О "красном Аракчееве" или несколько слов в защиту Льва Мехлиса

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Arsenij .... написал
    4 оценок, 675 просмотров Обсудить (1)

    Данная статья публиковалась ранее и в другом собществе, но в дискуссии с одной упертой антисоветчицей-либерасткой у нее промелькнула мысль отосительно героя данной статьи: он был плохой, а плохой он, потому что его все нелюбили и ругали.

    И как контр-пример привела некого Степашина, Председателя Счётной палаты Российской Федерации, о котором никто ничего плохого не говорит...вот дескать- хороший человек.

    Не имею ничего против данного чиновника, но тут меня посетила мысль: а может то, что на главного ревизора не жалуются-значит что он все устраивает?

    И как следствие - волна недружелюбия к чиновнику может говорить о его честности?

    Поєтому решил разместить эту статью в данном сообществе - на ваше рассмотрение. 

     

    Для начала давайте возьмем небольшую эпиграмму А. С. Пушкина на Аракчеева (который судьбой и качествами очень похож на героя нашего повествования) и слегка осовременим, не меняя смысл…

     

       Всей России притеснитель,

       Губернаторов Генералов он мучитель

         И Совета он учитель,

         А царю он генсеку — друг и брат.

         Полон злобы, полон мести,

         Без ума, без чувств, без чести,

         Кто ж он? Преданный без лести

         Бляди грошевой солдат.

     

    («Без лести предан» — девиз, данный императором Павлом Аракчееву для его герба) 

     

     Только писал эпиграмму молодой Пушкин, бухавший и блядовавший направо и налево… Но мало кто забывает, у более зрелого Пушкина отставленный Аракчеев вызывал симпатию. Отзываясь на кончину графа Аракчеева, Пушкин писал жене: «Об этом во всей России жалею я один — не удалось мне с ним свидеться и наговориться»..

    Об Аракчееве, русском государственном деятеле эпохи Александра 1-го, в свое время говорили очень много плохого, да и сейчас говоря…Но даже его враги не отрицали его достоинств:

    -был патологически честен и по-мере сил гнобил воров и взяточников

    - был абсолютно предан государю, и порученному делу.

    - требовал незамедлительного решения вопросов и строго следил за выполнением сроков исполнения.


    Современные исследователи характеризуют его «как одного из наиболее эффективных в отечественной истории администраторов» и считают, что он был «идеальным исполнителем, способным воплотить в жизнь грандиозные предначертания»..

     

    Но речь вовсе не об Аракчееве, как может показать, а совсем о другом человеке, который жил 100 лет спустя, и судьба, характер которого, равно как и отношение к нему потомков, было очень схожи с аракчеевскими…

     

    Это Лев Захарьевич Мехлис…

     

    Итак … Как говорил дуэлянт Пушкин – Приступим!

    Лев Захарович Мехлис был хотя и достаточно жестким, но принципиальным и храбрым человеком, с сильной волей, твердым характером. Да, он не имел военного образования на уровне академии и не обладал полководческими талантами, наподобие великого Рокоссовского.

    Но в период Гражданской войны он получил уникальный опыт по формированию соединений и командованию в наступательных и оборонительных боях с исключительно сильным противником - считавшимся наиболее талантливым генералом Белой армии генерал-лейтенантом Я.А. Слащевым.

    "Тов. Мехлис нашел речушку Чонгар впадавшую в Сиваш. Речушка была замерзшей, через нее он переправил часть 137-й бригады. Часть зашла в тыл врага, захватила штаб белых с генералами, 18 орудий, несколько десятков пулеметов, огромное количество винтовок и боеприпасов..." Из статьи О.Ф.Олешко ( бывший комиссар батальона 46-й дивизии) в "Литературной газете", ноябрь 1937 года.

    Мехлис отличался исключительной храбростью, и это его качество было при нем всю его жизнь. Писатель Ортенберг, вспоминал, как в во время Финской войны, они вместе с Мехлисом, попали в окружение: "Армейский комиссар 1-го ранга посадил работников редакции на грузовичок — бывшее ленинградское такси, дал для охраны несколько бойцов: «Прорывайтесь». И прорвались по еще непрочному льду озера. А сам Мехлис вместе с командиром дивизии возглавил ее выход из окружения... ...Увидев, что наши не могут сбить финский заслон у дороги, Мехлис расставил бойцов в цепь, сам сел в танк и, двигаясь вперед, открыл огонь из пушки и пулемета. Следом пошли бойцы. Противника с его позиции сбили."

    Об аналогичном случае вспоминал и генерал А. Ф. Хренов, тогда начальник инженерных войск ПВО: «В одной из рот его и застал приказ об атаке. Он, не раздумывая, стал во главе роты и повел ее за собой. Никто из окружающих не сумел отговорить Мехлиса от этого шага...»

     

    Из личных записей Мехлиса:

    -          «...Чем более дисциплина расшатана, тем к большим деспотичным мерам приходится прибегать для ее насаждения... которые не всегда дают положительные результаты»

    -          «Командира... надо обучать быть требовательным к подчиненным, быть властным. Тряпка-командир дисциплины держать не будет».

    -          «Но командир... должен быть справедливым отцом бойца. Не допускать незаконных репрессий, рукоприкладства, самосудов и сплошного мата».

     

    Первую-Мировую Лев Мехли закончил артилеристом,в звании унтер-офицера..Не высокое звание..Однако многие генералы второй мировой в то время тоже ходили в невысоких званиях..

    -          В 1918 году он вступил в коммунистическую партию и к 1920 г. дослужился до комиссар бригады, затем 46-ой дивизии, затем - группы войск.

     

    -          В 1922—1926 годах — он уже помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

     

    -          В 1926—1930 годах в Институте красной профессуры.

     

    -          С 1930 года — главный редактор газеты «Правда».

     

    -          В 1937—1940 годах — заместитель наркома обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

     

    -          В 1940-1941 и с 1946г – 1-й Министр государственного контроля СССР

     

    Мехлиса очень не любят сегодня. Да многим он не нравился и ранее. Будучи народным комиссаром Наркомата государственного контроля (1940-1941г.), честным бессребреником, которого невозможно купить, Мехлис стал бичом для партийно-государственной номенклатуры, пытающейся поживиться за счет народа. И хотя до начала войны оставалось меньше года, Мехлис успел дать по рукам многим, вызвав, естественно, страх и ненависть высшей бюрократии. Попало наркому легкой промышленности, наркому совхозов, наркому судостроительной промышленности, наркому нефтяной промышленности, с зарплаты наркома морского флота Мехлис снял 3288 рублей, которые тот проел за счет денег, выделяемых на соцкультбыт, попало наркому мясной и молочной промышленности и даже Генеральному прокурору, который по требованию Мехлиса вынужден был отдать под суд своих вороватых начальников управлений. Только за первую половину 1941 года Мехлис организовал свыше 400 ревизий, основательно разворотив осиное гнездо алчных негодяев.

    В июне 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны. Мехлису было присвоено звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало званию генерала армии.

    Что можно сказать о Мехлисе….Пожалуй, в ту войну никто больше не решался расстрелять перед строем генерала.

    А начальник Главного политуправления Мехлис не колеблясь пошел на это. Вот текст приказа войскам фронта № 057 от 12 сентября 1941 года, составленного лично Мехлисом: "...За проявленную трусость и личный уход с поля боя в тыл, за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в прямом невыполнении приказа фронта о выходе на помощь наступающим с запада частям… за потерю воинского облика и двухдневное пьянство в период боев армии генерал-майора артиллерии Гончарова, на основании приказа Ставки ВГК № 270, расстрелять публично перед строем командиров штаба 34-й армии"

    Им же было арестовано руководство Зпадного фронта – Павлов и Ко, которые фактически саботировали директивы Москвы накануне войны о приведении войск в боевую готовность от 12 и от 18 июня, что привело к разгрому всего западного фронта (в ночь с 21 на 22 июня Павлов не в войсках был, а оперетту смотрел!).  И составлена телеграмма Сталину, от лица Военного совета Западного фронта, в котором сообщалось о решении арестовать и придать суду Павлова и Ко. По приговору суда Павлов, Климовских, Григорьев и Коробков были признаны виновными в том, что они проявили трусость, бездействие, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия и боеприпасов противнику без. Их приговорили расстрелу. Приговор был приведен в исполнение.

    Мне могут возразить: Гончаров и Павлов были реабилитированы при Хрущеве… Да, были…А еще был реабилитирован Шоя Голощекин – палач царской семьи и устроитель миллионного голода в Казахстане.. Намек понятен?! Не все йогурты одинаково полезны )))

    Конечно, опыт Гражданской и Финской войны это одно, а Великая Отечественная - совершенно другое. Тем не менее назвать Мехлиса дубом в военных делах ни язык, ни рука не поворачиваются.

    Тем более, что то мне подсказывает, что военного и просто жизненного и практического опыта у Мехлиса поболее, чем у нынешнего министра обороны Сердюкова.

    Крымская трагедия стала переломным этапом в жизни наркома… «Срыватели покровов» обычно представляют дело так: прибыл злой Мехлис в Крым, закошмарил командование, оно впало в ступор и случилась катастрофа..Так сказать история для домохозяек..

    А если разложить по-полочкам?

    Мехлис прибыл на Крымский фронт в статусе Представителя Ставки 20 января 1942г.. Накануне его прибытия войска фронта осуществили Керченско-Феодосийскую десантную операцию и захватили важный плацдарм. В связи с этим командующий фронтом генерал-лейтенант Д.Т. Козлов получил указание Ставки ВГК всемерно ускорить сосредоточение войск и не позднее 12 января перейти в общее наступление при поддержке Черноморского флота. Наступление сорвалось. При этом командующий немецкой группировкой Манштейн очень удивлялся вялости и нерешительности командования Крымским фронтом - ведь поведи Козлов себя решительнее и энергичнее, Манштейну пришлось бы отводить войска от Севастополя, а то и вообще оставить Крым…Сказался и любимейший бардак нашего генералитета той поры - отсутствие нормальной связи, средств противовоздушной обороны. Все это привело к тому, что после овладения немцами Феодосией командующий фронтом генерал Козлов принял решение на отвод войск на Ак-Монайские позиции - оборонительный рубеж примерно в 80 км от Керчи. Вот в такой ситуации на фронт прибыл Мехлис. Его направили для укрепления руководства фронтом. Как отмечают многие исследователи, здесь он впервые получил едва ли не высшую степень самостоятельности как представитель Ставки.

    Через два дня после прибытия Мехлис отправил Сталину телеграмму следующего содержания: «Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…»

    Почему Мехлис был полностью прав?! Да потому, что командование фронтом находилось в… Тбилиси. И оттуда, сидя в теплых кабинетах штаба округа, руководило боевыми действиями! Из тысячекилометрового далека! Но разве так можно руководить боевыми действиями целого фронта? Если командующий не видит и не знает, что конкретно происходит на фронте, где противник, каково состояние наших войск, как строится оборона на местности, то, извините, это уже не командование фронтом, а просто бардак, чреватый самыми негативными последствиями.

    Мехлис же быстро разобрался, в чем дело. И немедленно поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров. Одновременно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении.

    К этому следует добавить, что Мехлис особо тщательно проверил состояние ВВС и артиллерии: оказалось, что на Керченском полуострове скопилось 110 неисправных самолетов, вследствие чего в день производилось менее одного самолето-вылета. Боеготовность артиллерии оказалась на низком уровне. Лев Захарович не поленился и проверил состояние войсковой разведки - оказалось, что и она поставлена плохо. А за это отвечают командиры всех уровней, начиная с командующего фронтом. Ибо если разведка работает плохо, то последствия этого всегда катастрофические.

    Мехлис быстро добился от Ставки и Генерального штаба дополнительных вооружений - фронт получил 450 ручных пулеметов, 3 тысячи ППШ, 50 минометов калибра 120 мм и 50 штук калибра 82 мм, а также два дивизиона реактивных минометов М-8. Решался вопрос о выделении фронту дополнительного количества танков, в том числе и КВ, противотанковых ружей и боеприпасов к ним, другого вооружения и техники. Укрепляя силы фронта, Мехлис тем не менее, к неудовольствию Сталина, при личной встрече с ним 15 февраля 1942 г. потребовал дополнительного времени для подготовки фронта к наступлению. То есть вовсе не стремился любой ценой выполнять приказы Ставки. И Сталин с ним согласился, т.к. аргументы Мехлиса были достаточно убедительными.

    Как мне кажется, если все это суммировать, то это показывает, что представитель Ставки детально вник в суть тех проблем, которые придавили фронт.

    Примечательным является еще и тот факт, что ознакомившись с делами Мехлис тут же затребовал усилить партийный актив в национальных дивизиях РККА, присланных из Средней Азии, затребовав политруков и политработников из мест их призыва… Почему? Да потому что дивизии были национальными, из Средней Азии, и большинство солдат в них просто не говорило по-русски…Политруки же, как более образованные, выполняли роль переводчиков. До Мехлиса проблему управления национальными дивизиями командование в упор не видело.

    27 февраля 1942 г. началось запланированное наступление Крымского фронта, и «доблестное» командование Крымским фронтом - командующий генерал Козлов и начальник штаба генерал Толбухин …. успешно его провалили. В то же период Мехлис в очередной раз информирует полной профнепригодности Козлова и Толбухина , и просить прислать вместо Козлова - Константина Рокоссовского (будущего маршала СССР – победителя при «Багратионе») , или Николая Клыкова (который весь 41-43г. довольно успешно «бодался» с немцами под Ленинградом). Как по мне, так это уж точно показывает, что Лев Мехлис хорошо разбирался – какой генерал угробит войска противника, а не свои собственные.

    К началу мая 1942 г. ситуация на фронте была близка к критической. В результате «доблестного» командования Козлова сложилось положение, при котором группировка войск фронта, сохраняя все признаки наступательной, никак не могла перейти в наступление - оно все время откладывалось. Более того. Оборона-то не укреплялась. И в данном случае есть все основания говорить о том, что оборона не укреплялась самым преступным образом. Почему?! Да потому, что Верховный Главнокомандующий Сталин еще в октябре - ноябре 1941 г. трижды давал приказы о строительстве оборонительных сооружений.

    6 мая 1942 г. Ставка дала распоряжение о переходе фронта к обороне. Но оборона-то на что-то должна опираться. И вот, 10 мая немцы прорвали оборону Крымского фронта и Ставка дала Козлову указание - отходить и задержать противника на Турецком валу…

    Но ведь ни Турецкий вал, ни Керченские обводы не были оборудованы в инженерном отношении и серьезной преграды для немцев не представляли. А ведь приказы по строительству оборонительных сооружений были даны еще в октябре - ноябре 1941 г.!

    Хуже того. Все три армии фронта были развернуты в один эшелон, что резко сокращало глубину обороны и еще более резко ограничивало возможности по отражению ударов противника в случае прорыва. А ведь за правильное построение войск для решения тех или иных задач отвечают лично командующий и начальник штаба фронта, а не представитель Ставки, кем бы он ни был. А ведь когда немцы перешли в решительное наступление, то их главный удар пришелся именно же по самому неудачному, скорее, безумно преступному построению войск 44й армии генерала С.И. Черняка. Безумно преступное построение войск этой армии - потому как второй эшелон этой армии находился всего в 3-4 км от переднего края, что давало гитлеровцам возможность даже без смены позиций своей артиллерии разнести в пух и прах даже оперативную оборону армии, а не только тактическую. Что они и сделали. Размолотили всю 44ю армию.

    Кстати, полюбопытствуйте, какого же мнения был Мехлис о генерале Черняке: «Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский - мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта».

    8 мая 1942 г., в день начала немецкого наступления, Мехлис отправил Сталину телеграмму, в которой написал: «Теперь не время жаловаться, но я должен доложить, чтобы Ставка знала командующего фронтом. 7го мая, то есть накануне наступления противника, Козлов созвал военный совет для обсуждения проекта будущей операции по овладению Кой-Аксаном. Я порекомендовал отложить этот проект и немедленно дать указания армиям в связи с ожидаемым наступлением противника. В подписанном приказании комфронта в нескольких местах ориентировал, что наступление ожидается 10-15 мая, и предлагал проработать до 10 мая и изучить со всем начсоставом, командирами соединений и штабами план обороны армий. Это делалось тогда, когда вся обстановка истекшего дня показывала, что с утра противник будет наступать.».

    Как ведет себя командующий Крымским фронтом:?! - Все данные бьют прямо в глаз - 8 мая немцы начнут наступление, а он в приказе по фронту указывает - до 10 мая всем проработать план обороны, который давным-давно должен был быть готовым. Он всегда должен быть готов и лишь по ходу действия корректироваться в зависимости от ситуации.

    В ответ на свою телеграмму, в которой в очередной раз просил сменить Козлова, Мехлис получил весьма известное послание Сталина: «Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте вы - не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный на месте исправлять ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если “вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать”, а вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для вас. Значит, вы еще не поняли, что вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

    Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но вы не можете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов..»

    Формально выходит, что Мехлис вроде бы заслуженно получил «на орехи». Особенно если учесть, что Сталин затем отозвал его с фронта и понизил в должности. На самом же деле произошло иное. Сталин разозлился на то, что в наиболее ответственный момент Мехлис, который прекрасно видел, что Козлов попросту не справляется со своими обязанностями комфронта, не переключил командование на себя. Понять Мехлиса тоже можно и нужно. Ведь представитель Ставки не имел права полностью подменять собой командующего фронтом. Он обязан был помогать ему, и только. А Козлов между тем весьма ловко устроился — раз Мехлис обо всем печется, ну так пусть и отвечает за все. Козлов свое получил от Сталина. Да еще как получил! Но о нем не вспоминают как о первоочередном виновнике провала Крымфронта. Все шишки валят на голову Мехлиса. И не за то, что он, в отличие от комфронта, отчаянно пытался переломить ситуацию дикого бардака, приведшего к трагедии. А только за то, что он открыто требовал сменить генерала Козлова за откровенную профессиональную непригодность. То есть за то, что попросту посягнул на святая святых генералитета — дубом в военном деле генерал может быть свободно, но никто не имеет права поднимать руку на генеральский статус. Вот за что на Мехлиса в послевоенное время и свалили всю ответственность. Своими требованиями о смене командующего он поднял гигантскую проблему профессиональной непригодности значительной части генералитета. За то и был оклеветан вдребезги.

    Давайте подитожим:

    - в вину Мехлису ставят что он лез в дела командования фронтом;

    - ему же в вину ставят то, что в критической ситуации НЕПРОФФЕССИОНАЛ МЕХЛИС не проявил инициативу и не взял власть упавления войсками себе от ПРОФФЕССИОНАЛА КОЗЛОВА.

    Ненаходите что тут противоречие?

    Лев Мехлис эвакуировался одним из последних, вечером 19 мая. В последние дни керченской драмы он, казалось, искал смерти. Человек несомненной личной храбрости, он носился на «газике» под огнем, пытаясь остановить отходящие войска, фанатично рвался вперед. Небритый, с запекшейся кровью от легкого ранения на лбу — таким предстал всемогущий Л.З.Мехлис перед солдатами и командирами рухнувшего фронта.

    14 мая 1942 года после разгрома Крымского фронта Мехлис произнес: "Не бойцы виноваты, а руководство.... Мы опозорили страну и должны быть прокляты.", и попросил Сталина направить его туда, где тяжелее всего. И его отправили. 27 июня 1942 года на борту лидера "Ташкент" он прибыл в Севастополь в самые последние дни героической обороны.

    Да, за провал в Крыму Мехлис был понижен..Но только ли он? Давайте попросим полного долива пива))

    - Мехлис был понижен в звании до корпусного комиссара.

    - Генерал-лейтенант Д. Т. Козлов был снят с поста командующего фронтом и понижен в звании до генерал-майора.

    - Генерал-майор Вечный снят с должности начальника штаба фронта.

    - Генерал-лейтенант С. И. Черняк и генерал-майор К. С. Колганов были сняты с постов командующих уже не существующими армиями и понижены в звании до полковников.

    - Генерал-майор Е. М. Николаенко был снят с поста командующего ВВС фронта и понижен в звании до полковника.

    Кстати, Козлову судьба дала шанс доказать себя в деле..В 1943г. во-время весеннего контрнаступления Манштейна (надо же – тот же противник!) – Козлову была поручена оборона Харькова… Мехлиса рядом не было..но, как вы догадываетесь, Козлов Харьков сдал.

    После Крыма Мехлис уже не представлял Ставку ,но был членом Военных советов фронтов. А после войны стал 1-м Министром Госконтроля.

    В литературе установилось мнение, что Мехлис, куда ни попадет, — сразу начинает строчить Сталину доносы. И то сказать, наши генералы, как поется в известной песне, «дни и ночи битву трудную вели», а тут какой-то Мехлис под ногами путается, значение свое показать хочет! Но теперь мы мало-помалу начинаем осознавать, что жизнь наших генералов на войне была гораздо более насыщенной, чем мы себе это представляли. Не читал я мехлисовских «доносов», но сдается мне, что там можно прочитать немало интересного — типа о генеральских пьянках на фоне голода в окопах, о разложении комсостава, воровстве... И все наверняка подмечено наметанным взглядом наркома госконтроля (каковым Мехлис и оставался в войну по совместительству). И — прямиком Сталину! Н-да, не по-товарищески поступаете, товарищ Мехлис!

    А теперь о «грубости и жестокости». Не буду спорить со вторым (правда, назвал бы я это качество немножко по-другому — «беспощадность»), но готов посомневаться насчет грубости. Казалось бы, вердикт истории единодушен: и Горбатов, и Стаднюк, и Карпов, и Симонов однозначно подают Мехлиса как надменного, хамоватого субъекта, чуть ли не садиста, свалившегося на шею очередного бедолаги-командующего (у Симонова он проходит как «генерал-полковник Львов»). Только не стоит забывать, что все это писатели, живого Мехлиса в глаза не видевшие. А вот работавший некоторое время мехлисовским замом в Госконтроле (т.е. хорошо знавший своего начальника) И.В. Ковалев (впоследствии ставший министром путей сообщения) дает ему существенно другую характеристику: свои требования к кому-либо Лев Захарович высказывал «вежливо, но настойчиво».

    Я думаю, что, конечно, здесь прав Ковалев, а не вышеуказанные товарищи. И косвенным доводом в его пользу является то, что Мехлис, как известно, старательно перенимал сам стиль поведения Сталина: и работал ночью, и кино смотрел под утро (только вот трубку не курил — более того, даже совсем курить бросил). А Сталин, как тоже известно, в отличие от некоторых «маршалов Победы», старался держать себя в руках и не наезжать на подчиненных. Скорее всего и Мехлис тоже должен был стараться доводить свое мнение до других «вежливо, но настойчиво».

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Я согласен
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1858 записей в блогах и 23700 комментариев.
    Зарегистрировалось 348 новых макспаркеров. Теперь нас 3401515.