Фарид Насыбуллин: «Если Путин сделает Кудрина премьером, это трагично кончится для обоих»

    Фарид Насыбуллин написал
    2 оценок, 383 просмотра Обсудить (8)

     

    Минэкономразвития не обещает восстановления уровня жизни населения, предрекая рост доходов от 0,2% до 0,6% в 2019-м, констатирует татарстанский экономист Фарид Насыбуллин. Рост доли российских миллиардеров на 10%, упрямое нежелание ЦБ оживить экономику длинными и дешевыми кредитами — все это, по словам экономиста, особенно заметно на всеобщем фоне. В интервью «БИЗНЕС Online» Насыбуллин рассказал, почему не верит оптимизму Орешкина и как предотвратить экономическую катастрофу. Минэкономразвития не обещает восстановления уровня жизни населения, предрекая рост доходов от 0,2% до 0,6% в 2019-м, — констатирует татарстанский экономист Фарид Насыбулли Минэкономразвития не обещает восстановления уровня жизни населения, предрекая рост доходов от 0,2% до 0,6% в 2019-м, констатирует татарстанский экономист Фарид Насыбуллин Фото: «БИЗНЕС Online» «ЭТО ТОТ ЖЕ НАРОД, КОТОРЫЙ В 1990-Х ПОДДЕРЖАЛ БОРИСА ЕЛЬЦИНА»

     

    — Фарид Шайхуллович, недавно глава ЦСР Алексей Кудрин опубликовал статью, в которой тормозом экономических реформ назвал российский народ. Дескать, у народа нет запроса на реформы, но есть тяга к неким великим недостижимым целям. Каким — не уточнил. Сколько можно терпеть этот либеральный снобизм?

    — Похоже, этим самозваным либералам не дано понять, что Россия может существовать только в форме русской имперскости, в основе которой лежит многовековое совместное сосуществование и дружба ее народов. Любая иная форма — это разрушение страны, потеря ею субъектности на международной арене. Что касается идеи, что народ «не тот», — все это не ново. В разных вариациях подобные тезисы повторяются у всех либералов, которые фактически сами повинны в провале реформ, инициированных ими же, начиная с Гайдара. Правда, провал реформ — для кого? Если речь идет о себе любимых, то реформы вполне удались. Собственность прибрали к рукам, стали не только миллионерами, но и миллиардерами в долларовом выражении... А народ? Сам виноват, что оказался в нищете? У него нет запроса на реформы. Но так ли это? Народ как раз за реформы и ратует. Например, заходит речь о пересмотре итогов приватизации и даже люстрации всех, кто в 1990-х занимал верхние этажи власти и загнал страну в яму, из которой она не может выбраться до сих пор. Отсюда брожение в умах: от возврата к социализму и даже — не без экзотики — к реставрации монархии. «Рабская ментальность» — в ответ задолдонил либеройдный легион. Мол, ностальгия по жесткой руке. Но это тот же народ, который в 1990-х поддержал Бориса Ельцина и единогласно выступил за рыночные реформы. Значит, что-то не так пошло в первое постсоветское десятилетие? Вот где собака зарыта. Игнорировать тот факт, что у народа есть не только пассивный запрос на изменения, но и активные действия, может лишь слепой. Протестные акции охватили всю страну, и они как раз свидетельствуют о том, что народ требует перемен. Кризис охватил все сферы общественной жизни, он грозит дестабилизировать всю общественно-политическую ситуацию, усугубленную неадекватностью элиты.

    — Тогда в чем его природа? Греф полагает, что кризис в стране не циклический, а структурный.

    — На самом деле, кризис у нас и не циклический, и не структурный. Он системный. Прогнило все, а потому политика латания дыр заранее обречена на провал. Тем более, если учесть, что по логике либералов структурные реформы сводятся к тому, чтобы под корень вырубить все, что неприбыльно. Но это опять возврат к торговле сырьем, ибо только она рентабельна. Если диагноз ошибочный, то никакое лечение не поможет. Сырьевая зависимость как структурная проблема экономики, безусловно, присутствует, но она из причины превратилась в следствие. Клубок трудностей замотан на институциональных проблемах — только размотав его, можно выйти из сложившегося положения. Слабость институтов, их формальная декларативность и неработающие механизмы рынка загнали экономику страны в сырьевое стойло, сделав ее невосприимчивой к инновациям. Отсюда и кризис госуправления, суть которого в ручном режиме регулирования экономики, что само по себе нелепость, — так сказать наш «вклад» в мировую экономическую науку. Последним мазком общего черного лебедя является кризис развития. Прогнозируемые темпы роста на уровне 1 - 2% аж до 2035 года явно недостаточны. Но и они под вопросом. Важнее то, что они консервируют бедность и общее отставание России от развитых стран.Таким образом, мы пожинаем плоды деятельности всякие нечаевых, кохов и чубайсов с 1990-х, механически перенесших правила «Вашингтонского консенсуса» на нашу почву. Последствия катастрофичны, а нам еще десятилетия разгребать это застойное болото. — Нельзя ли конкретизировать, что Вы имеете в виду, говоря об институционализации рынка? — Формализацию институтов нужно рассматривать в широком и узком смысле. Если коротко, то в первом случае это верховенство закона, развитое законодательство, беспристрастный и справедливый суд, ну и защищенность частной собственности, которую, по признанию самого Путина, у нас прессуют правоохранительные органы. Сюда же отнесем независимые, но пророссийские СМИ, а также сильное гражданское общество, без всяких русофобов и иностранных агентов. Во втором случае — саморегулируемые механизмы рынка, это равенство хозяйствующих субъектов, конкуренция, свободное ценообразование и перелив капитала. Ни первого, ни второго у нас по факту нет, а потому всякие разговоры о структурном кризисе и прочем есть пустая болтовня, свидетельствующая либо о полной некомпетентности авторов, либо о сознательном уводе дум народа от истинных проблем. «США все больше скатываются на периферию мировых процессов, теряя роль гегемона. На пятки наступает Китай» «США все больше скатываются на периферию мировых процессов, теряя роль гегемона. На пятки им наступает Китай» Фото: скриншот «КАК АМЕРИКА ИЗ КОЛОНИИ АНГЛИИ ПРЕВРАТИЛАСЬ В МЕТРОПОЛИЮ, ТАК И КИТАЙ ВСКОРЕ МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬ США В МАРИОНЕТКУ» —

    Перейдем теперь от теории к практике. В последней своей статье Вы предрекали, что нефть в этом году будет стоить $80-100 за баррель https://www.business-gazeta.ru/article/327831. По факту она чуть не дотянула до $60. Более того (что тревожно для России): после трехмесячного ралли наметилось понижение траектории. А новый министр Максим Орешкин предсказывает падение нефти до $40 за баррель. Вы признаетесь в неточности прогноза?

    — Во-первых, год назад, когда вышло мое первое интервью в «БИЗНЕС Online», нефть стоила всего $27, и тогда мало кто сомневался, что она опустится до 20, а то и $10 за баррель. Я одним из первых предсказал ее резкий разворот. Здесь мой прогноз был достаточно точен. Во-вторых, последняя моя статья в вашем издании вышла в день выборов президента США. Главное в ней было предсказать победу Дональда Трампа и поражение Хиллари Клинтон, которая представляла уходящую эпоху. Ее я в статье назвал Гитлером в юбке, что по факту близко к истине. С ее победой, скорее всего, не только мир погрузился бы во всеобщую войну всех против всех, но и сами США лопнули бы под бременем внутренних и внешних проблем, превратившись, по прогнозам некоторых экспертов по геополитике, в необитаемый остров, кишащий пиратами и разбойниками. Неся на крыльях бомбардировщиков во все темные уголки мира демократию, где ее нет, США надорвались. Только президенты Клинтон, Буш и Обама за свое правление, развязав и устроив десяток кровавых войн и переворотов по всему миру, увеличили госдолг США в разы. Однако это лишь полправды. Согласно расчетам американского профессора из Экономического университета Калифорнии Джеймса Гамильтона, относительный уровень совокупного долга США достигал еще в 2012 году 440% ВВП (более $70 триллионов). А по свежим данным авторитетного вашингтонского Института Катона, госдолг США не $18 трлн., а $91 триллион. Они же и делают убийственный вывод: корпорации America Inc. никакие санации уже не помогут, а США — полный банкрот. Мы уже не говорим об общей деградации общества и проблемах с инфраструктурой и дорогами, которые не ремонтировались чуть ли со времен Франклина Рузвельта, когда они в основном и были построены. В этой ситуации голоса некоторых «политологов» о случайности фигуры Трампа, о приходе его к власти на волне популизма выглядят как насмешка пересмешника, обнажая слабые аналитические способности таких дилетантов. Трамп появился не просто так. Его избрание — это закономерная реакция небольшой, но очень влиятельной и думающей части американской элиты на новые вызовы времени, которая демонстрирует, к их чести, неатрофированные способности видеть дальше своего носа. А народ поддержал перезревшие перемены. Тем не менее контрреволюция сильна и всячески тормозит реформы. На их стороне, как верно сказал Трамп, почти все продажные и лживые СМИ. Даже если ретрограды добьются импичмента президента, то запрос на кардинальные перемены никуда не денется. Подоспела новая поросль политиков и бизнесменов, которая доведет трампизм до конца, ибо не будет не только дела Трампа, но и самой Америки. — Некоторые сравнивают Трампа с Рейганом. Насколько это оправдано? — Вряд ли. Хотя сам Трамп иногда себя отождествляет с Рональдом Рейганом. Имя последнего вошло в историю благодаря его реформам в экономике, вошедших в историю под именем «рейганомика», суть которых — дерегулирование и монетарная политика. Трампизм ставит перед собой более амбициозные задачи, выходящие за рамки чисто экономической сферы. Иначе мы бы назвали его реформы проще — трампономика. США охватил системный кризис, одной реформой экономики не обойтись. Примечательно, что Трамп в своей инаугурационной речи обрушился не на Уолл-Стрит, а на центр политической власти США. Осушить «вашингтонское болото» и вернуть власть народу — его краеугольная его задача. «Одним из элементов большой сделки Трампа с РФ, дабы умиротворить Россию, вплоть до отмены санкций, будет по «честному» поделить газовый рынок Европы» «Одним из элементов большой сделки Трампа с РФ, дабы умиротворить Россию, вплоть до отмены санкций, будет по «честному» поделить газовый рынок Европы» Фото: whitehouse.gov Всепожирающая коррупция поразила самое сердце политической власти США — конгресс, одновременно охватив не только обе его палаты, но и две ведущие партии, поочередно сменяющие друг друга у власти. Портал «Взгляд» анонсировал книгу конгрессмена США Кена Бака, где отмечается, что вашингтонская коррупция еще хуже, чем многие думали. И приводит убийственные факты, когда продается все и вся. В Европе из-за менее значительных проступков разгорается настоящий скандал, если вспомнить случай с тем же Франсуа Фийоном или Марин Ле Пен, а в Южной Корее президента Пак Кын Хе вообще взяли под арест. В США же полная тишина. Похоже, преступная среда стала нормой. Прогнившая элита США требует продолжения банкета. А значит, если она и дальше, упорствуя, будет показывать свой звериный оскал, взрыв будет более разрушительным. Как у нас в 1917 году, когда эгоистическую элиту, оторвавшуюся от народа, просто сгребли в болото истории. В этом миссия Трампа. Справится ли? Судя по первым 100 дням президентского срока, он, не имея полноценной команды из-за саботажа конгресса, с трудом, зигзагами, но последовательно следует намеченному курсу. Увольнение директора ФБР и встреча Трампа с Лавровым — подтверждение этого факта. В принципе, у него особого выбора нет. США все больше скатываются на периферию мировых процессов, теряя роль гегемона. На пятки наступает Китай. Если Поднебесная будет развиваться такими темпами, как сейчас, через 10 лет по уровню ВВП Китай в два раза превзойдет Америку. В этом случае США действительно могут превратиться в захолустье, потеряв былое величие. Как в свое время Америка из колонии Англии превратилась в метрополию, низведя вторую до роли своего вассала, так и Китай вскоре может превратить США в марионетку своей политики, перехватив не только технологическое, но и информационное, финансовое и военное превосходство Запада. Такой возможный сценарий не устраивает элиту США, и она уже сейчас предпринимает меры. Страшный сон для них, если еще и Россия выстроит союз с Китаем. Экономическая мощь Поднебесной дополнится военной мощью России. После провала плана «Кимерики» (экономического союза Китая и Америки — прим. ред.) появилась идея Трампа подружиться с Россией, предложить ей «большую сделку». Естественно, суть ее в «дружбе» против Китая. Но ход истории не остановить. Будущее за глобальным миром, но не в образах скудоумных псевдоэлит США, возомнивших себя «градом Божьим на земле», а в образах прогрессивистов — нового, справедливого мира «для всех». Это будут не «избранные» народы, а совокупное мировое сообщество, структурированное в глобальные государственно-правовые институты ради решения насущных проблем планеты, над которой нависла не только техногенная катастрофа, но и экологическая, демографическая и культурологическая. В этом новом мире место найдется всем, если, конечно, отмороженные силы Запада в предсмертной агонии не бросят человечество в топку атомного безумия. Но будем надеяться, что Трамп отразит веяния нового времени — мира без войн, и, как записано в Декларации независимости США, мира «всеобщего счастья». А там, где представления Трампа будут расходиться с объективными мировыми тенденциями, он, будучи умным политиком (прошедшим к тому же и успешную школу бизнеса), найдет единственно верное решение, которое и обеспечит американцам достойное место в будущей единой семье народов мира. «Всепожирающая коррупция поразила самое сердце политической власти США — Конгресс, одновременно охватив не только обе его палаты, но и две ведущие партии, поочередно сменяющие друг друга у власти» «Всепожирающая коррупция поразила самое сердце политической власти США — конгресс, одновременно охватив не только обе его палаты, но и две ведущие партии, поочередно сменяющие друг друга у власти» Фото: скриншот «РУБЕЖОМ СОПРОТИВЛЕНИЯ СТАНЕТ ЦЕНА НЕФТИ $50 ЗА БАРРЕЛЬ» — Пойдет ли Путин на «большую сделку» с Трампом? — На наш взгляд, вопрос не простой и для Путина. Китай — не только наш географический сосед, но и стратегический партнер. Правда, действует уж слишком эгоистично, и как союзник ненадежен. Россию он рассматривает как сырьевой придаток, инвестируя в РФ лишь в добычу сырья, но не в переработку. И нам бы так действовать, но это не взаимовыгодная торговля. Сначала о нефти, от цен на которую Россия по-прежнему целиком зависит. Мой прогноз строился исходя из политики Обамы, а он, обжегшись на понижательном векторе, вернулся к ускоренному ралли нефтяных цен. Трамп в предвыборных речах провозгласил иной курс. Он не против высоких цен на нефть, но внутренние проблемы самих США стали важнее внешних, а потому нефтяная политика теперь основана не на уменьшении добычи, а на ее увеличении. Для него это рост реального сектора, новые рабочие места и налоги. Но это благое намерение в условиях виртуального переизбытка предложений на рынке нефти привело к снижению мировых цен на «черное золото», сведя на нет усилия ОПЕК. Трампа это пока мало заботит. Главное — оживить нефтянку, которая дышит на ладан. Все три гиганта нефтяной индустрии США: Exxon Mobil, Chevron и Conoco Phillips работают на грани рентабельности, долги растут как снежный ком, а сланцевая индустрия, по оценкам экспертов, не дает прибыли с 2009 года. Увеличив добычу природных ресурсов (особенно газа), США начали борьбу за рынки сбыта. И главным конкурентом для них здесь будет российский Газпром, а отсюда — активизация внешней политики Трампа. Но он понимает, что Россия завоеванные рынки так просто не отдаст и будет, как показал опыт Сирии, бороться до конца. А потому, похоже, главной целью большой сделки Трампа с РФ будет «честный» раздел газового рынка Европы, вплоть до отмены антироссийских санкций.

    — Значит ли это, что теперь цены на нефть опять покатятся вниз? Где они остановятся? И какой смысл вкладывается в очередной рост ключевой ставки ФРС США до 1% и обещанное двукратное ее повышение до конца года? Это конец количественного смягчения монетарной политики и переход к ее ужесточению? Тем более, до недавнего времени цена нефти всегда коррелировалась с курсом доллара: чем выше курс доллара, тем ниже нефтяные цены, и наоборот.

    Сначала о прогнозе министра Орешкина о возврате цен на нефть до $40. Он, по нашему мнению, исходит из широко распространившегося заблуждения, что сланцевая революция США обвалит нефтяные котировки. Это не так. На самом деле, на рынке нефти сформировалось не перепроизводство нефти, а самый что ни на есть классический дефицит предложения. И это подтверждается исследованиями независимых экспертов и особенно опытных нефтетрейдеров. Обвал цен резко снизил инвестиции в нефтедобычу и особенно в геологоразведку. На мировом рынке нефти на бумаге избыток есть, но реально она уже в дефиците. Об этом пока не хотят говорить. Ибо это коснется интересов финансовых спекулянтов, которые искусственно создали переизбыток предложения. Их бы, по-хорошему, надо прижать, но без них в сложившемся биржевом королевстве кривых зеркал цены на нефть не вернутся к желаемой всем цене по $100 за баррель. Но тогда создадут другую опасность: масса необеспеченных денег, держателями которых являются спекулянты, в том числе хедж-фонды, не найдя применения, разорвут хрупкую ткань всей биржевой торговли, приведя к коллапсу мировую финансовую систему. В самих США понимают, что, увеличивая добычу, они рискуют разбалансировать рынок нефти. Глава крупной американской компании по добыче сланцевой нефти Continental Resources Харольд Хэмм, по совместительству соратник Трампа, сделал неожиданное заявление во время энергетической конференции CERAWeek в Хьюстоне. «Добыча в США может значительно вырасти, однако рост должен быть постепенным, иначе мы убьем рынок». Поэтому нефть не покатится вниз. Какая-то коррекция может произойти, но рубежом сопротивления станет цена нефти $50 за баррель. ФРС США, повысив ставку, удалось убедить рынки, что это не политика ужесточения монетарной политики, а лишь реакция на улучшение макроэкономических показателей. И рынок поверил. Во всяком случае, доллар на торгах не взлетел вверх, а даже упал. Цены на нефть практически также «не заметили» роста доллара. ФРС к тому же смягчил свою агрессивную риторику и все больше намекает не на повышение ставки, а даже на возврат ее к прежнему понижательному тренду. Дальше все будет зависеть от Трампа. Ему нужно наступить на горло собственной песне и найти золотую середину между предвыборными обещаниями по наращиванию добычи сланцевой нефти и оптимальной для мировой экономки цены на нефть, которая колеблется в диапазоне от $80 до $100 за баррель. Кстати, эта цена приемлема и для сланцевиков. Так что у новой администрации США иного выхода, кроме как начать переговоры с ОПЕК и Россией по уровню добычи нефти, попросту нет. И такие переговоры, согласно поступающей сейчас информации, уже начаты. Поэтому в ближайшее время цены на нефть вновь поползут вверх. Не следует забывать, что у США колоссальный дефицит бюджета, а его можно покрыть, лишь выпуская все новые и новые гособлигации. Без административных рычагов никто добровольно свой реальный товар на американские бумажки обменивать не будет. Добавьте сюда намерение Трампа снизить налоги на корпорации и обещанный $1 трлн. на инфраструктурные проекты. А все это потребует увеличения госдолга США, а, следовательно, и необходимость выпуска новых гособлигаций соответственно с повышением потолка госдолга. При этом к 15 марта он уже достиг своего порога и теперь нужно согласие конгресса на его поднятие. До 1 июня это решение будет либо принято, либо администрация Трампа вынуждена будет объявить дефолт. Без сохранения правила, что нефть должна торговаться только в долларах и за ценой отсечения нефтедобывающие страны обязаны покупать гособлигации США, их долговые бумаги превратятся в мусорный актив. Кстати Россия, испытывая острый дефицит бюджета, уже поспешила продемонстрировать свою приверженность идеям монетаризма, объявив о покупке бумаг США на $1400 млрд. сверх цены отсечения в $40 за баррель, заложенных в бюджет, за что получила увеличение рейтинга от агентства Fitch. Хотя понятно, успехов-то реальных — кот наплакал

    . — Вы серьезно считаете, что заслуг правительства в борьбе с кризисом нет? Ведь в условиях санкций и падения цен на нефть властям удалось удержать экономику от коллапса.

    — Совсем отрицать положительной роли властей в минимизации кризиса было бы несправедливо. Отработаны пилотные проекты по поддержке сельского хозяйства, сельхозмашиностроения и в целом по отдельным программам импортозамещения, где доля отечественных комплектующих доведена до 100%. Быстрая минимизация негатива разрыва связей с Украиной в ВПК — тоже заслуга правительства. Финансовая стабилизация также налицо. Но все это локальные успехи на общем унылом фоне. Преувеличивать их заслуги было бы самообманом. Методы избраны самые примитивные: девальвация рубля и проедание накопленных резервов. Но самое печальное, что со дна кризиса оттолкнулись за счет выворачивания карманов населения. Если до кризиса Вы получали 60 тысяч рублей, что ранее составляло почти $2000, то теперь это, дай бог, $1000. А для большинства, которые получают до 15000 рублей, это трагедия. Что касается резервного фонда и в целом ЗВР, то их уменьшение автоматически ведет к обесцениванию рубля, а соответственно — к подорожанию импорта и ужесточению денежной политики ЦБ. Эффект от девальвации национальной валюты практически исчерпан, а его временное укрепление из-за притока спекулятивного капитала ударило по экспортерам. Так что и здесь не все однозначно. «Если президент хочет иметь реальную картину, а не приписки, то Росстат должен стать максимум независимым органом, в худшем случае — перейти в подчинение президента» «Если президент хочет иметь реальную картину, а не приписки, то Росстат должен стать максимум независимым органом, в худшем случае — перейти в подчинение президента» Фото: kremlin.ru «ЛИБО ПУТИН НАКОНЕЦ-ТО ПЕРЕКЛЮЧИТСЯ НА РЕШЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОБЛЕМ, ЛИБО НАС ЖДЕТ КАТАСТРОФА»

    — Однако падение экономики остановилось, и даже Росстат зафиксировал некоторый рост доходов населения. Оптимизм излучает и министр Орешкин. В частности, он заявил, что Россия вошла в новую стадию экономического цикла и активно растет: увеличилось потребление электроэнергии, грузооборота, но главное — индекс PMI на многолетних максимумах.

    — Нельзя забывать, что за прошлый год цена нефти резко выросла, и это несколько улучшило ситуацию. В своем последнем отчете Всемирный банк признал, что зависимость бюджета РФ от цен на нефть никуда не делась. Кроме того, любая власть обычно только вначале все валит на предшественников. А потом все время изворачивается, внушая электорату оптимизм. В России уже три года кризис. А где дно? Улюкаев, упорно нащупывая его, заливал неудачи взятками. Орешкину как члену этой же команды надо продемонстрировать результаты. И он, как Прометей, дает людям надежду. На поверку огня-то нет, есть еле тлеющий огонек. Мы немного высокие крылья полета Орешкина подрежем. К примеру, согласно исследованию аналитического агентства HIS Markit, индекс деловой активности (PMI) в сфере услуг России снизился до минимального показателя за три месяца и достиг 55,5 пункта. В январе этот самый показатель, совокупно включающий в себя деловую активность в промышленности, за февраль опустился с 58,3 до 55,4 пункта. Что касается роста доходов населения — это факт, но он достигнут благодаря разовым январским выплатам пенсионерам в размере 5 тысяч рублей. А уже в феврале тот же Росстат зафиксировал очередное падение доходов населения. Та же картина, но уже по итогам первого квартала 2017 года. Закономерно, что на этом фоне за январь объем розничных продаж просел на 2,3%. Сжатие потребления Росстат фиксирует 24-й месяц подряд. Оборот ретейла упал на 15,3%. Россияне на 3,3% сократили покупку продуктов питания. Продажи непродовольственных товаров в минусе на 1,3%. По выводам Андрея Мовчана, подушевой ВВП России упал до $8,2 тысячи (был, между прочим, около $16 тысяч) — это шестой десяток стран, уровень Мексики или Турции. По данным Росстата за первый квартал 2017 года, рост промпроизводства составил 0,1%; сельское хозяйство просело до 0,7%, хотя годом ранее выросло на 3,6%. Особенно тревожит положение в обрабатывающей промышленности. Первый квартал 2017 года она прошла хуже, чем год назад (минус 0,8%), и откровенно провалилась по сравнению с четвертым кварталом 2016-го (минус 25,1%). Стагнация экономики не преодолена. Правда, передача Росстата в ведение минэкономразвития путем манипуляций может еще «подправить» цифры. Но кому нужны дутые данные? По нашему мнению, такое переподчинение ошибочно. Если президент хочет иметь реальную картину, а не приписки, то Росстат должен стать максимум независимым органом, в худшем случае — перейти в подчинение президента. Но не всем кризис по карману ударил. Пропасть социального расслоения общества усилилась. Повысилось количество миллионеров и миллиардеров, и здесь заметен рост: в прошлом году их стало на 10% больше. Они имеют общее состояние в $930 миллиардов, то есть 62% того, что имеет весь народ. Для сравнения: во всем мире миллионеры имеют меньше одной трети общего капитала. Более того, наши олигархи, попавшие под санкции, добились от Путина снижения для себя налогов. А теперь несколько слов о перспективах роста «благосостояния» основной массы населения. Здесь картина беспросветная. Официальный прогноз минэкономразвития, положенный в основу бюджета 2017 - 2019 годов, не предполагает существенного восстановления уровня жизни. Рост реальных доходов составит 0,2% в 2017 году, 0,3% в 2018-м и 0,6% в 2019-м. О чем можно еще говорить? Ожидаемо, что по всей стране отмечен резкий рост протестных акций, и это за год до президентских выборов. Властям нужно резко менять ситуацию и реально заняться делом, а не имитацией кипучей деятельности. Что касается инфляции, то и здесь не все однозначно. Драконовская политика ЦБ по подавлению инфляции ради привлечения мифических иностранных инвестиций, выбравшего в качестве средства ее достижения подавление потребительского спроса и бизнес-активности, привела к монетному голоду. Получилось как в притче — цыган только научил лошадь не есть, она и сдохла. Как следствие, на горизонте даже замаячила дефляция. Падение цен отмечено в ряде обрабатывающих отраслей, некоторые специалисты поспешили объяснить это усилением конкуренции. С чего бы? Дефляция с перспективой массового банкротства обозначилась в строительном секторе. Здесь, по данным Росстата за 2016 год, самый большой спад составил 4,3%. Рынок ипотеки упал почти на 50% после того, как правительство отказалось от его поддержки. Строители между тем уже вынуждены демпинговать: рентабельность строительных работ, по оценке Росстата, упала до 5,2% и стала самой низкой среди всех отраслей экономики. Даже этот доход практически полностью сгорел в инфляции, которая составила 5,4% по итогам года. Падение иностранных инвестиций в 2016 году также достигло рекордного уровня 8,5% — $12,9 миллиарда. Причем львиную долю составила продажа госпакета акций Роснефти — около $10 миллиардов. А если учесть, что реальных денег Россия от этой сделки не получила, о чем все чаще пишут независимые эксперты, то без нее инвестиции рухнули в 5,5 раза — до $2,6 миллиарда. Следовательно, без инвестиций (прежде всего внутренних, которые тоже сокращаются) и реального роста доходов населения, которые так же падают, никакого расцвета экономики, о котором грезит минэкономразвития в своем последнем докладе, России не светит. Либеральное правительство надеется на отмену санкций и рост цен на нефть. Если даже цены на нефть вырастут, то это лишь улучшит платежный баланс страны и ликвидирует дефицит бюджета, но не решит проблему ускорения экономики, которая уперлась в тупик еще в 2013 году при ценах на нефть по $100 и отсутствии финансовой блокады. Что касается санкций, то Трамп и Европа ратуют за их отмену, но коррумпированные круги конгресса США пока не дают это сделать. Тем более, что основные финансовые ограничения введены США, а без их отмены все равно любой банк мира будет опасаться сотрудничать с РФ, рискуя нарваться на огромные штрафы Независимо от санкционной политики Запада, Россия закономерно вступила в стадию инвестиционного ступора, явившегося следствием многолетней стратегии ЦБ по сжатию денежной массы в экономике как средства борьбы с инфляцией. А все высоконаучные многолетние рассуждения прикормленных либеральных «экспертов» о плохом инвестиционном климате, об огосударствлении экономики есть лишь дымовая завеса с целью прикрыть существующее комфортное пребывание на вершине пирамиды отдельных коррумпированных групп. Можно согласиться с мнением некоторых экспертов, что жесткая политика США и ЕС в отношении нашей экономики где-то даже пошла стране на пользу, но это эффект краткосрочный, а вот политика ЦБ по таргетированию инфляции причинила вред долгосрочный. Действительно, инфляция опустилась до исторического минимума, но заузив себе задачу, ЦБ проигнорировал другую проблему: дефицит денег в обращении привел к повышенному спросу на кредит, и на определенном этапе банковский процент стал неподъемным не только для малых и средних предприятий, но и для крупных. Отсюда произошло падение производства, сокращение товарного предложения, которое при отсутствии конкуренции ведет лишь к новому повышению цен при одновременном сокращении потребительского спроса. Замкнутый круг. И так будет продолжаться до тех пор, пока ЦБ не осознает ошибочность своей стратегии — демонетизации экономики. Инфляцию можно победить не путем примитивного урезания денежной массы, а ростом экономики, насыщающим рынок товарами, а потребителей — растущими доходами. Пока же ошибочная политика ЦБ создала благоприятные условия не своим производителям, а международным спекулянтам, которые озолотились на фондовом рынке, где дутая капитализация акций в 2016 году обновила абсолютные максимумы, а на валютном рынке их же усилиями через механизм carry trade укрепила рубль до критической отметки, подставив под удар не только наших экспортеров, но и бюджет, где курс рубля заложен в диапазоне $67-70 за доллар. Споры типа «что важнее — инвестклимат или сами инвестиции» перешли из разряда чистой теории в плоскость насущной проблематики, они теперь напрямую влияют на конкретику реформ. Здесь напрашивается вывод: нам нужны не абстрактные бизнес-среда и инвестиционный климат, а реальный бизнес и инвестиции. Первый у нас чаще паразитический, а второй виртуальный. И если госпожа Эльвира Набиуллина видит спасение исключительно в прямых иностранных инвестициях, влившихся в экономику страны через биржу, то мировой опыт говорит об обратном. Вначале своя родная банковская система закрывает потребности бизнеса в дешевых, а главное — в длинных кредитах, без лишних извращений по обеспечению кредита, а потом на фоне делового оживления, подкрепленного протекционистскими мерами правительства, подтягивается и иностранный инвестор, за которого российский бизнес просчитал соотношение рисков и прибылей. Только в такой последовательности и никак иначе можно застрявшую экономическую телегу РФ вытащить из трясины. Бизнес-доверие станет для власти и деловых людей отличным бонусом. Либо Путин наконец-то переключится на решение внутренних проблем, либо нас ждет катастрофа, где успехи на внешних контурах будут уже никому не нужны.

    — Получается, правительство не отвечает сложным вызовам времени?

    — Я всегда стоял на этих позициях. Правда, там начала появляться свежая кровь в лице Рогозина, Мединского, Глазьева, Никифорова или Васильевой, но замены не затрагивают экономического блока правительства, следовательно, они никак не влияют на его экономический курс. Орешкин в минэкономразвития или та же Юдаева из ЦБ — вроде и представители нового поколения, но они протеже той же обанкротившейся гайдаровской команды, а потому ждать от них каких-то прорывов вряд ли стоит. Из правительства удалили наиболее одиозных последователей обанкротившейся школы 1990-х в лице Грефа и Кудрина, но дух, да и они сами, никуда не делись. Но что тревожит, так это возможное назначение Кудрина на пост премьера. Запад его начал лоббировать. Как пишет обозреватель «ИноСми» Гилкрист, «нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев, скорее всего, уйдет со своего поста уже в ближайшие месяцы. После этого настанет пора назначить его преемника. Им вполне может стать бывший министр финансов Алексей Кудрин. Назначение премьер-министра из либерального лагеря, во-первых, будет определенным шагом навстречу Западу в том случае, если Владимир Путин примет решение снизить градус конфронтации с США и ЕС во время своего нового президентского срока». «Скорее всего, Путин не поставит Кудрина премьером, авторитет которого в народе равен нулю» «Скорее всего, Путин не поставит Кудрина премьером, авторитет которого в народе равен нулю» Фото: kremlin.ru «В РЕГИОНАХ, ГДЕ ХВАТАТЕЛЬНЫЕ РЕФЛЕКСЫ ВОЗОБЛАДАЛИ, РЕЗКО ВОЗРОСЛИ ПРОТЕСТНЫЕ АКТЫ НАСЕЛЕНИЯ» — Так поставит Путин Кудрина премьером или нет? Ведь ему поручено составить программу реформ. — Скорее всего, Путин не поставит премьером человека, авторитет которого в народе равен нулю. Он, как и Греф, виновник нынешних проблем экономики РФ. Именно они в 2000-х, продолжив порочную практику предыдущего десятилетия, запустили маховик деградации не только экономики, но и всех сфер российского социума. Относительный же рост экономики в 2000-х — не их заслуга, а благоприятная конъюнктура цен на нефть плюс титаническая (я это говорю без тени пафоса) работа Путина по возрождению ВПК и ряда стратегических отраслей промышленности, которые нам не позволили так сильно упасть после санкций. Именно то, чтó Путин возродил из пепла 1990-х, сегодня демонстрирует рост, а кудринско-грефовские проекты все обанкротились. Они растранжирили потенциальный инвестиционный ресурс, наглухо заколотив открывшееся окно возможностей для прорыва своими маниловскими проектами — от СЭЗ до всевозможных приоритетов с задачей удвоения ВВП и модернизации экономики. Но даже если допустить невероятное — Кудрин станет премьером — то это будет трагическим концом для них обоих и непредсказуемыми последствиями для России. В нашем народе установился консенсус: Путин проводит правильную внешнюю политику, а внутренняя — ошибочна. И связывают второе именно с именем Кудрина. Не учитывать это Путину нельзя, и не только по политическим и имиджевым рискам, но прежде всего фактологически — народ в принципе не приемлет ход его мыслей по предлагаемым реформам. Взять хотя бы его последние перлы по пенсионной реформе. Вместо предложений по увеличению доходов бюджета он намерен сэкономить на стариках. Сказать, что в обществе очередной изыск Кудрина вызвал возмущение — ничего не сказать. Он был бухгалтером, ментально им и остался. Да и предлагаемые им реформы не блещут оригинальностью. Взять хотя бы его предложения в сфере экономики — тотальная приватизация и минимизация роли государства на фоне снижения налогов на бизнес при одновременном их возрастании для граждан. В частности, путем повышения НДС (до 23%) и ставки подоходного налога по плоской шкале с 13% до 17%. В принципе, все их предложения по реформированию экономики предсказуемо заканчиваются выдумыванием все новых механизмов выворачивания карманов граждан. Так сказать, «рейганомика по-русски», или в экономической терминологии — экономика предложения, где игнорируется очевидный факт несопоставимости исходных позиций начала таких реформ в США и России. У нас любое снижение налогов и дальнейшая либерализация (без решения проблемы оффшоризации, монополизации и коррумпированности, чего не хотят замечать) будет сигналом для дальнейшего разграбления страны. Все остальные рассуждения Кудрина о новой экономике, ее диверсификации и реформе госуправления есть лишь фиговый листок, дабы прикрыть нищету своей экономической философии. Кстати, о реформе госуправления — теме, на которой тусовка либерального крыла правительства по полной отыгралась на недавнем биржевом форуме в Москве. Греф предлагает, проскочив прежние стадии, сразу построить «государство 3.0» с целью комплексного предоставления всех госуслуг. Новая модель управления, по его словам, должна «включать в себя три составляющие: управление текущими процессами, встроенный механизм постоянного изменения этих процессов и инновационные „подрывные“ технологии». Не раскусив явный пиар в планах Грефа, Кудрин поручает ему в ЦСР взяться за разработку очередного неведомо чего. Проблемы в госуправлении, безусловно, имеются. Но они находятся не в той плоскости, в которую пытается увести всех Греф. В отличие от него государственный подход к решению реальных, а не мнимых проблем демонстрирует председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. Она приводит вопиющие факты, когда на всевозможные программы выделяются огромные деньги, но они не только не контролируются правительством, но и не координируются с близкими по задачам проектами. Главное пролоббировать средства, освоить и отчитаться, а результат никого не интересует. В данный момент минфин и Счетная палата пытаются здесь навести порядок, но, по словам Голиковой, «тема сложнейшая, очень серьезное лобби противников перемен». Николай Никифоров: «Мы ставим перед собой амбициозные цели по достижению к 2018 году 70% доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме» Николай Никифоров: «Мы ставим перед собой амбициозные цели по достижению к 2018 году 70% доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме» Фото: «БИЗНЕС Online» Греф и Кудрин до таких низких материй не опускаются. Их кредо — государство должно обеспечить комплекс госуслуг, не понимая что это не сфера их компетенции. Данную проблему успешно решает выходец из Татарстана министр Николай Никифоров и те же ведомства и муниципалитеты, например, через многофункциональные центры. «Мы ставим перед собой амбициозные цели по достижению к 2018 году 70% доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме», — заявил Никифоров на одном из форумов. Так что и без них государство не отстает, наоборот, является одним из драйверов инноваций в цифровизации госуслуг. Digital-трансформацией, внедрением того же механизма блокчейна в исполнение бюджета, и шире — в экономику и госуправление — судя по всему, заняться некому. Здесь господин Кудрин подозрительно безынициативен. А ведь оцифровать процесс принятия бюджета, особенно его исполнение вкупе с контролем и отчетом об исполнении — достойная задача любого титана мысли, коим себя некоторые мнят. Наиболее актуальна проблема оцифровки бюджета в части, касающейся госинвестиций в поддержку институтов развития. Но цифровизация бюджета им, видимо, невыгодна, ибо при этом все станет прозрачным, будет уже все равно, где лоббист, коррупционная составляющая или даже откат. Я уже не говорю о разработке мер по поддержке фирм, разрабатывающих цифровые, информационные технологии в рамках новых сфер экономики. А потому сознательно сужается задача, сложная проблема эффективности госуправления сводится лишь к оказанию госуслуг вообще. А проблема не такая примитивная. Она сложнее и многослойнее. С одной стороны, это реформа госуправления в сфере экономики, а с другой, поскольку это зона ответственности правительства, — в социально-экономической области. Здесь подходы должны быть совершенно разные. А если остановиться лишь на экономике, чем как бы и должен заниматься Греф, то и здесь нужно выделить как минимум два уровня. Первый — реформа госуправления госсектором и отдельно — госсобственностью. Здесь ставить вопрос о дерегулировании, как это делал Греф, неверно. Речь нужно вести о повышении качества госуправления и его эффективности. А второй — госрегулирование, а точнее, воздействие на рыночный (а значит и частный) сегмент экономики. Внутри него должен быть выделен еще один подуровень — госуправление корпорациями и фирмами с государственной долей в их капитале, которые давно являются акционерными обществами, но работают по законам рынка. Это разделение лишь в первом приближении. Но такой подход будет не грефовским — не просто красивые слова, а план конкретных реформ. Гайдар в переходный период необоснованно навязал стратегию минимального государства, а Кудрин довел этот ошибочный постулат до абсурда — государство теперь у нас по закону «заказчик услуг». И все. Ни одной задачи построения институтов рынка, ликвидации монополии и создания конкурентной среды. Не нужно проводить экономическую и промышленную политику, стратегическое планирование и модернизацию. Рынок сам все решит. Но рынка-то еще нет, а потому, в переходный период, его должно заменить государство, центральной задачей которого становится агрегирование саморегулирующих механизмов рынка. Кудрин — западник, а МВФ признал российскую экономику рыночной. Истина как аксиома. Но по факту это не так. Есть серьезные институциональные проблемы, остановившие в стране экономический рост. Наблюдается резкий рост мошеннических структур, а монополизм лишь усиливается.

    — Накануне глава ФАС Игорь Артемьев буквально заявил, если цитировать по газете «Ведомости», что в его докладе о состоянии конкуренции в РФ будет много неприятного для правительства. По его данным, суть в том, что у нас сложился государственно-монополистический капитализм. Государство стремительно наращивает присутствие в экономике. Вклад его и госкомпаний в ВВП вырос до 70% в 2015 году с 35% в 2005-м. Резко возросло число унитарных предприятий, а они — главные враги конкуренции на локальных рынках, а потому ФАС с 1 января 2018 года предлагает вообще их ликвидировать.

    — Да, сильно сказано. Можно Артемьеву Героя России присвоить. Но с другой стороны, это и приговор самому себе. Ведь Артемьев возглавляет ФАС уже более 13 лет, и чего он добился? Антимонопольная служба стала рассадником монополизма в России? Вопрос риторический. Тем более, он из партии «Яблоко», которая в стране имеет весьма сомнительную репутацию. А теперь по существу доклада. Во-первых, может, вклад 70% в ВВП госсектора явился результатом работы Путина, который в 2000-х действительно восстановил разрушенную в 1990-х годах экономику? Причем, если тогда, тотально приватизировав все и вся, ВВП обрушили на 40%, то в нулевых Путину, наоборот, с помощью деприватизации и создания госкорпораций удалось этот показатель не только восстановить, но и почти удвоить? Во-вторых, если даже допустить, что цифра 70% ВВП госсектора — это правда, то этим фактом они сами себя усаживают в лужу. Ибо это может свидетельствовать лишь о более эффективной работе госсектора, нежели частного. Но это поверхностный вывод. Артемьев, похоже, сознательно проблему неконкурентной среды свел лишь к присутствию государства в экономике, игнорируя глубинные причины. В унисон звучит и фантасмагория Грефа, который в снижении темпов приватизации и 70% госсектора в экономике углядел угрозу «национальной безопасности». В отличие от них, вменяемые экономисты давно пришли к всеобщему консенсусу, что вне зависимости от циклов экономического развития сокращение доли присутствия государства в экономике при достигнутой относительной оптимальной величине никак не ведет к возрастанию конкуренции. А меж пустой риторики жадные руки «прихватизаторов» вновь потянулись к остаткам государственной собственности. Никаких 70% госсобственности в экономике РФ нет. Это заведомая ложь, распространяемая либералами и находящимися на их содержании ангажированными экономистами и прикормленными СМИ. При этом их не останавливают не только отсутствие в российской статистике показателей доли госсектора в выпуске продукции, но даже имеющиеся официальные данные Росстата, например, по числу организаций по формам собственности. Приведем для убедительности данные профессиональных экономистов. В известном центре Сулакшина отмечают: «В процентном отношении суммарная доля государственной и муниципальной собственности сократилась с 11% в 2000 году до 6,4% в 2015 году. При этом не только сократилось число предприятий государственной и муниципальной собственности, но и выросло число частных предприятий, доля которых в 2015 году составила 86,8%». А предложения ФАС о ликвидации с 1 февраля 2018 года унитарных предприятий? За гранью разума. Катком приватизации уничтожено все, что нужно и ненужно. Справедливо было бы подсчитать ущерб от этого мамаевого побоища. Но нет: цель добить остатки. Их количество на федеральном уровне (с 1999 года по сей день сократилось в 7,7 раза с 13,8 тысячи до 1,8 тысячи, на региональном уровне — с 22,1 тысячи в 2001 году до 4,9 тысячи). Аналогичная динамика и на муниципальном уровне. Какими данными оперировал Артемьев — одному богу ведомо. На наш взгляд, количество оставшихся унитарных предприятий, прошедших через горнило грабительской приватизации, достигло точки равновесия. В некоторых регионах даже пройдена красная черта, и впору ставить вопрос о национализации. Здесь негативный эффект от бездумной приватизации многократно превысил положительный, усилив социальное напряжение. Радует, что не везде приватизация проводилась кавалерийскими методами. Например, в Казани МУП «Водоканал» по организационно-правовой форме сейчас является унитарным предприятием. И что, его ликвидировать? Руководство республики и мэрия Казани, вопреки давлению всяких артемьевых, проявив в первом случае политическую мудрость, а во втором — элементарную экономическую грамотность, сохранили его в госсобственности. Да, проблем предостаточно, но МУП работает эффективно, что подтверждается его высоким рейтингом (15 место). Нет сомнения, что мэр Казани Метшин не против приватизации, но и не оторван от реалий российской действительности. Отказ от госформ возможен там, где имеются условия для развития частного сектора. Своими руками создавать частную монополию взамен государственной? Это верх экономической безграмотности, тем более в такой жизненно важной социальной сфере, как ЖКУ. В регионах, где хватательные рефлексы возобладали, резко возросли протестные акты населения. И это понятно — частная монополия, реально не имея возможности привлечь инвестиции, начинает шантажировать власть на предмет повышения тарифов, а заодно, находясь в бесконтрольном положении, проедать основные и оборотные средства, нередко мошенническим образом выводя активы за границу. Главная проблема МУПов — это недостаток инвестиций. Их порой не хватает катастрофически, но вместо решения насущных проблем ФАС по-прежнему в качестве панацеи предлагает приватизацию. Ясно, что это не решение проблемы. Даже превращение унитарных предприятий в АО, как набережно-челнинский «Водоканал», не меняет ситуацию. Возможность выхода на фондовый рынок, как показала практика, — такая же иллюзия, как летучий голландец. Валерий Береснев Версия для печати www.business-gazeta.ru/print/347260/ БИЗНЕС Online, 2017 ©

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 8 комментариев , вы можете свернуть их
    Николай Таурин # написал комментарий 2 июня 2017, 00:20
    Отличное интервью, Фарид! Но питерский экономический форум, который проводится под крылом Путина, сегодня подтвердил, что ничего делать они не намерены. Одни и те же мантры от Кудрина и Грефа, инфляционное таргетирование, как заезженная пластинка из уст Набиуллиной.
    Я еще несколько лет назад называл их врагами России, но все госструктуры у них в руках. А народ по сути безмолствует, удовлетворяющийся тем, что нет войны.
    Фарид Насыбуллин # ответил на комментарий Николай Таурин 2 июня 2017, 19:59
    Николай рад встрече. Почитайте вторую часть- она еще интереснее.
    Валентин Левин # написал комментарий 2 июня 2017, 09:21

    Уважаемый Фарид, Вашу позицию поддерживаю.
    Ни в Москве, ни в Питере реально глубоких экономических программ для России не слышно.
    Столицу России пора переносить или в Казань, или в Новосибирск, я не шучу.
    Нам нужен альтернативный, патриотический форум политико-экономической мысли.
    На этот Форум мы можем представить программу Народного Экономического Совета из Новосибирска: ссылка на lud.ru

    Успехов Вам!

    Фарид Насыбуллин # ответил на комментарий Валентин Левин 2 июня 2017, 19:58
    Спасибо Валентин. Обязательно почитаю. А Вы прочтите вторую часть- там разбор программ Титова, Бабкина и проч.
    Леонид Гончаренко # написал комментарий 3 июня 2017, 13:12
    Первое, с чего надо начать - это с наведения порядка в банковской сфере. Зачем стране столько клещей в виде частных банков? Ответ прост - только в этой сфере самая высокая доля прибыли в ущерб всей стране. Банки - это организованные преступные группировки и их покровители мировой финансовый интернационал. Обо всём остальном, что в статье ++++.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1126 записей в блогах и 10293 комментария.
    Зарегистрировалось 25 новых макспаркеров. Теперь нас 5019236.