Кудрин и глазьев. Вместе, но попеременно

    Виктор Середняк написал
    0 оценок, 100 просмотров Обсудить (2)

     

     

    Нормально работающая экономика - это БАЛАНС  между ДЕНЕЖНОЙ МАССОЙ и ПРОИЗВЕДЕННЫМ товаром!!!  Это идеал. Как всякий идеал недостижим. Но усовершенствование экономики означает приближение к идеалу. Подобно тому, как недостижим КПД = 1. Но , совершенствуя устройство, можно каждый раз поднимать его КПД еще выше.

     

    Разберем этот идеал на простом наглядном примере. Фермер произвел свою продукцию и реализовал ее на рынке. Он и его покупатели взаимно удовлетворены – никто не переплатил, а фермер не продешевил. Это баланс произведенного продукта  и части  денежной массы, что ушла на оплату произведенного.  В данном случае деньги есть инструмент, с помощью которого выстроились справедливые отношения между производителем  и потребителями.

     

    Усложним задачу.  Фермер для создания своего хозяйства брал кредит в коммерческом банке под определенный процент. Если фермер считает его не завышенным, а банк не заниженным, то взаимоотношения между ними справедливые. Разница в рассматриваемых примерах лишь в том, что фермер продает свою сельхозпродукцию, а банк торгует деньгами.

     

    Поэтому деньги есть ТОВАР.  Но исключительно для банков. Для всех остальных - это ИНСТРУМЕНТ экономики, а не товар!!!  Банки и биржи, поскольку они ничего не производят, - это ПАРАЗИТЫ на теле любой экономики. Но определенное количество паразитов полезно!  Как в любом живом организме. Но! Только до тех пор, пока паразиты не начинают претендовать на ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ  управление. А от избытка их любой живой организм заболевает.

     

    Признаюсь честно – это не моя трактовка нормально работающей экономики. Почерпнул где то при случае. Но понравилась. Очень точно и наглядно. Начнем от печки. Старуха процентщица  и прочие ростовщики - паразиты. Тут как бы спорить не о чем. А коммерческий банк паразит или нет? Тоже паразит. Но он может быть полезным паразитом, если кредитует производство по справедливой процентной ставке. Без кредита создать производство невозможно. А у нас банковский бизнес - сплошное ростовщичество. Эта несправедливость создана  сверху центробанком и экономическим блоком правительства.

    В советское время расчеты велись безналично. Для этого не нужны были банки и кредиты.  Соблюдался лишь баланс между денежной массой и суммарной зарплатой трудящихся. Можно не сомневаться, что эта составляющая - главная в том балансе.  А для безналичного финансирования производства,  «нарисовав» виртуальные деньги , проблем не было.  Цена наличного рубля в неналичном измерении отличалась больше, чем сегодня бакс от рубля. Поэтому отсутствие банков - паразитов, но полезных, тоже беда, порождающая другую ненормальность в экономике  - перепроизводство невостребованного продукта и дефицит востребованного.

     

    Я эту наглядность готов подтвердить, что называется, буквально «на пальцах». На двух примерах.

     

    Большая часть трудовой биографии выпала на работу в институте, где создавался луноход. После его успешного запуска у начальства возникла идея в плане научно – технического задела на перспективу создать гусеничный движитель для будущих планетоходов в отличие от колесного на луноходе. Если на луноходе привод размещался в ступице колеса, то теперь требовалось разместить его внутри ведущей звездочки. А поскольку был выбран очень высокооборотный электродвигатель, требовалось создать редуктор с большим передаточным числом при малых габаритах. Противоречивые требования создают сложности в разработке. Но для конструктора это интересная творческая задача. Этот кусок работы достался мне. По учебникам я подобрал подходящую кинематическую схему, а конструкцию создавал из головы.  Получилось не только у меня с редуктором, но и в целом с гусеничным движителем. Понятно, что это дорогое удовольствие, понятно, что и поначалу было ясно, что продолжения не будет. Но кто тогда считал деньги!  Изготовленный образец поместили в музей предприятия и начальство института любило показывать заезжему начальству, какие мы крутые. Это пример  для иллюстрации отсутствия финансистов и банкиров – паразитов в экономике. Как регуляторов типа бухгалтер – ревизор или фининспектор.

    Правда, затраченное тогда окупилось через 15 лет. Когда случилась Чернобыльская катастрофа, на коллектив луноходчиков была возложена задача создать самоходный робот для очистки крыши аварийного 4-го корпуса. До нас это делали солдаты лопатами. Срок нам дали – два месяца. Задачу выполнили, использовав привод гусеничного движителя как задел. Тем самым спасли не одну сотню солдатских жизней.

     

    Теперь пример обратный. Уже на пенсии, работая в охране, я не мог успокоиться  профессионально как конструктор и изобретатель. Тем и подрабатывал, предлагаясь заводу в этом качестве, где служил. У меня давно была идея, навеянная знакомством с методикой дистанционного управления луноходом водителями, находящимися на земле. Это принципиально новый метод подготовки водителей наземного транспорта, позволяющий резко в разы сократить время, потребное для получения необходимого опыта. Ведь водителем становятся не тогда, когда получены корочки, а когда наезжено много – много километров и знания с опытом прочно закрепились в подсознании так, что  водитель использует их автоматически. Подал заявку на изобретение и получил патент. Довел разработку до уровня, позволяющего на макете, -.ноутбук и джойстик, - демонстрировать эффект. Автошколы заинтересованы, но им нужен товарный образец, а не макет. А для этого требуется выполнить необходимый объем ОКР, предваряющих серийное производство. Стоимость этих работ не превышала 100000 рублей. И не нашлось спонсора. Так мой личный опыт на микроуровне подтверждает закономерность на уровне макро – в стране перебор финансиcтов – паразитов.

     

    Плановая экономика с жестким госрегулированием ушла в невозвратное прошлое. Радоваться по этому поводу или сокрушаться дело вкуса. Просто не продуктивно это. Кадры той поры, занятые в оборонке разработками, были инженерно-технической элитой страны. Сейчас ее нет. А о необходимости создания новой говорилось во вчерашнем послании президента. Как об одном из условий нормализации деградирующей экономики.

     

    Накануне президент назначил нового министра МЭР. На это событие откликнулся профессор Европейского университета в Санкт Петербурге Дмитрий Травин статьей «Путин нащупал Орешкина. Орешкин нащупает дно» (см. ссылку

    http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/12/01/1572019.html ).

     

    «Вопрос о возможных переменах в экономической политике оказался закрыт, так, по сути, и не открывшись. Теперь Орешкин вместо Улюкаева будет нащупывать уходящее из-под ног дно нынешнего кризиса. Вот и вся разница».

     

     

    Далее Дмитрий Травин пишет.«Когда общаешься с людьми в любой хоть сколько-нибудь мыслящей и читающей аудитории, собеседники непременно задают вопрос: не пора ли начать реформы, вернув, например, Алексея Кудрина во власть? Или, точнее, этот вопрос задают в аудиториях, склоняющихся к демократическим взглядам. В патриотических кругах задают другой вопрос: не пора ли начать применять экономическую программу Сергея Глазьева, отказаться от монетаризма и дать денег промышленности?

     

    При этом всем ясно, что, несмотря на диаметральную противоположность взглядов Кудрина и Глазьева, разные группы нашего общества волнует одна и та же проблема: возьмется ли Путин за трансформацию загнивающей экономики, или мы будем по-прежнему медленно сползать вниз под бурные продолжительные аплодисменты, как во времена Леонида Брежнева?»

     

    Статью Травин завершает так. «Цены на нефть у нас постепенно укрепились в районе $50 за баррель. Никаких протестов после сентябрьских выборов не наблюдалось. А представителям элиты гораздо проще свалить за границу со всем нажитым добром, чем пытаться с риском для жизни и капиталов реформировать родную страну. Вот из этих-то наблюдений и вытекает реальный прогноз нашего будущего. И никакие кадровые перемены на эту перспективу не влияют».

     

    Не соглашусь с профессором и обосную свою точку зрения как надежду. Но оговорюсь, что это будет осторожная надежда.

     

    25 мая Президент собрал заседание Экономического совета, на котором обсуждались разные варианты моделей экономики,- кейнсианства, представленного его сторонниками (Глазьев и Титов), и противоположного ему монетаризма (от правительства Улюкаевым) и Кудриным. На этом совещании Путин «цикнул»: «Никакой монополии на истину в экономической дискуссии быть не должно», – сказал президент.

     

    Если монополии не должно быть, то необходим компромисс в реализации разных моделей. Примеры в истории есть. Это НЭП и ГОСПЛАН. А применительно к нашему времени это должны быть монетаризм и кейнсианство. В первом случае сжатие денежной массы. Но не настолько, чтобы дефицит денег подтолкнул банки к ростовщичеству. Подобно тому, как дефицит товаров порождал спекуляцию в Советском Союзе. А во втором случае печатание денег для вложения в производство должно происходить не только под жесточайшим контролем целевого использования, но и с одновременным стимулированием вложения в производство. Короче говоря, инвестировать должно быть выгоднее, чем красть.

     

    Поэтому компромисс между тем и другим – это как отклонения от баланса денежной массы и произведенного продукта в допускаемых обществом пределах. Соответственно, нормальная экономика – это справедливая экономика.

     

    Категорическое требование Путина о недопустимости монополизма в экономических моделях следует понимать, как необходимость договориться о допустимом компромиссе. Абсолютное согласие как идеал невозможно. Каждая сторона окажется при своих убеждениях. Но диапазон и значимость различий должны быть минимальными.  После этого  власть может применять поочередно одну или другую теорию, оставаясь в рамках их диалектического единства. Подобно тому, как меняются в демократических странах партии у власти на выборах не с периодичностью смены ряда поколений (70 лет совка). И даже не одного поколения, как это назрело сегодня, а чаще. Чтоб каждая экономическая модель давала развитие, но не успевала наломать дров.

     

    Когда – то простая рабовладельческая модель развития экономики сменилась более сложной феодальной. Рабовладелец понял, что это экономически эффективнее. Но и взаимоотношения между феодалом и его крепостными стали немного справедливее. А различия между капитализмом времен его зарождения и нынешними его моделями в демократических странах – это как «две большие разницы. Короче говоря, источник социального и экономического развития общества состоит в поочередной смене конкурирующих моделей. В том числе кудринской и глазьевской.

     

    Назначение Орешкина на должность министра МЭР обнадеживает. Воспитывался в среде либералов. Но он молодой человек  и грамотный специалист. Судя по тому, какое отеческое напутствие получил от президента, несомненно, понимает, что Путин на него надеется. И как карьерный человек он тоже понимает, что президент ждет от него поиска компромисса между монетаристами и кейнсианцами. Для президента он должен стать своим в стане противника. Хотя можно не сомневаться, что будет под прессом монетарно настроенной части экономистов.

     

    Профессор МГИМО Валентин Катасонов  оценил его так. «Орешкин очень молодой, ему 34 года. В принципе, в таком возрасте молодежь еще пластилин, его можно лепить. В чьи руки попадет?»

     

    Если это руки президента, то  назначение Орешкина означает  приближение к центру (к идеалу) справа. А если бы назначил Глазьева или Хазина, то это был бы резкий как революционный переход на левую сторону и потом понадобилось  бы приближение к центру уже слева. А как многократно говорил Песков, Путин сторонник эволюционных преобразований.

     

    Но Катасонов считает, что фигура Орешкина временная. «Это чиновник, управленец  даже не второго уровня, а ,скорее, третьего. Такие фигуры обычно появляются, когда идет закулисная или подковерная борьба и стороны не могут договориться. Если какая-то из сторон побеждает, тогда на арену выходит тяжеловес, профессионал. В данном случае это какая-то компромиссная, я бы даже сказал, транзитная фигура. Она транзитная до тех пор, пока какая-то из сторон добьется перевеса в этой борьбе. Что это за стороны? Я думаю, одна из них — это президент. Мы давно заметили, что президент фактически не может оказывать влияния на решение, принимаемое финансово-экономическим блоком. Он как бы является наблюдателем. Наш президент больше отвечает за силовой блок, правоохранительную систему, внешнюю политику. В данном случае, видимо, президент попытался встрять, но не получилось. Поэтому закончилось, грубо говоря, ничьей. Фигура Орешкина — проявление игры, которая закончилась ничьей».

     

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 2 комментария , вы можете свернуть их
    борис кадников # написал комментарий 6 декабря 2016, 15:23
    ныне капитализм запада -это совсем другая модель, чем в РОССИИ. она основана на АКЦИОНЕРНОМ капитале сосредоточенном в рабочих руках. .воротилы и президенты компаний правят при наличии минимальных процентах акций. часто не больше 10% основная масса средств это акции те же деньги ,но гораздо больше подвержены обесцениванию без движения .поэтому инвестиции перетекают из рук в руки . акции успешных компаний оценены выше ,а значит постоянно существует запас инвестиционных средств , в РОССИИ на руках и в банках лежат 50 триллионов рублей это просто "тихий" океан для банкиров поднимают волны и снимают пену миллиардами.из него надо перевести в акционерный капитал госкомпаний до 40 триллионов простым высоким процентов срочных дивидендов в 10% с гарантиями государства .и не надо творить новые рычаги ,а банки уменьшить до одного в уезде .!
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 1198 записей в блогах и 15681 комментарий.
    Зарегистрировалось 79 новых макспаркеров. Теперь нас 4944469.