Приёмы зомбирования в западных телесериалах: "Моя жена меня приворожила"

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Сергей Лепехов написал
    0 оценок, 246 просмотров Обсудить (11)

    Начало здесь - http://maxpark.com/community/6399/content/6743660

    ...Не приведёт адекватного критика в восторг и выходивший с 1964 по 1972 года также на телеканале АВС комедийно-фантастический сериал «Околдованный», более известный под названием «Моя жена меня приворожила». Прежде всего: что неизменно, о чём я уже неоднократно писал, «роднит» многие западные телесериалы? То, кого они позиционируют в качестве истинно достойных членов общества. Как остроумно выразился по этому поводу один интернет-автор: «Помните классный сериал про сталевара, фрезеровщика, токаря, строителя, литейщика или шахтёра? Нет? Вот и я не помню…» В «Я люблю Люси» главный герой картины – актёр и певец, в «Дымке из ствола» - шериф, в «Шоу Дика ван Дайка» - телесценарист, в «Семейке Аддамс» - бизнесмен. Сериал «Моя жена меня приворожила» добавляет в эту тёплую компанию рекламного агента. Нужно заметить, что к сфере рекламы у американцев вообще довольно трепетное отношение: эта индустрия, судя по всему, считается за океаном столь же важной, как и производство товаров первой необходимости, и сериал преподносит зрителю главного героя и его занятие как несомненно нечто нужное и весьма достойное, без которого в экономике – ну никак. Лично мне, как человеку, заставшему времена СССР, конечно, ужасно хочется спросить у апологетов буржуазной экономической теории: во-первых, зачем производить то, что нельзя продать, не потратившись на рекламу, и во-вторых – как это, интересно, в Советском Союзе, в котором рекламы был минимум, а такой профессии, как менеджер по рекламе, не существовало от слова «вообще», умудрились создать вторую экономику в мире после США – однако, боюсь, ответа на эти вопросы я так и не получу. В сериале, само собой, эта тема не поднимается даже близко, и муж главной героини Даррин Стивенс изображается человеком, занятым исключительно опять же важным и нужным делом. «Знаете, реклама, пожалуй, самое интересное, чем сегодня можно заниматься!..» - с восторгом восклицает знакомая Даррина студентка колледжа, сам же он показан человеком явно преуспевающим: он носит дорогие костюмы, ему по карману новый просторный дом, он запросто летает самолётом в Европу, ездит на недешёвом авто и прочее. Так сериал вовсю «пиарит» капиталистическую экономику «цивилизованного» Запада, начисто отрицая какие бы то ни было ей альтернативы. В одной из серий уже вовсю демонстрируется то самое известное всему миру заведение на Уолл-стрит как неотъемлимый атрибут американского бизнеса: в кадре показана серьёзная деятельность, сосредоточенность людей, занятых истинно важным делом – так прибежище ничего не производящих, паразитирующих на теле общества биржевых спекулянтов преподносится как некий архиважный, брутально смотрящийся институт современной американской жизни, а их занятие – стопроцентно достойным делом.

    Супруга Даррина, которая в сериале и представлена как главное действующее лицо, являющаяся ведьмой и способная творить настоящее волшебство, снова, по старой «доброй» традиции – исключительно домохозяйка: создатели сериала и тут неуклонно продавливают тезис о том, что женщинам работать совершенно ни к чему. О том, насколько полезной могла бы оказаться для женщины та или иная работа, как развить во всех отношениях, принести небывалую массу новых знаний, умений, навыков, какую пользу её способности, могущие раскрыться только на профессиональном поприще, могли бы принести обществу, насколько человек мог бы быть истинно счастлив от осознания того, что нашёл себе дело по душе, что он востребован и действительно кому-то нужен (это уж не говоря о финансовой независимости) – все эти моменты западная телеиндустрия тщательнейшим образом от зрительниц скрывает. «Место женщины – на кухне!» - вот что упорно внушает аудитории звёзднополосатый голубой экран. Так Саманта Стивенс из «Моей жены…» занимает своё почётное место на пьедестале знаменитых сериальных тунеядок наряду с Люси Рикардо, Мортисией Аддамс и прочими.

    Весь фильм донельзя слащав: вам не покажут ни одного из тех изъянов, что давно уже стали неотъемлимыми спутниками капиталистического общества страны дяди Сэма – плохих районов, полчищ алкоголиков, наркоманов, бродяг, безработных, проституток и прочего. Всё совсем наоборот: из серии в серию на зрителя с экрана будут изливаться сплошные блеск и респектабельность. Все знакомые Даррина – сплошь «высший свет», «белые воротнички» и толстосумы, и в итоге от всевозможных джентльменов в дорогих костюмах и дам в изысканных вечерних платьях уже просто начинает рябить в глазах. Даже вор-домушник, в одной из серий пробравшийся в дом Стивенсов с целью поживиться – и тот одет чуть ли не как лондонский денди. Простые работяги, появляясь в кадре лишь изредка, рисуются исключительно в чёрном цвете: приглашённый Самантой мастер по ремонту телевизоров оказывается мошенником, пытающимся содрать с хозяйки деньги за ненужный ремонт, а нанятые Даррином домработницы все, как одна, демонстрируют свою полнейшую некомпетентность на выбранном поприще, не умея даже элементарно готовить. Плюс к тому в одной из серий Саманта, дабы отвадить смазливую домработницу, явно способную увести мужа главной героини из семьи, колдовством на портрете «переодевает» Даррина из дорогого костюма в поношенное одеяние простого садовника – так в сериале неуклонно дискредитируется человек труда.

    Жизнь в Штатах в сериале вообще преподносится зрителю как нечто, состоящее сплошь из позитива – так, как будто в стране дяди Сэма для того, чтобы добиться всего, вовсе не нужно годами упорно работать и терпеть лишения. В одной серии вслед за Стивенсами такой же просторный дом без каких-либо видимых затруднений покупают и родители Даррина, а главный герой при этом восклицает: «Мои родители – простые, обыкновенные люди!» - сериал явно внушает зрителю, что в Штатах будто бы все живут настолько хорошо, что столь приличное жилище по карману любому. В другой старый знакомый Даррина Адам тоже отзывается о возможной покупке собственного дома с такой же лёгкостью, как будто речь идёт о покупке новых ботинок, постоянно разгуливает в явно недешёвом костюме и, будучи в поиске работы, с лёгкостью получает место бухгалтера в одном из банков, хотя до этого никогда не работал с финансами – и в сериале вновь блистают офисы, дорогие костюмы, «дипломаты» с бумагами – что угодно, только не «баранка» грузовика, не гаечный ключ слесаря, не станок заводского трудяги и не комбайн хлебороба. Неизменно оставляя все эти атрибуты современного производства, без которого не было бы никакого Уолл-стрит, никакого рекламного бизнеса и никаких Дарринов Стивенсов, за кадром, создатели сериала вовсю воспитывают в зрителе стойкое отвращение ко всему, что не пышет изысканностью и гламуром.

    Как и все предыдущие, рассмотренные мной, «телетворения», «Моя жена меня приворожила» также вовсю пропагандирует приемлемость глупости и невежества. Главных героев по-прежнему редко можно застать с книгой в руках, хотя и у Стивенсов, и у их соседей – четы Кравиц – дома целые книжные шкафы. С такой наукой, как история, в сериале явные нелады: мама Саманты Эндора с трудом может вспомнить, кто такой Диоген, искренне считая всех древнегреческих философов просто болтунами («зачем вам история, зачем вам философия – да не забивайте вы голову всякой мурой, знания – вред» - невидимо внушает её устами зрителю телепропаганда). Несмотря на то, что ведьмы живут сотни лет и, с их слов, прекрасно помнят времена Средневековья – в сериале ни слова о Варфоломеевской ночи, трагедии Вандеи, гильотинах Французской революции и прочих зверствах тогдашней Европы. Когда речь заходит о знаменитой Гражданской войне между Севером и Югом США, Даррин восклицает: «Мои знания о той войне более чем скромные!..» - незнание основных вех даже своей собственной истории – не говоря уж о всемирной – для американцев по прежнему остается вполне приемлемым. С момента окончания Второй мировой войны минуло лишь четверть века, а о ней в сериале также ни слова: ни слова о преступлениях Адольфа Гитлера и о том, как западные державы во главе с США взрастили этого монстра и как позволили ему захватить всю Европу, дабы со столь мощными армией и тылом благополучно напасть на СССР. 60-е стали десятилетием первых полётов в космос, но о Юрие Гагарине снова полное молчание – звёзднополосатая телеиндустрия, наверное, перестанет быть собой, если не будет упорно замалчивать все достижения стран серпа и молота. Не блещут персонажи и интеллектом: босс Даррина на дружеских посиделках рассказывает откровенно тупые анекдоты и очень удивляется, почему никто не смеется, а его знакомый в баре говорит исключительно о своём, совершенно не слушая собеседника. Эндора, подобно тёше Рики Рикардо из «Я люблю Люси», также не в состоянии запомнить, как зовут мужа дочери и постоянно называет его другими именами. Сама Саманта регулярно забывает запереть входную дверь и занавесить окна, в результате чего посторонние нередко становятся свидетелями её колдовских трюков и это в итоге доставляет обитателям дома массу хлопот и неприятностей. Да и сам супруг Саманты не слишком-то умён: то, будучи уверенным, что мама его супруги превратила его босса в плюшевого медвежонка, вовсю разговаривает с ним на глазах у всех, потерявших дар речи от такого, окружающих, то абсолютно уверен, что его новорождённая дочь имеет дар удачно играть на рынке акций. Даррин от души потешается над откровенно глупыми розыгрышами, устраиваемыми одним из родственников Саманты, но главное: будучи одержим явно прогрессирующей паранойей, он регулярно обвиняет супругу в тех или иных колдовских вывертах и устраивает ей скандалы, даже не попытавшись разобраться в происходящем и выяснить, что на самом деле виной всему – стечение обстоятельств либо козни самодурствующей Эндоры. Голубой экран заокеанской державы и тут остаётся верен себе, вознося безмозглого обывателя на вершину сериального «Олимпа».

    Помимо всех тех обкатанных приёмов воздействия на зрителя, что я только что описал, телесериал «Моя жена меня приворожила» выходит на качественно новый уровень превращения аудитории в «массу», впервые целенаправленно разворачивая перед «паствой» уже пропаганду потребительства. В одной серии Саманта покупает в большом количестве не особо нужные продукты только потому, что на них сегодня немалые скидки, в другой показана вошедшая как раз тогда, в 60-е, в обиход звёзднополосатой нации предтеча знаменитых «чёрных пятниц» - день распродаж в магазине готового платья. И в кадре толпа покупательниц в этот день просто берет магазин штурмом, поднимая дикий гвалт, расталкивая друг друга, вырывая друг у друга из рук понравившиеся товары – дело едва не доходит до драки – так телезрительниц ненавязчиво подталкивают к тому, чтобы скупать ненужные тряпки опять же только потому, что сегодня на них снижены цены. Стоит Саманте и Эндоре оказаться в Европе, как мамаша восторженно восклицает: «Ни одна женщина, кем бы она ни была, не уедет из Парижа без нового платья!» - и глаза дочки тут же загораются алчным блеском. Да и не покидая пределы Штатов, обе регулярно колдовством «примеряют» на себя те или иные наряды, вызывая у зрительниц всё более непреодолимое желание проделывать что-то подобное уже в реальной жизни. В итоге, узнав о предстоящем светском рауте, Саманта приходит в ужас: при битком забитом платьями шкафе ей совершенно нечего надеть, поскольку все имеющиеся наряды она уже демонстрировала. Разве может истинная леди дважды появиться на людях в одном и том же – это же несмываемый позор! Читающий эти строки - ты ещё задаёшь себе вопрос, откуда «растут ноги» у всех сегодняшних, упомянутых уже, «чёрных пятниц», очередей за новыми айфонами, махинаций со скидками в магазинах, совершенно неремонтопригодной бытовой техники, шопинга ради морального удовлетворения, кредитных карт, трат, превышающих заработок, навязывания модных брендов, возведённого в культ вещизма и прочего?..

    Кадры из телесериала "Моя жена меня приворожила".

    Loading...

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 11 комментариев , вы можете свернуть их
    Яна Седых # написала комментарий 15 июня 2019, 18:39
    возможно все оно так и есть. но стоило ли смотреть это дерьмо, тратить время?
    Сергей Лепехов # ответил на комментарий Яна Седых 17 июня 2019, 09:15
    А как можно что-то описать, не посмотрев?..
    Яна Седых # ответила на комментарий Сергей Лепехов 17 июня 2019, 13:10
    для того, чтобы понять, что дом2, например, дерьмо, мне хватило 3 секунд в гостях у людей, где есть телевизор, пока канал переключали. причем, стоя к телевизору спиной. когда у актеров даже голоса глупые, все сразу понятно
    Сергей Лепехов # ответил на комментарий Яна Седых 19 июня 2019, 00:57
    Сложно судить обо всём сериале по одной серии.
    Яна Седых # ответила на комментарий Сергей Лепехов 19 июня 2019, 12:46
    Вы предлагаете посмотреть 200 серий неумного и пошлого месива, чтобы понять, что оно глупое и противное??? нет уж, такая степень мазохизма мне не по зубам
    Сергей Лепехов # ответил на комментарий Яна Седых 20 июня 2019, 01:16
    Такой мазохизм я планировал оставить себе. Чтобы бить врага - нужно знать его оружие.
    Алексей Кияйкин # написал комментарий 16 июня 2019, 13:47
    будьте проще.
    Сериалы - коммерческий продукт на основного потребителя - тупого и самовлюбленного американского "среднего класса", погрязшего в потреблядстве.
    сериал не может тащить к звездам эту коллективную свинью, свинье некогда - она жрет и думает,. не прикупить ли новый сабвуфер к домашнему кинотеатру.
    Сергей Лепехов # ответил на комментарий Алексей Кияйкин 17 июня 2019, 09:17
    Так сериалы и выступили одним из инструментов в деле пропаганды общества потребления - именно это я и пытаюсь донести до читателя...
    Алексей Кияйкин # ответил на комментарий Сергей Лепехов 17 июня 2019, 19:12
    ну тогда вы точно опоздали. Общество потребления на Западе установилось уже в 70-е, в 80-е окончательно закостенело.
    Поищите Кукаркина "По ту сторону расцвета" - шикарное исследование по истории западной масс-культуры на начало 70-х, во всех областях от картин Уорхолла до "Забриски-пойнт", "Барбареллы" и театральных хэппенингов. Уже тогда было пончятно, что продукт насквозь коммерческий, а дальше на него навертели культ потребления, и - готов механизм управления массами. Наши, как обычно, опоздали к моде, и изо всех сил наверстывали в 90-нулевые.
    Сергей Лепехов # ответил на комментарий Алексей Кияйкин 19 июня 2019, 00:56
    Бог с ним, с Западом - у нас ещё есть шанс не допустить подобного в России, и мои тексты именно такую цель и преследуют...
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1129 записей в блогах и 9942 комментария.
    Зарегистрировалось 32 новых макспаркеров. Теперь нас 5021446.