Научный способ ИЗМЕРЕНИЯ ПРАВОСУДНОСТИ как необходимое условие возвращения России к смертной казни

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Наиль Рахимкулов перепечатал из maxpark.com
    1 оценок, 491 просмотр Обсудить (34)

    Ответ на вопрос: казнить или не казнить, не является таким однозначным, как это пропагандировалось в России в последнее время по примеру Европы. В тех же США, не относящихся к задворкам цивилизации, смертная казнь практикуется и признаков отказа от нее не просматривается.

    А что Россия? Возвращение в нашу судебную систему смертной казни часто обосновывают именем и авторитетом Столыпина (https://www.bbc.com/russian/russia/2012/04/120413_russia_mikhalkov_stolypin). При этом забывают сравнить суд тех времен, являвшимся действительно состязательным и действующим на основании закона, и нынешнее уродливое ничтожество, которое вернее называть ПРОИЗВОЛОМ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ, нежели судом. Введение смертной казни в этих условиях будет означать, что убивать начнут в первую очередь невинных, осужденных палачами в судебных рясах в результате так называемых судебных «ошибок». В действительности никаких ошибок нет, а есть конвейер государственного террора власти по отношению к собственному народу. Этот конвейер сам по себе является БОЛЬШОЙ ОШИБКОЙ с точки зрения долгосрочных государственных интересов и нужен правителям для силового обеспечения бесстыдного варварского обогащения. Естественно, власть не пойдет на такое обострение в то время, когда в результате анархии, порождаемой отсутствием суда, периодически взрываются бомбы вроде трагедии в «Зимней вишне», так как это чревато опасным для власти приближением к критической черте (https://www.business-gazeta.ru/article/377084?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com).

    Таким образом, чтобы вернуть в Россию смертную казнь, необходимо прежде сделать российский суд честным. Причем, как не трагичны сами по себе периодически происходящие случаи массового жертвоприношения россиян во славу Мамоне, объективно они вкупе с усилением геополитической конкуренции способствуют тому, что власть в интересах самосохранения начнет поворачиваться к людям лицом и прислушиваться к их требованиям.

    Существует принципиально новый способ решения этой застарелой ключевой проблемы, основанный на достижениях науки и техники. Чтобы облегчить его восприятие, автор составил три текста за номерами 1, 2 и 3, следующих в порядке возрастания количества знаков и посвященных ЦЕНТРАЛЬНОЙ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ ТЕМЕ: КАК БЫСТРО СДЕЛАТЬ ЧЕСТНЫМ РОССИЙСКИЙ СУД. Размер текстов, соответственно, 1,3, и 5 машинописных листов формата А4. Тексты повторяют друг друга, различаясь объемом обоснования генеральной конструкции способа создания на раз-два ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА ОБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ ПРАВОСУДНОСТИ. Поэтому если прочитан больший по объему текст, меньший читать не имеет смысла.

     

     

    ТЕКСТ № 1 (1 машинописный лист):

    Описывается способ построения ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КОНТРОЛЯ СУДА в критический период между ликвидацией тоталитарного строя и утверждением гражданского общества.

    Избранный подход аналогичен изначально используемому в научных публикациях анонимному, как правило, рецензированию статей.

    Создание такой системы стало возможным с точки зрения степени сложности и затратности лишь недавно благодаря распространению Интернета.

    Предлагается введение подобных процедур в судебные кодексы и формирование федеральной сети комиссий по рецензированию на базе, например, нотариата.

    По интегральным результатам рецензирования за определенный срок должна проводится аттестация судьи и приниматься решение о его дальнейшей работе либо отправке в отставку. Тогда судьи из самых существенных соображений личной выгоды будут максимально соблюдать закон, в чем выражается честность суда, ради сохранения престижного статуса и высокой зарплаты.

    Образно говоря, анонимное рецензирование судебных решений можно представить, как измерение «коррупционной температуры» судьи. И если эта «температура» выходит за пределы установленной нормы, то вполне естественно ставить вопрос о прекращении судейских полномочий.

    С целью минимизации вмешательства в процессуальную сторону, процедура рецензирования не должна влечь процессуальных последствий и не будет формальным основанием для обжалования. Анонимное рецензирование решений предлагается исключительно как замерочное мероприятие по оценке их качества на постоянной основе в отношении каждого судьи.

    В каждом муниципальном округе при нотариальных палатах образуются комиссии, количество которых определяется нормативом по числу жителей округа, с участием юристов со стажем работы судьями, адвокатами, арбитражными управляющими и т.п. Выборка на рецензирование решений всех инстанций гражданского и арбитражного судов производится компьютерами этих судов случайным образом, чтобы каждый судья имел вероятность определенное число раз подвергнуться этой процедуре в течение года. Тот же компьютер случайным образом для каждого выбранного решения выбирает три нотариальные палаты в трех субъектах федерации, отличных от субъекта, где находится суд, в которые это решение направляется по интернету в анонимном виде.

    Компьютер нотариальной палаты случайно выбирает комиссию из тех, что за прошедший период аттестации не рецензировали решения этого судьи, и отправляет решение в ее компьютер. Комиссия его анализирует и присваивает в соответствии с определенной шкалой баллы за несоответствия закону и логике, иные дефекты, например, утерю смысловой ясности, отступление от процессуальных требований (в том числе, в отношении наличия и точности ссылок), некорректность формы.

    Аттестация судьи включает сравнение среднего балла за период аттестации с определенным пороговым значением, и те судьи, у кого средний балл превысил порог, уходят в отставку. Отклонения в оценках решений конкретного судьи в сторону занижения или завышения погашаются их средним значением по закону больших чисел. Поэтому степень пренебрежения законом и логикой конкретным судьей при вынесении решений и вообще качество его решений с учетом всех возможных некорректностей будет выявляться достаточно точно и носить объективный характер.

    Участники судебного процесса могут инициировать рецензирование по заявлению за плату, соотносимую с госпошлиной за неимущественные исковые требования.

    Подавая заявление, заявитель может быть прав или заблуждаться. Сознательное осуществление судьями коррупционных действий предлагаемая система будет подавлять изначально. Следовательно, чем больше будет таких заявлений в отношении конкретного судьи, тем выше вероятность его низкой квалификации или того, что он не разъясняет принятые решения. Для отражения этой ситуации, можно ввести коэффициент «принудительного рецензирования» как отношение количества решений судьи за определенный период, после принятия которых стороны подали заявления об анонимном рецензировании, к количеству всех решений судьи за этот же период. Если это значение окажется выше среднего по стране, например, на 20% (эта величина может меняться), то система увеличит средний балл судьи. Этим будут отсеиваться неквалифицированные судьи и все судьи будут заинтересованы писать мотивированные решения наиболее понятно и стремиться их еще и разъяснять.

     Как только система будет запущена в варианте реального отсева судей, ситуация с правосудностью сразу же коренным образом изменится в лучшую сторону, поскольку впервые начнет работать механизм реального контроля за соблюдением судьями закона, не зависящий от самой судебной системы.

    Это повысит квалификацию судей и упорядочит работу судов, что даст процессуальную экономию и экономию времени, сил и средств сторон судебных разбирательств. Финансовый эффект в масштабах народного хозяйства во много раз превысит бюджетные траты на создание системы.

     

     

    ТЕКСТ № 2 (3 машинописных листа):

    Описывается способ построения ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КОНТРОЛЯ СУДА в критический период между ликвидацией тоталитарного строя и утверждением гражданского общества.

    Избранный подход аналогичен изначально используемому в научных публикациях анонимному, как правило, рецензированию статей (рецензентам не сообщается, чей текст они рецензируют, автору текста не сообщается, кто его рецензировал) на предмет исключения ошибок, без чего наука теряет смысл.

    Создание такой системы с использованием статистической обработки результатов рецензирования вердиктов, постоянно случайным образом отбираемых компьютерами по каждому судье для максимального устранения фактора субъективности, стало возможным с точки зрения степени сложности и затратности реализации лишь недавно благодаря распространению Интернета.

    Предлагается введение в судебные кодексы подобных процедур и формирование федеральной сети комиссий по рецензированию на базе, например, нотариата.

    По интегральным результатам рецензирования за определенный срок должна проводиться аттестация судьи и приниматься решение о его дальнейшей работе либо отправке в отставку. Тогда судьи из самых существенных соображений личной выгоды будут максимально соблюдать закон, в чем выражается честность суда, ради сохранения престижного статуса и высокой зарплаты.

    Образно говоря, анонимное рецензирование судебных решений можно представить, как измерение «коррупционной температуры» судьи. И если эта «температура» выходит за пределы установленной нормы, то вполне естественно ставить вопрос о прекращении судейских полномочий.

    С целью минимизации вмешательства в процессуальную сторону, процедура рецензирования не должна влечь процессуальных последствий и не будет формальным основанием для обжалования. Анонимное рецензирование решений предлагается исключительно как замерочное мероприятие по оценке их качества на постоянной основе в отношении каждого судьи.

    В каждом муниципальном округе при нотариальных палатах образуются комиссии, количество которых определяется нормативом по числу жителей округа, с участием юристов со стажем работы судьями, адвокатами, арбитражными управляющими и т.п. Выборка на рецензирование решений всех инстанций гражданского и арбитражного судов производится компьютерами этих судов случайным образом, чтобы каждый судья имел вероятность определенное число раз подвергнуться этой процедуре в течение года. Тот же компьютер случайным образом для каждого выбранного решения выбирает три нотариальные палаты в трех субъектах федерации, отличных от субъекта, где находится суд, в которые это решение направляется по интернету в анонимном виде.

    Компьютер нотариальной палаты случайно выбирает комиссию из тех, что за прошедший период аттестации не рецензировали решения этого судьи, и отправляет решение в ее компьютер. Комиссия его анализирует и присваивает в соответствии с определенной шкалой баллы за несоответствия закону и логике, иные дефекты, например, утерю смысловой ясности, отступление от процессуальных требований (в том числе, в отношении наличия и точности ссылок), некорректность формы.

    Аттестация судьи включает сравнение среднего балла за период аттестации с определенным пороговым значением, и те судьи, у кого средний балл превысил порог, уходят в отставку. Отклонения в оценках решений конкретного судьи в сторону занижения или завышения погашаются их средним значением по закону больших чисел. Поэтому степень пренебрежения законом и логикой конкретным судьей при вынесении решений и вообще качество его решений с учетом всех возможных некорректностей будет выявляться достаточно точно и носить объективный характер.

    Участники судебного процесса могут инициировать рецензирование по заявлению за плату, соотносимую с госпошлиной за неимущественные исковые требования.

    Подавая заявление, заявитель может быть прав или заблуждаться. Сознательное осуществление судьями коррупционных действий предлагаемая система будет подавлять изначально. Следовательно, чем больше будет таких заявлений в отношении конкретного судьи, тем выше вероятность его низкой квалификации или того, что он не разъясняет принятые решения. Для отражения этой ситуации, можно ввести коэффициент «принудительного рецензирования» как отношение количества решений судьи за определенный период, после принятия которых стороны подали заявления об анонимном рецензировании, к количеству всех решений судьи за этот же период. Если это значение окажется выше среднего по стране, например, на 20% (эта величина может меняться), то система увеличит средний балл судьи. Этим будут отсеиваться неквалифицированные судьи и все судьи будут заинтересованы писать мотивированные решения наиболее понятно и стремиться их еще и разъяснять.

    Произойдет революция в судебной практике только за счет введения контроля работы судей не контролерами, с которыми можно договориться, что всегда и происходит, а процедурой, на которую невозможно воздействовать, и судьи перейдут с незаслуженно занимаемого положения господ по отношению к гражданам на положение слуг народа, где им, как чиновникам, и надлежит находиться.

    Эти меры повысят квалификацию судей и упорядочат работу судов, что увеличит процессуальную экономию и будет экономить время, силы и средства сторон судебных разбирательств. Полученная экономия средств в масштабах всего народного хозяйства предположительно во много раз превысит бюджетные траты на создание и функционирование предлагаемой системы контроля работы судов.

    При рецензировании возможны случаи, когда не противоречащее закону и логике решение будет восприниматься как несправедливое. Это не должно быть основанием для начисления дополнительных баллов при рецензировании, поскольку целью предлагаемой системы является проверка следованию закону в том виде, как он есть. Данная ситуация может фиксироваться с указанием ее причин на взгляд рецензентов, но без включения этой информации в рецензию. Информация такого типа должна накапливаться в системе и может использоваться как справочная в процессе коррекции законов.

    Таким образом, внутренняя логика построения предлагаемой системы контроля работы суда в отношении лишь одного, хотя и самого важного, параметра правосудности, приводит к гармонизации и оптимизации судебной системы. Результатом станет более честный суд, ценность чего не измерить деньгами, и за меньшее финансирование. Естественно, в начале потребуются затраты и образование дополнительных должностей в комиссиях по рецензированию. Наверняка их можно будет осуществить за счет бизнеса, который не последнюю, но одну из рубашек отдаст на реализацию этого глобального проекта, видя в нем спасение.

    В результате анонимности рецензируемых текстов, а также территориальной и административной разнесенности рецензионных комиссий и суда, решение которого рецензируется, будет практически полностью исключена заинтересованность рецензентов в необъективном рецензировании.

    Основной проблемой России сейчас является не авторитаризм как таковой, поскольку он не подразумевает неизбежно плохую работу суда и присутствие сопутствующих ей анархии и деградации государственных и общественных институтов, как это сейчас происходит, а плохая работа суда, не позволяющая развиваться экономике. Эффективный суд экономически укрепляет государство, а вместе с этим и выбранную модель управления, пусть и недемократическую, в результате чего разрешение возможного противоречия авторитарности политического режима и эффективности экономики приобретает более ПЛАВНЫЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ХОД.

    При внедрении предлагаемого способа контроля суда оказание неправомерного влияния на вынесение решения в отдельных случаях станет либо сверхдорогим удовольствием, поскольку потребуется обеспечить судью средствами, достаточными для компенсации возможной потери престижной и высокооплачиваемой работы, либо будет требовать административного ресурса, недоступного сейчас абсолютному большинству граждан (в будущем, по мере развития гражданского общества в России, такое административное влияние станет недоступным никому). Основная масса граждан с этим примирится, лишь бы власть не нарушала их конкретные интересы.

    Подобное рецензирование уже применяется общественностью в особо скандальных случаях, что говорит в пользу предлагаемого. К примеру, блогерами были проанализированы 29 приговоров, вынесенных судьей, который выпустил из колонии бывшую чиновницу Евгению Васильеву. В результате было получено заключение, что «судебные решения по многим делам были явно неоднозначны и зачастую не соответствовали тяжести совершенных деяний» (http://www.dp.ru/a/2015/08/28/Verhovnij_sud_poprosili_p/).

    Основы для построения системы рецензирования в России уже существуют. Так функционирует сайт http://sudact.ru, на котором аккумулируются все гражданские, уголовные и арбитражные судебные акты с устраненными именами физических и названиями юридических лиц и другими изъятиями. На сайте реализована возможность формирования подборок всех решений, принятых каждым конкретным судьей. Остается усовершенствовать и распространить единую методику устранения из решений незначащей для рецензирования идентифицирующей информации для обеспечения анонимности и сохранения при этом полноты информации, необходимой для обоснованности заключений, которые будут делаться в процессе рецензирования. Осуществить автоматизированный случайный выбор решений для рецензирования не сложно. Потребуется еще выработать балльную шкалу оценки дефектов в решениях и сформировать сеть комиссий по рецензированию.

    Главным для качественной работы судей является эффективный контроль, который заставит хорошо работать и «плохих» невыбранных судей. Если же не будет контроля, то и «хорошие» выбранные будут работать плохо. На практике во всех областях деятельности так и происходит.

    Суд присяжных тем и хорош, что в нем осуществляется внешний контроль путем принятия решений гражданами, не связанными с судебной системой, в соответствии с их внутренним усмотрением.

    Описанный способ объективного контроля суда, в котором нет ничего выходящего за пределы здравого смысла и который представляет собой обычный метод статистического контроля за величиной отклонений некоторого выбранного показателя от нормы, в данном случае цифровой оценки отклонения принимаемых судебных решений от установок законодательства и логики, обладает мировой новизной по применению в юриспруденции. Причиной этого является, во-первых, то что не существовало основанного на достижениях вычислительной техники Интернета, и, во-вторых, то, что прежде установление гражданского общества и сопутствующего ему контроля за работой суда в различных государствах происходило постепенно на протяжении длительного времени в процессе череды общественных коллизий, во время которых власти удавалось удерживать контроль над ситуацией. Когда же побеждало гражданское общество, то контроль над судом оказывался уже обеспеченным его сформировавшимися в процессе борьбы институтами, так что дополнительных способов контроля не требовалось.

    Однако в наше время опять-таки благодаря Интернету, объединившему мир в последние 15-20 лет, общественные процессы ускорились и теперь «карманный» суд, как показывают цветные революции вокруг России и родственная им арабская весна, не является гарантией сохранения власти, поскольку она практически мгновенно может быть сметена общественным взрывом. И что бы ни говорилось о пятой колонне и подстрекательстве из-за рубежа, без внутреннего горючего материала общественные потрясения не происходят. Так что возможность достаточно быстрого введения процедуры объективного контроля за работой суда без необходимости глобальной смены состава судей, подготовка квалифицированных кадров которых требует длительного времени, может оказаться как средством предохранения от социального взрыва, выгодным для стремящегося сохранить себя во власти руководства того или иного государства, так и существенным шагом к установлению в нем гражданского общества. К тому же, даже если предположить, что нынешние коррумпированные судьи могут быть заменены на новых не коррумпированных, то без установления контроля за их работой по происшествии какого-то времени новые судьи неизбежно коррумпируются. То есть, все дело в контроле за законностью вынесения судьями решений, а не в том, что они из себя представляют в моральном отношении. Главное, чтобы были профессионалами, способными быстро с минимальными ошибками перерабатывать большие объемы сложной новой информации, чем характеризуется работа судей.

    Насколько я понял по отзывам на мои публикации на данную тему, часто профессиональным юристам сложно выйти за пределы профессиональной юридической догмы, суть которой в следующем. В ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИИ, СУДЬИ – ЭТО НЕКИЕ ИЗБРАННЫЕ ЛИЧНОСТИ, ОСЕНЕННЫЕ СВЯТЫМ ДУХОМ БОГИНИ ПРАВОСУДИЯ ФЕМИДЫ. Такое отношение культивируется властью, так как за этой ширмой ей удобно использовать коррупцию при ее публичном осуждении. Все субъекты судебной сферы к существующему положению приспособились и фактически зарабатывают на коррупции.

    ОДНАКО, ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА ЭТО С ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ, ТО СУДЬИ ЯВЛЯЮТСЯ ВСЕГО ЛИШЬ ЧИНОВНИКАМИ-ЭКСПЕРТАМИ В СПЕЦИАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ. Их труд ничем не отличается от труда, например, слесаря и так же нуждается в объективном постороннем контроле для достижения нормальной выработки. Просто способы контроля у них разные в силу специфики труда.

     

     

    ТЕКСТ № 3 (5 машинописных листов):

    Описывается способ построения ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КОНТРОЛЯ СУДА в критический период между ликвидацией тоталитарного строя и утверждением гражданского общества.

    Предлагается создание новой для юриспруденции экспертно-аналитической сети по контролю правосудности вердиктов (назовем ее, к примеру, «Судебную коррупцию в отставку!» или «Честный судья») путем статистической обработки численных результатов их рецензирования, которая заставит суд честно применять закон, защитит права людей, ускорив тем самым развитие гражданского общества, и создаст, наконец, условия для приобретения российской экономикой созидательного характера и ускоренного роста на основе конкуренции (http://stoyakin.org.ua/regionalnie-seti/, https://uchebnik.online/uch-konsalting/suschnost-soderjanie-analiticheskoy-ekspertnoy-26814.html). Подобные сети уже успешно используются за рубежом и начинают появляться в России (https://www.osp.ru/os/2014/07/13042916, http://expert.ru/expert/2013/37/ekspertnaya-set).

    В России не допускается никакой официальный контроль за работой суда под предлогом неверной трактовки понятия его независимости, понимаемого как запрет на любое вмешательство в судебные дела, в том числе на сторонний по отношению к судебным органам контроль за правильностью применения законов в ходе судебных разбирательств, в то время как исторически это понятие трактовалось исключительно как независимость от коррупционного влияния и обеспечивалось в интересах поддержания в обществе порядка и спокойствия как раз с помощью различных для разных стран в разное время мер действенного внешнего контроля за правоприменением.

    Реальный контроль за функционированием суда в России подменен его видимостью в форме теоретически предполагаемого успешным внутреннего судебного самоконтроля путем рассмотрения дел в различных инстанциях. Однако эффективный самоконтроль невозможен по причине корпоративных интересов, всегда имеющих место в любых сообществах.

    Описываемая ниже система эффективного инструментального контроля обоснованности вердиктов как каток раскатает коррупцию в суде, являющуюся источником постоянного воспроизведения всех других проявлений коррупции в обществе.

     

    I. Общее описание экспертно-аналитической сети, предназначенной для контроля правосудности выносимых

    вердиктов путем определения «коррупционной температуры» судьи

    II. Практическая реализация процессуальной процедуры анонимного рецензирования судебных решений

    III. Дополнительные соображения в пользу внедрения предлагаемой системы

     

    I. Общее описание экспертно-аналитической сети, предназначенной для контроля

    правосудности выносимых вердиктов путем определения

    «коррупционной температуры» судьи

    Дальнейшее сохранение порядков «дикого» капитализма в России на этапе развития рыночных отношений, определяемом сложившимися жесткими условиями процесса первоначального накопления капитала, выгодно только порожденному этими условиями конгломерату продажных чиновников и криминала для дальнейшего обогащения.

    Недееспособность российского суда является прямым следствием описанной выше трактовки независимости суда, как недопущения любого вмешательство в его дела. На языке кибернетики это означает, что у суда отсутствует обратная связь с окружающим миром, и, следовательно, он неуправляем, и, соответственно, неработоспособен с точки зрения соблюдения интересов нуждающихся в защите граждан России, находящихся на позиции внешнего наблюдателя по отношению к суду.

    На деле объектов без обратной связи не существует и запрет на легальный общественный контроль за соблюдением судом закона в реальности замещает этот контроль неофициальным контролем со стороны исполнительной власти, объективно присутствующим в силу того, что она материально содержит суд, и принимающим криминальный характер по причине своей неофициальности.

    Контроль суда методами бывшего СССР или современного Китая в России сейчас невозможен по причине слома однопартийной системы. Контроль с помощью инструментов гражданского общества, реализуемый в Европе и США, в России также пока невозможен в силу его недееспособности. Прецедентное право, предохраняющее в определенной степени от судебного произвола и складывавшееся в Англии веками на ментальной основе, быстро внедрено быть не может. Образование же еще одного контрольного органа, стоящего над судом, только породит проблему контроля уже за работой этого органа.

    Выход из этого положения возможен только на пути осознанного создания властью в своих же корневых интересах выживания соответствующего общественного института, поскольку невозможно управлять в «ручном режиме» таким сложным объектом, как страна, чтобы людям было комфортно в ней жить. В тоталитарном СССР суд контролировался, как и в современном Китае, именно общественным институтом в лице компартии. То же происходит и в гражданском обществе. В условиях современной России, находящейся в состоянии авторитаризма на пути от тоталитаризма к гражданскому обществу, отсутствует центр власти с устойчивой идеологией, который мог бы играть роль общественного института, контролирующего суд, поскольку все члены правящего класса также находятся в процессе перехода от чиновного состояния к буржуазному, интересы которых антагонистичны. Поэтому в качестве такого института предлагается создать систему инструментального контроля правосудности вердиктов, выносимых каждым судьей, с помощью процедуры экспертной оценки в баллах степени их соответствия закону на основе рецензирования в анонимной форме экспертами, не связанными с судьей, решение которого рецензируется.

    Избранный подход аналогичен изначально используемому в научных публикациях анонимному, как правило, рецензированию текстов (рецензентам не сообщается, чей текст они рецензируют, автору текста не сообщается, кто его рецензировал) на предмет исключения ошибок, без чего наука теряет смысл. Создание такой системы с использованием статистической обработки результатов рецензирования вердиктов, постоянно случайным образом отбираемых компьютерами по каждому судье для максимального устранения фактора субъективности, стало возможным с точки зрения степени сложности и затратности реализации только с недавнего времени благодаря широкому распространению Интернета.

    Предлагается введение в судебные кодексы подобных процедур и формирование федеральной сети комиссий по рецензированию на базе, например, нотариата.

    По интегральным результатам рецензирования за определенный срок должна проводиться аттестация судьи и приниматься решение о его дальнейшей работе либо отправке в отставку. Тогда судьи из самых существенных для каждого человека соображений личной выгоды будут в абсолютном большинстве работать с максимальным соблюдением закона, в чем выражается честность суда, ради сохранения престижного статуса и высокой зарплаты.

    Образно говоря, анонимное рецензирование судебных решений можно представить, как измерение «коррупционной температуры» судьи. И если эта «температура» выходит за пределы установленной нормы, то вполне естественно ставить вопрос о прекращении судейских полномочий. Ведь если температура, в буквальном смысле, у человека зашкаливает, то хотя этого человека никто не винит в заболевании, но продолжать работать в таком состоянии ему не следует, чтобы не заразить других.

    С целью минимизации вмешательства в процессуальную сторону судебного разбирательства, указанная процедура рецензирования не должна влечь процессуальных и иных последствий, то есть не будет являться формальным основанием как для обжалования принятого решения, так и для предъявления судье каких-либо претензий в связи с обнаруженными в этом решении дефектами. Таким образом, анонимное рецензирование судебных решений предлагается как чисто замерочное мероприятие по оценке их качества, осуществляемое на постоянной основе в отношении каждого судьи.

     

    II. Практическая реализация процедуры анонимного рецензирования судебных решений

    В каждом муниципальном округе при нотариальных палатах образуются независимые друг от друга комиссии, количество которых определяется выбранным нормативом по числу жителей округа, с участием юристов со стажем работы судьями, адвокатами, арбитражными управляющими и т.п. Выборка на рецензирование решений всех судебных инстанций гражданского и арбитражного судов без исключения производится компьютерами этих судов случайным образом, чтобы каждый судья имел достаточную вероятность определенное число раз подвергнуться этой процедуре в течение года. Тот же компьютер случайным образом для каждого выбранного решения выбирает, в свою очередь, три нотариальные палаты в трех субъектах федерации, отличных от субъекта, где находится суд, в которые это решение направляется по Интернету в анонимном виде.

    Компьютер нотариальной палаты случайно выбирает комиссию из тех, что за прошедший период аттестации не рецензировали решения этого судьи, и отправляет решение в ее компьютер. Комиссия его анализирует и присваивает в соответствии с определенной шкалой баллы за несоответствия закону и логике, иные дефекты, например, утерю смысловой ясности, отступление от процессуальных требований (в том числе, в отношении наличия и точности ссылок), некорректность формы.

    Связанная с процессом рецензирования информация является закрытой, кроме баллов, оценивающих степень неправосудности решения, а также содержащихся в рецензии указаниях на сами допущенные судьей дефекты.

    Аттестация судьи включает сравнение среднего балла за период аттестации с определенным пороговым значением, и те судьи, у кого средний балл превысил порог, уходят в отставку. Отклонения в оценках решений конкретного судьи в сторону занижения или завышения погашаются их средним значением по закону больших чисел. Поэтому степень пренебрежения законом и логикой конкретным судьей при вынесении решений и вообще качество его решений с учетом всех возможных некорректностей будет выявляться достаточно точно и носить объективный характер.

    Участники судебного процесса могут инициировать рецензирование по заявлению за плату, соотносимую с госпошлиной за неимущественные исковые требования. Течение процессуальных сроков в этом случае прерывается на время рецензирования, ограниченного установленным сроком.

    Подавая заявление, заявитель может быть прав или заблуждаться. Сознательное осуществление судьями коррупционных действий предлагаемая система будет подавлять изначально. Следовательно, чем больше будет таких заявлений в отношении конкретного судьи, тем выше вероятность его низкой квалификации или того, что он не разъясняет принятые решения. Для отражения этой ситуации, можно ввести коэффициент «принудительного рецензирования» как отношение количества решений судьи за определенный период, после принятия которых стороны подали заявления об анонимном рецензировании, к количеству всех решений судьи за этот же период. Если это значение окажется выше среднего по стране, например, на 20% (эта величина может меняться), то система увеличит средний балл судьи. Этим будут отсеиваться неквалифицированные судьи и все судьи будут заинтересованы писать мотивированные решения наиболее понятно и стремиться их еще и разъяснять.

     Как только система будет запущена в варианте реального отсева судей, ситуация с правосудностью сразу же коренным образом изменится в лучшую сторону, поскольку впервые начнет работать механизм реального контроля за соблюдением судьями закона, не зависящий от самой судебной системы.

    Фактически произойдет революция в судебной практике только за счет введения эффективного объективного контроля работы судей не какими-то контролерами, с которыми можно договориться, что всегда и происходит, а процедурой, на которую никак воздействовать невозможно, и судьи перейдут с незаслуженно занимаемого сейчас положения господ по отношению к гражданам на положение слуг народа, где им, как чиновникам, и надлежит находиться.

    Аналогично можно навести порядок в отношении соблюдения судьями времени начала заседаний, который сейчас часто не соблюдается. Начало заседания должно фиксироваться судьей в компьютерной системе суда, к которому он принадлежит. Сторонам надо дать возможность вводить информацию о своей явке и о задержке начала заседания с мониторов, установленных вне залов заседаний, и предоставить право сличать отмеченное судьей время начала заседания с действительным временем его начала с помощью осуществляемых судом аудио- и видеозаписей заседаний, что сейчас вносится в процессуальные нормы.

    Следует ввести и точно сформулировать понятие «время неоправданной задержки начала заседания». Если среднее значение этого времени для данного судьи будет, аналогично вышеописанному коэффициенту принудительного рецензирования, превышать среднее по стране на некоторую варьируемую по мере необходимости величину, то система таким же образом дополнительно прибавит к среднему баллу судьи некоторую величину. Этим будут отсеиваться судьи, плохо соблюдающие расписание заседаний.

    Эти меры повысят квалификацию судей и упорядочат работу судов, что дополнительно увеличит процессуальную экономию от внедрения предлагаемой системы, как таковой, и будет экономить время, силы и средства сторон судебных разбирательств. В итоге, полученная в результате этого экономия средств в масштабах всего народного хозяйства предположительно во много раз превысит бюджетные траты на создание и функционирование предлагаемой системы контроля работы судов.

    Рецензии с указанием баллов, присвоенных прорецензированным решениям на основе разработанной методики, и содержащихся в решении дефектов, не будут, как сказано выше, процессуальными основаниями для изменения судебного решения, однако будут содержаться в деле и могут учитываться судами следующих инстанций. Их цель фиксировать содержащиеся в рецензируемом решении необоснованные утверждения, ошибки в применении законов, отступления от процессуальных требований, утерю смысловой ясности, а также некорректность формы (в том числе, в отношении наличия и точности ссылок) и иные возможные нарушения только на основании текста решения суда, лишенного идентифицирующих сведений, что также может облегчить работу судей при принятии последующих судебных актов. Это будет способствовать единообразию трактовки законов и, значит, усилению соблюдения принципов правовой определённости и верховенства права.

    При рецензировании возможны случаи, когда не противоречащее закону и логике решение будет восприниматься как несправедливое. Это не должно быть основанием для начисления дополнительных баллов при рецензировании, поскольку целью предлагаемой системы является проверка следованию закону в том виде, как он есть. Данная ситуация может фиксироваться с указанием ее причин на взгляд рецензентов, но без включения этой информации в рецензию. Информация такого типа должна накапливаться в системе и может использоваться как справочная в процессе коррекции законов.

    Таким образом, внутренняя логика построения предлагаемой системы контроля работы суда в отношении лишь одного, хотя и самого важного, параметра функционирования судебной системы, а именно правосудности, приводит к гармонизации и оптимизации судебной системы. Результатом станет более честный суд, ценность чего не измерить никакими деньгами, и к тому же, уверен автор, за меньшее финансирование. Естественно, в начале потребуются затраты и образование дополнительных должностей в комиссиях по рецензированию. Наверняка их можно будет осуществить за счет бизнеса, который не последнюю, но одну из рубашек точно отдаст на реализацию этого глобального проекта, видя в нем свое спасение от судебного произвола.

    В результате анонимности рецензируемых текстов, а также территориальной и административной разнесенности рецензионных комиссий и суда, решение которого рецензируется, будет практически полностью исключена заинтересованность рецензентов в необъективном рецензировании.

     

    III. Дополнительные соображения в пользу внедрения предлагаемой системы

    Основной проблемой России сейчас является не авторитаризм как таковой, поскольку он не подразумевает неизбежно плохую работу суда и присутствие сопутствующих ей анархии и деградации государственных и общественных институтов, как это сейчас происходит, а плохая работа суда, не позволяющая развиваться экономике. Связь состояния судебной системы с развитием хозяйства можно видеть на примере экономического прогресса России, последовавшего за судебной реформой в 19 веке при отмене крепостного права.

    Вселяющий надежду пример Китая и ошеломительный успех Сингапура, обративших на себя всеобщее внимание в последние 30-40 лет энергичным развитием своих экономик, свидетельствуют, что нормальная работа суда не противоречит целесообразным мерам по ограничению демократии, которые большинство общества примет, если увидит, что они направлены к правовому и экономическому развитию страны. Напротив, эффективный суд экономически укрепляет государство, а вместе с этим и выбранную модель управления, пусть и недемократическую, в результате чего разрешение возможного противоречия авторитарности политического режима и эффективности экономики приобретает более ПЛАВНЫЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ХОД.

    При внедрении предлагаемого способа контроля суда оказание неправомерного влияния на вынесение решения в отдельных случаях станет либо сверхдорогим удовольствием, поскольку потребуется обеспечить судью средствами, достаточными для компенсации возможной потери престижной и высокооплачиваемой работы, либо будет требовать административного ресурса, недоступного сейчас абсолютному большинству граждан (в будущем, по мере развития гражданского общества в России, такое административное влияние станет недоступным никому). Основная масса граждан вполне с этим примирится, лишь бы власть не нарушала их конкретные интересы.

    Подобное рецензирование фактически уже применяется на практике общественностью в особо скандальных случаях, что говорит в пользу предлагаемого способа контроля. К примеру, блогерами были проанализированы 29 приговоров, вынесенных по уголовным делам судьей, который выпустил из колонии бывшую чиновницу Минобороны Евгению Васильеву. В результате было получено заключение, что «судебные решения по многим делам были явно неоднозначны и зачастую не соответствовали тяжести совершенных деяний» (http://www.dp.ru/a/2015/08/28/Verhovnij_sud_poprosili_p/). Насколько известно, обратить на это внимание власть не захотела.

    Первоначальные основы для построения системы рецензирования судебных решений в России уже существуют. Так функционирует сайт http://sudact.ru, на котором аккумулируются все гражданские, уголовные и арбитражные судебные акты с устраненными именами физических и названиями юридических лиц и другими изъятиями. На этом сайте реализована возможность формирования подборок всех решений, принятых каждым конкретным судьей. Остается только усовершенствовать и распространить в качестве обязательной единую методику устранения из конкретного решения незначащей для рецензирования идентифицирующей информации для обеспечения его анонимности и сохранения при этом полноты информации, необходимой для обоснованности заключений, которые будут делаться в процессе рецензирования. Осуществить автоматизированный случайный выбор судебных решений для анонимного рецензирования технически не сложно. Потребуется еще выработать балльную шкалу оценки дефектов в рецензируемых судебных решениях и сформировать в достаточном объеме сеть комиссий по рецензированию.

    Главным для качественной работы судей является эффективный контроль, который заставит хорошо работать и «плохих» невыбранных судей. Если же не будет контроля, то и «хорошие» выбранные будут работать плохо. На практике во всех областях деятельности именно так и происходит.

    Суд присяжных тем и хорош, что в нем осуществляется внешний контроль путем принятия решений гражданами, не связанными с судебной системой, в соответствии с их внутренним усмотрением.

    Описанный способ объективного контроля за функционированием суда, в котором нет ничего выходящего за пределы здравого смысла и который представляет собой обычный метод статистического контроля за величиной отклонений некоторого выбранного показателя от нормы, в данном случае цифровой оценки отклонения принимаемых судебных решений от установок законодательства и логики, обладает, как уже было сказано, мировой новизной по применению в юриспруденции. Причиной этого является, во-первых, то что до недавнего времени не существовало основанного на достижениях вычислительной техники Интернета, и, во-вторых, то, что прежде установление гражданского общества и сопутствующего ему контроля за работой суда в различных государствах происходило постепенно на протяжении длительного времени в процессе череды общественных коллизий, во время которых власти удавалось в итоге удерживать контроль над ситуацией. Когда же все-таки побеждало гражданское общество, то контроль над судом оказывался уже обеспеченным его сформировавшимися в процессе борьбы институтами, так что дополнительных способов контроля не требовалось.

    Однако опять-таки благодаря Интернету, объединившему мир буквально в последние 15-20 лет, общественные процессы значительно ускорились и теперь «карманный» суд, как показывают цветные революции вокруг России и родственная им арабская весна, не является гарантией сохранения власти, поскольку она практически мгновенно может быть сметена общественным взрывом. И что бы ни говорилось о пятой колонне и подстрекательстве из-за рубежа, без внутреннего горючего материала общественные потрясения не происходят. Так что возможность достаточно быстрого введения процедуры объективного контроля за работой суда без необходимости глобальной смены состава судей, подготовка квалифицированных кадров которых требует длительного времени, может оказаться как средством предохранения от социального взрыва, выгодным для стремящегося сохранить себя во власти руководства того или иного государства, так и существенным шагом к установлению в нем гражданского общества. К тому же, даже если предположить, что нынешние коррумпированные судьи могут быть заменены на новых не коррумпированных, то без установления контроля за их работой по происшествии какого-то времени новые судьи неизбежно коррумпируются. То есть, все дело в контроле за законностью вынесения судьями решений, а не в том, что они из себя представляют в моральном отношении. Главное, чтобы были профессионалами, способными быстро с минимальными ошибками перерабатывать большие объемы сложной новой информации, чем характеризуется работа судей.

    Насколько я понял по отзывам на мои публикации на данную тему, часто профессиональным юристам сложно выйти за пределы профессиональной юридической догмы, суть которой в следующем. В ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИИ, СУДЬИ – ЭТО НЕКИЕ ИЗБРАННЫЕ ЛИЧНОСТИ, ОСЕНЕННЫЕ СВЯТЫМ ДУХОМ БОГИНИ ПРАВОСУДИЯ ФЕМИДЫ. Такое отношение культивируется властью, так как за этой ширмой ей удобно осуществлять скрытную коррупцию при ее публичном осуждении. Все субъекты судебной сферы, включая адвокатов, к существующему положению приспособились и фактически зарабатывают на коррупции. Человек ко всему привыкнет, даже если его по горло погрузить в нечистоты.

    ОДНАКО, ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА ЭТО С ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ, ТО СУДЬИ ЯВЛЯЮТСЯ ВСЕГО ЛИШЬ ЧИНОВНИКАМИ-ЭКСПЕРТАМИ В СПЕЦИАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ. Их труд ничем не отличается от труда, например, слесаря и так же нуждается в объективном постороннем контроле для достижения нормальной выработки. Просто способы контроля у них разные в силу специфики труда.

     

    ЖЕЛАЮЩИЕ ОЗНАКОМИТЬСЯ С БОЛЕЕ РАЗВЕРНУТОЙ АРГУМЕНТАЦИЕЙ, могут посмотреть статью «Положительный ответ на вопрос Е. Андурского о возможности внешнего контроля работы суда» в сообществе «Народный суд - общественный контроль» на портале Макспарк по адресу http://maxpark.com/community/666/content/6226423.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 34 комментария , вы можете свернуть их
    Галина Лихачёва # написала комментарий 29 марта 2018, 10:06
    Пути ЕСТЬ. Но при этой власти они НИКОМУ не нужны. Власть создала свой суд. Он ее устраивает.
    После изменения строя методы могут понадобиться!
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 10:13
    Уважаемая Галина!
    При всем этом, объективная реальность все сильнее толкает власти к реальным реформам. Формулировка обществом консолидированных требований к власти должна ускорить этот процесс.
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 10:18
    Власти выполняют приказ ИЗВНЕ. Он не совпадает с чаяниями народа и нормальными действиями.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 10:36
    Уважаемая Галина!
    Мне кажется, что они выполняют приказы собственного инстинкта обогащения. Зачем им при этом делиться с кем-то извне? Это во-первых. А во-вторых, что-то сейчас дружбы наших верхов с иностранными не видно.
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 10:50
    Наиль, именно не знание игр верхов позволило путину победить выборы.
    пенсионер Петров # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 10:58
    А тебе милее губошлеп Гайдар и Беня Эльцын?
    " Шо. Опять?"
    Мультик такой есть и называется "Жил был Пес"
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий пенсионер Петров 29 марта 2018, 11:07
    Вы со своим замечанием ошиблись адресом.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий пенсионер Петров 29 марта 2018, 11:40
    Уважаемый пенсионер Петров!
    Уничижая других, сам выше не станешь. Лучше пишите по существу, если есть мысли.
    пенсионер Петров # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 11:55
    Няма мыслев
    Все Чернобыльская рация выдула
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 11:37
    Уважаемая Галина!
    Мне кажется, что Вы заблуждаетесь насчет Путина. Все игры он знает, так как является тренером российской коррупции. Знает и как обогащаться, и как отгонять других хищников от своей кормушки, и как рядиться в отца нации.
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 16:27
    Тут вы правы. Он знает.
    Но вы не знаете, кто его поставил президентом. Это не народ!
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 16:49
    Уважаемая Галина!
    Сначала, не народ. На теперешних выборах все-таки народ. До того его напрягли наезды англосаксов на Россию.
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 17:08
    Выборы нельзя признать действительными. Согласна, что кто-то искренне голосовал по невежеству. Но БОЛЬШИНСТВО - за Грудинина. Опубликованак табличка (БЕЗ ПОДСЧЕТА), спущенная Памфиловой Путиным.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Галина Лихачёва 29 марта 2018, 17:38
    Уважаемая Галина!
    Я всю жизнь живу в России и по моим ощущениям, большинство действительно проголосовало за Путина. И не из невежества, а из-за того, что хоть он и защищает Россию, как свою территорию охоты, но защищает. А в других защитников люди не верят. И это вина Путина, поскольку он не поощряет развитие гражданского общества из эгоистических соображений подольше оставаться во власти и продолжать набивать сусеки.
    Не нужны ему были на этих выборах никакие таблички, чтобы выиграть. Он это знал по опросам населения. Данные таблички это чистые фейки, каких сейчас пруд пруди.
    Я не сторонник Путина, но мир надо видеть таким, каким он является, а не выдумывать то, чего нет.
    Галина Лихачёва # ответила на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 18:49
    Уважаемый Наиль. Вы судите по своему окружению. У меня , видимо, больше информации. Практически вся Сибирь голосовала за Грудинина. Алтай, Чукотка, и многие другие города и веси.
    Виктор Апин # написал комментарий 29 марта 2018, 10:07
    А почему бы не провести эксперимент?
    Ввести в перечень мер наказания смертную казнь за наиболее общественно опасные преступления. Начать применять это наказание в практике судопроизводства. Но исполнение наказания отсрочить пока на неопределенное время. За это неопределенное время силами юристов и общественности проанализировать очень тщательно справедливость и прочие атрибуты реальных смертных приговоров. Те приговоры, по которым не будет ни у кого никаких возражений, привести в исполнении. На время прекратить дальнейшее исполнение. И посмотреть на результаты.

    Что-то дальше разглагольствования о допустимости или не допустимости дело не идет.
    А ведь, как известно, критерием истинности, является практика.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Виктор Апин 29 марта 2018, 10:28
    Уважаемый Виктор!
    Вы фактически предлагаете учредить суд над судом. Потом придется учреждать суд над судом, который над судом. И так до бесконечности. То, что будет именно так видно из того, что к Вашему предложению ближе всего суд присяжных, который власть непрестанно насилует для получения нужных ей решений.
    Я же предлагаю способ объективного внешнего контроля за работой суда.
    Власти пойдут на установление реального контроля за работой суда только под давлением внутри- и внешнеполитических обстоятельств, когда начнет припекать их собственную задницу.
    Виктор Апин # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 11:08
    Я ничего не имею против Вашего предложения. Тем более не являюсь профессионалом в юридических вопросах.
    Но являясь профессионалом в вопросах управления, всего лишь хотел обратить внимание, что ЛЮБЫЕ теоретические изыски рано или поздно должны заканчиваться практикой. И лучше, если эта практика вначале будет иметь ограниченный масштаб.

    Если можно, сформулируйте профессионально, но коротко и ясно для всего общества пути перехода к такой реальной практике по этому вопросу в ограниченном масштабе.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Виктор Апин 29 марта 2018, 11:32
    Уважаемый Виктор!
    Спасибо за положительный отзыв. Я все время думаю, как лучше сформулировать. Раньше было длинно, сейчас стало короче и с различными по объему вариантами для удобства восприятия разными людьми. Не знаю, смогу ли еще как-то усовершенствовать, я ведь не юрист-профессионал, а математик, но голова сама об этом думает непрерывно.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 11:50
    Ответьте, пожалуйста, какой по размеру текст Вы сами выбрали и тяжело он читается или приемлемо.
    Виктор Апин # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 12:20
    Ориентируйтесь на количество отзывов. Любое изложение важных и сложных вопросов должно производиться с разной степенью детализации. А начинать нужно с самого короткого варианта, которой может привлечь внимание ("Вся власть Советам!").
    Успехов Вам. Буду следить за Вашими материалами.
    борис кадников # написал комментарий 29 марта 2018, 10:25
    смертная казнь должна применяться за преступления против государства,хищения выше 10 - милн, руб , нарушения в сфере безопасности жизни коллектива .или группы в 5 лиц погибших по их вине ,обмана г-ва в размере 100 миллионов руб.с продолжительным ущербом ,нарушение норм строительства вызвавшее катастрофу , с жертвами , нужны границы,убийства частного плана пожизненного заключения не выше . особо автомобильные аварии, часто они находятся в пределах как теракт при множественных жертвах
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий борис кадников 29 марта 2018, 10:39
    Уважаемый Борис!
    Главное, она должна применяться справедливо, а не как в случае с Чикатило, когда до его поимки было приговорено и расстреляно несколько невиновных.
    Виктор Ковалев # написал комментарий 29 марта 2018, 10:41
    Нужно собрать в одном месте всех сторонников смертной казни и казнить каждого десятого.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Виктор Ковалев 29 марта 2018, 10:46
    Уважаемый Виктор!
    Разве гуманисту пристало быть таким жестоким?
    Виктор Ковалев # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 29 марта 2018, 14:54
    Нет , не пристало , но достало.
    Пётр Степанков # написал комментарий 29 марта 2018, 15:51
    И безо всякой науки ясно,что коррупция губит страну.
    Так неужели стоимость жизнь какого-то вора-коррупционера можно
    равнять с жизней громадной страны???
    Если ввести закон о смертной казни,то количество крупных воров-
    бонз сократится в десятки раз,как у китайцев.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Пётр Степанков 29 марта 2018, 16:23
    Уважаемый Пётр!
    С нашим судом гарантированно будут отправлять в мир иной и невиновных. Вам людей не жалко? А если бы Вы сами оказались в таком положении? В Китае, в отличие от России, суд работает нормально потому, что находится под внешним контролем компартии на предмет соблюдения закона. Российский же суд никто не контролирует, кроме мафии государственной и криминальной, которой закон 100 лет не нужен. Им без него проще воровать.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 879 записей в блогах и 9740 комментариев.
    Зарегистрировалось 36 новых макспаркеров. Теперь нас 5017320.