Алексей Слюсаренко – кандидат или плагиатор: досадное исключение

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Сергей Чибисов перепечатал из sozidatel.org
    0 оценок, 824 просмотра Обсудить (0)

    Богословская наука не стоит на месте. Ежедневно сотни ученых-теологов и религиоведов изучают святоотеческое наследие, Священное Писание, современное состояние Церкви, ее взаимодействие с обществом, государственными структурами. Также ежегодно выпускники многочисленных духовных школ успешно пишут и защищают научные работы на богословские темы, присуждаются степени кандидатов и докторов богословия. Зачастую эти труды – крайне важные и необходимые современной Церкви исследования, восполняющие пробелы в различных областях церковного знания. Но встречаются и досадные исключения.

    5 июня 2013 года священник Алексей Слюсаренко успешно защитил диссертацию «Культ Порфирия Иванова: история, учение, последние тенденции развития» на соискание научной степени кандидата богословия в ПСТГУ. Успешно – потому что такая степень была Алексею Слюсаренко присуждена. Этот факт вызывает интерес уже тем, что предыдущие работы Алексея Слюсаренко о секте Порфирия Иванова не выдерживали никакой критики, священник неоднократно был уличен в плагиате и поверхностном подходе к исследуемой теме.

    Из диссертации мы узнаем, что в ее основу вошли статьи и доклады священника, а также монография «О Паршеке и его «детках», что вызывает некоторое недоумение. Такие исследователи, как Евгений Еременко, Алла Слипенко, Сергей Павлюченко уже подробно разбирали работы отца Алексея, и нашли там массу несоответствий и противоречий, не позволяющих назвать их научными, а также выявили плагиат.

    Но диссертация – гораздо более серьезная работа, возможно, Алексей Слюсаренко смог исправить многочисленные недочеты при подготовке к защите. Но уже введение диссертации говорит об обратном. Слюсаренко пишет: «актуальность нашего исследования обусловлена апологетическими мотивами. Нам должно защитить православную веру от новоязыческих нападок ивановцев и указать на несовместимость учения Иванова с Православием». Это несмотря на то, что современное положение секты далеко от пика ее развития в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия, кроме того современная секта ивановцев уже не едина, но распалась на многочисленные ответвления, уничтожая таким образом саму себя.

    Следующая мысль священника звучит так: «В последние десятилетия, ивановство в своём вероучении претерпело значительные изменения и интегрировалось в оккультно-неоязыческое движение «Новой Эры». Это, в свою очередь вызывает необходимость сектоведческого анализа ивановства в контексте прочих культов и сект «Новой Эры». Так ли необходим сектоведческий анализ секты и заключается ли в этом новизна и актуальность исследования? Оказывается нет, ведь научный руководитель Слюсаренко профессор А. Л. Дворкин пишет: «По целому ряду признаков секта Порфирия Иванова относится к оккультному неоязыческому движению «Нью-Эйдж». Как известно, именно движение «Нью Эйдж» составляет основу оккультной религии (religio occulta) и оккультизированной культуры современного мира, являющихся главным противником и главным миссионерским вызовом Церкви Христовой в ее борьбе за души людские». Как видно, сектоведческий анализ ивановцев уже был проведен Александром Леонидовичем, который, безусловно, гораздо более авторитетен в научном мире нежели Алексей Слюсаренко. Для чего священнику понадобилось производить анализ секты по второму разу, очевидно, не знает даже он сам.

    Но самая любопытная причина актуальности диссертации священника Алексея Слюсаренко следующая: «Актуальность выбора данной темы, обусловлена, наконец, и тем, что центры ивановского движения расположены на территории Луганской епархии, где и приходится нести своё пастырское служение автору. Нам неоднократно приходилось сталкиваться с деятельностью местных сектантов в системе образования, здравоохранения, в СМИ. Регулярно нам приходится окормлять жертв культа Порфирия Иванова. Поэтому интерес к исследованию озаглавленной темы носит для нас не только умозрительный, но и насущный практический характер». Работа Алексея Слюсаренко, несомненно, первая диссертация, актуальность которой обусловлена местом жительства ее автора. Но в этом контексте священник говорит о практической направленности своей диссертации, хотя до сих пор ему не удалось создать ни одного труда, который действительно отвечал бы требованиям практического пособия по борьбе с сектантством.

    Научная новизна диссертации, по мнению ее автора, заключается в следующем:

    «В нашей диссертации впервые:

    • культ Порфирия Иванова становится объектом специального научного исследования;
    • в исторической науке и сектоведении проанализированы и систематизированы источники по истории культа П. К. Иванова;
    • изучаются многочисленные тексты П. К. Иванова и его последователей, ранее неизвестные ни сектоведению, ни религиоведению;
    • основательно изучена биография П. К. Иванова;
    • изучено современное положение культа П. К. Иванова;
    • проанализировано и систематизировано учение последователей П. К. Иванова».

    Более откровенной лжи трудно себе представить. Кроме того, что культ Порфирия Иванова уже исследовался такими видными учеными, как профессор Дворкин А. Л. и доктор философских наук Балагушкин Е. Г., они же уделили пристальное внимание современному состояния секты и учению последователей Иванова. Причем Слюсаренко указывает этих ученых и их труды в разделе уже имеющихся исследований по данной теме. Единственной «заслугой» священника можно было бы назвать изучение многочисленных текстов П. К. Иванова, но из монографии самого Слюсаренко мы знаем, что тексты Паршека являются откровенным бредом типичного психически неуравновешенного человека, что подтверждает и инвалидность Порфирия Иванова, полученная им в связи с шизофренией. Многочисленные принудительные лечения, о которых Алексей Слюсаренко говорит в своей диссертации, подтверждают неизлечимость психических заболеваний П. К. Иванова и вынужденно снижают значимость текстов Паршека.

    Как справедливо отмечает автор диссертации, «В российском религиоведении первое научное исследование ивановства принадлежит сотруднику Института философии РАН, Е. Г. Балагушкину. Российский учёный квалифицирует ивановство как «религиозный культ автохтонного происхождения, который имеет откровенно «языческий», оккультно-мистический характер». Так чем же принципиально отличается диссертация Слюсаренко от работы доктора наук? Читаем: «Следует отметить, что Е. Г. Балагушкин слабо знаком с текстами П. К. Иванова и особенно его нынешних последователей», - очевидно, что именно к неосведомленности Балагушкина Е. Г. и апеллирует Слюсаренко, говоря о новизне и актуальности своей работы.

    Далее мы видим реверанс в сторону научного руководителя работы: «Основательный анализ ивановства содержится в исследовании профессора ПСТГУ А. Л. Дворкина «Сектоведение» (2002). Автор, хорошо знаком с текстами П. К. Иванова, анализирует их с точки зрения православного богословия и сектоведения в частности». Но если Дворкин А. Л. уже все исследовал и проанализировал – зачем же нужна работа Слюсаренко? Более подробно разобрать биографию психически нездорового человека, чтобы понять, как он дошел до жизни такой и посмотреть личные записи шизофреника – это явно недостаточные основания для того, чтобы назвать работу диссертацией. Научный доклад – возможно, но не более того.

    Содержание диссертации Алексея Слюсаренко не столь примечательно и отражает те же пункты, что были разобраны выше во введении и представляет собой более подробное их описание. На основании изложенного материала священник делает соответствующие выводы в своей работе, которые имеет смысл сравнить с выводами доктора философии Балагушкина Е. Г.

    Выводы Алексея Слюсаренко Выводы Балагушкина Е. Г.
    • ивановство – псевдооздоровительный культ деструктивного типа, который находится в конфронтации с традиционными религиями и прежде всего с Православной Церковью. Под деструктивностью мы имеем в виду негативное влияние ивановства на психическое и физическое здоровье людей, целостность семей, девиантное поведение в обществе и др.;
    • мировоззрение П. К. Иванова следует признать квазирелигиозным и натуротеистичным;
    • учение Порфирия Иванова эклектично и включает в себя элементы коммунистической утопии, неоязычества и псевдохристианского мессианизма;
    • богословские идеи Порфирия Иванова также эклектичны. Его представления о Христе, Святой Троице неоднозначны. Сотериология Иванова предполагает признание его в качестве Бога и учителя, ряд аскетических средств (закаливание в холодной воде, периодическое голодание, стояние и др.);
    • учение Порфирия Иванова имеет неоязыческий и антихристианский характер. В своём учении Иванов обожествляет тварный мир и противопоставляет себя Христу;
    • социальное учение П. К. Иванова представляет собой квазирелигиозную коммунистическую утопию;
    • этика П. К. Иванова является натуралистической. Зло, грех – с его точки зрения, следствие потребительского отношения человека к природе. Идеалом жизни для Иванова стала абсолютная автономия человека. Его этика имеет также антитрудовой и антикультурный характер;
    • учение и практика П. К. Иванова стали, в значительной степени, результатом его психического заболевания;
    • учение Порфирия Иванова стало идейной основой для образовавшейся в 40-е годы ХХ века секты его поклонников;
    • некогда единая секта Порфирия Иванова, ныне раскололась на ряд независимых сект, групп и отдельных адептов. Некоторые из них имеют признаки тоталитарных сект (нарушение основных прав человека, таких как свобода мышления, свобода самовыражения, свобода информации и др.);
    • учение последователей Порфирия Иванова испытало сильное влияние оккультно-неоязыческого движения «Новая Эра», псевдоиндуистских сект, современных квазинаучных теорий, нативистских культов;
    • определённая популярность современного ивановства обусловлена его автохтонным происхождением, существенной модернизацией за счёт постмодернистских религий и культом здоровья в секулярном обществе;

    Диссертант характеризует так называемую «Систему Учителя Иванова» и соответствующее движение ивановцев как неоязыческий культ и антисоциальную утопию Порфирия Иванова. Основные особенности этого нового религиозного движения состоят в следующем:

    1) Общим мировоззренческим основанием и религиозно-философской интерпретацией воззрений Иванова служит религиозная философия жизни в ее философско-антропологическом варианте.

    2) Система Иванова имеет четко установленную практическую направленность и в этом отношении характеризуется как врачевательно-сотериологический культ, который основывается на особой физиотерапевтической технике, так называемой "закалке-тренировке", призванной обеспечить не только оздоровление человеческого организма, но и привести людей к бессмертию (в языческой модификации веры это равнозначно религиозному спасению). Вместе с тем широкое распространение получило осмысление системы Иванова как чисто оздоровительной методики с использованием природных средств, более или менее свободной от оккультной интерпретации и религиозно-мифологических напластований.

    3) Всю систему религиозных воззрений Иванова пронизывает довольно противоречивая идея мессианства.

    4) Завершающей концепцией вероучения Иванова являются его представления о социально-антропологической утопии будущего - общежитии "новых людей", умеющих обходиться без благ цивилизации и удовлетворения элементарных потребностей своего существования.

    5) Наряду с магистральной, неоязыческой тенденцией в вероучении Иванова есть и побочная неохристианская тенденция, которую некоторые его последователи выдвигают на первое место, оставляя в тени основное оккультно-мифологическое, неоязыческое содержание его учения. Мессианская концепция Иванова эклектично объединяет в своем содержании вероучительские элементы совершенно разнородных традиций - спасителя Паршека, эволюцию Святого Духа и магическо-аскетическую практику "закалки-тренировки". Определенную целостность этой концепции придает ее противопоставление идеологии марксизма-ленинизма, что в постсоветское время не может не быть фактором популяризации движения ивановцев. Во всяком случае, ссылка на неудачу коммунистической утопии служит для приверженцев Иванова веским аргументом в пользу его учения, проверенного, как неоднократно упоминалось широкой печати, его собственным 50-ти летним жизненным опытом.

    Как может заметить внимательный читатель, выводы священника Алексея Слюсаренко практически идентичны выводам доктора философии Балагурова Е. Г. Следовательно, можно утверждать об отсутствии научной новизны и актуальности исследования священника Алексея Слюсаренко, так как из его работы не следует принципиально новых выводов относительно ранее выполненных исследований. Кроме того, большая часть диссертации – это переписанная своими словами 20-я глава из книги А. Л. Дворкина «Сектоведение», в которой Александр Леонидович как раз и повествует о секте ивановцев. Биографические же данные священник почерпнул из двухтомника «История Паршека», выпущенного в 1994 году издательством «Кредо». Таким образом, работа Алексея Слюсаренко не только не отвечает научным требованиям, предъявляемым к диссертациям, но и является примитивным плагиатом.

    Отдельно следует отметить, что, как и в ранее изданной священником книге, никакой практической направленности в работе священника Алексея Слюсаренко так и не обнаружилось. Автор не дает практических рекомендаций по борьбе с последователями учения Иванова, по выявлению адептов секты, методов защиты и оснований для проповеди, не обобщает результат исследования для выявления общих признаков подобных деструктивных объединений для немедленного пресечения деятельности подобных организаций в будущем. Также не уделено в диссертации должного внимания и современному распространению учения ивановцев: пропагандист здорового образа жизни и сочувствующий ивановству телеведущий Геннадий Малахов лишь упоминается в работе, но пагубный пример проникновения окультных учений в СМИ совершенно не рассматривается.

    Из всего вышесказанного можно сделать однозначный вывод, что диссертация на соискание научной степени кандидата богословия священника Алексея Слюсаренко не является научной работой и не могла быть представлена к защите. Удивительно, как в университете достаточно высокого уровня, каким является ПСТГУ, и в котором уделяется огромное внимание борьбе с плагиатом и антинаучностью дипломных работ, была рассмотрена диссертация Алексея Слюсаренко и присуждена ему степень кандидата богословия. Совершенно очевидно, что при подаче апелляции незаконно полученную научную степень должны будут снять с псевдо-ученого богослова.

    Автор: Алексей Гусак (г. Киев)

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1081 запись в блогах и 12033 комментария.
    Зарегистрировалось 94 новых макспаркеров. Теперь нас 4993440.