Границы Золотой Орды на территории современной Украины.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Alexandг Fremont перепечатал из narvasadataa.livejournal.com
    0 оценок, 752 просмотра Обсудить (3)

    Границы Золотой Орды в междуречье Прута и Днепра

    После завоевания монголами Северного Причерноморья степные и частично лесостепные территории современной Украины были включены в состав улуса Джучи, а территориально-правовой статус остальных украинских земель после завершения процесса формализации монгольского господства можно условно разделить на три типа: 



    1) Русские регионы, которые находились под непосредственной властью татар, и где отсутствовала княжеская власть — Болоховская земля, Побужье, Поросье, Переяславщина, вероятно Южная Черниговщина. Болоховская земля и Побужье по всей видимости, поддались монголам добровольно. Так, по сообщению летописей болоховцы были оставлены татарами для того, чтобы они снабжали их продовольствием — «оставили бо их татарове, да им орют пшеницю и проса», кроме этого, летопись упоминает об охранной грамоте, выданной Батыем каменецкому посаднику Андрею [ПСРЛ. Т. II. Москва, 1998. стлб. 792, 829]. 



    2) Удельные русские княжества, в которых был учрежден институт баскачества — Киевское, Черниговское, Новгород-Северское, Путивльское (аналогичный статус имели княжества Владимиро-Суздальской Руси). Держатели этих уделов были обязаны лично присягать золотоордынским правителям и получать от них подтверждение властных полномочий. В этих княжествах был учрежден институт баскаков, которые, по мнению одних исследователей являлись откупщиками дани, по мнению других — ханскими контролирующими чиновниками, которые были приставлены к русским князьям. Татары произвели здесь перепись населения и учредили подушную подать, а также проводили регулярные рекрутские наборы. Кроме этого, русские князья были обязаны по требованию татар принимать участие в их военных походах [Котляр М.Ф. Коментар до літопису // Галицько-Волинський літопис. Київ, 2002. С.257-258]. 



    3) Галицко-Волынское княжество, которое признало вассальную зависимость от татар, однако в котором отсутствовал институт баскачества и не проводились татарские переписи населения. Это княжество также выплачивало дань татарам, но ее характер был, несомненно, легче по сравнению с данью, собираемой баскаками в других русских княжествах [Головко О.Б. Держава Романовичів та Золота Орда (40-50-ті рр. ХІІІ ст.) // Український історичний журнал. Київ, 2004. N6. C. 7].. Как известно, в 1245 г. Данило Галицкий лично посетил ставку Бату, где присягнул ему в верности, однако после смерти Бату в 1256 г. он не присягал его преемникам, как это делали другие русские князья, также летописи не сообщают о поездках в орду за ярлыками кого-либо из преемников Данила. В то же время, галицко-волынские князья неоднократно предпринимали участие в татарских военных походах и призывали татар на помощь для борьбы с внешними врагами в XIII-XIV вв. (в частности по сообщению Галицко-Волынская летопись в 1258, 1275, 1279, 1285, 1286, 1287 гг.). 



    В конце XIII в. западные территории улуса Джучи на некоторое время расширились за счет захваченного Ногаем левого берега нижнего Дуная. Однако границы, проходящие по территории нынешней Украины, оставались стабильными на протяжении около 120 лет. Эти границы были подробно рассмотрены в работе В.Л. Егорова «Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв.» [Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. Москва, 1985].. В Днестро-Днепровском междуречье В.Л. Егоров проводит условную золотоордынскую границу по южным границам современных Винницкой и Черкасской областей, а на левом берегу Днепра по течению реки Псел и дальше на северо-восток [Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. Москва, 1985. С.36,39]. Исследователь отмечает условность проведенных им границ, поскольку понятие «граница» в глазах кочевников-монголов связывалось в первую очередь с землями, неудобными или не приспособленными для ведения кочевого хозяйства [Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. Москва, 1985. С.31]. Следует отметить, что размеры степных угодий, которыми могли распоряжаться кочевники, определяли производительные объемы их основного занятия — кочевого скотоводства. Соответственно, от размеров степных угодий зависела и численность кочевого населения, которое они могли прокормить, и, соответственно, численность конного войска, которую это население могло выставить. В силу указанных причин монголы были заинтересованы в обладании максимально обширными территориями, пригодными для кочевого скотоводства. Украинский историк Ф. Петрунь писал по этому поводу о золотоордынских кочевниках: «украинская лесостепь со стороны физически-географической не создавала препятствий для кочевания здесь степняков: т.н. «поля» тянулись на северном фронте почти до верховий Дона, на Надднепрянщине — до Киева, а на Правобережье создавали широкие проходы до самых Волынских боров» [Петрунь Ф.Ханські ярлики на українські землі (До питання про татарську Україну). «Східний світ», 1928, № 2. С. 170-187]. 



    В этой связи хотелось бы кратко коснуться некоторых аспектов кочевания причерноморских ордынцев. Как известно, сезонные передвижения кочевников на территориях, завоеванных монголами, имели меридиальный характер, когда зимние пастбища находятся на юге, а летние на севере. На территории Украины зимой кочевники спускались на юг ближе к Черному и Азовскому морям, а весной начинали продвигаться на север. Францисканский монах Рубрук, посетивший Северное Причерноморье в 1250-х годах писал по этому поводу: «Они [монголы] поделили между собою Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца; и всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своею властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также где он должен пасти свои стада зимою, летом, весною и осенью. Именно зимою они спускаются к югу в более теплые страны, летом поднимаются на север, в более холодные. В местах, удобных для пастбища, но лишенных воды, они пасут стада зимою, когда там бывает снег, так как снег служит им вместо воды» [Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Москва, 1957. С.69]. Причинами зимних перекочевок к югу был более мягкий зимний климат в приморских районах, меньшая толщина снежного покрова и меньшая продолжительность его залегания, что позволяло максимально облегчить перезимовку для скота. Возможно, еще одним важным аспектом было использование камыша, который в больших количествах произрастает в долинах рек на юге Украины и является прекрасным источником топлива для кочевников и корма для их скота в зимнее время [Курылев В.П. Скот, земля, община у кочевых и полукочевых казахов (вторая половина ХIХ - начало ХХ). Санкт-Петербург, 1998. С.21; Воспоминания о Тарасе Шевченко. Киев, 1988. С.258] (интересно, что украинское и русское слово «камыш» является тюркизмом). Сезонные перемещения кочевников могли происходить на очень значительные расстояния, так, у некоторых групп казахов в позднее средневековье расстояние между зимними и летними пастбищами иногда составляло 800 – 1000 км [Курылев В.П. Скот, земля, община у кочевых и полукочевых казахов (вторая половина ХIХ - начало ХХ). Санкт-Петербург, 1998. С.33, 79]. Вероятно, что впоследствии татары Северного Причерноморья перешли к отгонному скотоводству, когда на дальние расстояния со скотом уходили только чабаны, т.е. пастухи. На мой взгляд, реконструкция условных границ Золотой Орды на территории Украины у В.Л. Егорова в полной мере не отображает упомянутые аспекты и картография самых северных известных золотоордынских памятников и данных письменных источников позволяет внести в эту реконструкцию определенные коррективы. Для этого рассмотрим предполагаемую золотоордынскую границу, двигаясь с запада на восток.






    Костешты (1) — молдавское село, у которого раскопано золотоордынское городище, которое определяется В.Л. Егоровым как «довольно крупный ремесленный и торговый пункт, по всей видимости игравший роль административного центра окружающего его района (выделено В.Л.)» [Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. Москва,1985. С.80]. В то же время, исследователь проводит золотоордынскую границу непосредственно по территории этого городища, не оставляя пространства для какого-либо «окружающего его района» к северу от него, с чем нельзя согласиться. Рассматривая возможное прохождение рубежей Золотой Орды севернее Костешт, можно прийти к выводу о том, что единственной ближайшей к Костештам в этом направлении (+/- 75 км) значительной географической преградой является река Днестр, которая, вероятно и являлась северным рубежом Золотой Орды в районе Костешт. Западные рубежи Орды в Восточном Прикарпатье, по мнению В.Л. Егорова, проходили по реке Сырет, за которой начинается не удобная для кочевников гористая местность [Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. Москва, 1985. С.35-36]. Принимая во внимание сообщения Славяно-молдавской летописи о месте возникновении Молдавского княжества в XIV в. [Славяно-молдавские летописи XV—XVI вв. Москва, 1976, С.57-58], а также характер территории, прилегающей к Костештам с запада и северо-запада, можно предположить, что западные золотоордынские рубежи проходили здесь по реке Сырет, а северо-западные между Сыретом и Днестром в начале сужения Сирето-Днестровского междуречья. 



    Каменка (2) — село на левом берегу Днестра, у которого раскопан кочевнический курганный могильник золотоордынского времени [Федоров-Давыдов В.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. Москва, 1966, С.200]. В 15 км севернее села Каменки у села Болган Винницкой области расположены 3 группы курганов, обложенных камнями. В 1889 г. четыре кургана одной из групп были раскопаны Ч. Нейманом и датируются XIII – XIV вв. [Сіцінський Ю.Й. Археологічна карта Подільської губернії: факсимільне перевидання. Кам'янець-Подільський, 2001]. Согласно обряду погребения, могильники у Каменки и Болган оставлены группой половцев, попавших под власть монголов. Поскольку у тюркских и монгольских кочевников могилы предков имели сакральное значение и ревностно оберегались, эти могильники не могли располагаться на крайнем пограничье, а только достаточно глубоко внутри их кочевий. В то же время условная граница Золотой Орды у В.Л. Егорова проведена непосредственно по этим могильникам. Также, в 15 км от Каменки ниже по течению Днестра находился город Караул, неоднократно упоминаемый в татарских ярлыках XV-XVI вв., развалины которого находятся у села Рашково [Петрунь Ф. Є. Ханські ярлики на українські землі (До питання про татарську Україну // Східний світ. 1928. № 2. С. 170-185]. Исходя из месторасположения этого города относительно золотоордынских городищ Костешты и Торговицы, а также вышеуказанных курганных могильников, можно сделать уверенный вывод об его золотоордынском происхождении. Возможно, ордынская граница выше Каменки по течению Днестра начиналась в месте впадения в него левого притока Карайца (приблизительно в 20 км западнее города Могилев-Подольский), название которого с большой долей вероятности может иметь тюркское происхождение. В тюркских языках карай кроме значения «черный» также имеет значение «смотреть», «наблюдать», т.е. можно предположить этимологию, связанную с наблюдательными пунктами на пограничье. Кроме этого, в окрестностях села Козлов, расположенного в месте впадения упомянутой реки Караец в Днестр, в конце XIX в. упоминается урочище «Татарисько», а также «каменная баба в виде столба».[Сіцінський Ю.Й. Археологічна карта Подільської губернії: факсимільне перевидання. Кам'янець-Подільський, 2001]. 



    Брацлав — город на верхнем Буге (Винницкая обл.), заложенный литовцами вскоре после завоевания Подолии в 1363 г. Московский монах Зосима, посетивший Брацлав в 1419 г., писал, что за городом начинается «татарское поле»: «Тут стоит город Переславль [Брацлав], здесь стояли мы неделю. И пошли в поле татарское, которое называется Великий Дол, встретили большую реку под Митиревыми Кишинами, которая называется Днестр[Книга хожений. Записки русских путешественников XI-XV вв. М. Советская Россия. 1984 С.300]. В 1579 г. польский дипломат Мартин Броневский также писал, что Брацлав это «город, лежащий на границах Подолии» [Описание Крыма (Tartariae Descriptio) Мартина Броневского // Записки Одесского общества истории и древностей, Том VI. Одесса, 1867. С.334]. В 1888 г. у Брацлава было обнаружено захоронение кочевника, в котором были найдены скелеты человека и лошади, железные стремена, обломки сабли, кирка, кузнечные клещи, и медная чашка (принадлежность погребения не была определена) [Сіцінський Ю.Й. Археологічна карта Подільської губернії: факсимільне перевидання. Кам'янець-Подільський, 2001]. Вероятно, ордынская территория заканчивалась несколько севернее месторасположения этого города. 



    Казавчин (3) — село на реке Буг на границе Кировоградской и Винницкой областей. По сообщению Ю.И. Сицинского еще в 1823 г. у села на скалах были видны вырезанные татарские надписи, а возле этих скал находились татарские гробницы, однако ко времени его публикации (1901 г.) все это было уничтожено в результате добычи камня [Сіцінський Ю.Й. Археологічна карта Подільської губернії: факсимільне перевидання. Кам'янець-Подільський, 2001]. Согласно уже высказанным выше соображениям эти могильники не могли располагаться на крайнем пограничье. 



    Торговица (4) — село в Кировоградской области возле которого находиться большое золотоордынское городище. При его раскопках в частности обнаружены остатки водопроводов, тандыров и большой каменной бани с системой отопления [Бокій Н.М., Козир І.А. Комплекс золотоординського часу біля с. Торговиця на Кіровоградщині (попередня публікація) // Центральна Україна за доби класичного середньовіччя: студії з історії XIV ст. Київ, С. 73–78]. Размеры и характер этого городища позволяют предположить его важное торговое и административное положение. Так, украинский исследователь Ф.М. Шабульдо считает, что этот город являлся в первой половине XIV в. резиденцией ханского наместника в золотоордынских владениях западнее Днепра [Шабульдо Фелікс. Синьоводська битва 1362 p. у сучасній науковій інтерпретації // Синьоводська проблема у новітніх дослідженнях. Київ, 2005. С.19]. Золотоордынская граница у В.Л. Егорова проходит практически через этот город, хотя очевидно, что его характер не предполагал расположения на крайнем пограничье. Кроме этого, приблизительно в 130 км севернее Торговицы протекает река Рось, правые берега которой являлись пограничным рубежом Поросья в домонгольский период. Представляется вполне вероятным, что эта граница впоследствии трансформировалась в границу Золотой Орды. Также, приблизительно в 60 км на северо-запад от Торговицы недалеко от города Жашков находиться село Охматов, которое согласно предания, было названо в честь Охматовой дубравы, упоминавшейся здесь в средине XVI в. 



    Суботов (5) — село Черкасской области, в котором в 1656 г. антиохийский священнослужитель Павел Алеппский увидел в кладке местной каменной церкви несколько «громадных камней», величина которых возбудила его интерес. Местные жители сообщили путешественнику следующее: «…камни эти привезены из города, принадлежавшего татарам, в пяти милях отсюда, где татары имели большую мечеть. Гетман разрушил ее и увез камни для сооружения из них этой церкви» [Путеществие антиохиского патриарха Макария в Москву в середние XVII. Санкт-Петербург, 1898. С.193-194]. Приблизительно в 60 км восточнее Суботова на правом берегу Днепра напротив Кременчука посланник австрийского императора Эрих Ляссота в 1594 г. видел старую татарскую мечеть [Мемуары, относящиеся к истории южной Руси. Выпуск I (XVI ст.). Киев, 1890. С.164]. По мнению нескольких украинских исследователей Ляссота принял за мечеть руины татарского погребального мавзолея Супруненко О.Б., Приймак В.В., Мироненко К. М. Старожитності золотоординського часу Дніпровського лісостепового Лівобережжя. Полтава, 2004. С.37]. В нескольких километрах от села Суботов находиться город Чигирин (по-украински произносится как Чыгырын), название которого может являться притяжательным местоимением от тюркского антропонима Чыгыр ~ Чагыр. Это имя в частности носили один из ногайских мурз в начале XVI в., а также один из приближенных крымского хана Сагиб-Гирея во второй половине XVIII в. Словочыгыр означает по-татарски «колесо», а по-карачаево-балкарски «лысый». «Список русских городов дальних и ближних», составленный в конце XIV в., относит города Поросья к «Киевским», а Черкассы и Звенигрод, расположенные южнее реки Рось, к Подолью [Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних. // Исторические записки. Москва, 1952. С.214-259]. Вероятно, это также отображает прежнюю традицию разграничения по Роси, которая сохранилась во время литовского господства. Скорее всего, что в Днепр золотоордынская граница упиралась в районе лесного массива между устьем реки Рось и Черкассами. Интересно, что здесь на расстоянии приблизительно 10 км от Черкасс и в 20 км от устья Роси впадает в Днепр небольшая речка Ирдынь, на которой расположено небольшое одноименное село. Можно предположить, что название этой речки сохранилось с ордынских времен и указывает на прохождение по ней (или поблизости) ордынской границы. Любопытно, что в самом начале реки Рось, приблизительно в 190 км западнее упомянутого села Ирдынь и приблизительно в 65 км севернее города Брацлав расположено село Ордынци, название которого также вполне возможно может указывать на прохождение здесь ордынских рубежей. 



    Упоминая пограничное расположение Черкасс, нельзя не коснуться этимологии названия этого города, которая до настоящего времени остается предметом дискуссий. Впервые Черкассы (в источниках и по-украински с одним «с») упомянуты в литовской летописи под 1392 г. [Антонович В. Б. Моя сповідь: Вибрані історичні та публіцистичні твори. Київ, 1995. С.673], т.е. приблизительно через 30 лет после перехода этой территории под власть литовцев, однако точное время основания города не известно. Основная версия связывает его название с черкесскими переселенцами, якобы когда-то здесь обосновавшимися. В защиту этой версии приводятся два письменных источника: 

    1. Предание жителей Канева об основании Черкасс, записанное ревизорами Великого Княжества Литовского в 1552 г.: «… князь великий литовский Гедымин, завоевавши над морем Кафу, и весь Перекоп, и Черкасы Пятигорские; и приведши Черкасов часть с княгинею их, посадил их на Снепороде, а инших на Днепре, где теперь черкасы сидят» [Описание Каневского замка 1552 года ( февраль март) // Архив Юго Западной России, издаваемый комиссией для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском генерал губернаторе. Киев, 1886. Часть VІІ. Т.І. С.103]. В. Антонович оценил эту легенду весьма скептично, обратив внимание на замещения Витовта Гедымином и другие не соответствия, а М. Грушевский указал, что основной целью легенды было обоснование претензий жителей Канева на заднепровские угодья [М. Грушевський. Історія України-Руси. Том VII. Київ, 1991; Антонович В. Б. Моя сповідь: Вибрані історичні та публіцистичні твори. Київ, 1995. С.671]. 

    2. Сообщение В. Татищева: «Первые козаки, зброд из черкес горских, в княжении Курском в 14 ст. явились; где они слободу Черкасы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли; потом перешли на Днепр и город Черкассы на Днепре построили». Татищев далее дополняет, что на Днепр курские черкесы были переведены татарами, поскольку на них поступало много жалоб от окружающего населения [Татищев В. Н. История Российская. Москва-Ленинград, 1963. т. II. С.240]. 

    Очевидно, что ограниченность письменных сведений об организованном переселении черкесов на Днепр всего двумя указанными источниками, их противоречие друг другу, а также отсутствие каких-либо других данных о таком переселении, позволяют предположить легендарных характер этих событий. Также, можно допустить, что эти легенды возникли в результате народной этимологии, которая связала название города с созвучным названием северокавказского народа. Не вдаваясь в критику черкесской гипотезы происхождения названия Черкасс, я бы хотел привести ряд свидетельств в пользу татарской этимологии. Слово черкес в разном произношении присутствует во многих тюркских языках, и переводиться как непокорный, смелый, бунтарь [Нурмагамбетов А. О казахских этнонимах Адай и Шеркес // Тюркская ономастика. Алма-Ата, 1984. С. 89-96; Бушаков В.А. Етнонім черекес (до семантичної типології етнонімів) // ІХ Сходознавчі читання А. Кримського. Тези доповідей міжнародної наукової конференції. Київ, 2005. С. 83-84]. Черкес ~ Черкас также является распространенным татарским антропонимом, никоим образом не связанным с черкесами, который часто упоминается в источниках: Черкес — старший эмир хана Токты (начало XIV в.), Черкас — слуга хана Узбека (1338 г.), Хаджи-Черкес — один из золотоордынских ханов периода «замятни» (1369-1374, 1374-1375), Угус-Черкас — азовский татарин-разбойник (1500), Черкас — татарский посол в Литву (начало XVI в.), Черкас Малый - «литовский татарин» (1516) [Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. Москва-Ленинград, 1952. С.184; Костомаров Н.И. Господство дома Св. Владимира. Москва, 1993. С.201; Татищев В. История Российская. Т.3. Москва, 2005. С466; Довнар-Запольский М.В. Литовские упоминки татарским ордам: Скарбовая книга Метрики Литовской 1502-1509 гг. Симферополь, 1898; Литовская метрика. Т.1. Петербург, 1903. стлб. 360]. Кроме этого, на территории, которая когда-то входила в состав Золотой Орды и которую занимало тюрко-язычное население, в настоящее время существует целый ряд созвучных топонимов, вряд ли имеющих отношение к черкесам: село Кине́ль-Черка́ссы (Самарская область), поселок Старые Черкассы (Башкортостан), село Старый Черкас (Татарстан), деревня и урочище Черкес-кермен (Крым). Микроэтнонимы черкеш ~ черкес ~ серкеш известны у ногайцев, казахов и кочевых узбеков [Бушаков В.А. Етнонім черекес (до семантичної типології етнонімів) // ІХ Сходознавчі читання А. Кримського. Тези доповідей міжнародної наукової конференції. Київ, 2005. С. 83-84; Нурмагамбетов А. О казахских этнонимах Адай и Шеркес // Тюркская ономастика. Алма-Ата, 1984. С. 89-96]. Считается установленным, что северокавказские адыги получили имя черкес от тюрко-язычных соседей в XIII в., а впоследствии этот этноним прочно вошел в лексикон других народов [Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. Санкт-Петербург, 1897. С.37; Волков Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. Москва, 1972. С.18-26]. Таким образом, созвучие названия северокавказского народа и названия города Черкассы не обязательно свидетельствует об их связи, и последнее вполне может иметь тюркскую этимологию. В этой связи представляет интерес сообщение турка Эвлия Челеби, который в составе войска крымского хана побывал в Украине в 1657 г. и записал, что первооснователем Черкасс «был один бежавший от татар отступник, которого звали Черкес. По его имени и крепости нарекли Черкес-керман…» [Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 1 Земли Молдавии и Украины. Москва, 1961. С.82]. Вполне допустимо, что это сообщение также имеет характер легенды, однако уже татарской. Показательно, что крымские татары, хорошо знавшие черкесов, связывали название города не с ними, а с татарским антропонимом. 



    Границы Золотой Орды на Левобережной Украине 


    Зарог (6) — село в Полтавской области на правом берегу реки Сула, возле которого обнаружено курганное золотоордынское погребение. Шушвалевка (7) — село в Полтавской области, возле которого обнаружены золотоордынский грунтовый некрополь и курганное погребение. Приблизительно в 15-20 км восточнее этого села обнаружено еще два золотоордынских памятника: курганное золотоордынское погребение (Устимовка) и кирпичный мавзолей (Веселый Подол). Золотоордынские курганные погребения ( у сел Максимовка и Градизьк Полтавской области. Золотоордынский грунтовый некрополь (9) на территории Полтавы [Супруненко О.Б., Приймак В.В., Мироненко К. М. Старожитності золотоординського часу Дніпровського лісостепового Лівобережжя. Полтава, 2004. С.6]. Вьязевок (10) — село у города Лохвица Полтавской области на правом берегу реки Сула, у которого в разрушенном эрозией захоронении XIV в. было найдено золотоордынское зеркало [Сидоренко О.В., Супруненко О.Б. Знахідка золотоординського дзеркала під Лубнами // Археологічний літопис Лівобережної України. Полтава, 2005. №1-2. С.155]. Это село расположено у протяженного ареала слабозасоленных черноземов, который еще в средине XVI в. назывался «землей Чобановской» [Моргунов Ю. Ю. Посульская граница: этапы формирования и развития. Курск, 1998. С.87]. Можно предположить, что указанное название было связано с памятью о татарах, когда-то выпасавших здесь свои стада. Более северная территория Левобережной лесостепи, вероятно, также была в значительной мере освоена золотоордынцами. Так, хроника Быховца сообщает, что уже после распада Золотой Орды хан Заволжской орды Шейх Ахмед зимовал в 1501-1502 гг. «между Черниговом и Киевом по Днепру и по Десне» [Хроника Быховца. Москва, 1966. С.11]. Также, в январе 1502 г. крымский хан Менгли-Гирей писал московскому царю, что сыновья Шейх Ахмеда зимуют «при устье Семи» (район нынешних городов Конотоп, Бахмач, Батурин, Борзна). Польский историк XVI века Мачей Стрыйковский писал, что Ольгерд стремился к ликвидации ордынской власти над Подольем и «над дикими полями за Киевом широко лежащими» [цит. по Шабульдо Ф.М. Земли юго-западной Руси в составе Великого Княжества Литовского. Киев 1987, С.67]. Еще в 1590 г. участок степи восточнее Киева в районе нынешнего города Борисполя был не заселен и назывался «Барыш поле» или «Борыш поле» [Книга большому чертежу. Москва, Ленинград, 1950; Колибенко О. Літописне “Льто” та походження назви міста Борисполя: історико-археологічний та топонімічний аспекти /// Історико-географічні дослідження в Україні. Київ, 2007. №10. С.190, 198]. 



    Среднее и вернее течение реки Сейм. Согласно карте европейского картографа XVI в. Герарда Меркатора граница владений Крымского ханства на левом берегу Днепра проходила по реке Псел, продолжаясь по течению реки Сейм, а затем уходила на юго-восток по Северскому Донцу. Подобное прохождение татарской границы по Сейму также дают карты Исаака Массы и Николаса Висхера в XVII в. Разумеется, что на момент издания карт эти данные уже не соответствовали действительности, однако вероятно, что они базировались на более ранних источниках. Известен летописный рассказ о конфликте, возникшем между рыльским князем и баскаком Ногая Ахматом в конце ХIII в. Причиной конфликта были две «слободы», которые Ахмат «устроил» в вотчине князя. Жители этих слобод «стали творить» насилие над жителями Курской земли и с разрешения хана Телебуги были разогнаны князем. Считается, что «Ахматовы слободы» локализированы на основе находок золотоордынской поливной керамики в двух поселениях у Курска на правом берегу Сейма. В.Л. Егоров сделал вывод о том, что содержание летописного рассказа и предполагаемое расположение «Ахматовых слобод» свидетельствуют прохождении северной граница Золотой Орды «значительно южнее Курска, в пределах современной Белгородской обл.» [Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. Москва,1985. С.39-40]. Однако представить расположенные глубоко на территории, контролируемой русским князем, поселения под властью золотоордынского баскака, в которых была распространена золотоордынская керамика, достаточно сложно. Кроме этого, в летописном рассказе описано, как Ахмет предлагал Ногаю послать своих людей поохотиться во владения рыльского князя и вызвать его на встречу: «…пошли во владения Олега своих сокольников. Там ведь, в его княжении, хорошая охота на лебедей….Сокольники же ханские, наловив лебедей, стали звать Олега к Ногаю, а когда он не пошел, то они поехали прочь» [История Золотой Орды, сборник мериалов. Санкт-Петербург, 2003. С.146]. Этот отрывок, несомненно, свидетельствует о расположении владений рыльского князя у золотоордынской границы. Вероятно, на пограничный статус реки Сейм также указывает вышеупомянутое сообщение Менгли-Гирея о зимовке в устье Сейма сыновей Шейх Ахмеда в 1502 г. Кроме этого, в пользу пограничного статуса реки Сейм свидетельствует расположение золотоордынских погребальных мавзолеев у села Мечетка (11) Воронежской области, которые находятся всего на 50-100 км южнее широты течения этой реки [Левашева В. П. Золотоордынские памятники в Воронежской области // Труды ГИМ. Москва, 1960. Вып. 37. С.175-185]. О пограничном статусе курских земель в конце ХIII в. сообщает российский исследователь А.А. Танков: «Владения Курские и Рыльские составляли в то время пограничный край русских земель на северо-востоке. Они начинались от Рыльска, шли по Сейму и простирались на восток вплоть до верховьев Воронежа» [Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. Т. 1. Москва, 1913]. Кроме этого, длительное запустение Курска после монгольских завоеваний и его восстановление только в конце XVI в. также свидетельствует о пограничном характере этой местности. Польский историк Мацей Стрыйковский в 1580-х гг. описывал отвоеванные у татар Ольгердом в XIV в. земли как «все поля аж за Очаков од Киева, и од Путивля аж до устья Дона», что также свидетельствует о прежнем пограничном статусе Путивля, расположенного на правом берегу Сейма [Stryjkowski Macej. Kronika Polska,Litewska, Žmódzka і wszystkiej Rusi.Warszawa, 1846. T.II S. 7]. 



    Южнорусские территории, находившиеся под непосредственной властью татар 



    Поросье. Пребывание этого региона под властью Орды засвидетельствовано францисканским монахом Плано Карпини, который посетил Киев по пути в Монголию в 1246 году. Он пишет, что город Канев был первым населенным пунктом на его пути, находившимся под непосредственной властью монголов [Джиованни дель Плано Карпини. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны, Москва, 1957, С.68-69]. По мнению исследователя Ф.М. Шабульдо пребывание Поросья под непосредственным ордынским контролем также подтверждается многочисленными находками кладов джучидских монет на этой территории, совершенно отсутствующими севернее Киева [Шабульдо Ф.М. Земли юго-западной Руси в составе Великого Княжества Литовского. Киев, 1987. С.31]. Польский историк второй половины XVI в. Мацей Стрыйковский упоминает Белую Церковь, расположенную в Поросье, среди городов, отвоеванных у татар Ольгердом в XIV в. (наряду с расположенными южнее Роси Звенигородом и Торговицей) [Stryjkowski Macej. Kronika Polska,Litewska, Žmódzka і wszystkiej Rusi.Warszawa, 1846. T.II S. 7]. 



    Побужье, Болоховская земля. Подчинение этих территорий монголам упомянуто в Галицко-Волынском изводе при изложении событий 1253-1256 гг., когда Данило Галицкий пытался вернуть их под свой контроль [ПСРЛ. Т. 2. Санкт-Петербург, 1908. Стлб. 838]. Восточными пределами этих территорий была западная Киевщина в районах рек Случ и Тетерев, на юге эти земли доходили до Днестра, на котором был расположен город Бакота. Северная граница этих земель, по мнению украинского исследователя, О. Русиной, проходила по широте, на которой расположены города Пинск и Брест (т.е. фактически по реке Припять) [Русина О. Сіверська земля у складі Великого Князівства Литовського. Київ, 1998]. Однако, можно предположить, что власть татар не распространялась севернее условной линии Луцк – Чернобыль, за которой начинается сплошной массив волынских лесов. Западная граница этих территорий, по мнению М. Грушевского, проходила по реке Горынь [Грушевський М. Історія України-Руси. Київ, 1993. Том III. С.161]. Эта река впадает в Припять и от города Изяслава до Припяти течет в меридиональном направлении с юга на север. Можно предположить, что южнее западная граница продолжалась по реке Збруч, которая течет с севера на юг и впадает в Днестр. Южнее Изяслава меридиональное направление Горыни продолжается ее правым притоком рекой Полквой, у истоков которой расположено село Ордынь. В этом месте расстояние между верховьями Збруча и Полквы составляет около 25 км. Название упомянутого села, возможно, указывает на прохождение поблизости границы между Галицко-Волынским княжеством и территориями, находящимися под непосредственной ордынской властью. В 40 км западнее среднего течения реки Збруч находиться город Теребовля, который был наряду с другими Галицкими землями захвачен в 1349 г. польским королем Казимиром III. Анализ польских источников позволяет предположить, что прилегающие к Теребовле территории являлись восточными пределами захваченный Казимиром III земель [Шабульдо Ф.М. Земли юго-западной Руси в составе Великого Княжества Литовского. Киев, 1987, С.51]., что вероятно также объясняется тем, что восточнее Збруча начинались земли, находящиеся под непосредственной властью татар. 



    Переяславщина. Пребывание этой территории под непосредственной властью Орды не вызывает сомнений у большинства исследователей [Бодрухін В.М., Чукаєва В.О. Пізні кочовики східноєвропейського степу. Луганськ, 2002. С.60-61; Головко О.Б. Держава Романовичів та Золота Орда (40-50-ті рр. ХІІІ ст.) // Український історичний журнал. Київ, 2004. N6. C. 5]. Одним из подтверждений этого считается летописное описание поездки Данилы Галицкого к Бату в 1245 г., когда сообщается, что татары встретили Данилу в Переяславе, откуда сопроводили его дальше [ПСРЛ. Т. 2. Санкт-ПЕтербург, 1908. Стлб. 838]. В пользу подчинения татарам Переяслава также свидетельствует то, что когда позже в Орде была основана Сарайская православная епископия, ее епископ именовался «Сарайским и Переяславским» [Бодрухін В.М., Чукаєва В.О. Пізні кочовики східноєвропейського степу. Луганськ, 2002. С.60 ]. 



    Южная Черниговщина Новгород-Северщина. Непосредственный татарский контроль над этими территориями признается целым рядом исследователей [Бодрухін В.М., Чукаєва В.О. Пізні кочовики східноєвропейського степу. Луганськ, 2002. С.60-61; Русина О. Сіверська земля у складі Великого Князівства Литовського. Київ, 1998; Супруненко О.Б., Приймак В.В.,
    Мироненко К. М. Старожитності золотоординського часу Дніпровського лісостепового Лівобережжя. Полтава, 2004. С.60,71].

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Владислав Грецов # написал комментарий 22 декабря 2012, 12:20
    скоро будет новая золотая орда.....
    Валерий Арабинский # ответил на комментарий Владислав Грецов 23 декабря 2012, 20:05
    Метеопрогноз 2030 г. - На границе Польши с Китаем осатков не ожидается.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Я согласен
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 2123 записи в блогах и 24313 комментариев.
    Зарегистрировалось 185 новых макспаркеров. Теперь нас 3514065.