-20 км, но главный военный совет ему отказал. И лишь 28 февраля 1940 года Ставка Главного военного совета разрешила отступление. Это было результатом атмосферы посеянного террором страха среди командующих, включая Штерна. В марте 1940 года частям 8-й армии Штерна удалось прорвать финские укрепления и незначительно продвинуться в направлении Лоймолы. Частям 15-й армии, созданной на базе переданных из 8-й армии воинских соединений, удалось снять блокаду с окружённой противником 168-й стрелковой дивизии. 19 мая 1940 года за финскую кампанию Г. М. Штерн был награждён орденом Красной Звезды. 4 июня 1940 года Г. М. Штерну присваивается воинское звание — генерал-полковник.

    C 22 июня 1940 года генерал-полковник Г. М. Штерн был назначен командующим Дальневосточным фронтом. Он выступает за массированное использование в сражениях танков, артиллерии, авиации, убеждает в необходимости организации взаимодействия родов войск, особенно стрелковых частей с танками и артиллерией. Позже многие его положения и выводы нашли практическое применение в период Великой Отечественной войны. Генерал-полковник Г. М. Штерн нашёл в себе смелость сообщить Сталину о необходимости остановить массовый террор в отношении военных, а также добиться реабилитации некоторых из них. Особенно популярен генерал-полковник Г. М. Штерн был в Еврейской автономной области. В Биробиджане его уважали еще и за еврейское происхождение. В апреле 1941 года он был неожиданно переведён в Москву начальником Управления ПВО РККА. С первых же дней Г. М. Штерн активно посещал военные округа, контролировал выполнение мероприятий по созданию в зонах ПВО системы обороны зон, районов на основе уже существующих или же дополнительно развертываемых пунктов ПВО, соединений и частей ПВО. На особом контроле у Штерна было строительство командных пунктов, позиций, создание системы связи и насыщение её радиосредствами. В апреле — мае 1941 года активно участвовал в составлении планов ПВО, в формулировании задач ПВО войскам Прибалтийского, Западного, Киевского особых и Одесского, Ленинградского военных округов, в их планах прикрытия госграницы в случае начала войны. В 1941 году предусматривалось сформировать более 60 зенитных артдивизионов, более 20 новых зенитных артиллерийских полков, несколько прожекторных полков, дивизию ПВО для обороны Львова, ряд других частей и подразделений.

    Предпринимались действия по увеличению поставок в армию новой боевой техники и вооружения, обеспеченности боеприпасами зенитной артиллерии. Штерну, однако, из-за ареста не дали осуществить эту программу. Ходатайствовал о преобразовании факультета ПВО при Военной академии имени М. В. Фрунзе в Высшую военную школу ПВО Красной Армии. В тот же период в Пушкине создаётся училище для подготовки специалистов для частей Войск воздушного наблюдения, оповещения и связи. В Старой Руссе развёртывалось зенитно-прожекторное училище. 15 мая немецкий транспортный самолёт, незамеченный ПВО, совершил перелёт по маршруту Белосток — Минск — Смоленск — Москва, где и приземлился. Это привело к волне арестов среди руководителей ПВО и ВВС. 7 июня 1941 года Г. М. Штерн был арестован. Арест Штерна одобрили маршал Буденный и др. На следствии под пытками он признал, что с 1931 года являлся «участником троцкистского заговора в РККА» и «германским шпионом». В период заключения Штерн подвергался пыткам и истязаниям. В избиении Штерна участвовали сподвижники Берии — Меркулов, Влодзимирский и Кобулов. Заместитель начальника Следственной части по особо важным делам МГБ СССР, полковник госбезопасности, Л. Л. Шварцман выбил Штерну глаз. 17 октября 1941 года было составлено заключение НКВД СССР о необходимости расстрела Г. М. Штерна по указанию «директивных органов Союза ССР». Глава НКВД СССР Л. П. Берия подписал распоряжение о расстреле Г. М. Штерна. 28 октября 1941 года в посёлке Барбыш (ныне район города Самары) генерал-полковник Г. М. Штерн был расстрелян без суда в числе 25-и заключённых, вывезенных из осаждённой Москвы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1947 года лишён звания Героя Советского Союза и всех государственных наград. Впоследствии Б. З. Кобуловым, Л. Е. Влодзимирским и бывшим прокурором СССР В. М. Бочковым были составлены заключения, в которых Штерн и другие расстрелянные 28 октября 1941 года ложно обвинялись в различных преступлениях.

    Герой Советского Союза генерал-полковник Григорий Михайлович Штерн был награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалью «XX лет РККА». Несмотря на гибель, огромным вкладом Г. М. Штерна в победу было то, что японцы, разгромленные Штерном на Хасане и Халхин-Голе, не решились напасть на СССР в 1941 году, что и спасло Советский Союз. Когда поздней осенью 1941 года Гитлер требовал от Японии напасть на СССР, германский посол в Токио генерал фон Отт, пытаясь объяснить колебания японского правительства, телеграфировал в Берлин: «В японской армии всё ещё помнят Халхин-Гол». Очевидно, что созданные и укреплённые Г. М. Штерном войска на Дальнем Востоке и стали решающим аргументом для Японии не нападать на СССР. Таким образом, погибшие в ходе репрессий Г. М. Штерн и Я. В. Смушкевич спасли Советский Союз от нападения Японии. Гибель таких военачальников как генерал-полковник Григорий Михайлович Штерн во много объясняет катастрофу 1941 года, когда германская армия в считанные месяцы дошла до Москвы. Генерал-полковник Г. М. Штерн был реабилитирован 25 августа 1954 года. 27 августа 1954 года постановлением Генпрокуратуры СССР дело в отношении Г. М. Штерна было прекращено за отсутствием состава преступления. Под Самарой на месте расстрела установлен памятный знак, на котором начертано: «Установлен на месте захоронения жертв репрессий 30-40-х гг. Поклонимся памяти невинно погибших…»

    Штерн

    Странно, что нигде нет полного и точного списка Героев Советского Союза по национальностям. Существует несколько разных списков, существенно разнящихся между собой. Но каким бы ни были эти списки, в каждом из них есть евреи, И открывают эти списки те довоенные Герои Советского Союза из числа евреев, получившие высшую награду Родины исключительно за образцовое выполнение воинского долга, при защите советских границ и оказании интернациональной помощи другим народам. Вечная память героям. Ведь память, как и сердце, держат только то, что тяжело нам досталось. Поистине память — единственная мера времени.

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    Вадим Мудрый # написал комментарий 13 июня 2018, 10:21
    Да, евреи умеют делать любую работу "на отлично", даже воевать - за что их отмечали высшими государственными наградами..., и не только в бывшем СССР.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1206 записей в блогах и 11688 комментариев.
    Зарегистрировалось 50 новых макспаркеров. Теперь нас 4990674.