Вы за ОПГ? Или за Игнатьева?

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Ефим Андурский написал
    3 оценок, 335 просмотров Обсудить (19)

    Прежде, чем представить на рассмотрение членов Народного суда дело Николая Игнатьева, поговорим о государстве. Начнем с прав и обязанностей, которые, как, впрочем, и у любого другого учреждения вытекают из его устава. Очевидно, что только учредитель вправе наделить созданное им учреждение уставом, а затем контролировать его соблюдение.

    Кто же он – учредитель Российской Федерации? Увы, явного учредителя у нее нет. Но неявный все же есть. Это многонациональный народ России. Он же единственный источник власти (п. 1 ст. 3 Конституции РФ). И это позволяет народу контролировать действия (бездействие) источаемой им власти, что, в свою очередь, легитимирует народный, а точнее, общественный контроль. И хорош этот контроль тем, что позволяет выявлять ошибки, допускаемые властями. Это касается, в частности судов первой инстанции, ошибки которых, как показывает дело Игнатьева, вышестоящие суды не выявляют.

    А теперь подведем предварительные итоги общественного контроля, предпринятого автором этих строк в связи с делом Игнатьева, для чего ему потребовалось полтора года. Но сначала об одной важной оговорке. Критикуя власти, состоять в оппозиции к ней не могу в силу своего христианского мировоззрения.

    Патриот ли я? Да, я люблю Россию, потому что это моя Родина. А вот Российскую Федерацию не люблю. И как мне ее любить, если именем этого государства судья Эдуард Каминский принял решение, которым пустил под замес моего подзащитного – Николая Игнатьева?

    Так уж устроена отечественная судебная система, - поясняет наш эксперт Вадим Постников, что всем доказательствам дает оценку суде первой инстанции, где можно приводить доводы в опровержение утверждений противника. Но если решение вступило в силу, суд сделает все от него зависящее, чтобы не допустить его пересмотра. Это касается, в частности, решения судьи Каминского, построенного на лжи и домыслах.

    В основу настоящего опроса легла статья, в которой прозвучал вопрос премьер-министру Татарии Ильдару Халикову: сколько можно издеваться над беспомощным инвалидом?

    - А ты чего хотел бы от правительства демократического правового государства, объединенного с Российской Федерацией? – может поинтересоваться читатель.

    - У меня к этому правительству одна только просьба: оградить инвалида Игнатьева от притязаний трижды сидельца РФ Ирека Каюмова, который к моему подзащитному не имеет ровным счетом никакого отношения. Если, конечно, не принимать во внимание, что Игнатьев в свое время сожительствовал с его матерью (умерла двадцать лет тому назад).

    А теперь короткая сводка о текущей ситуации. Стремясь отвязаться от приставшего к нему как банный лист г-на Каюмова, Игнатьев обратился в администрацию Кировского и Московского районов Казани с просьбой поставить его учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий.

    Администрация определенного решения по заявлению Игнатьева так и не приняла, но к делу Игнатьева подключился прокурор Кировского района Казани. Действуя как бы в интересах Игнатьева, он обратился в суд с иском к исполкому Казани и в порядке ст. 45 ГПК РФ потребовал переселить Игнатьева в благоустроенное жилое помещение. И – в нарушение указанной нормы потребовал также переселения г-на Каюмова с его детьми. Подробнее об этом процессе чуть ниже.

    В сражение с инвалидом включилась организованная правовая группа (ОПГ) в составе Управления жилищной политики исполкома Казани (УЖП), прокуратуры и суда. Этой ОПГ удалось провести решение о принудительном «улучшении» условий Игнатьева – женатого человека, проживающего в изолированной муниципальной двухкомнатной квартире на первом этаже ветхого, но не аварийного многоквартирного дома. «Улучшение» заключалось в подселении Игнатьева (без жены, осуществляющей за своим мужем постоянный внешний уход, в котором тот нуждается, будучи безногим и практическим слепым) к семье г-на Каюмова. Для последней ОПГ выхлопотала квартиру на втором этаже дома, не приспособленного для проживания маломобильных групп населения.

    Беспредел по делу Игнатьева был запрограммирован решением судьи Эдуарда Каминского. 18 ноября 2011 года он, опираясь на несуществующие доказательства, принял решение: г-на Каюмова с его новорожденной дочерью в квартиру Игнатьева вселить, супругу нанимателя – Гюльнару Зиннатуллину из этой квартиры выселить.

    Понятно, что Игнатьев вселил супругу на законных основаниях (ст. 70 ЖК РФ). Но судья Каминский основывался на лжи г-на Каюмова, заявившего, что он – якобы сын Игнатьева – разрешения на вселение Зиннатуллиной не давал.

    Решения суда, как известно (ст. 195 ГПК РФ) должны быть не только законными, но и обоснованными. Принимая решение, суд должен основываться лишь на тех доказательствах, которые им были исследованы в судебном заседании. А судья Каминский основывался на противоречащем ст. 54 ЖК РСФСР предположении, что Игнатьев вселил в свою квартиру сожительницу с ее малолетним сыном Иреком Каюмовым. А еще на лживом утверждение последнего о том, что тот Игнатьеву доводится сыном.

    Вадим Постников напоминает, что согласно ч. 4 ст. 67 ГПК РФ суд должен был сопоставить утверждения Каюмова с возражениями представителей Игнатьева. И спрашивает, был ли поставлен вопрос о подложности доказательств и о назначении экспертизы? Было ли заявлено ходатайство об истребовании документальных доказательств? Если этого не было, можно констатировать, что представитель Игнатьева использовал не все процессуальные средства.

    Решение судьи Каминского, казалось бы, затрагивало также интересы собственника квартиры (ст. 30 ЖК РФ), относящейся, напомню, к муниципальному жилищному фонду. Очевидно, что исполнение принятого им решения судья Каминский должен был возложить на муниципальное образование города Казани. В том случае, если бы исполком Казани был ответчиком по делу. Но он им не был и, следовательно, решение судьи Каминского на него не распространялось. Как видим, судья Каминский принял неисполнимое решение.

    Комитет ЖКХ исполкома Казани, которому решением Казанской городской думу отведена роль наймодателя в отношении муниципального жилищного фонда, не знает, как ему поступить с г-ном Каюмовым. Заключению с ним отдельного договора социального найма препятствует решение судьи Каминского. Он, возможно, учел постановление главы администрации Казани от 13 июня 2003 года № 971 «О признании домов и помещений непригодным для постоянного проживания (ветхими)». А этим постановлением открывать отдельные лицевые счета гражданам, проживающим в домах, включенных в приложение к постановлению, было запрещено. Не представляется возможным и включить г-на Каюмова в договор с Игнатьевым, поскольку тот, как это было установлено решением судьи Гульчачак Хамитовой, членом семьи нанимателя не является. И, наконец, почему Комитет ЖКХ должен заключать договор социального найма с г-ном Каюмовым, игнорируя требования ЖК РФ (ст. 49)?

    Убедившись, что обеспечить защиту жилищных прав Игнатьева, не выходя за пределы Татарии невозможно, автор этих строк обратился к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой обеспечить содействии в справедливом разрешении дела Игнатьева. Это обращение Управление президента по работе с обращениями граждан и организаций направило в Кабинет министров Татарии «в целях объективного и всестороннего рассмотрения».

    Но, как показывает опыт, правительство Татарии, не заморачиваясь поступающими к нему обращениями, переадресовывая их «по принадлежности». Ничего удивительного поэтому не вижу в том, что мое обращение на имя президента попало к мучителям Игнатьева. Я это расцениваю, как нежелание республиканского правительства проявить заботу о надлежащем исполнении поручения Аппарата главы РФ.

    Но, если мои сомнения в отношении правительства окажутся безосновательными, готов принести г-ну Халикову свои извинения. Но не раньше, чем он распорядится назначить по делу Игнатьева специальное совещание. Как это год тому назад сделал Государственный Совет Татарии, что, впрочем, разрешению жилищного вопроса Игнатьева не помогло.

    Более того, у меня – пишущего правозащитника в связи с делом Игнатьева сложилось впечатление, что упомянутая ОПГ препятствует справедливому разрешению дела Игнатьева. Чтобы и у него, и у всех, кто наблюдает за развитием этого дела, поддержать уверенность в незыблемости порочного судебного решения.

    В пользу этого предположения говорит множество судебных процессов, состоявшихся по делу Игнатьева. Один из них провел судья Владимир Морозов. Он установил, что прокуратурой была проведена проверка по обращениям ряда лиц (включая автора этих строк) о нарушении жилищных прав Игнатьева. Это нарушение выразилось в непринятии мер по решению вопроса о его выселении из непригодного для постоянного проживания (ветхого) дома в благоустроенное помещение.

    Судья Морозов установил также, что жильцы дома, в котором живет Игнатьев, подлежат переселению, что, по его мнению, подтверждается постановлением главы Администрации г. Казани от 13.06.2003 г. №971. Так никто и не оспаривает то, что этот дом является ветхим. Но в то же время нет никаких доказательств его аварийности. Более того, постановлением предписано поддерживать дома в жилом состоянии. А решения о его расселении никто не принимал.

    Еще судья Морозов установил, что прокурор обратился в суд в интересах не только Игнатьева – инвалида I группы, но и Каюмовых. Однако никаких сведений о нарушении их жилищных прав прокуратура не выявила. А это значит, что, требуя улучшения жилищных условий Каюмовых, прокурор вышел за пределы своей компетенции. Надеюсь, что в силу своего непрофессионализма, а не на коррупционных началах.

    А вот Игнатьева нужно было переселить в благоустроенное помещение. И уж потому, что в его доме не запроектированы «удобства», а безногому человеку «ходить на двор» явно не с руки.

    Только почему же – в равнозначное по общей площади? Ведь дом Игнатьева, как уже говорилось, не был признан аварийным.

    Обратившись в суд со встречным иском к Игнатьеву и его прилипалам, исполком Казани потребовал выселить их в благоустроенную квартиру, техпаспорт которой он суду не представил. А из него было бы видно, что квартирка-то находится на втором этаже и, стало быть, безногому инвалиду она не по зубам. Точнее, не по ногам. В итоге суд и на этот раз принял неисполнимое решение.

    В этом решении судья Морозов констатирует, что Игнатьев «состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий и не утратил это право на обращение с заявлением в администрацию района в установленном законом порядке». Кому как, а мне смысл этой фразы не доступен.

    К слову, на 3 марта 2014 года Московский суд Казани назначил рассмотрение заявления прокуратуры, в котором она просит обязать администрацию Кировского и Московского районов исполнить предписание прокуратуры об устранении выявленного ею правонарушения. Администрация, видите ли, не приняла определенного решения по заявлению Игнатьева о постановке его на учет в качестве нуждающегося в муниципальном жилье.

    Сыр-бор разгорелся, однако, на пустом месте, потому что исполком уже «улучшил» жилищные условия заявителя. Но, быть может, прокуратура желает продемонстрировать свои усилия по защите прав инвалида? А у меня складывается впечатление, что она защищает права семьи Каюмова.

    Судья Морозов не посчитал нужным проверить довод прокуратуры о том, что Каюмовы, как это следует из выписки из домой книги, являются членами семьи Игнатьева. Однако запись в домовой книге оказалась недостоверной. Это своим решением установила судья Татьяна Юшкова.

    В выписке указано также, что в отселяемой квартире кроме Игнатьева зарегистрированы также Каюмовы. А «право пользования жилым помещениям в муниципальном жилищном фонде и вытекающие из него последствия, - констатирует судья Морозов, - распространяются на всех лиц, зарегистрированных в данном жилом помещении».

    Судья Морозов определенно не силен в жилищном законодательстве. А между тем Конституционный суд РФ неоднократно разъяснял, что сама по себе регистрация гражданина в том или ином помещении никаких прав или обязанностей этого гражданина по отношению к такому помещению не образует.

    В итоге требования прокуратуры и исполкома Казани судья Морозов посчитал обоснованными и подлежащими удовлетворению. Верховный суд Татарии, проверив это решение, оставил его без изменений.

    Еще один процесс был обусловлен иском Игнатьева к г-ну Каюмову, в котором содержалось требование признать, что тот право пользования квартирой истца не приобрел. Потому что согласно ст. 61 ЖК РФ право пользования муниципальным жилым помещением обусловливается ничем иным, как договором социального найма. А такой договор с ним заключен не был.

    В удовлетворении этого требования судья Андрей Андреев, рассмотревший иск Игнатьева, отказал, пояснив это историческим решением судьи Каминского, постановившего вселить г-на Каюмова в квартиру Игнатьева. Отказ в удовлетворении иска судья Андреев мотивировал той же фантазией, что и судья Каминский. Дескать, в восьмидесятых годах прошлого века г-н Каюмов приобрел право пользования спорной квартирой.

    Правда, по причине малолетства реализовать это право он не мог. Так вот, в начале девяностых г-н Каюмов, будучи малолеткой отправился в места, не столь отдаленные. Потом он возвращался и снова отправлялся на отсидку. Во всяком случае, вплоть до 2011 года он о своем сомнительном праве пользоваться квартирой сожителя умершей матери и не заикался. Претензии на квартиру «отца» у г-на Каюмова появились, когда у него родилась дочь, которую он тот час же зарегистрировал в квартире Игнатьева.

    Игнатьев предпринял попытку признать действия исполкома Казани по «улучшению» его жилищных условий путем подселении к семье Каюмова в квартиру на втором этаже и по этой уже причине не доступное безногому человеку, незаконным. В удовлетворении этого требования судья Андреев отказал. И сослался на вступившее в силу решение своего коллеги – судьи Морозова. Который обязал исполком Казани заселить Игнатьева вместе с семьей Каюмова в одну квартиру. Подтекст отказа представляется вполне очевидным: негодное, по сути, решение исполкома является законным, потому что его своим решением проштамповал судья Морозов.

    Судья Андреев сослался также на закон «О судебной системе РФ» и на ГПК РФ. Дескать, вступившие в силу судебные постановления обязательны для всех без исключения органов государственной власти и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. И явно невпопад упомянул про Конвенцию о защите прав человека.

    Принимая решение по заявлению Игнатьева, судья Андреев опирался на ч. 4 ст. 258 ГПК РФ. В соответствии с этой нормой суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие (…) не нарушает права либо свободы гражданина. Отказ удовлетворить требование заявителя судья Андреев мотивировал тем, что решение его коллеги Морозова еще не исполнено. Но указал на обязательность его исполнения, что с неизбежностью повлечет за собой нарушение прав заявителя.

    Игнатьеву также не удалось добиться пересмотра решения судьи Каминского (по вновь открывшимся обстоятельствам). Отказывая в удовлетворении требования Игнатьева, судья Андреев указал на то, что «факт принятия судом решения о непризнании г-на Каюмова членом семьи Игнатьева, сам по себе не может рассматриваться как юридически значимый». У меня нет слов…

    Оспаривать это решение Игнатьев не стал и обратился в суд с заявлением о признании утверждения г-на Каюмова о родстве с Игнатьевым подложным (фальсифицированным) доказательством. Однако г-н Андреев, действуя на этот раз в качестве и. о. председателя Кировского районного суда, в рассмотрении этого заявления отказал. А мне – представителю заявителя по доверенности пояснил, что согласно ст. 186 ГПК РФ суд в случае поступления заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства. Да, суд, наверное, может, а вот чиновник от правосудия – едва ли.

    Но, как говорится, чей бы бычок не скакал, а теленочек-то все равно наш будет. Понятно, что возражать против намерения суда предложить г-ну Каюмову представить иные доказательства по делу Игнатьева мы не стали бы. Тем более что, как указывает г-н Андреев, заявление о подложности доказательств подлежит рассмотрению в судебном заседании.

    Не согласившись с отказом г-на Андреева рассмотреть это заявление, я обратился к председателю Кировского районного суда Казани Любови Солдатовой. И попросил пояснить, что побудило ее заместителя вступить в переписку с заявителем? Вместо того чтобы направить поступившее заявление одному из судей.

    Оперативно отреагировав на мое обращение, г-жа Солдатова любезно сообщила, что мое обращение в части требований о принятии процессуального решения передается для повторного рассмотрения в процессуальном порядке. Но г-н Андреев, проявляя настойчивость, достойную лучшего применения, общение с заявителем продолжил в эпистолярном жанре.

    Очередное свое послание автору этих строк он посвятил правовому ликбезу, напомнив о ст. 67 ГПК РФ, в силу которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. И заметил, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

    Далее г-н Андреев упомянул о решении судьи Каминского, привел ссылку на нормы отечественного и международного права. И сослался на постановление, которое он принял, действуя в качестве судьи: отказать Игнатьеву в пересмотре решения судьи Каминского по вновь открывшимся обстоятельствам.

    Свои сентенции чиновник от правосудия завершил мнением, что поданное заявление следует возвратить без рассмотрения, мотивировав это отсутствием оснований для принятия процессуального решения по заявлению о фальсификации доказательств.

    Но, насколько я понимаю, оснований для отказа в принятии процессуального решения по заявлению, поступившему в суд, быть не может в принципе. Ну, разве что если заявитель забудет указать свой обратный адрес.

    С пониманием относясь к нежеланию г-на Андреева заниматься разрешением дела Игнатьева, согласиться с его отказом в принятии процессуального решения по моему заявлению я не могу. И, расценивая действия (бездействие) заместителя председателя суда как попытку чиновника воспрепятствовать моему доверителю в доступе к правосудию, обязательно обжалую их в порядке ст. 254 ГПК РФ.

    Расскажу о действиях (бездействии) прокуратуры. Информацией, направленной депутату Государственного Совета Татарии Хафизу Миргалимову, заместитель прокурора республики Газинур Галимов раскрыл тщательно скрываемую ОПГ тайну: в порядке, определенном ст. 52 ЖК РФ, г-н Каюмов с заявлением о постановке его на учет в качестве нуждающегося в муниципальном жилье никуда не обращался.

    Однако это не помешало УЖП выделить семье Каюмова благоустроенную квартиру, в чем прокуратура как член ОПГ никакого нарушения не нашла.

    Заместитель прокурора республики уведомил депутата, что при рассмотрении заявления Игнатьева о постановке его на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий исполком не принял по заявлению Игнатьева определенного решения и тем самым нарушил нормы ЖК РФ.

    Почему же прокуратура не отреагировала на незаконность действий УЖП, выделившего благоустроенного жилья семье Каюмовых? – поинтересовался автор этих строк у старшего помощника прокурора Кировского района Игоря Дворянского.

    А потому что эта семья проживает в аварийном жилом помещении, - пояснил г-н Дворянский. Правда, я так и не понял, какое именно помещение он имел в виду. То ли часть жилого дома, принадлежащую г-ну Каюмову на праве собственности? То ли квартиру Игнатьева, где якобы проживает семья Каюмова?

    Однако уверения ОПГ в том, что дом, в котором расположена эта квартира, признан аварийным, действительности не соответствует. Как, впрочем, и то, что г-н Каюмов проживает в квартире Игнатьева.

    Упоминавшимся уже постановлением главы администрации Казани ряд домов признан «непригодными для постоянного проживания (ветхими)». Но, как пояснила начальник юридического отдела УЖП Лилия Шарипова, межведомственная государственная комиссия решения о расселении этих домов не принимала. А утверждение об их аварийности опровергается п. 2 постановления. В нем соответствующим структурным подразделением исполкома предписано обеспечить своевременный поддерживающий ремонт и надлежащее содержание домов «до решения вопроса переселения семей». Но такого решения пока не было.

    О мотивации УЖП. Не исключено, что оно вступило в сговор с г-ном Каюмовым. И рассчитывало, что Игнатьев, страдающий тяжелой формой сахарного диабета, не заживется на белом свете. И тогда квартира достанется Каюмовым.

    Игнатьеву нет никакого дела до интриг УЖП. Но подселяться в квартиру, которую оно предоставило фактически семье Каюмова, он не собирается, о чем руководителя исполкома Казани Дениса Калинкина я уведомил. Игнатьев предпочитает оставаться в квартире, где он прожил всю свою сознательную жизнь. И последние двадцать лет – вместе с Гюльнарой, с которой ОПГ пытается его разлучить.

    Расценивая действия ОПГ как заговор против беспомощного инвалида, считаю необходимым проинформировать об этом Аппарат президента РФ. Он, быть может, поручит генеральной прокуратуре провести тщательное расследование дела Игнатьева, благодаря действиям (бездействию) безответственных чиновников получившего федеральную огласку.

    Не исключено, что дело Игнатьева может быть окончено в связи с гибелью основного фигуранта, которому желаю здравствовать назло врагам. Но только для ОПГ это ровным счетом ничего не изменит, запустив новый виток общественного расследования. На этот раз в связи с действиями (бездействием) должностных лиц, повлекшими за собой причинение смерти Игнатьеву. И едва ли по неосторожности.

    А у премьер-министра Татарии г-ну Халикова все же поинтересуюсь, сможет ли правительство понудить органы местного самоуправства, извините, самоуправления Казани к оформлению договора социального найма с Игнатьевым? С включением в этот договор единственного члена семьи нанимателя – законной супруги инвалида.

    Чтобы у всех, кто наблюдает за перипетиями сражения общественника за права беспомощного инвалида, было основание полагать, что справедливость существует. Даже в России.

    А теперь, уважаемые члены Народного суда, прошу вынести свой вердикт по делу Игнатьева: согласны ли вы, что семье Игнатьева полагается отдельная благоустроенная квартира?

    Если у вас возникнут вопросы по делу, с удовольствием них отвечу.

    P. S. При подготовке настоящего опроса использована публикация в ИА REX

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 19 комментариев , вы можете свернуть их
    Надежда Вагина # написала комментарий 26 февраля 2014, 12:12
    конечно власти Казани учитывают в первую очередь интересы семьи Каюмова с двумя несовершеннолетними детьми,даже при отсутствии его родства с Игнатьевым.А также заявления о постановке на учет,как нуждающегося в муниципальном жилье. Если бы все это происходило в советское время,давно было бы вынесено справедливое решение. Но сейчас - другое время,можно сказать, жестокое время. Практически разрушена строительная индустрия,остановлено массовое строительство. Поэтому хроническая нехватка доступного жилья даже для молодых семей,не говоря об инвалидах.Вполне возможно,что власти ждут естественного разрешения данного конфликта.,о котором вы пишите,ведь в случае смерти инвалида никто не понесет ответственности.
    Ефим Андурский # ответил на комментарий Надежда Вагина 26 февраля 2014, 12:27
    У Каюмова есть право собственности на половину частного дома, доставшуюся ему по наследству от умершей матери. Но он не поддерживает его в жилом состоянии, рассчитывая на муниципальное жилье. Несмотря на то, что у него на такое жилье нет никакого права.
    Надежда Вагина # ответила на комментарий Ефим Андурский 26 февраля 2014, 14:33
    Ефим,это мы с вами так считаем,к сожалению
    Ефим Андурский # ответил на комментарий Надежда Вагина 26 февраля 2014, 14:41
    Ну, почему же? Ст. 49 ЖК РФ достаточно четко описывает порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма.
    Надежда Вагина # ответила на комментарий Ефим Андурский 26 февраля 2014, 16:18
    только судьи и прокуроры этого не хотят видеть
    Ефим Андурский # ответил на комментарий Надежда Вагина 26 февраля 2014, 17:54
    Для того и нужен общественный контроль, чтобы тех, кто этого заслуживает, тыкать носом в закон.
    Алексей Алекс # написал комментарий 26 февраля 2014, 12:59
    Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

    Статья 12. Размер ежемесячной страховой выплаты
    9. Исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности,

    Инвалиды-чернобыльцы - это единственная категория, которой возмещение вреда выплачивает соцзащита, а не соцстрах. И Смоленская соцзащита не проиндексировала мне выплату. Смоленское правосудие встало на сторону соцзащиты. Хотя соцстрах по адвокатскому запросу привёл расчёт возмещения, но это не принято как доказательство А т.к. ещё по другому делу я дело в ЕСПЧ то я УЖЕ враг и соцзащиты и Смоленского якобы правосудия. В ВС обращался. ВС тупо переписал то, что вынес облсуд.
    Лариса Лукина # ответила на комментарий Алексей Алекс 26 февраля 2014, 23:05
    Решение Псковского городского суда незаконны с принятыми решениями отказав по всем поставленным вопросам, с отказом в рассмотрении документов на незаконное вторичное увольнение от 26.02.09., выдача не верных расчётов и документов при которых истец понёс значительные финансовые потери и утратил здоровье. На жалобы об оплате за все время вынужденного прогула, получены ответы с отказами в их удовлетворении из прокуратуры Псковской области и о Восстановлении пропущенного срока подачи, мной было утрачено здоровье и я рассчитывала возбудить уголовное дело объединив ответчиков, но получила отказ прокурорского реагирования они отказывают помогать ИНВАЛИДУ.
    В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трёх месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, я обращалась, но защиту не получила.
    Алексей Алекс # ответил на комментарий Лариса Лукина 26 февраля 2014, 23:12
    Вот это и есть КРИВОсудие
    Лариса Лукина # ответила на комментарий Алексей Алекс 26 февраля 2014, 23:11
    В соответствии со ст. 382 ТК РФ индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами, чего на самом деле сделано не был не одним решением суда.
    Согласно ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Смотри ответы судов о какой защите можно говорить.
    В силу ст. 195 ГК РФ, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
    В соответствии со ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, но суд считает иначе, отказав мне неоднократно по всем вопросам иска.
    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (изм. 25.10.1996 г, 15.01.1998 г.), игнорируя и Постановление Конституционного Суда РФ.
    У нас сейчас 19 Кодексов и каждое действие противоречит Конституции РФ, ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ И ПОНИМАНИЮ
    Валерий Каменских # написал комментарий 26 февраля 2014, 13:22
    Квакое приличное слово можно применить к судебной системе РФ? Судья денюжку зарабатывает и ни за что не отвечает. И пофиг ему Игнатьев, как и гаранту гребущему. Несколько лет назад в СМИ были опубликованы расценки на это крапивное семя- судей, ничего не меняется. И гарант не допустит
    Алексей Алекс # ответил на комментарий Валерий Каменских 26 февраля 2014, 23:12
    такие судьи нужны "всенародноизбранному"
    Анатолий Лукьянов # написал комментарий 26 февраля 2014, 15:22
    +))) Проголосовал за п.1
    Ефим Андурский # ответил на комментарий Анатолий Лукьянов 26 февраля 2014, 16:03

    Спасибо, Анатолий. Тему общественного контроля запустил в Профессионалах. ру. ссылка на professionali.ru Будет время - заходите.

    вадим постников # написал комментарий 26 февраля 2014, 19:14
    Ясно, как Божий день
    п.1
    Ефим Андурский # ответил на комментарий вадим постников 26 февраля 2014, 19:24
    Только один участник опроса проголосовал за п. 2. Интересно было бы узнать, чем он руководствовался.
    Алексей Алекс # ответил на комментарий Ефим Андурский 26 февраля 2014, 23:14
    Как чем? желанием сделать пакость
    ochi ochi # написала комментарий 26 февраля 2014, 23:17
    "Игнатьеву также не удалось добиться пересмотра решения судьи Каминского (по вновь открывшимся обстоятельствам). Отказывая в удовлетворении требования Игнатьева, судья Андреев указал на то, что «факт принятия судом решения о непризнании г-на Каюмова членом семьи Игнатьева, сам по себе не может рассматриваться как юридически значимый». У меня нет слов…"

    Надо бы, наверное, найти какие-нибудь слова и обжаловать. Только вот какие...
    Лариса Лукина # написала комментарий 26 февраля 2014, 23:21
    При этом Конституционный Суд РФ своим Постановлением от 5.07.1995. по рассматриваемому вопросу лишь засвидетельствовал своё бессилие, отметив только следующее:
    Их (граждан России) право на возмещение вреда В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕЗАКОННОГО УВОЛЬНЕНИЯ до настоящего времени не получило эффективной и всесторонней судебной защиты.
    Последующим Определением от 5.10.2000. "По жалобе гражданина на нарушение его прав в связи с незаконным увольнением» Конституционный Суд РФ определил:
    1. В случае обращения с заявлением о пересмотре вынесенных в отношении него судебных решений его дело подлежит разрешению с учётом Постановления Конституционного Суда РФ от 27.01.1993., Определения Конституционного Суда РФ от 15.07.1995 г. и настоящего Определения. Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобы, вынес Постановление от 27.01.1993 о том, что возмещение заработной платы в результате незаконного увольнения должно быть в полном объёме - за все года вынужденного прогула.
    2. Определение по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
    Но Постановления никто не пытается применять чиновниками и судами 1, 2 инстанции и Верховной судебной власти РФ просто «УТИЛИЗИРУЮТ"
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 918 записей в блогах и 9076 комментариев.
    Зарегистрировалось 45 новых макспаркеров. Теперь нас 5019694.