Константин Симонов и оборона Могилёва.

    Александр Яковенко перепечатал из www.Shkolazhizni.ru
    4 оценок, 2502 просмотра Обсудить (5)

    К. Симонов. Что навеки связало его с Беларусью?

        В этом году 28 ноября исполняется 95 лет со дня рождения известного советского писателя Константина Симонова (1915 – 1979). Но я не буду сейчас писать биографию, перечисляя жизненные вехи в стиле «родился/творил/умер». Хочется остановиться лишь на одном эпизоде из его насыщенной событиями жизни…
        Есть в Республике Беларусь небольшой поселок Буйничи, расположенный совсем рядом с г. Могилёвом. Раскинувшееся за поселком поле за свою историю не раз становилось местом значимых сражений. В 1595 г. здесь произошла битва между восставшими крестьянами и казаками с 18-тысячным конным войском феодалов… В 1812 г. здесь было оказано ожесточенное сопротивление войскам Наполеона… Но самая известная битва – оборона г. Могилёва в июне-июле 1941-го.
        Именно это сражение явилось первым в истории Великой Отечественной, когда удалось остановить наступление фашистских полчищ на длительный срок. Воины 388-го стрелкового полка 172 стрелковой дивизии, работники милиции, курсанты школы НКВД и 12 тысяч ополченцев Могилёва 23 дня героически обороняли город. Уже был взят Смоленск, а под Могилёвом гремели бои.
        В то время 25-летний К. Симонов работал военным корреспондентом…

    Для справки. Поскольку в разных источниках указываются разные газеты, приведу слова самого Константина Михайловича (Автобиография. 1978 год):

    «С осени 1940 года по июнь 1941-го учился на курсах военных корреспондентов при Военно-политической академии. Окончил их в середине июня 1941 года, получив воинское звание интенданта второго ранга.
        24 июня 1941 года был призван из запаса и с предписанием Политуправления Красной Армии выехал для работы в газете «Боевое знамя» Третьей армии в район Гродно. В связи со сложившейся на фронте обстановкой до места назначения не добрался и был назначен в редакцию газеты Западного фронта «Красноармейская правда». Работал там до 20 июля 1941 года. Одновременно как нештатный корреспондент посылал военные корреспонденции в «Известия». С 20 июля 1941 года был переведён военным корреспондентом в «Красную звезду», где служил до осени 1946 года

     

        …Итак, по заданию редакции К. Симонов с фотографом П. Трошкиным выехали на линию фронта к Могилёву, где в те дни шли тяжелые бои. Для Константина это была первая военная командировка. Под вечер 11 июля журналисты прибыли в город и через день узнали ошеломительную новость: на подступах к городу на Буйничском поле во время ожесточенного 14-часового боя 12 июля 1941 года защитники города подбили и сожгли (используя и бутылки с горючей смесью) 39 фашистских танков и отстояли рубеж обороны! С самого начала войны советская пресса не раз писала о множестве уничтоженной вражеской техники, но фотографии еще ни разу не публиковались. И назавтра ради сенсационного репортажа военкоры отправились на место событий.
        Для прикрытия на время съемки им дали взвод автоматчиков – из ближнего леска в любой момент фашисты могли открыть огонь, но журналистам повезло, и заветные снимки были сделаны без помех. Впервые с начала войны были получены фотографии поверженной немецкой техники! Теперь нужно было как можно скорее доставить в Москву ценнейшую на тот момент информацию. На стареньком пикапе военкоры чудом вырвались из кольца окружения Могилева, и уже 20 июля «Известия» вышли с сенсационным репортажем – панорама десятков подбитых вражеских танков наглядно демонстрировала, что неуязвимость гитлеровских войск – миф. У стендов с «Известиями» в те дни собирались огромные толпы читателей, люди ликовали, это было лучше любой агитации…
       

    О своих впечатлениях в те дни К. Симонов рассказывает так:

        «…Середина поля. Могилев. С восточного берега на западный перекинут единственный деревянный мост. На нем не было ни одной пушки, ни одного зенитного пулемета.
        Мы переехали на западный берег, в полк, оборонявший Могилев. В этот день был тяжелый, кровопролитный бой. Полк разбил сорок немецких танков, но и сам истек кровью. Вечером мы говорили с командиром полка полковником Кутеповым… На его обросшем, небритом и усталом, смертельно усталом лице в самые тяжелые мгновения вдруг проявлялась неожиданно мягкая, детская улыбка.

    Мы сказали ему про мост. Там нет ни одного зенитного пулемета, если немцы разбомбят мост, то он с полком будет отрезан здесь, за Днепром.
        – Ну и что ж, – Кутепов вдруг улыбнулся своей детской улыбкой. – Ну и что ж, – повторил он мягко и тихо, как будто говоря о чем-то самом обычном. – Пусть бомбят. Если другие отступят, мы решили тут остаться и умереть, всем полком решили. Мы уж говорили об этом…
    »
        Под его руководством за 12 дней здесь была создана глубоко эшелонированная оборона: две линии окопов полного профиля, соединенных траншеями, перед передним краем – сплошные противотанковые минные поля и проволочные заграждения в два ряда. Полк буквально зарылся в землю и отступать не собирался.
        Военкоры уезжали из-под Могилёва с тяжелым сердцем…
         Эти герои, сумевшие остановить наступление гитлеровских войск среди царившей паники и неразберихи, на 23 дня приковав к себе целый армейский корпус гитлеровской армии, навсегда стали для Симонова не просто однополчанами. А события этих дней легли в основу сюжета его главного произведения – романа-трилогии «Живые и мертвые». Полковник Кутепов стал прототипом героя романа – генерала Серпилина.
        Всю жизнь помнил Симонов те дни, проведенные под Могилевом. Во многих своих статьях и книгах он вспоминал Могилев наряду с Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем, Сталинградом: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, – поле под Могилевом».

        Писателя не стало 28 августа 1979 г. Там, где погибли Семен Федорович Кутепов и его товарищи, бывший военкор Симонов завещал похоронить и себя. Но сделать это оказалось не так просто. В ЦК КПСС было принято решение похоронить писателя на Новодевичьем кладбище в Москве, в некрологе значилось, что о дне похорон будет сообщено дополнительно, родственников даже ни о чем не стали спрашивать. И тогда родные поступили аналогично. По словам сына писателя, Алексея, пока в Москве шли всяческие согласования и прочие бюрократические процедуры, родные 2 сентября получили урну с прахом и направились в Белоруссию – исполнить волю Константина Михайловича: «Ехали Лариса Алексеевна – вдова Константина Михайловича, я, сестры, еще несколько человек, словом, родственники и те, кто фактически был членом семьи.» Уезжая из Москвы, знакомым сказали, что решили проехать по местам симоновской молодости.

        Про Буйничское поле родные слышали от писателя много раз, но сами там никогда не были – как же найти то самое, легендарное? Помогли сотрудница Могилёвского краеведческого музея Т.Ф. Положенцева, директор Кричевского музея М.Ф. Мельников, бывший могилёвский облвоенком полковник Н.А. Тихонов и ветеран-белорус В.А. Пятков, воевавший в 388-м полку полковника Кутепова. Никто не знал, зачем приехала семья Симонова, повезли их в Буйничи, там Пятков точно указал место, где проходил передний край обороны. Родные достали из машины урну и, пройдя вглубь поля, на глазах своих ошеломленных помощников развеяли прах… Над лесопосадками пылал закат невероятно алого цвета…
        Что было потом?.. Потом был скромный поминальный ужин в узком кругу в номере гостиницы «Могилёв». Официальные власти страны ответили зловещим молчанием. И только через год «Литературная газета» упомянула об этом событии как о чем-то само собой разумеющемся и давно известном…

        В 1980 году, 25 ноября, на Буйничском поле был установлен большой 15-тонный памятный камень с мраморной доской на тыльной стороне: «...Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах.» Этот камень родные Симонова выбрали на территории республиканского Музея валунов, а писатель А. Адамович позаботился о его доставке в Могилёв, договорившись с руководством Белорусского военного округа. На митинг в честь открытия съехались белорусские и московские писатели и поэты.
        В 1980 г. в честь К.М. Симонова в городе Могилёве названа улица.

     

        А 9 мая 1995 года на шестом километре шоссе Могилев-Бобруйск состоялось открытие Мемориального комплекса «Буйничское поле» с целью увековечивания подвига всех защитников Могилёва от немецко-фашистских захватчиков, и в особенности, воинов 388 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии и ополченцев г. Могилёва. Мемориал занимает площадь 22 га, в центре его стоит 27-метровая каплица – символ величия воинского духа, вокруг неё – военная техника времен Второй мировой, недалеко – небольшое Озеро Слёз – символ слёз всех матерей, потерявших сыновей в годы войны. От каплицы расходятся четыре аллеи, одна из которых носит имя К. Симонова и заканчивается памятным камнем с факсимиле «Константин Симонов». Писатель не захотел расстаться с этими местами, теперь он здесь навечно…

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 5 комментариев , вы можете свернуть их
    Сергей Покладов # написал комментарий 25 ноября 2010, 14:22
    Факт известный. Но детали впечатляют. Понимаю Симонова. Буйничские поля спасли наше Отечество.
    Александр Яковенко # ответил на комментарий Сергей Покладов 25 ноября 2010, 15:34
    Увы, некоторые оппоненты оспаривали эти общеизвестные страницы Войны.
    Сергей Покладов # написал комментарий 25 ноября 2010, 15:43
    Оспаривать у нас мастера. Буквально вчера один "оспариватель" заявил, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев по данным исследователей выглядит совсем не так. Что фактически его не было. Возможно, что он и прав. Я как-то занялся историческими справками на эту тему, смотрел публикации в интернете. Но мне какая разница, 28 или 42 панфиловца, панфиловская дивизия или корпус Доватора остановили немцев. НЕМЦЫ НЕ САМИ были остановлены и и испугу вдруг убежали. Это наш народ, наша армия их остановили. А то что символом стойкости выбрали панфиловцев - факт второстепенный. И такой же символ, если не символ еще более важный - Буйничское поле. Где наши бойцы в самом начале войны, в неразберихе, стояли насмерть, а не сдавались в плен, как это сделали в 1941-42 года 4,5 миллиона наших военнослужащих. И такое поле, к счастью для нас, было не одно. Повторю - Буйничские поля спасли наше Отечество.
    Андрей Ig # написал комментарий 25 ноября 2010, 21:20
    Факт есть факт,оспаривать его-неуважение к советским воинам .
    Не понимаю тех людей,которые оспаривают подвиги советских солдат и произведения писателей-фронтовиков.
    Глупцы они или тролли?
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1000 записей в блогах и 11294 комментария.
    Зарегистрировалось 96 новых макспаркеров. Теперь нас 4998338.