Ловушка. ( Психологические ловушки в «Ледоколе» В. Суворова.)

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Вадим ТопАлПашА написал
    3 оценок, 6460 просмотров Обсудить (170)

     

                                    Ловушка.

      ( Психологические ловушки в «Ледоколе»  В. Суворова.)

      (Издание одиннадцатое, переработанное и дополненное)

     

                                                                         Вадим  Топал - паша.

     

    Предисловие к одиннадцатому изданию.

     

                       Посвящается Рыжему.

    (в смысле, только предисловие, а то ещё возгордится!)

     

    Любому автору почему-то кажется, что если он что-то написал, то все прочитавшие должны понять из его гениального произведения именно то, что наш гений и имел ввиду. На практике почему-то получается, что понимают далеко не всегда так, как хотелось бы автору. Когда пошла волна отзывов на «Ловушку» и остальные мои бредни Резунского цикла, до меня дошло, что некоторые вещи нуждаются в разжёвывании. К тому же создавал я сию «нетленку» буквально «на коленке», урывками, на разных компах и в разных местах. И постоянно вносил изменения. Да, если честно, я никогда и не отличался особой связностью мышления. А уж про доходчивость изложения материала  я вообще молчу. Мне понятно, а остальные обойдутся… Шутка. Просто «жаба давит» литературного негра нанять для обработки моих «перлов». Прости, мой читатель, но тебе придется помучаться. Кстати, у меня ещё и своеобразное чувство юмора. Зачастую, даже очень близкие люди не до конца понимают мой стёб…

     

                         Вступление.

     

            Прочитав   Ледокол Виктора  Суворова я  обалдел и Уверовал. Раньше я бы написал  это слово с маленькой буквы  и без курсива, но теперь я немножко научился пользоваться Microsoft Word  и могу написать это так, как чувствую. Чувство это ближе к религии, чем  к логике или точным наукам. Я сам жил под пятой лживых бюрократов и не мог не оценить той безжалостной эффективности, с которой Виктор обрисовал  их наглое вранье.

          Полностью согласен с тем, что врали нам много и не всегда умело. Но из этого вовсе  не следует, что Суворов пишет правду. Первоначально я полностью воспринял его точку зрения, собственно ничего нового он не сообщил, просто сделал парадоксальный, на первый взгляд, вывод насчет 6 июля. Меня даже удивляло, как это я сам не пришел к этому же выводу на основании тех же фактов. (Ну, это так, очередной легкий приступ хронической мании величия). Не спорю, Суворов гений (в отличие от многих). Но гениальность его не в том, что он собрал факты  и сделал вывод,  а в том, что он подал факты так, чтобы в его вывод поверили и уверовали. Сомнения появились не сразу, но раз появившись,  они остались  у меня навсегда. Суворов обвиняет других во лжи. А раз так, то сам он должен являть собой образец кристальной чистоты. Но вот с этим-то  и есть  некоторые проблемы. Нет, Суворов не опускается до откровенного вранья, подобного наглому (из-за осознания собственной безнаказанности)  вранью наших любимых замполитов. Он действует тоньше: там - недоговорочка, сям - подтасовочка, - вот и пришли мы не к правде, а к тому выводу, к которому подталкивает нас Суворов. Сам Суворов цитирует старую, избитую истину - дьявол в мелочах.  И это правда. Наши любимые замполиты давали  нам готовый вывод и некоторые факты, подтверждающие их вывод. Те факты, которые противоречили их видению мира, или не приводились вообще или извращались. Суворов приводит факты, которые не вписываются в ту  привычную картину, которую рисовали наши любимые замполиты. Но дело в том, что этот мир вообще гораздо более сложная штука, чем это может показаться на первый взгляд. И дьявол действительно в мелочах. Основная причина, по которой Советский Союз проиграл Третью Мировую Войну это неправильный подход к пропаганде. Сначала всё  замалчивалось, и существовал определенный дефицит на информацию, а когда  появилась т.н. гласность, то любая информация, не согласующаяся с официальной версией, стала восприниматься как правда. Этим и воспользовались всякие разные резуны, а точнее, их хозяева. Давайте копнем чуть глубже и поищем вранье не у наших любимых замполитов, (которые, конечно, всегда весьма путано думали  одно, говорили другое, а подразумевали третье), а у самого Резуна. Ибо, в принципе, он тоже замполит, только вражеский. А посему он не просто клевещет на СССР. Он осуществляет для своих хозяев «Операцию прикрытия». Он прикрывает тот факт, что третья мировая война против СССР не закончилась с развалом СССР! Она продолжается против России! Причём схема, в общем-то, уже обкатанная и применявшаяся против Британии в предыдущем столетии. Штаты прогнали Британию через две мировые войны, которые Британия вроде как и выиграла. Только почему-то сейчас Британский флаг уже не развивается над третью обитаемой суши и 90% морей и океанов. По сути, Британия в результате этих побед превратилась в вассала своей бывшей колонии. Россию, судя по всему, ждёт ещё более горькая участь. Вспомните, что америкосам всегда была нужна территория без населения. А судьба индейца шерифа не колышет. Не исключено, что русские ещё будут завидовать индейцам из резерваций! Если, конечно, и дальше будут молча наблюдать, как у них потихоньку отнимают их собственную страну.

     

     

                               Итак.

     

       Вранье первое. Об оперативно-тактических ракетах древности. Я имею в виду его (Суворова) крокодиловы слезы по поводу неэффективности германской артиллерии особой мощности вообще и пушки Дора в частности. Во-первых, он привирает  по поводу  снарядов для этой пушки. Для этой пушки существовало два типа снарядов - фугасный и  бетонобойный. Суворов приводит данные только по последнему и льёт  крокодиловы слезы по поводу того, как мал был процент взрывчатого вещества в нем. Каждый снаряд создается под конкретную задачу. И если тебе нужен взрыв побольше, просто возьми фугасный снаряд.  Там процент взрывчатого вещества гораздо больше. В разы.  А если твоя цель -фортификационное сооружение  под  многометровой толщей бетона, то снаряд должен быть совсем другим.

    Теперь по поводу неэффективности применения артиллерии особой мощности  именно под  Севастополем. ( Напомню, что кроме пресловутой Доры, там  применялись 600- мм мортиры Карл). Все сходятся в том, что достоверным является одно попадание в подземный склад и одно - в башню 305 -мм  пушек. Собственно все эти попадания были на территории основной цели для германской артиллерии особой мощности. Немцы  называли это Форт Максим Горький, у нас это была просто  батарея № 35, но суть одна - на этом объекте были сосредоточены самые мощные и самые дальнобойные русские артсистемы  в Севастополе. Один снаряд Карла вывел из строя одну из двух башен, а  другой бетонобойный снаряд   пробил многометровый слой бетона и уничтожил склад боеприпасов на глубине 27 метров. Вот под такие склады и создаются бетонобойные снаряды! (По другим данным, снаряд Доры уничтожил еще и вторую башню. Хотя, возможно, это был снаряд Карла.)  В результате под конец боевых действий русские имели дефицит снарядов и были вынуждены использовать т.н. практические снаряды (по сути, просто болванки почти без взрывчатого вещества). Никто же не пытается смеяться над этим фактом! Практические снаряды создавались для учений, чтобы не сильно портить мишени. Да и стоит взрывчатое вещество дороже, чем простая болванка. И тоже - в разы.

    Результат обстрелов мог быть еще весомее, но, к  несчастью для немцев, командовал этой батареей очень грамотный артиллерийский офицер - капитан (впоследствии - майор) Александер. Ответный огонь его батареи также нанес немцам определенный урон и сильно замедлил их артиллерийское наступление. Прямых попаданий в германские орудия не было, однако, была  нарушена  система энергоснабжения  Доры, и были потери в личном составе. Еще один момент, о котором все скромно умалчивают. Артсистемы  столь большого калибра имеют очень низкую живучесть ствола (кстати, те же Карлы после Севастополя получили новые, 540 -мм стволы, а Александер менял стволы на своей батарее  в перерывах между обстрелами.), и общее количество выпущенных снарядов было весьма небольшим. С  5 по17июня 1942г. Дора сделала 48 выстрелов. А Карлы (с весны и до конца обороны)--197. Два (или более) прямых попадания (не считая многих близких разрывов, которые тоже нанесли серьезный урон) на дистанции многих километров, да еще и по ненаблюдаемой цели - весьма неплохой результат. Второй момент, о котором умалчивают все скромники, это психологический. Обладание орудиями особой мощности можно сравнить с обладанием оперативно-тактическими ракетами сейчас. Вспомним, ведь уже в Первую Мировую Войну  немцы из своего Колоссаля обстреливали Париж, а сверхдальнобойные системы союзников пытались нанести ущерб Руру. Тут надо вообще считать не попадания и не нанесенный физический урон. Считать надо   людей в стане союзников, которые были сломлены морально. И которые, в результате, принимали неправильные решения. И тех, которые считали дальнейшее сопротивление Германии  бессмысленным. Это накладывало отпечаток не только на обывателей, но и на высшее командование союзников, которое поневоле уважало Германию  в обе мировые войны  как военного противника и зачастую слишком осторожничало в своих планах. Так что создание таких артсистем  имело смысл как  с чисто военной, так и  (в первую очередь) с военно-психологической точек зрения. И не надо забывать, что на протяжении всего 20-го века единственным инструментом для разрушения русских   военно-морских баз и крепостей, была именно германская ствольная артиллерия. Начало было положено еще в Русско-японскую, под Порт-Артуром. Кстати, если кто-нибудь подскажет хоть одну страну, кроме Англии/США, которая была бы заинтересована в разрушении этих баз, то я сильно удивлюсь. Но это уже к вопросу о том, кому выгодно вообще ослабление России. И кто является хозяином Резуна. А что касается готовности к ведению войны, то у Гитлера была техника для разрушения сколь угодно защищенных баз и крепостей. И когда он ее применил, задача, под которую эта техника и создавалась, была выполнена. Резун очень грамотно применяет такой трюк, как повторение банальностей. К примеру, он очень часто повторяет ту весьма  здравую идею, что если что-то хвалишь или ругаешь, то это не грех бы сравнить с тем, что было у противной стороны. Ну и давайте, подскажите мне хоть кто-нибудь место, где советская артиллерия особой мощности хорошо показала себя во Вторую Мировую Войну! Даже оборона Ленинграда, которую приводят как положительный пример того, как надо применять артиллерию, при более глубоком изучении оказывается примером прямо противоположным, т.е. примером очень серьезных ошибок и просчетов, как в довоенном планировании, так и в военном применении артиллерии особой мощности.

    И еще по поводу готовности к войне. Тот же Севастополь видел вражеское нашествие не один раз. И каждый раз мы наступали на одни и те же грабли. У нас ни разу не было достаточного количества орудий, пригодных для применения именно под Севастополем. Учитывая гористый характер местности, в Севастополе необходимо иметь орудия, способные через эти самые складки местности снаряды перебрасывать. Т.е. гаубицы, мортиры, минометы. И ни в одну из войн мы не были готовы к защите своих военно-морских баз. Это касается не только Севастополя, но и Порт-Артура и других портов. Единственная  ВМБ с достаточной защитой - Санкт-Петербург. И дело не в том, что все цари, начиная с Петра и кончая генсеками усиливали это направление. Дело в том, что под Питером просто равнинная местность и обычным пушкам (в том числе и корабельным) ничто не мешает стрелять.

       Вранье второе. Теперь о не лёгких и неустаревших танках. Опять крокодиловы слезы по поводу глупеньких немцев, которые так и не додумались до рациональной компоновки танка. И про коварство Сталина, который перед войной был единственным, кто обладал не легкими и не устаревшими танками. Резун предлагает считать современными танки, имеющие дизельный  двигатель, противоснарядное бронирование, мощную пушку и т.д. по тексту. Кстати, сразу возникает вопрос, а, собственно, перед какой войной? Если перед ВОВ, ну, да, современные, пусть даже очень сырые, но танки в серию пошли. Но ведь ВОВ это не более чем часть ВМВ! А на 1.09.1939г. ни одного из этих танков не только не существовало в природе, не только не было принято на вооружение, но даже не существовало в виде законченного проекта. Постановление о принятии на вооружение датируется декабрём 1939г. Прототип КВ успели испытать на линии Маннергейма. После чего уменьшили количество его орудий вдвое, ввели чуть больше сотни «мелких» изменений, устранили несколько сотен замечаний и только после этого пустили в серию.  А Т-34 и Т-40 имели на тот момент ещё меньшую степень готовности. Так что Резун противоречит сам себе. Получается, что Сталин, ((задумавший (по Резуну) приход к власти Гитлера) , оказался к этой войне менее готовым. Уже нестыковочка! Ну а если твои соседи воюют, а ты разрабатываешь новейшее вооружение, перевооружаешь свою армию, то честь тебе и хвала (как государственному деятелю)!  Самый мягкий вариант -  у тебя появляется возможность продавать это оружие одной  из, а в идеале - обеим воюющим сторонам. Несколько аморально, но очень прибыльно. Более жесткий и ещё более прибыльный вариант – торговаться по поводу вступления в союз на стороне одной из воюющих сторон. И смотреть, кто больше даст. Тут уже не просто деньги, тут уже идёт речь о переделе сфер влияния и территориальном переустройстве. Не исключено, что в этом случае не придется или придется совсем чуть-чуть повоевать. Ну а уж в самом крайнем варианте, если в войну тебя втянут, то тоже ничего страшного -  у тебя армия перевооружена, ты к войне готов. Ещё раз повторюсь, все эти новейшие танки были созданы после начала ВМВ! А потому даже через два года, к началу ВОВ оказались очень сырыми и недовведенными. И уж тем более не освоенными войсками!

    Но даже если поверить Резуну и принять его систему подсчета, то получится, что ни у кого, кроме Сталина, нормальных танков вроде как и не было. А можно считать и по другому. Сейчас я замахнусь на  Священную Корову - танк  Т-34. Во-первых, даже в первом приближении, это не один, а минимум три разных танка, да еще и изготовленные на семи  с половиной разных заводах. Большинство  похвал заслуживает последний из них - Т-34-85.Только с ним есть большая проблема. В конце концов, производить его начали только в 1944г. (причём первоначально он выпускался с пушкой Д-5Т, которую весьма проблематично было заряжать на ходу), а применять его в массовых количествах стали только в операциях последней военной зимы 1944-45гг. Но уж если мы начали говорить про начальный период войны, то этот танк тут совершенно ни причем. Его еще не было. В 1939 году танка Т-34 вообще еще не было. Никакого. Ни с 76 мм пушкой,  ни с 85 мм. Было несколько опытных образцов для проведения  испытаний. И судьба  Т - 34  решалась зимой 1939 - 40 гг. Посмотрим на еще не существующий Т-34 с  другой точки  зрения. По формальному сравнению ТТХ  он вроде бы превосходит 38(t), Pz-III и Pz-IV, которые уже существовали и находились в массовом производстве. И броня у него толще, и орудие мощнее, и гусеницы широкие, и движок дизельный. Только почему же в летом 1940 г. поднимался вопрос о прекращении его производства и снятии  с вооружения? Да потому что наши военные получили возможность сравнить его вживую с закупленными в Германии танками. Самый страшный недостаток Т-34 - очень плохая оптика. Как с точки зрения собственно качества, так и с точки зрения размещения. Немецкие танки почти всегда могли первыми обнаружить Т-34, потому что  они имели лучшую оптику.  И  немцы решали, вступать им в бой или уклониться. С другой стороны, а кто собственно сказал, что танки в первую очередь создавались для борьбы с себе подобными? Это бред чистейшей воды. Самое вкусное - это вырваться на оперативный простор и громить беззащитные колонны, тылы и штабы. (Тут  даже Pz-I с чисто пулемётным вооружением страшен). А еще вкуснее - вообще никого не убивать, сами долго в окружении не просидят и в плен попросятся.  Нет, не спорю, проектировались, конечно,  танки-истребители,  да и обычные средние могли при случае постоять за себя. Но взять, к примеру, того же Роммеля во Франции в 1940 г.  Его дивизия - приведение  была укомплектована в основном  легкими чешскими танками 38 (t)  (не считая 36шт  Pz IV, которые в то время имели короткоствольное орудие, неспособное пробить достаточно толстую броню значительной части французских танков). У французов было больше танков, часть из них была тяжелыми, часть –средними, причем с более толстой бронёй , чем даже у Т-34 (не говоря уже об английских Матильдах ). Уничтожить их  можно было только 88-мм зениткой. А она большая, легкообнаруживаемая и малоподвижная. Если следовать логике Резуна, Роммель должен был покорно сложить лапки и постараться выторговать себе хорошие условия сдачи в плен. Роммель же приказал двигаться колонными путями, т.е. избегая дорог и в особенности развилок дорог, где его, собственно, и поджидали французские засады. Все получилось прямо по канонам Сунь Цзы - избегать полноты врага и ударять в пустоту! В результате Роммель сохранил и свои танки и чужие. И французские танки после капитуляции Франции  повоевали еще и в России в зимой1941г. (хотя их почему-то не включают в общее количество немецких танков, имевшихся в Германии на момент начала войны), и во Франции (против американцев) в 1944 году. Кстати, большинство немецких танковых дивизий, дислоцированных на территории Франции, всегда были укомплектовано французскими и русскими танками БТ-7  и Т-26 . Для Восточного фронта и те и другие и третьи были слабоваты и перед отправкой на фронт дивизию обычно перевооружали новой немецкой матчастью. Так вот, русских танков в вермахте было гораздо меньше, чем французских. А  должно было быть наоборот. На 22 июня 1941г  у нас было, по Резуну , 23,6 тысячи танков. А у французов на  начало мая 1940г более 4 тысяч.  Т. е. русских было в   6  раз больше. Почему в вермахте их оказалось меньше? Понятно, не все они попали в германскую армию, часть  была уничтожена в боях или взорвана своими экипажами. И тем не менее. Объяснить это можно только анекдотом про пьяного лейтенанта, который представляется командиром танкового корпуса. Не в том смысле, что он на генерал-лейтенантской должности и в его танковом корпусе несколько танковых дивизий, а в том смысле, что двигатель и гусеницы своего танка он пропил и от танка остался один корпус. Нет, понятно, танковые гусеницы сложно пропить, это вам не аккумулятор. Просто наши танки всегда были не очень-то ремонтопригодны  да и запчастей всегда выпускалось недостаточно (причем это касалось не только военной техники. Даже в советское время, заказывая за рубежом крупные партии оборудования для легкой и пищевой промышленности, мы всегда пытались уменьшить сумму контракта за счет уменьшения поставок запчастей. Хотя, учитывая безобразное отношение наших рабочих к технике, поставки запчастей следовало бы наоборот увеличить. Погоня за грошовой псевдоэкономией - это что-то вроде национальной черты характера. Экономя копейки на запчастях мы теряли миллионы на простоях техники, а то и вовсе вынуждены были расплачиваться  большой кровью). Кстати, сорок пять лет спустя,  я больше месяца проходил стажировку  в танковом полку. И полк не какой зря, а образцово-показушный, к тому же инициатор Социалистического Соревнования в Сухопутных Войсках. Поверьте, положение с запчастями и ремонтом  не сильно изменилось, особенно с пропиванием  аккумуляторов. Причем  с пропиванием - так даже в худшую сторону.  Всё-таки при Сталине за пропитый аккумулятор немножко расстреливали. Да и продать его было сложнее. Хорошо хоть танки 1980гг. у нас можно запускать не только от аккумулятора, а то они по тревоге и из парка не вышли бы! Так это мы к концу восьмидесятых  создали технику с учетом горького опыта, оплаченного кровью и слезами 1941г.! Так что большинство наших  танков было просто брошены экипажами из-за отсутствия горючего и запчастей, а немцы понимали, что эксплуатация нашей устаревшей техники обойдется дороже создания новой и собственной. Тем более что Харьковский паровозостроительный (в отличие от французских танковых заводов)  вовремя эвакуировался и с запчастями для русских танков в вермахте дело обстояло плоховато.

        Вранье третье.  Снова о танках. Резун критикует компоновку  немецких танков. Действительно, раздельное размещение  двигателя и трансмиссии требует наличия карданного вала. Наличие карданного вала  приводит к увеличению высоты танка. Увеличение высоты  приводит к утяжелению бронезащиты. И т.д. по тексту Резуна. Все вроде правильно и в тоже время очередная подтасовка. Во-первых, немецкие танки начала войны имели очень тонкую броню, и увеличение массы было весьма незначительным. Но главное даже не в этом. Увеличение высоты (кроме этих недостатков)   дает два важных преимущества. Дело в том, что наша Земля не плоская а (к сожалению инквизиторов и Резуна) круглая.  Одним из последствий этого факта является то, что с более высоких объектов дальше видно. Впрочем, даже если бы она была абсолютно плоской все равно обзор с высокого танка лучше. Дело в том, что танки чаще ездят не по плацу, а по пересеченной местности. На этой пересеченной местности  растет трава и кусты, на ней есть небольшие (а то и большие) естественные неровности. А уж если сюда добавить фортификационные сооружения и воронки от взрывов, то и вовсе невесело становится. Увидеть бойца с противотанковой гранатой (или, не дай Бог, с фаустпатроном), находящегося хоть за каким-нибудь поганеньким укрытием гораздо проще с более высокого объекта. Кроме плохой в принципе отечественной оптики оптические приборы первого варианта Т-34 были еще и плохо размещены. Велико было т.н. мертвое пространство, где ничего увидеть было нельзя в любую оптику. Впрочем, любые танки подслеповаты, просто наши были слепее других.  Так что делай танки хоть пятиметровыми, сильно лучше видеть они от этого не станут. Но это так, к слову. Другое преимущество, даваемое высотой, гораздо значительнее и важнее. Даже незначительное увеличение высоты сильно увеличивает объем забронированного пространства. А это  место и для боекомплекта, и для экипажа. Почему более легкие (по сравнению с Т-34) немецкие танки имели пять, а не четыре члена экипажа? Потому что немцы между МВ отлично понимали важность разделения функций у членов экипажей танков.( Причём поняли они это уже во время Первой Мировой войны. Более того, их даже занесло в прямо противоположную крайность. Они на своих тяжёлых танках конца ПМВ на обслуживание одного пулемёта выделяли два члена экипажа!). И вопросов обитаемости. Боевое же отделение первого варианта Т-34 было  очень мало. Тем же самым недостатком страдала и башня. В ней с трудом помещалось два человека,  и командиру приходилось совмещать функции. Вместо того, чтобы  наблюдать за полем боя и руководить боем, он должен был еще беспокоиться и о стрельбе из орудия. Человек же в принципе не может делать одновременно два дела, ибо он есть существо одноканальное. Тем более хорошо эти дела делать. А если еще предположить, что данный командир не только командир экипажа, а еще и командир подразделения! Вот мы и имеем практически неуправляемую массу танков. Мы еще забыли упомянуть о традиционном качестве наших танковых радиостанций. И о том, что в первом варианте  Т-34 экипаж, в общем-то, был всего два человека. Нет, в танке сидело четверо –командир, наводчик, механик -водитель и пулемётчик. Но внутренней связью были обеспечены двое – командир и мехвод. Значит экипаж два человека. А ещё двое просто сидят в танке. Вроде мелочь, а пока внутренней связью не связали всех четверых, ни одной победоносной наступательной операции, в общем-то, не было. Кроме того, подбитый немецкий танк было гораздо легче покинуть. А это сберегало жизни опытных танкистов. А каждый час моторесурса ой как дорог!  Не даром из окруженного Сталинграда немцы эвакуировали по воздуху в первую очередь после раненых механиков-водителей танков! Причём, если, конечно, доверять генеральским мемуарам, зачастую втихую от фюрера.  Улучшение обитаемости сберегает силы экипажа. И советские танки и до и после ВМВ и ТМВ проигрывали танкам своих потенциальных противников в возможности вести продолжительные боевые действия. И проигрывают в этом вопросе до сих пор. Ибо наши танки созданы для одного боя, а вражеские – для операции. Посему нам в случае, если предстоит не один бой, обязательно нужно больше танков. Как минимум, второй эшелон. И то, в случае напряжённых боевых действий второй эшелон успеет утратить боеспособность раньше, чем первый снова станет боеготовым. Так это сейчас наши танки стали чуть более приспособлены для более длительных боевых действий. А до ВМВ дело обстояло гораздо хуже. А всё упирается в объём забронированного пространства, т.е. опять же в высоту танка!

            Теперь вернемся к  хваленому дизельному двигателю. Наши разведчики спёрли выводы американской комиссии, изучавшей в 1941г. полученный образец Т-34  и заявили, что воздушный фильтр проектировали вредители. Фильтр  «Помон» ничего не фильтровал. И пыль воздействовала на цилиндры как наждак. Так что даже гарантированные 50 часов работы на пыльной дороге двигатель не выдерживал . 343 км - и двигатель не подлежит ремонту. Да и мощность двигателя очень сильно падала. Так что толку в наличии формально 500-сильного дизеля было не так уж много. Тем более к этому моменту присоединялось некоторое лукавство в приводимых цифрах. 500 л.с. - это максимальная   (т.е. стендовая) мощность данного дизеля. Такую мощность мог развить только почти новый, но уже обкатанный двигатель  и  то не надолго (да и то не в танке). Если его заставить работать в таком режиме и именно в танке слишком долго, то он выйдет из строя из-за перегрева. Реальная эксплуатационная мощность  этого дизеля на танке Т-34  (в начале 1941г) всего 400л.с. Если двигатель поработал  определенное количество часов на пыльной дороге (а это наиболее частый случай) и пыль стёрла цилиндры, то упал Коэффициент Полезного Действия, а не просто мощность. Смысл этого различия в том, что  топлива жрёт «побитый пылью» двигатель столько же, мощность выдает меньшую, а греется гораздо сильнее. Ибо, если вспомнить закон сохранения энергии, она (энергия) не может просто так исчезать. И если энергия не пошла на полезную работу,  то она пошла на нагрев двигателя. Или с несгоревшим топливом - отравлять окружающую среду. Итог весьма печален для  Резуна. Он смеется над тем, что наибольшая удельная  мощность у немецких танков к моменту Курской битвы не дотягивала даже до 14 л.с.\т. Но, всё-таки немецкие танки имели более качественные фильтры, и реальное относительное падение мощности было  меньшим. И то немцы весь 1941г. занимались улучшением фильтровентиляционных систем на основе реального боевого опыта  в Сахаре и в России. Так что, к моменту Курской битвы, наш наиболее массовый танк имел реальную удельную мощность немножко меньшую, чем наиболее массовый немецкий танк того же периода.  400л.с.  \ на 32 т будет 12,5 л.с.\т. Еще одно  лукавство в цифрах заключается в том, что, по большому счету,  танку нужна не просто удельная мощность, а наибольшая скорость на реальной местности и приемистость, т.е. скорость разгона. Обе эти характеристики действительно зависят от удельной мощности, причем напрямую. Но есть некоторые оговорки. И опять они связаны с КПД. Только уже не двигателя, а трансмиссии и гусениц. Так вот если  трансмиссию и гусеницы сделать с меньшими допусками и припусками и, самое главное, грамотно спроектировать, то потери энергии будут меньше. Кроме этого, при более качественном изготовлении снижается шумность машины. Тот же  Pz III  по результатам  предвоенных испытаний в  Кубинке было слышно за 150 -200 метров, а Т-34 за 450м. Т.е. часть энергии двигателя тратилась не на разгон танка, а на создание шума и гама. (и, самое главное, на разрушение межатомных связей в материалах, из которых и сделана гусеница). Т.е. грамотное проектирование не только увеличивает КПД, но ещё попутно и удлиняет срок службы! Кстати, на тех же испытаниях летом 1940г. выяснилось, что немец превосходит нас и в скорости. На гравийном шоссе  Кубинка - Репище «фашист»  разогнался до 70 км\ч (а это больше, чем указано в его ТТХ), а   наш -только до 48. А использованный для сравнения  БТ- 7   --  68км\ч (на колесах)! Почему? А потому что хвалёная подвеска типа  Кристи приводит к раскачиванию танка. Она даёт некоторые преимущества при движении по  очень хорошему шоссе, но любая другая хоть сколько-нибудь неровная дорога сводит все преимущества на нет. А  немцы уже на Pz-II перешли на торсионную подвеску. (Которая, кстати, до сих пор стоит на всех основных боевых  танках). Впрочем, я до сих пор так и не понял, за что хвалят подвеску типа Кристи? По-моему, только за то, что её сконструировал американец. Других достоинств у неё просто нет.

           Кстати, по поводу расхождения между  реальными, показанными на испытаниях и  табличными данными у немецких и советских образцов техники. Немцы честно писали, что у них реально получалось. Наши же всегда были склонны заносить в таблицы наилучшие результаты, которые можно получить только в наиболее благоприятных условиях. Это одна из национальных черт характера, о которой никогда не следует забывать. Если хочешь и правда сравнить любые образцы  техники.  Кстати, очень похожая ситуация и с табличными данными ТТХ английских и немецких линейных крейсеров времен Первой Мировой Войны. Англичане слегка привирали, а немцы  наоборот, скромничали. И с таблицами рассеивания ракет «Катюши». И … список можно продолжать до бесконечности. Так что остановимся и вернёмся к нашим баранам. Т.е. к истории создания Т-34.

           Летом  1940г. Т -34 решили все-таки с вооружения не снимать, а потихоньку доводить до ума. Так родился проект А- 43. ( Кстати , очередное мелкое вранье Резуна.   Он  сообщает  что буква А  в названии опытного танка А-20 означает автострадный. Самое смешное, что заводской  индекс А-20, кроме танка,  имел и прототип  быстроходного бронированного гусеничного тягача для буксировки противотанковых пушек Т-20 «Комсомолец»! Причем совершенно другого завода! И на этом «факте» Резун выстраивает целую теорию об агрессивности нашей любимой и ужасной Родины.) Так вот, маршал Ворошилов по поводу недостатков и дальнейшей судьбы Т-34 писал наркому среднего машиностроения В.А.  Малышеву: « Машины продолжать делать; сдавать в армию, установив 1000 км гарантированный пробег. Заводу (имеется ввиду  №183 в Харькове (Авт.)) начать разрабатывать новую машину - Т-34М, введя в нее не только прочностные изменения, но и пятискоростную коробку передач». И в результате этого требования появляются проекты А-41 и А-43.  Так что «А»  все-таки означает не автострадный, а просто аванпроект. Сложно все-таки  почти тридцатитонную чисто гусеничную машину обозвать автострадной. Тем более сложно обозвать  автострадным  танком артиллерийский тягач с противопульным бронированием одной кабины который, вообще-то, для буксировки противотанковых пушек по полю боя в основном предназначался! А с другой стороны, Резун, по большому счёту, всё-таки прав.  « А» это действительно означает «Автострадный» В том смысле, что все танки с подвеской  типа Кристи только на автострадах и могут двигаться. А на обычных дорогах они слишком сильно раскачиваются. Что-то сами американцы своего Кристи особенно заказами не баловали. Он всю жизнь строил для американской армии только опытные образцы. А англичане в своих танках сразу же кардинально  переработали подвеску, отказавшись от возможности передвижения на колёсах. Т.е. их танки были не совсем Кристи! Впрочем, за всю Вторую Мировую Войну англичане, первыми в мире создавшие и массово применившие танки ещё в Первую Мировую, так и не создали ни одного нормального танка! А всё потому что они (как и Тухачевский) Фуллера обчитались! Вот и проектировали танки не для реальных действий, а для мифической «Мотомехборьбы в тылу противника»! Кстати, критикуя мудака Тухачевского, Резун, в общем-то прав. Да, Тухачевский был редкостным мудаком.  Но до дурацких мыслей он не сам додумался! Это он Фуллера  обчитался! А Резун пытается сказать, что Тухачевский сам по себе мудак. Понятно, раз Резун живёт в Британии, то сказать что-нибудь плохое про англичанина Фуллера он просто не может! Простим ему это. С другой стороны, Фуллер высказал свои взгляды (местами небесспорные) на дальнейшее развитие бронетехники и её применения сразу после Первой Мировой Войны с точки зрения интересов страны, имеющей огромную колониальную империю. Так что кое-что из его взглядов было вполне верным в случае войны против туземцев или технически отсталых стран. И, Фуллер в общем-то, не виноват, что кто-то совершенно некритично прочитал его работы. Вон, Гейнц Гудериан тоже Фуллера читал. Однако у Германии танки почему-то получились совсем другими.  С другой стороны, где-то Фуллер даже обогнал своё время. Если на джипе с двумя мотомехпартизанами стоит станковый противотанковый гранатомёт или ПУ противотанковых управляемых ракет, то в условиях западноевропейского ТВД, где один населённый пункт плавно переходит в другой, более страшного врага для танка сложно и представить. Ладно, хватит лирики, вернёмся к Т-34.

              Так вот в проекте А-43 башню увеличили, корпус стал выше (!) и ýже. Появился проект командирской башенки, увеличили количество смотровых щелей. Выдали заказы на первые корпуса и башни по новому проекту. И даже получили первые экземпляры, только собрать не успели. Война началась.  Пришлось  думать об эвакуации завода и  производстве максимального количества тех танков, которые уже были в производстве. И только в 1943 г. в серию пошел компромиссный вариант Т-34-43. Англичане передали документацию на смотровой прибор польского капитана Гундляха, появился воздушный фильтр типа ЦИКЛОН, и сразу же резко возрос ресурс двигателя. Увеличили башню, разместили более длинноствольную пушку. Только было малость поздновато. С  августа 1942г  в производство пошел ТИГР, с начала 1943 – Пантера и Фердинанд. А бороться с этим зверинцем на всех дистанциях не мог даже  Т-34-85.  СУ-100 и СУ-152 появились не от хорошей жизни: наши средние танки нуждались в поддержке САУ с более мощными орудиями. Впрочем, это уже получается разговор не о начальном этапе войны, а о более поздних временах. Я только хотел сказать, что на 1 сентября  1939 г.   Т -34 еще не существовал, а к 22  июня (или 6 июля, если так больше нравится Резуну)  1941 г. был весьма «сырой» машиной, требующей как минимум полугодичной доводки в условиях мирного времени. Кстати, первоначально он еще был и жутко нетехнологичным в производстве. Сначала башню сваривали из гнутых катаных бронелистов очень сложного профиля. Это уже в ходе войны перешли на литые башни. (Между прочим, предварительно переняв предвоенный французский опыт массового танкостроения, изучив захваченные в 1939 г. в Польше французские танки). А для  сварных соединений академик Патон создал систему автоматической сварки под слоем флюса. И сразу мобилизационные требования на опытных сварщиков на заводе снизились в шесть раз. Дьявол действительно в мелочах. Ну, какая обывателю разница -  литая броня или катаная? Литая проще в производстве, дешевле, однако она и менее прочная из-за дефектов при отливке, (особенно это касается толстых отливок). Для получения той же прочности необходимо ставить более толстую литую броню. (И  если приводятся только цифра толщины брони, без уточнения способа ее получения, то это, мягко говоря, замполитское-резунское  лукавство). Так что перешли на литую броню мы не от хорошей жизни. У нас, в отличии от Германии, было недостаточно производственных мощностей  для прокатки бронеплит, особенно большой толщины. Да и вообще, производство стали в Германии,  было более чем в 2 раза выше, чем у нас. И это не считая производственных мощностей  остальной покорённой Европы.

          Вернемся  к оптике. Из наших танков начального периода войны только Т-50 (который создавался с учётом испытаний в Кубинке  Pz-III) имел более - менее  неплохую оптику (как с точки зрения качества,  так и с точки зрения размещения и удобства в эксплуатации). Только что-то массовое производство его нам оказалось не под силу. Выпустили 63 штуки ручной сборки и производство прекратили. А первоначально планировали, что этот танк пойдет на смену  снимаемому с вооружения Т-26 и станет самым массовым танком страны. А может это косвенный намек на то, что не для Европы создавалось следующее поколение советских танков? Оптика и такая сойдет, были бы гусеницы для бездорожья пошире? Вот Резуну еще для одного Ледокола  тема есть! С азиатским уклоном. А чё, мужик! Наверни пиалку риса, попроси кого-нибудь растянуть кожу в уголках глаз, обмакни кисточку в тушь и строчи себе иероглифы сверху вниз! Про то, как коварный Сталин (еще  в утробе матери) планировал захватить Китай (до самой Новой Зеландии) и Японию (по самое восточное побережье США)!  Тучу баксов огребешь! А может и иен с  юанями  или еще каких-нибудь там сребренников!  Бабки не пахнут, как сказал наш родной древнеримский император своему сынку по поводу  критики императорского решения  о введении налога на общественные туалеты. Можешь и мне за идею чуток бабла капнут. Я не гордый, за черновики авторефератов будущих диссеров беру в рублях и недорого.

       До сих пор речь шла о танках, предназначенных для танковых дивизий. Теперь перейдем к танкам, предназначенным для  пехотных дивизий. У нас это был устаревший Т-26 (который так и не смогли заменить  на  Т-50), а у немцев такого танка не было.  Так, немножко трофейных французских танков в составе охранных дивизий, которые, кстати, почему-то не учитываются при подсчёте общего количества немецких танков накануне нападения на Советский Союз. Когда гитлеровским генералам нужно себя похвалить, они вспоминают французские танки и говорят, что они  имели более мощное вооружение и бронирование, чем немецкие. А когда речь идет о войне  против СССР, то в общее количество танков  французские почему-то не включают. Хотя в ноябре-декабре 1941г., из-за больших потерь под Москвой, танковые дивизии вермахта получили с Запада достаточно много  трофейных французских и чешских танков. Ну, в охранной дивизии даже самые плохие танки имеют смысл — ими очень хорошо  пугать партизан. А вот  зачем в пехотной дивизии танки? Совершенно не нужны! Ибо  в пехотной дивизии уже есть дивизион САУ StuG III! Дословный перевод штурмовое орудие. Созданное именно для взаимодействия с пехотой. Гораздо более хорошо защищенное. И с более крупнокалиберным орудием. По идее, оно должно было вместе с пехотой по полю боя ползать и поддерживать её огнем. И ползало. И поддерживало. А наши сорокапятки бойцы на себе тягали по изрытому воронками полю боя.  На танке  Т-26 стояла такая же сорокапятка.  А этот калибр все-таки недостаточен для  разрушения  даже легких полевых укреплений. Так что полноценной поддержки пехоты огнем и колесами не получалось. Отсюда и наши излишние потери в живой силе. У того же Триандафиллова.В.К.  в «Характере операций современных армий» приводятся примерные расчёты потребностей снарядов дивизионной артиллерии для подавления хорошо окапавшегося пулемёта. Так вот на дальности от 2,5 до 4км эта цифирь лежала в пределах 40-100 снарядов. Теперь возьмём немецкий StaG III с его75мм короткоствольным орудием. Благодаря малой высоте и хорошему бронированию он может подъехать к пулемёту даже в упор. А когда дистанция падает до 100-500м, то для гарантированного уничтожения пулемета потребное количество снарядов падает на порядок! Т.е. нужно несколько штук снарядов, максимум-десяток при самых неблагоприятных условиях!  В большинстве полевых уставов перед Второй Мировой Войной  (написанных кровью, пролитой пехотой в Первую Мировую) отмечалось, что пулемет недосягаем для пехоты противника до тех пор, пока есть патроны и жив хотя бы один номер расчёта. Задавить его получается только большой кровью! А если StaG пулемет быстренько уничтожил, то темп наступления не теряется! В 1929г. Триандафиллов считал, что скорость наступления в первые дни будет 5-8 км в сутки. А появление на поле боя StaGов реально увеличивает эту цифру в полтора-два раза! Причём увеличивает её не на направлении главного удара, где действуют танки танковых армий, а на направлении вспомогательных и демонстративных ударов, где действуют StaGи пехотных дивизий! Танки танковых дивизий вермахта своими грандиозными победами начала войны затмили  скромные и на первый взгляд незаметные успехов StaGов. Но во время ВОВ только благодаря удачным и быстрым действиям StaGов пехотных дивизий на второстепенных направлениях эти танковые дивизии не оказывались в котлах при контратаках советских танков. К моменту, когда «быстроного Гейнца» Гудериана вернули в танковые войска, StaGи пехотных дивизий наколупали почти 14 тыс.  (а по немецким данным даже почти 30 тыс., что, впрочем, вполне объяснимо. Во время ВМВ все стороны почти всегда привирали ровно в 2 раза. Что поделаешь, все мы человеки! И ничто человеческое нам не чуждо!) советских танков. И это притом, что они первоначально под эту цель не задумывались и не проектировались! Да и до конца войны было ещё ой как далеко!

          Т-34 был универсальным. Тем, что потом назовут основным боевым танком. И, как все новое, был подвержен массе детских болезней. Быть первым - всегда трудно. Тем более - универсальным. Всё-таки создавать более узкоспециализированную вещь проще как технически, так и организационно. Ладно, не буду больше критиковать Т-34. В одиночку мне это не под силу. Заплюют. Причем гарантированно. Ибо наши нынешние танки тоже по массе около 40 т, а те же американские и израильские по 60 т и более. Почувствуй разницу. А вообще по поводу всего универсального есть хороший прикол. Степень кандидата физико-математических наук у данного индивидуума воспринимается  его коллегами по-разному.  Настоящие физики думают, что он, наверное, хороший математик. А настоящие математики -  что он, наверное, хороший физик.  А на самом деле он просто защитился. Причем, тупо, по методике преподавания этих предметов в условиях ПТУ  для трудновоспитуемых подростков с отклонениями в психике. Когда найдете ответ на вопрос, что универсальный предмет делает по-настоящему  хорошо, мы можем вернуться к этому вопросу и продолжить спор. А пока я знаю только один ответ: стóит. В смысле, он сильно дороже узкоспециализированного.

            Теперь рассмотрим такой момент, как ремонтопригодность. В немецких танках начала войны было полно всяких лючков, которые снижали бронестойкость.  Вроде бы еще один недостаток немецких танков. Но зато лючки предоставляли легкий доступ к узлам и агрегатам. А организация ремонта  танков в полевых условиях в вермахте вообще была поставлена на недосягаемую высоту. Танки ремонтировались и эвакуировались и в промежутке между боями и во время боя. Зачастую случалось так, что к концу боя в танковой дивизии, несмотря на потери, было больше танков, чем в начале дня. И только за счет ремонта  машин, подбитых и вышедших из строя в этот день и предыдущие дни. (см. таблицу 2 от Гудериана)

             Так что, несмотря на то, что мы произвели во время войны 109 тысяч единиц бронетехники, а Германия всего чуть больше 50-ти тысяч (с учетом довоенного производства), даже несмотря на то, что союзники тоже не сидели сложа руки(135 тыс. произвели США, почти 25 тыс.--Англия,  у немцев всегда было больше танков и других бронеобъектов на поле боя. Во всяком случае, почти до середины 1944 г. , когда англо-американская авиация налётами на танковые заводы стала реально влиять на ежемесячный выпуск танков. (Считаем только те бронеобъекты, которые находятся в дивизиях, ведущих активные боевые действия, а не те, которые на неактивных участках фронта и в тылу). А если учесть, что наши танки и прочие бронеобъекты  ходили в атаку в среднем три раза, а немецкие-11 раз, получается превосходство Германии весьма велико. Грубо говоря, если 109 тыс. сходили в атаку  по три раза, то получается 327 тыс. атак. А если 50 тыс. по 11 раз, то это будет более 550 тыс. атак. Даже если учесть, что незначительное количество немецких танков было в Африке, а последние десять месяцев войны- в Европе против западных союзников, то все равно немцы провели  за войну  против СССР в полтора раза больше танковых атак. Невероятно, но факт.

        Впрочем, лично меня это не очень-то удивило.  К примеру, во времена «холодной войны», СССР понастроил во много раз больше атомных подводных лодок, чем Англия.   Однако  количество  дней, которое эти лодки провели на боевом дежурстве сопоставимо. Так что количество  этих самых ПЛАРБ и ПЛА  вовсе не означает агрессивности СССР, а только очередной раз подтверждает тот факт, что отсутствие удобных выходов к морю и военно-морских баз, отставание в эксплуатационных качествах подводных лодок очень сложно компенсировать любым  количеством. А если еще вспомнить, сколько этих самых  лодок погибло в процессе эксплуатации у нас,  и сколько у НАТО, то в голове сильно светлеет. ( Правда, как показала практика, не у всех, не всегда и очень ненадолго).

    Комментарий Рыжего:

     

    Покровского читал? Наши лодки до второй половины 80х из мирового океана не вылезали. В отличие от них у нас продолжительность походов составляла и по 90-120 суток. В отличие от их 50-60 по медицинским соображениям. И экипажи на лодках были не по одному. Тут всё в порядке было, наши бдели и бдением этим своих и чужих заё…ывали вусмерть.

     

                                               Ответ на комментарий Рыжего:

    Не читал, чукча не писатель, чукча писатель. А если серьёзно, речь идёт не о количестве дней в походе. А о количестве дней, которые лодка находится в районе, из которого она может произвести пуск по супостату. Хорошо, когда она буквально выйдя из базы уже может супостата поразить. (Как это происходит с британской лодкой по отношению к целям на территории СССР) .Но если базы расположены неудобно (как это происходит с советской лодкой по отношению к целям на территории США), то приходится какое-то время плыть до того места, откуда цели уже достижимы. Вот и получается, что наша лодка вынуждена плавать 90-120 суток вместо 50-60 чтобы хоть как-то компенсировать тот факт, что СССР единственная великая держава, не имеющая полноценного выхода к морю. То далеко, то холодно, а то и вовсе и то и другое вместе. В смысле и находится у чёрта на куличках и замерзает на девять месяцев в году. А в Чёрном и Балтийском море действуют особые правовые режимы, затрудняющие переброску боевых кораблей через проливы даже в мирное время. И не надо забывать, что по-настоящему хорошие лодки и дальнобойные ракеты появились незадолго до развала Союза. До этого мы были в положении догоняющего.

     

       А теперь давайте посмотрим  на вопрос  эвакуации и ремонта танков  у нас. После принятия решения о развертывании производства танков  Т-50, Т-34 и КВ-1 автоматически прекратилось производство запчастей для  Т-26, БТ-7 , Т-28 и Т-35 соответственно.  После этого не стоит удивляться, куда девались 23 тысячи танков, формально имевшихся у нас на момент начала боевых действий.  Нас просто подловили на моменте перевооружения. А почему подловили? Да потому, что мы всегда были гораздо беднее Запада и не могли себе позволить продолжать производить запчасти для морально и физически устаревшей техники на тех же ограниченных производственных мощностях, где уже начиналось развертывание производства новых машин и продолжалось производство тракторов для гражданского сектора экономики. Все танковые корпуса до мая 1941г. ( когда их количество ещё  раз сильно увеличили, тупо разделив имеющиеся танки на большее число корпусов, которые могли быть полностью укомплектованы танками к 1942г, а тягачами и автотранспортом к 1947г) были укомплектованы близким к штатному количеством танков, а вот с грузовыми машинами и тракторами  для подвоза запчастей  и эвакуации подбитой технике состояние было близким к катастрофическому. Ну-ка,  назовите образец техники, которая предназначалась для эвакуации танков Т-34  на начальный период войны? И чтоб у него был трейлер, специально сделанный для перевозки средних танков, как это было у немцев? Мне тоже слабо. Всяких там тяжелых тягачей типа Ворошиловца было настолько мало, что и говорить про них не хочется. Их и на буксировку тяжелых артсистем  не хватало. А теперь сравним с Гудериановской таблицей 2 состояние ремонта бронетехники у нас. Таблиц подобного рода в открытой печати я не встречал, но это и необязательно. Возьмем тот случай, когда организация  ремонта  и его конечный результат признавались и самими ремонтниками и их начальством хорошими. И использовались в качестве положительного примера для обучения пополнения  и воспитания нерадивых. Вот, к примеру, командир Отдельного Гвардейского Тяжелого Танкового Полка гвардии подполковник Мжачих П. Г. докладывает, что после взятия города Сохачева и последующих боев по состоянию на 25января 1945 г. во вверенном ему полку осталось всего два боеспособных танка. А вот если взять данные  из  другого, более позднего источника, то там сказано, что на  1февраля процент боеготовых машин в этом самом 88 -м ОГвТТП составляет 74%. Могу себе представить, как сейчас ругается Резун.!  Он многократно высмеивал  ситуации, когда смешивали % (непонятно от чего) и натуральные показатели (к примеру « Самоубийство», в главе «Срок  хранения - три месяца»). Понятно, что более поздний источник прошел как минимум  что-то вроде внутренней самоцензуры. Но если копнуть тему чуть глубже, то  всё получается хорошо - и мухи отдельно и котлеты отдельно. Дело в том, что в ОГвТТП  по штату было положено иметь 21 танк. А 74 %  от этой суммы-17 штук. Два у нас было, значит, бравые гвардейцы отремонтировали за неделю 15 штук.

         Казалось бы. На самом деле  дела с ремонтом обстояли гораздо хуже. Дело в том, что надо внимательнее присмотреться к причинам выхода из строя танков. В причинах потерь указано два танка, утонувших в реке. А это значит, что ремонт им потребовался минимальный. Главное - вытащить на берег в условиях возможного обстрела. Но и это еще не все. Дело в том, что бравые гвардейцы на самом деле ухитрились утопить  не два танка, а четыре. Но так как два из них имели легкие боевые повреждения и застряли возле берега реки, то проходят они как подбитые в бою, хотя объем ремонта потребовался  минимальный. Самое сложное было вытащить на твердый грунт.  Оставшиеся танки тоже могли просто банально где-то застрять или порвать гусеницу. Короче, всерьёз ремонтировать пришлось  не более 11 танков, (а возможно и меньше) причем с наиболее сложными случаями помогали  разобраться армейские специалисты. А этот случай считается  образцовым! Представляю себе, как выглядели результаты хреновой организации ремонта в полевых условиях! Лично мне кажется, что этот пример стоит считать все же положительным. Но не в смысле организации ремонта, а в смысле организации доклада о результатах ремонта, и, главное, о причинах выхода из строя машин. Просто представьте себе реакцию начальства, если бы ему доложили, что полк потерял  пятую часть танков утонувшими! А так все - более-менее нормально - утонуло всего два, остальные повреждены в бою. Не надо забывать, что уровень технической грамотности в нашей стране был гораздо ниже, чем в Германии. Грубо говоря, мы увидели автомобиль где-то на поколение (если не на два) позже, чем  немцы. И специалистов по сложному ремонту отыскать было значительно труднее. Да и наш менталитет накладывал определенные ограничения на  все эти   ремонтно - эвакуационные мероприятия. Вот,  к примеру, воспоминания замполита Поппеля. ( «В тяжкую пору» и «Танки повернули на запад»). Страшно не люблю мемуары замполитов. Они сами зачастую не понимают, что пишут, что говорят и что подразумевают. Но этот стоит в их ряду особняком - по-настоящему толковый мужик, не путаник. Так вот  он рассказывает о том, что танковая армия, в которой он служил, в оборонительной части боев на Курской дуге потеряла значительную часть  техники. И вот, на армейском военном совете было принято решение организовать эвакуацию с нейтральной полосы подбитой бронетехники или (в случае невозможности) хотя бы наиболее дефицитных запчастей. И далее на нескольких страницах о том, какие молодцы разведчики и ремонтники и каких хороших результатов они достигли на этом поприще. ( Ну и про роль Партии не забыл, на то он и замполит!).  Результаты действительно отличные. Только кто мне ответит на  простой вопрос: «А  почему это для организации эвакуации и ремонта пришлось выносить этот вопрос на военный совет армии? Почему у немцев для принятия такого решения требовался обер - лейтенант - командир ремонтного полувзвода, а у нас – три десятка генералов?». Причём эти гении додумались до идеи эвакуации только  к 1943г. У немцев ещё до войны  вопросы эвакуации и ремонта считались не чем-то из ряда вон выходящим,  а обычной, рутинной операцией. Резун высмеивает тех, кто утверждает, что к моменту начала  Великой Отечественной Войны у немцев был почти двух годичный опыт. И сам насчитывает только 17 дней - неделя  в Польше, остальное - во Франции. А вот СССР, мол,  только в Финляндии  больше трех месяцев воевал. Как говорит  сам Резун, война у нас была  сухопутная, т.е. танковая. Мы из финской кампании вынесли скорее отрицательный, чем положительный опыт, особенно в плане организации эвакуации и ремонта подбитой техники.  Дело в том, что  на вооружении наших танковых бригад стояли средние танки Т-28. А родом они из Питера, с Кировского завода. Так вот там они и ремонтировались, благо завод был рядом. А у немцев, с точки зрения танковых войск,  был даже не двух годичный, а гораздо более длительный   и богатый опыт. Возьмем аншлюс т.е. аннексию Австрии. Боевых действий не велось, германские войска встречали цветами и шнапсом (а некоторые особо продвинутые молодые патриотки ещё и подол в зубах держали!). Но войскам пришлось пройти от 700 до 1000км. И вообще без поломок до конца добрались только три четверти танков. А вот оставшаяся четверть прошла через руки ремонтно-эвакуационной  службы. И сразу все участвовавшие в аншлюсе танковые войска от рядового  Кугеля  до генерала Гудериана  получили прививку от зазнайства и представление о реальных качествах своей техники. Более того,  у немцев было время для того, чтобы подобное не повторилось в будущем. В дальнейшем все новые машины и модификации старых, проектировались, и производились  уже с учетом этого негативного австрийского опыта. А самое главное, были внесены необходимые изменения в структуру и организацию ремонтно-эвакуационной  службы. Отсюда и результаты ремонта, отсюда и количество боеготовых танков в дивизиях первой линии, отсюда и результаты отдельных боев, а где-то и войны в целом!

              Сталин всегда был реалистом. И если у кого-нибудь ещё и оставались иллюзии поводу нашей готовности к войне, то их сильно поубавилось после финской кампании. От многих наиболее узких мест в организации, тактике и снабжении удалось избавиться в ходе финской, но на некоторые не хватило бы и десяти лет мирного времени. Одно дело - собирать отколовшиеся после революции провинции или хозяйничать на севере Ирана. Совсем другое - воевать против  любой из  шести великих держав. Мы более-менее ликвидировали неграмотность, но способности мелом вывести печатными буквами надпись  «МЫ НЕ РАБЫ» недостаточно для обслуживания сложной техники. В общем-то,  наша армия не создавалась для войны с любой из шести великих держав. У нее было две функции - казаться весьма опасной для того, чтобы напали на нас и не мешали нам  вернуть отколовшиеся во время революции провинции. В финскую, несмотря на, в общем-то, танконедоступную местность, очень неплохо себя показали средние танки  Т-28.  И пусть они к этому моменту устарели морально, прямо в ходе боевых действий их пришлось экранировать дополнительными листами брони,  но,  в общем-то, они выполнили задачу, для которой  создавались - качественное усиление  при прорыве обороны. Вопрос с ремонтом решался просто -  рядом была их родина - Кировский завод. Бригады рабочих находились на фронте постоянно. Их члены - гражданские, в общем-то, люди - иногда даже входили в состав экипажей танков и участвовали в боях.  Особенно это касалось  испытываемых в это время прототипов тяжелых танков. Но Кировский завод с большим трудом справлялся с ремонтом поврежденных танков одной танковой бригады  (т. е.  речь могла идти о сотнях, а не о тысячах танков.). В условиях более серьезной войны неизбежно должно было произойти то, что и произошло. Мы  в 1941  г. потеряли почти все танки не столько от воздействия противника, сколько из-за недостатка запчастей и горючего, и возможностей для быстрого ремонта и эвакуации. И нельзя сказать, чтобы положение вещей было загадкой для руководства. 17 сентября 1939г. мы ввели войска  в Польшу и вплотную столкнулись со всеми проблемами    по руководству и снабжению  крупных танковых соединений. Так это еще серьезных боевых действий не велось! Только вот на исправление ошибок  времени уже  не  было.

    Уточняю для особо дотошных, что горючее в природе существовало, но организация тылового обеспечения не позволяла в принципе снабжать танки этим горючим своевременно. Особенно в случае внезапного начала войны и до окончания получения из народного хозяйства реквизируемых при мобилизации автомобилей. Кстати, предвоенные мобилизационные планы были изрядным очковтирательством. Дело в том, что техника, отслужившая несколько лет в войсках, отправлялась в народное хозяйство. И работала там. А после начала мобилизации она должна была возвращаться в войска. Т.е. эта техника была не просто б/ушная, она была донельзя раздолбанной.  И в принципе не могла поступить в войска быстро. Тем более, в случае внезапного начала войны.

    Ещё одно уточнение для особо дотошных. По предвоенным штатам бригад танков Т-28 экипаж танка Т-28 составлял 11 человек. Это не надо понимать так, что все они находились внутри танка. Такое количество туда впихнуть очень проблематично. Прямо в штате было указано, какие именно члены экипажа во время боя находятся в танке, а какие вне танка.

    Если Резун предложил свою методу подсчета танков, почему  бы мне не предложить свою?   Чем я, собственно, хуже?  Я гораздо симпатичнее! И на основании этого предлагаю: давайте танки считать дивизиями. Во-первых, все танки, входящие в дивизию, должны обязательно иметь одну хорошую радиостанцию. Во-вторых, часть танков должна быть изготовлена в командирском варианте:   с двумя  радиостанциями для связи с вышестоящими командирами. В-третьих, танки должны иметь хорошую оптику  для наблюдения за полем боя с места механика водителя. В-четвертых, у них должна быть командирская башенка.  В-пятых, у них должен быть прицел с переменным увеличением, которым могли бы пользоваться и наводчик, и командир. В-шестых, танк должен быть легкопокидаемым, чтобы сохранить жизни очень дорогого в обучении экипажа. В-седьмых, он должен быть ремонтопригодным.  В-восьмых, танк только тогда считается современным, когда функции членов экипажа полностью разделены, и командир ничем не отвлекается от руководства боем. В-девятых, все члены экипажа танка должны быть соединены связью через танковое переговорное устройство. В-десятых, в танковой  дивизии уже в мирное время должны быть полностью укомплектованные ремонтно-эвакуационные подразделения. В-одиннадцатых, в дивизиях должны  быть в наличии бронетранспортеры для мотопехоты и уже обученная именно мотопехота. (Кстати, а кто мне ответит, где производились все советские бронетранспортеры, принявшие участие во Второй Мировой Войне? Умница. Правильно. За границей.). 

    Кстати, вопрос с  мотопехотой - это вообще самый важный вопрос (после связи, конечно). Обычная пехота видит в танке своего защитника. И только по-настоящему обученная мотопехота понимает, что это не танк ей защита, а она — танку. Ибо танк даже с самой лучшей немецкой оптикой весьма уязвим в ближнем бою. И нуждается в защите со стороны  мотопехоты. У немцев далеко не всегда хватало бронетранспортёров  для  полного укомплектования мотопехотных подразделений БТРами. В основном пехота передвигалась на небронированных автомобилях. Но хоть один батальон в дивизии и рота в полку эти БТРы  имели! В самом крайнем случае отличная оптика и связь позволяли немецким танкистам делать такие чудеса, на которые наши танки были неспособны в принципе. Я имею ввиду то стандартное упражнение, когда передний танк доезжает до окопа и по команде с заднего танка открывает нижний люк для уничтожения пехоты в окопе. Согласитесь, по сравнению с тем фактом, что наши просто садили на броню необученных пехотинцев, подобный подход впечатляет! В общем, продолжать можно долго, а результат был один - у нас не было ни одной такой дивизии. Даже весьма неплохие бригады танков  Т-28  к 1941 г расформировали, а  матчасть передали вновь формируемым  танковым корпусам. Ещё раз повторюсь,  Т-28 был морально устаревшим.  Но то, что существовали люди, которые умели его правильно применять (пусть не дивизиями, а хотя бы бригадами)  давало больше предпосылок для победы, чем лучшие тактико-технические характеристики новых еще сырых машин. И рядом был  Кировский завод, который восстанавливал каждый танк от двух до пяти раз за несколько  месяцев зимы 1939- 40 гг.  Ведь можно иметь не 22 тысячи танков, а  3 тысячи, и быстро их восстанавливать. И реально на поле боя у тебя всегда  будет больше танков. Вражеские танки вовсе не надо уничтожать. Это сделают их собственные экипажи,  выработав моторесурс. Кстати, за финскую войну мы потеряли танков Т-28 больше , чем произвели. Я когда первый раз столкнулся с этими  цифрами, грешным делом решил, что кто-то нагло брешет — или тот, кто писал о количестве произведенных танков или же тот, кто писал о потерях. И только по-настоящему въехав в тему, я понял, что никто не врал. Просто произошло чудо. Это чудо называется ремонтные бригады с Кировского завода. Ремонтные бригады  успевали танки ремонтировать чуть ли не быстрее, чем бравые танкисты — терять. Каждый Т-28 единственной участвовавшей в войне бригады за финскую компанию ремонтировали от двух до пяти раз!

          В принципе, любое сложное решение есть компромисс. Люди, имеющие хоть какое-нибудь техническое образование, понимают это гораздо лучше, чем обыватели (почему-то называющие себя интеллигенцией). Выигрывая  в одном показателе, мы однозначно проигрываем в другом. Если попытаться собрать много плюсов в одном объекте то мы  неизбежно проиграем в цене изделия, сложности его изготовления и количестве используемых для него дефицитных  и\или дорогих материалов, производственных мощностей и высококвалифицированных рабочих и инженерных кадров. Так что не бывает правильных ответов для любой ситуации. В 1941г. столкнулись две концепции во взглядах на применение танков. Немцы (Гудериан) и до и после войны считали, что танк в первую очередь должен иметь хорошие приборы наблюдения и связи, затем вооружение и ремонтопригодность, а бронезащитой можно и пожертвовать ради скорости. То, что по ходу войны у Гитлера все больше и больше «срывало крышу» привело к тому, что вместо массы Pz -IV J (как это хотел Гудериан)  производилось мало тяжелых  и сверхтяжелых танков. Наша же концепция в первую очередь предусматривала бронирование и вооружение, а средствами наблюдения и связи пренебрегали. Про вопросы обитаемости, по-моему, никто даже не слышал, не говоря уже о том, что и не задумывался. И, кстати, это тоже было правильное решение. Ведь заказчики, разработчики и эксплуатирующие всю технику никогда не могут себе позволить забыть о нескольких моментах: Общий уровень образования в стране, уровень технической культуры, национальные особенности характера. Мы производили только то вооружение, которое могли произвести и эксплуатировать. И пространство возможных решений было не так уж велико. Легко полвека спустя, имея информацию о произошедших событиях и явлениях, корчить из себя гения!  Совсем другое дело, когда информации мало, она неполная, а зачастую еще  ее нельзя отличить от дезинформации. Посему мы до сих пор создаем такие танки (и всю остальную технику) которая в наибольшей степени соответствует как нашим возможностям в плане сложности в эксплуатации, так и возможностям производства. Поэтому наша техника до сих пор гораздо проще, везде стоит «защита от дурака» и т. д. и т. п.

       Теперь еще раз по поводу компоновки танка. Только уже не неправильной немецкой, а очень правильной нашей. Резун говорит, что Т-34 был хорошим, потому что он имел классическую компоновку. Так вот классическую компоновку имел Т-44 (который так и не повоевал), с некоторой натяжкой соглашусь на Т-34-85. Но никак - на Т-34 обр. 39г. Из всех танков, более-менее близких по массе и классу Т-34 имел наименьший размер боевого отделения. Тоже самое касалось и диаметра башенного погона. Из-за этого он был единственным (!) танком с орудием 75 и более мм, имеющим экипаж башни 2, а не 3 человека.

                                           Таблица 1.(СМ в Приложениях)

     

        Площадь дырочки башенного погона пропорциональна квадрату диаметра. Так что Pz-IV, с шаровым погоном в 1650мм имеет площадь дырочки на треть больше, чем Т-34 с диаметром 1420мм. Вот как раз место для третьего члена экипажа башни и выкраивается! И этот третий может смотреть, думать и даже пытаться руководить! А у наших танков, де факто, командиров не было! А всё из-за того, что в погоне за дутыми показателями создатели забыли о том, что танки создаются для тяжелой боевой работы, а не для показухи. Причём работа эта должна делаться не одним танком и не кучей танков, а организованной кучей танков. Танковая дивизия называется. У немцев, благодаря наличию освобождённого командира и хорошей связи, танковые дивизии были. А у нас были неорганизованные кучи танков, почему-то называемые танковыми дивизиями! А всё дело в размере дырочек! Это как раз тот случай, когда дырочка должна быть побольше!

         Давайте попробуем задуматься над таким вопросом: почему это немцы в 1935-41годах первые  серии своих новых машин делали очень маленькими? Я имею в виду то, что потом пошло в массовое производство (Pz III, Pz IV  и StuG III)?  Просто,  даже смешно делается, когда смотришь на цифры в 30, а то и вовсе  в  10 штук.  Возьмём  в качестве примера  статистику  по Pz III.  К  началу польской кампании, их было произведено 120. Находилось в действующей армии 98.  А  приняло непосредственное участие в боях  всего 69, из них безвозвратно потеряно 26.  А это, между прочим, 38% , почти две пятых. И это не считая тех танков, которые были повреждены, а затем восстановлены! Вдумайтесь ещё раз в эти цифры! 38% от принявших участие в боевых действиях танков были потеряны безвозвратно! Так что не так уж плохо паны воевали! И нагрузка на немецкие ремонтно-эвакуационные службы была совсем недетской!

      Ладно, вернёмся к нашим баранам. Первые производственные серии немецких танков были столь маленькими потому, что военные предъявляли претензии к качеству машин и, кроме того, каждая  следующая модификация ходовой части   перепроектировалась или проектировалась заново  под возросшую массу новой модификации танка. От модификации к модификации менялись в первую очередь варианты ходовой части и трансмиссии, вопросы удобства наблюдения, связи, управления, ремонтопригодности и обитаемости (!). А когда эти вопросы в основном решили, перешли к массовому производству. И не надо забывать, что даже если произвести достаточное  количество неплохих машин, нужно еще время для освоения их  войсками. Так что войну с Польшей немцы выиграли старыми танками Pz I и Pz II, которые к тому времени тоже устарели (как и наши Т-28 к финской войне) и морально и физически. Но войска их уже хорошо знали и могли из их возможностей  выжать всё и ещё немножко. Во французской кампании приняло уже гораздо большее количество новых немецких машин и большое количество уже освоенных войсками трофейных чешских, массовое производство которых тоже уже было развернуто. (А самое главное, во время войны с Францией впервые были испытаны в боевой обстановке дивизионы StuG III.)  И ведь опять получается,  что воевала-то  морально устаревшая техника! Французских и английских танков было больше.  Весьма значительная часть из них имела  противоснарядное бронирование. Часть из них была  тяжелыми, а точнее даже сверхтяжёлыми, чтобы  там не трындел по этому поводу Резун. И все равно их побили только за счет лучшего умения применять танковые дивизии. Пойдем дальше. Год 1941. Сравним дуэль немецкого Pz III,( к тому времени получившему  50 мм пушку и подкалиберные бронебойные снаряды) с КВ -1 с 76 мм пушкой и противоснарядным бронированием. Формально у немца нет ни одного шанса. Пробить лобовую броню КВ он может с дистанции  менее 200 метров ( а  подкалиберными снарядами , которые только в начале года стали понемногу поступать в войска, около 500м) и еще надо знать, куда целиться. КВ же его может пробить с любой дистанции. Если, конечно, обнаружит и попадет. Но танки не воюют  один на один. Они воюют дивизиями. Качество немецкого  генерала, командующего танковой дивизией, можно проверить очень просто - нужно всего лишь посмотреть, как он применяет  разведывательный и мотоциклетный батальоны своей танковой дивизии. И как налажены вопросы взаимодействия с авиацией. КВ не надо атаковать в лоб. Надо дать ему возможность продолжать наступление. Желательно, в направлении минных полей и 88 -мм зенитных пушек, которые легко пробьют даже его. А свои танки должны двигаться через участок, не занятый войсками противника или занятый незначительными силами (его-то и должны найти авиация и  разведывательный батальон танковой дивизии и удержать до подхода танков мотоциклетный). И обойденные с фланга КВ, оставшись без горючего, будут взорваны собственными экипажами.  Если, конечно, механики-водители,  имеющие всего двухчасовой опыт вождения (да и то только легкого БТ),  не угробят слабую трансмиссию тяжелого танка еще на марше (как чаще всего и случалось). Немецкие генералы в своих мемуарах утверждают, что столкновение с Т-34 и КВ для них явилось неожиданностью. Между тем германская разведка   о них знала, знало и высшее руководство  рейха. Просто генералов решили не информировать, чтобы меньше болтали  и меньше возражали Гитлеру, который в то время еще не прибрал руководство вермахтом в свои руки. И опять морально устаревшая, но хорошо освоенная войсками техника победила более мощную, но не освоенную войсками. Хотите пример абсолютно другого рода? Нате вам! Американцы знали о строительстве новейших японских линкоров только на уровне слухов. Японцы действительно удивили мир, создав к 1941г  более крупные  и более мощные линкоры, чем американцы к 1945. Но эти монстры погибли совершенно бесславно. А с другой стороны, старые японские линкоры типа Конго (Постройки времен  до Первой Мировой Войны!) принесли императорскому флоту  пользы  и славы (а  американцам - неприятностей)  гораздо больше. А почему? А все потому же! Они имели сплаванные экипажи. А вот экипажи Ямато, Мусаши и Синано  возможности получить полноценное обучение не имели. Америка  организовала    в начале 1941г эмбарго на поставку нефти в Японию и последняя не имела возможности для полноценной подготовки ни моряков, ни летчиков. И результат войны был предопределен этим экономическим моментом  проблемы. Вот так воюют торгаши против вояк! Я ещё раз просто поражаюсь смелости и в тоже время долготерпению японцев.

    Так что до ВМВ  нам удалось освоить применение   морально устаревших танков  Т-28 и не более, чем бригадами. И они себя неплохо показали в финскую кампанию. Так вот, даже этих бригад с танками Т-28 к 6 июля 1941 г. у нас не было. Мы лихорадочно пытались в это время создать гораздо более крупные соединения, на оснащение которых достаточным количеством тылов и средств связи ушло бы вообще непонятно сколько времени. Реально мы создали танковые армии, которыми можно было управлять, и которые можно было бы снабжать только к 1944г. До этого это был нерабочий инструмент. И вот тогда-то нам стали удаваться по-настоящему красивые операции! Так это нас жареный петух клюнул! А не случись война, мы бы их вообще непонятно когда создали. Тем более, что большую часть автопарка  танковых армий в 1944г. у нас составляли  американские  Студебекеры. Так что не собирались мы в 1939 году трогать  несчастную Германию именно 1941 г. Пока что, просто нечем было. Укомплектовать мехкорпуса танками получалось только к 1942году, транспортом – гораздо позже. Допускаю, что можно было начать в 1942году, и пополняться грузовым автотранспортом за счёт Европы. Хотя это несколько проблематично и требует минимум одной оперативной паузы практически в самом начале войны. По всей видимости, когда началась ВМВ, планировали, что Франция продержится хотя бы на год больше. И что только к 1941г её окончательно добьют. Слишком раннее поражение Франции спутало все планы. И было выгодно только США.

    Нам гораздо интереснее было не воевать до последнего. Вполне возможно, что хапнули бы под шумок (пользуясь заварушкой в Европе) что-нибудь в Азии, возможно  бы решили бы вопрос о Черноморских проливах, а то и получили бы выход к Индийскому океану.  ( Обратите внимание на «бы»). Только такой подход ни в коем случае не устроил бы хозяев Резуна. Там же уже рукой подать до Суэцкого канала или жемчужины их империи - Индии. Не устраивало их, что пока у них заварушка в Европе,  Сталин оказался в положении третьего - радующегося. Так что после слишком уж ранней капитуляции Франции, наше руководство лихорадочно решало проблему – толи постараться затянуть вступление в войну ещё на годик, толи нападать самим и первыми. В эту схему вписываются и наша помощь Югославии. Затянись боевые действия в её горах ещё на пару месяцев, всю «Барбароссу» пришлось бы откладывать на следующий год.

     Так что, судя по всему, основным и желательным был всё-таки первый вариант, затягивание со вступлением в войну ещё на год. Второй вариант, т.е. подготовка к войне оборонительной, (но наступательными средствами) служил, скорее всего, для «операции прикрытия». Это не военный термин. Это из терминологии разведок-контрразведок. Это не военное дело. Это психология. Пугать мобилизацией (в том числе и скрытой) военное руководство бессмысленно. Получишь войну, причём очень скорую. А вот давить своей готовностью к войне на нервы политического руководства можно. Во всяком случае, есть шансы на то, что, увидев у нас отмобилизованную и готовую войну армию, супостат передумает нападать или отложит нападение на чуть попозже, всё-таки есть. И шансы эти довольно серьёзные. Хотя настоящие военные, а, особенно генштабисты, с этим никогда не согласятся. И будут по-своему правы.

    В конце концов, кто больше всего  выиграл от обеих мировых войн? В Старом Свете лично я вижу только проигравших. Даже Англия в результате  мудрого правления полуамериканца (по матери) Черчилля превратилась фактически в вассала бывшей колонии. И о чем это Гесс пытался договориться с англичанами? Тайна сия велика есть!  И не дай боже попробовать критиковать Черчилля. Вы чё, он же гений! Потомок герцога Мальборо и вообще победитель двух войн! Взял бы  Резун и написал бы  о том, что Черчилль (и его мать)  были  американскими агентами влияния. И основная  задача  Черчилля состояла в том, чтобы передать британскую колониальную империю США. Начал он  со знаменитой сделки. За старые американские эсминцы постройки времен Первой Мировой Войны впервые отдал британские территории. Вроде как под базы и в аренду на 99 лет.  Дальше - больше. Нету сейчас британской империи. Все ее колонии и доминионы есть зона влияния США. Хошь , Резун, тему для новой книги? Обзови  Черчилля  Ледорезом американского захвата британской империи.  И напиши, куда этот гений эту   империю подевал. Не назовешь. Хозяйскую руку лизать надо, а не цапать. И в глаза смотреть преданно-преданно.  А то ведь, неровен час, вернут тебя  назад  в Россию под не снятый смертный приговорчик. (Кстати, как выяснилось впоследствии, сказочка про неснятый смертный приговорчик тоже очередное резунское враньё. Никакого приговорчика, тем более смертного, не было. Потому как суда не было. Из-за отсутствия подозреваемого).

    А вот ещё одна темочка - просто пальчики оближешь! Перед Мировыми войнами в обеих крупнейших империях мира правили германские династии. Ганноверская (почему-то называющая себя Виндзорской в Британии) и Голштейн-Готорпская (почему-то называющей себя Романовыми) в России. Так вот я разговаривал с людьми, охранявшими Гесса  (обойдёмся без фамилий, источники не выдаю, спасибо учителям, в т.ч. Резуну!).  И все они описывали его как весьма жизнерадостного старичка. По большому счету он неплохо жил, мемуары пописывал. Единственное, что малость отравляло ему жизнь, так это то, что изредка русские прикалывались над ним — замахивались и делали вид, что очень уж им хочется ударить проклятого фашиста. Кроме этих, не очень приятных, но всё же вполне терпимых шуточек, жизнь его была вполне сносной. (Не очень красиво, конечно, вели себя эти орлы. Но всё познаётся в сравнении. Те же  америкосы после войны в Заливе издевались над Саддамом Хусейном до самого его убийства. А многие другие арабские пленные подвергались сексуальным пыткам).  Но это так, к слову. А умер Гесс незадолго до освобождения. После того, как стал озвучивать идею о публикации своих мемуаров, в которых фигурировали и члены Виндзорской династии. С одной стороны в послевоенное время любой, кто даже слегка общался с проклятыми фашистами, поневоле сам становился отрицательным персонажем. Ибо они считались злом по определению. А с другой стороны если бы Виндзорской династии удалось тогда договориться через Гесса о более раннем и более компромиссном  окончании войны, то США и СССР никогда бы не стали супердержавами! Ибо Британия сохранила бы гораздо больше сил. И мир оставался бы не двуполярным, а многополярным. И вряд ли бы Китай был бы сейчас единой страной…

    Враньё четвертое. По поводу прогрессивной русско-американской подвески типа  Кристи. Опять дьявол в мелочах. Сия свечная подвеска имела, конечно, определённые достоинства. Однако лучше всего она подходила для лёгких колёсно-гусеничных машин, созданных для хороших (лучше американских) дорог. Но кроме достоинств  она имела и массу недостатков. Во-первых, она занимало место в забронированном объеме. А это приводило в случае средних, а уж тем более тяжелых машин к раскручиванию порочных кругов. Раз объем занят подвеской, то не хватает места для экипажа и боекомплекта, приходится увеличивать забронированный объем. Растут размеры танка, а, значит, площадь и масса брони. Более тяжелая машина требует усиления подвески. А это требует новых объемов забронированного пространства для размещения этой самой подвески. И так до бесконечности. Обойти эти порочные круги можно  двумя путями - или перейти на торсионную подвеску или пожертвовать какими-то другими характеристиками. Наши конструкторы пошли обеими путями - для тяжелых машин  КВ создали торсионную подвеску, а в Т-34 просто пожертвовали обитаемостью. У  Т-34 и так самый маленький  объем боевого отделения  среди машин, сравнимых по классу. Башня его тоже крайне тесна  и вмещала всего двух членов экипажа, причём зимой они касались друг друга плечами в полушубках. Но самое страшное было даже не это. Так как забронированного объема не хватало, часть боекомплекта разместили на полу боевого отделения. Из-за этого не хватило высоты для такой запчасти, как полик башни. И реально и командир и наводчик при повороте башни просто переступали ногами по боеукладке и валяющимся   использованным гильзам. Казалось бы, мелочь. Но только до тех пор, пока не попробуешь это делать лично, причем в движущемся по пересеченной местности бронеобъекте. Стоит пару раз споткнуться и стукнуться головой (пусть даже в танковом шлемофоне)  о броню, как в голове сильно светлеет (а в глазах, соответственно, сильно темнеет) и начинаешь понимать, что это не такая уж и мелочь. Тем более, если подвеска в  твоем бронеобъекте не торсионная (Порше), а свечная  (Кристи) и при движении он сильно раскачивается.

         Вранье пятое. По поводу  раздутого  военного бюджета. Бюджет был отнюдь не неограниченным, а напротив, весьма жмотским.  Кто мне скажет, откуда в Красной Армии появился такой калибр, как 45  мм?  Правильно, из царского флота. Был такой калибр 47 мм. Снарядов для него в Первую Мировую союзнички поставили много, сами мы тоже произвели не мало.  А использовали далеко не все. И чтобы добро не пропадало, сточили старые ведущие пояски. И получился  калибр 45 мм. Потом переделали закупленную в Германии 37 мм противотанковую пушку  под этот калибр. И получилась наша родная СОРОКАПЯТКА (по кличке ПРОЩАЙ РОДИНА). Если чуть-чуть знать физику, то понимаешь, что даже незначительное увеличение калибра дает большой прирост  в массе. Ибо объем растет пропорционально кубу линейных размеров. Увеличил калибр в два раза - получи снаряд в восемь раз тяжелее. Соответственно, бронепробиваемость снарядов тоже должна расти. Но если сравнить реальную бронепробиваемость 37 мм немецкой и нашей более новой и более крупнокалиберной противотанковых пушек, то разница не проглядывается. В чем дело? Где собака порылась? А в жмотском бюджете. Снарядики 1915-17 гг. изготовления (и гораздо более раннего проекта), создававшиеся совсем под другие цели,  не очень-то тянули на именно противотанковые бронебойные снаряды. Ибо их проектировали для стрельбы по миноносцам, которые вообще не имели брони! Кстати, снаряды более позднего изготовления тоже были хуже немецких. И это касалось любых бронебойных снарядов на протяжении всей войны. Всё просто - у немцев было больше производственных  и научно-технологических возможностей для совершенствования  и производства этих самых снарядов. 

           Перейдем к следующему калибру - к знаменитой трехдюймовке. Это орудие было основным в царской армии, потому что так захотели великие князья, ведавшие вопросами вооружения. А они так захотели, потому что им нужны были денежки для строительства очередных дворцов для их общей (с царём) любовницы мадмуазель  Ксешинской  и на кутежи в Ницце. Денежки дали французы. Почему дали? А им очень интересно было, чтобы основным орудием царской армии было орудие, созданное для  агрессивной маневренной войны! И чтобы Россия имела  очень агрессивную военную доктрину. А какое дело Франции до всего этого? Да была у Франция такая  навязчивая национальная идея - напасть на Германию и отнять Эльзас и Лотарингию.  (Кстати, а кто-нибудь видел хоть один фильм про самую знаменитую тамошнюю уроженку (Жанну Д‘Арк) , где бы она говорила с сильным немецким акцентом? Я тоже не видел, хотя это правда. Так что Франция втянула нас в несправедливую захватническую войну за свои интересы ). А так как своих сил явно было недостаточно, то Франция нуждалась в союзниках. Размер в призывных контингентах Германии и Франции различался в два раза, а с вдвое меньшей армией сложно вести наступательную войну. Поискали идиотов с большими призывными контингентами. И нашли их на востоке Европы. Пообещали дурачкам помочь в решении вопроса Черноморских проливов, дали царским родственничкам немножко на лапу и дело в шляпе. Так мало того! Так как денежек у России на перевооружение таких масштабов не было, то денежки ей дали. Правда, в долг. Так что мы до сих пор должны Франции уйму денег, которые мы потратили для ведения войны в её интересах! А вопрос с Проливами в результате двух Мировых Войн так и не решился!  Ну не заинтересованы морские державы в этом. И Францию с её дурью, по большому счету тоже использовали, чтобы не допустить  усиления Германии, начавшую строить  Флот Открытого Моря. Что-то меня опять в сторону унесло. Вернемся к трехдюймовке. Её снарядов тоже к семнадцатому году  союзнички  понавезли очень много. Хватило на всё. И  на революцию и на финскую и на Великую Отечественную и на Японию. И еще осталось. Только в конце пятидесятых остатки списали. А долг Франции за поставки этой дряни до сих пор остался. Так вот из-за жмотского бюджета и наличия огромного количества старых снарядов решено было трехдюймовку на вооружении оставить (слегка модернизировав). Более того, новые орудия проектировали под старую гильзу. В том числе и зенитные. Из-за недостатка средств на новые снаряды нас не миновало идиотское увлечение идеей универсальной артиллерии. Это той, которая и полевая и зенитная. В смысле и не полевая, и не зенитная, и все она делает хреново. Даже бабушка знаменитой грабинской ЗИС-3 (Ф-22) проектировалась как полууниверсальная . Чтоб могла не только древними снарядами стрелять, но и вести заградительный зенитный огонь. Грабин понимал, что раньше или позже от старого патрона откажутся, и так спроектировал казенную часть, чтобы впоследствии можно было расточить под более крупную гильзу. Что немцы и сделали (с нашими  трофейными пушками) создав свою знаменитую PaK 36®. Расточили камору  с 90 до 100 мм, удлинили её (в 2,4 раза увеличив массу заряда), устранили излишний угол возвышения и, главное, создали по-настоящему противотанковый бронебойный снаряд. А, чуть не забыл! Еще и перенесли маховички вертикальной и горизонтальной наводки на одну сторону, чтобы  стрелять по танкам орудие могло даже в случае, если его обслуживает всего один тяжелораненый номер расчета. А вообще, когда начинаешь глубоко копать технические характеристики, точные цифры и истории создании  различных образцов нашего вооружения, поневоле становишься параноиком  не хуже Сталина и начинаешь думать о вредителях. Вот, к примеру, Резун говорит, что у бедного Гитлера  к 22 июня было для разведки всего 180 легких не плавающих танков, а у коварного Сталина несколько тысяч плавающих. И ведь не врет! Только не уточняет, что первой  и второй категории было от силы четверть, остальные требовали заводского ремонта! А тут еще одна недоговорочка - подтасовочка имеется. Вторая категория-это  техника б\у, но годная к употреблению или требующая войскового ремонта. Т.е. такого ремонта, который  любой наш боец-гроза империализма может провести в полевых условиях, используя только тот инструмент, который положено иметь в танке в составе ЗИПа. Ну и, разумеется, и запчасть бойцу нужна соответствующая. А если аккумулятор или еще какая-нибудь запчасть пропита или просто ее нет на складе, то танк такой по тревоге из парка не выйдет. Так что считать его надо не как боевую машину, а как что-то вроде потенциального склада запчастей в едином бронекорпусе. Кстати, советские офицеры времён ТМВ очень косо смотрят на цифирь насчёт того, что три четверти бронетехники перед ВОВ требовали заводского ремонта. Уточняю. Речь у нас в этой главе идёт только о советских плавающих танках Т-37А, Т-38 и танкетках Т-27. Насчёт последних довольно просто. Сама идея, лежащая в основе их проектов относится к концу ПМВ. Мы скопировали английский проект, причём на своей технологической базе. Худший и более тяжёлый двигатель заставил сделать броню чуть тоньше. Иначе  танкетка перестала бы плавать. Качество брони тоже было хуже. В процессе эксплуатации стало понятно, что ослабленная броня не позволит использовать танкетку в реальных боевых действиях. Однако она была весьма недорогим учебным пособием. С учётом того, что трактора и автомобили наш народ в более-менее серьёзных количествах увидел только в начале тридцатых годов, вопрос обучения личного состава стоял очень остро. К тому же танкетки устарели не только морально, но и физически. Из дивизий первой линии их активно выводили, применяли в основном в учебных целях. Кое-где они применялись для буксировки ПТА.  Для Т-37А и Т-38 это, отчасти, тоже справедливо. Чуть новей была и идея и проект, и сами танки. Однако всё равно даже сама идея была в принципе неправильной. Ибо слишком тонкая и некачественная броня, пробиваемая бронебойными пулями обычных винтовок, переводила эти, с позволения сказать танки, в разряд небронированных объектов. Так что продолжать производство запчастей для морально устаревшей техники было бы совершенно ненужным расточительством.  Для учебных целей, для боевого охранения и разведки их ещё можно было использовать. А вот для массового форсирования рек в условиях противодействия противника однозначно нет. Кстати, никто и не планировал и не применял их  для массированного форсирования рек.

     И еще одну мелочь  Резунчик замалчивает. А куда это подевались другие легкие пулеметные танки вермахта? Тех же Pz I  в общей сложности  немцы произвели больше полутора тысяч!  А Pz II гораздо больше. Так почему   Резун упоминает всего 180 штук? (И тут же не стесняется  в притворном удивлении интересоваться, куда могли подеваться и когда успели устареть советские предвоенные плавающие танки А ведь они появились на свет даже раньше, чем Pz-I !). А  всё дело в том, что лёгкие немецкие танки к тому времени, по мере насыщения войск более тяжелыми машинами,  выводили из дивизий первой линии. Только их отнюдь не выкинули на свалку! Их переоборудовали в самоходные зенитные и противотанковые САУ, машины передовых  артиллерийских наблюдателей, машины для подвоза боеприпасов и эвакуации раненых. Что про них можно сказать? Зенитных СУ у нас не было. Ни перед войной, ни в конце. Кроме крохотной партии опытных СУ-37 в 1945г. в количестве 75 штук, которые нигде, кроме  послевоенных парадов, себя не проявили. Для сравнения, Австро-Венгрия создала первую ЗСУ в 1905г., когда и самолетов толком ещё не было! Разница в сорок лет, два поколения. Т.е. мы только осваивали технику и размышляли, что с ней делать и как грамотно применять. А у немцев дед мог давать советы внуку по поводу правильного применения ЗСУ. И некоторые из его советов могли даже оказаться полезными. Особенно про уничтожение аэростатов наблюдения. Про машины передовых артиллерийских наблюдателей у нас я вообще даже не слышал. А противотанковая САУ с трофейной 47-мм чешской пушкой к лету 41г. получила подкалиберные  снаряды, которыми с близкой дистанции могли пробить даже «Матильду2» и КВ. А у нас на начало войны САУ в армии вообще не было. Ни штурмовых орудий, ни противотанковых, ни зенитных. Вообще никаких. Только несколько неудачных опытных образцов, которые так никогда и не пошли в серию.

          И,  кстати, наша первая по-настоящему зенитная пушка имеет германское происхождение. Потом наши обнаружили, что ствол имеет некоторый запас прочности и его можно расточить  с 76 до 85 мм. Так появилась 85 мм зенитная пушка обр.39 г. А пушки танка Т-34-85  - ее родная  внучка.  А знаменитая  100 мм противотанковая пушка  БС-3 и танковая пушка  в СУ –100   ведут свою родословную от итальянской корабельной зенитки, которую мы получили вместе  с построенным для нас Италией  лидером эсминцев «Ташкент». Это я все о том, что наш уровень технического развития и уровень образования не позволял самостоятельно создавать  новейшие образцы по-настоящему современного вооружения. И приходилось количеством компенсировать отставание в качестве. А ведь Италия была слабейшей из шести великих держав! Но наши «Жугули» тоже потомок итальянского «Фиата»!  С флотом было еще хуже. Мы с трудом кое-как модернизировали оставшиеся от царского флота дредноуты. Достроить более новые линейные крейсера типа «Измаил» мы не смогли.  Даже итальянцы свои линкоры времен Первой Мировой Войны  модернизировали более коренным образом. Да что там модернизация! Даже на поддержание в рабочем состоянии заложенного до  Первой МВ полученного от англичан линкора  Архангельск  нам не хватало суммы критических технологий. И вернули мы его назад в небоеспособном состоянии. И после войны ни одна из стран, получившая в результате поражения в войне Италии её линкоры, даже  не пыталась вводить их в состав собственного флота. Ни на что, кроме участия в испытаниях ядерного оружия они уже не годились. А нам это делать пришлось. Ибо сами мы не могли тогда построить  ничего лучшего, чем заложенные до Первой Мировой Войны итальянские линкоры.  И погиб наш линкор «Новороссийск»  итальянской постройки в собственном порту. Но это уже совсем другая история.

          Вранье шестое. И снова о денежках на танки и линкоры. Линкоры, принимавшие участие во Второй Мировой Войне имели водоизмещение 23-73 тысяч тонн. Это соответствует массе 1-3 тысячам танков Т-34 обр.1939 г.  А по цене линкоры где-то в 3-5 раз дороже такого же  по массе количества советских танков  за счет более дорогого и сложного оборудования (Или в два раза, если танки будут с немецкой оптикой и  рацией.).  (  Кстати, сложное навигационное оборудование  для  модернизации  своих устаревших в момент закладки линкоров мы сами не могли производить,  и закупали в той же Англии). Так что та же Италия, имевшая в 1941г. шесть линкоров (причем гораздо менее боеспособных, чем старые британские) на те же деньги могла бы иметь 37 тысяч танков Т-34 или  275  тысяч плавающих танков. А ведь у нее было еще и масса  новейших крейсеров и недостроенный авианосец «Аквилла»! И куча более мелких боевых и небоевых кораблей.    Если посчитать итальянский флот, вычесть из него наш, а остаток пересчитать на танки, речь пойдет уже о  многих сотнях тысяч. (А если пересчитать на лёгкие плавающие танки, то  и за миллион легко переползти) И из всех своих пехотных дивизий сделать танковые! Я даже и не пытаюсь сравнивать наши технологические и финансовые возможности ни с кем, кроме слабейшей из тогдашних великих держав Италией. А то будет совсем грустно.

            Интересная у Резуна получается метода! Если развивать сухопутную армию, то это признак агрессивности. А если создавать гораздо более дорогой флот - то это признак чистоты намерений. А я, глупый, всегда считал, что Первую  Мировую Войну для США выиграл британский флот просто-напросто удушив победоносные германские армии тисками голодной блокады.

             После ПМВ у Британии были большие проблемы с финансами. Потом еще и Великая Депрессия  с Дикого Запада до них докатилась. Вот и решила  Британия  за счет колоний свои дела поправить.  Такого массового голода (как у нас в 1933г.) в той же Индии не было только потому, что каждая женщина в Индии имела большое количество ювелирных украшений. Вспомним наших цыганок, которые имеют тоже индийское происхождение. Они уже замуж выходит с килограммом-другим побрякушек ). И почти все это пришлось продать, чтобы не умереть с голоду. В промежутке между двумя Мировыми Войнами Британия вывезла только из Индии 30 тысяч тонн драгметаллов. Пусть не все это было золотом, но, чисто для сравнения, в конце  1990гг.  Россия добывала в год около 100 тонн  золота, а весь золотой запас СССР был чуть более 2 тысяч тонн. А у нас своей Индии не было. И грабить приходилось собственный народ. Понятно, что грабить собственный народ гораздо аморальнее, чем индийский. Только попробуйте угадать с трёх раз, что думают по этому поводу сами индийцы.

    Вранье седьмое. Опять о плохих немецких танках. Только уже  не начала, а конца войны. Речь пойдет о Королевском  Тигре (Pz VIB). Тяжелый он был по Резуну со всеми вытекающими из этого отрицательными последствиями. А чего ж это он таким тяжелым был? А потому что броня была толстая.  А чего ж это она такая толстая? А чтоб иметь достаточную прочность. А как же это другие ухитрялись иметь такую же прочную, но не такую толстую броню? А это они в броню марганец  и никель без меры сыпали. А что ж немцы не сыпали? Да не было у них к тому времени ни того, ни другого, ни даже третьего (молибдена) И броню Королевского Тигра легировали ванадием. Хорошо хоть он был! Немецкие доброжелатели в Новом Свете насобирали  немного никелевых монет, кое-что на подводных лодках удалось доставить в  Германию. Немножко легирующих металлов немцы успели добыть на Украине, кое-что награбили на  других оккупированных территориях. Вспомним, как бедный Гитлер цеплялся за последнее месторождение легирующих металлов на Украине! И генералов с должностей поснимал, когда не смогли удержать. И жаловался направо - налево, что дураки - генералы  ничего в военной экономике не понимают. Впрочем, зря он это делал. Не генеральское это дело, в экономике разбираться. И вообще взаимоотношения военных   и металлов раз и навсегда решили очень древние греки. Кто таскает медный щит, тот имеет медный лоб. Бедные парни совсем не виноваты. Их все-таки не на лавочников  учили.

    Только всех этих импровизаций с  доставанием легирующих металлов было недостаточно.   Вот и приходилось большой толщиной брони  компенсировать хреновое качество. Все порочные круги в недостатках немецких танков  берут свое начало  не  в неправильной компоновке (по Резуну),  а в отсутствии  у Германии доступа  к  необходимым ресурсам. Любая из компоновок (как и любое решение  любой сложной задачи) есть компромисс,  и  имеет и достоинства и недостатки. А вот отсутствие никеля  и марганца заведомо делают броню непрочной и толстой со всеми вытекающими отсюда  неприятными последствиями. Довод Резуна  не выдерживает критики  и еще  по одному параметру. Дело в том, что, в общем-то, компоновка  танков никакого значения не имела. По той простой причине, что во второй половине войны Германия почти не производила танки. Она производила САУ. А они вообще не имеют башни, а, значит, наличие карданного вала никак не сказывается на высоте такого бронеобъекта. Нету  у САУ такой запчасти, которую надо над карданом поднимать. Эта штука называется полик башни.  А нету ее потому, что нет самой башни. Вот такое вот тонкое наблюдение. Так что немецкие САУ, начиная с самой первой из них StuG III,  были весьма низенькие и приземистые. А большая высота и хороший обзор  обеспечивались поднятием рожек стереотрубы.  И были эти САУ  гораздо лучше бронированными по сравнению с базовыми танками. Но даже САУ второй половины войны были все равно перетяжеленными из-за избыточного количества плохой по качеству брони. Тоже самое получилось и с японскими суперлинкорами. После Первой Мировой войны Британия не стала продлевать военно-морской договор с Японией, как того требовали именно британские интересы. Япония в то время была бы для Британии идеальным партнером. Причем младшим партнером, согласным таскать для Британии каштаны из огня. (Как это было в русско-японскую войну). Британия пошла на подписание  Вашингтонского договора 1922г., ставившего и Британию и Японию в крайне невыгодное положение в вопросе тоннажа флота по отношению к США. И, самое главное, Японию отрезали от доступа к новейшим технологиям и сырьевым ресурсам еще в мирное время. У Японии не было полноценного доступа ни к легирующим металлам, ни к новейшим разработкам по вопросам качества брони. В результате они были вынуждены экспериментировать с тем, что у них было, и к концу тридцатых годов чуть-чуть превзошли британский уровень 1918 г. Поэтому их суперлинкоры, несмотря на большую толщину брони, давали гораздо худшую защиту по сравнению с гораздо более легкими американскими. Вспомним гибель того же Синано (который был достроен не как линкор,  а как авианосец) Самый крупный и толстобронный корабль в мире утопила одна американская подводная лодка. Всего шестью торпедами из которых только четыре попали в корабль. И это еще   один пример того, с какой легкостью морская мощь экономически ломает любую противостоящую ей силу.  Угрозой блокады  держава, первенствующая на море, всегда задавит сухопутную или более слабую морскую. Единственная возможность для сухопутной державы противостоять этому - это расползтись на весь континент.  Хотя бы путем создания союза с другими континентальными державами или просто нормальных отношений с ними. Только ей этого никто и никогда не позволит. Оставаясь в нормальных  отношениях друг с другом,  Германия и Советский Союз могли бы не бояться диктата морских держав.  А в союзе с Японией  и Италией - разговаривать с ними на равных.  Помните, как Cталин шутил насчет того, что готов присоединиться к антикоминтерновскому пакту?  Только он не шутил. В каждой шутке есть доля шутки. А все остальное - правда. Только их стравили. Угадайте с трёх раз, кто?

          Предвижу возражения. По поводу  того, чтобы быть с Гитлером в союзе. И сильную эмоциональную реакцию по поводу этого людоеда. Любого оппонента можно заткнуть фразой  Ты что фашист? И человек начинает оправдываться. Нам с детства  вбили в голову, что фашисты плохие. Однажды Сатану спросили, почему он на изображениях такой отвратительный? Он ответил, что из-за того, что кисть в руках его врага. И действительно, историю пишут победители. Я вовсе не хочу сказать, что Гитлер был розовый и пушистый. И что его оклеветали. Просто, если посмотреть на деяния союзников, то там тоже много очень некрасивых моментов.  Ну, к примеру, бомбардировка Токио зажигательными бомбами.  Типа  возмездие за Пёрл-Харбор. Или бессмысленное разрушение америкосами Монте-Кассино.

    Маленькое уточнение. Вообще-то, Пёрл-Харбор вроде как  военно-морская база. И топили там,  в основном линкоры, и, в основном, торпедами. А в Токио за один раз сгорело больше сотни тысяч человек. Причем, в основном мирных жителей. Понятно, они в своей смерти сами виноваты  уже потому, что оказались не на той стороне. Но  что, слабо было  американцам японские линкоры атаковать? Или смущало то, что у них зенитной артиллерии гораздо больше, чем у города? Про Хиросиму и Нагасаки даже говорить не приходится. Та же самая проблема с Дрезденом и другими немецкими городами. Сейчас центр большинства немецких городов занят зданиями середины ХХ века. А раньше там были памятники архитектуры ХIIIVII веков. Трудно винить в этом американцев. В силу того, что живут они на Диком Западе, где и двухсотлетнее здание - большая редкость, они (в силу своей ограниченности)  даже не понимают, что они натворили. Пятьдесят лет спустя они подвергли ковровым бомбардировкам колыбель цивилизации - Междуречье  Тигра и Евфрата. Якобы у тогдашнего правителя Ирака  тоже (как и у США) было оружие массового поражения. Вы, чё, оружие  такое только Америке позволено!  А другим - ни-ни, в террористы запишут. Оружие, правда, не нашли, но запасы нефти к рукам прибрали. Даже анекдот появился: «американцы обнаружили над своими запасами нефти какое-то арабское государство».

     Ладно, Бог с ними, с американцами, что с них, с дикарей, возьмешь!  Но англичане-то вроде как берегут свои древние замки. Или культурой считаются только английские замки? Так  даже в этом случае получается плохо. Ибо Дрезден был столицей Саксонии. А нынешние британцы имеют англо-саксонское происхождение. Так что даже в этом случае пострадала и их собственная история и культура. Это приблизительно тоже самое, как если бы Россия уничтожила Киевско-Печорскую Лавру и весь город Киев, забыв о том, что он не только столица соседнего государства, но и мать городов русских.  В Дрездене  не было военных объектов, а была просто хорошо спланированная массовая бойня. Опять же саксонцы в своих бедах сами виноваты. Ну, кто им мешал в свое время пролив переплыть и стать англо-саксами?

    А на немцев столько собак понавешали  за Ковентри! Даже термин придумали - ковентрировать города. В том же Ковентри хоть  авиастроительная промышленность была! Понятно, тогдашняя авиационная навигационная аппаратура  была весьма несовершенной и никто  не предъявляет претензий по поводу таких вещей как промахи и рассеивание. Война есть война. Но ведь англичане  после войны награждали и возводили в дворянское достоинство авторов  идеи массированных бомбардировок  городов. А ведь сотни налетов, в каждом из которых участвовало до тысячи самолетов,  в плане снижения производства оружия  принесли эффект на два порядка ниже, чем всего одна английская эскадрилья «Дамбмастер», за один вылет уничтожившая две плотины гидроэлектростанций (и повредившая третью) и оставившая без электричества  Рур! Вот уж действительно из искусства вести войну западная цивилизация создала  науку массового уничтожения людей! Какая-то система двойных стандартов получается. Если человек обмотался взрывчаткой и взорвал десяток других людей, то он террорист. А если  нажал на кнопочку, и бомба уничтожила миллионный  город, то герой - летчик. С теми же концлагерями тоже не все так просто. Когда Америка вступила в войну, то быстренько сконцентрировала всех своих граждан, даже потенциально могущих симпатизировать японцам и немцам, в специально отведенных для этого местах за колючей проволокой. Понятно, в силу неизмеримого богатства США там было гораздо комфортнее, чем в немецких концлагерях. ( Нынешние российские уголовники шутят:  «меняю двухлетний срок в советской тюрьме на пожизненный в американской».) И, по большому счету, США правильно поступили, но к чему скрывать сам факт  наличия  концлагерей? Взяли бы и написали, что в американских концлагерях жилось лучше!

     И написали бы, что стратегические запасы продовольствия в Германии истощились  к концу 1942 г, и с тех пор Германия с трудом доживала от урожая до урожая. Поэтому пайка в  немецких концлагерях хуже. А так как стратегические запасы жиров в Германии кончились гораздо раньше, то мыло варить было не из чего. И вопрос стоял так: или его сварят из узников концлагерей, или вся  Центральная Европа завшивеет и вымрет от сыпного тифа. Хорошо, потягивая кофеёк под коньячок, разглагольствовать о людоедской сущности гитлеровского режима. Сытый голодного не разумеет.

     И написали бы, что в конце Первой Мировой Войны из-за английской блокады  дети в Германии практически не рождались, а чудом пережившие ее крайне редко были пригодны к воинской службе во Вторую Мировую. В лучшем случае эти калеки, нуждавшиеся в диетическом питании и постоянном врачебном наблюдении, могли только охранять эти самые концлагеря. Просто и коротко. Две таблички с  призывными контингентами 1900 и 1918 гг. рождения. Не надо эмоций, напишите только голые факты и люди вас поймут.

    Враньё про концлагеря. Кстати, родиной слонов и концлагерей является отнюдь не СССР, а добрая старая Англия. Во время Англо-бурской войны в концлагерях оказались не только военнопленные граждане бурских республик Трансвааль и Оранжевая, но и местные буры, которые вообще-то считались полноправными подданными британской короны, проживающими на территории британской Капской  колонии. И не «за связь с иностранными разведками» , а просто так, на всякий случай. Кстати, лично я могу понять тех англичан, которые взяли на себя ответственность за это, мягко скажем, не очень гуманное и не слишком популярное решение. Но не надо сие замалчивать и выставлять авторами идеи концлагерей нашу великую (и ужасную) Родину. Пятнадцать лет спустя масса австро-венгерских военнопленных, оказавшихся после наступлений Брусилова в русском плену, была просто отправлена в Сибирь. Но не в концлагеря, а просто жить среди местного населения. Кому был не чужд с/х труд, работали в хозяйствах крестьян, ушедших на войну. А т.к. труд тогда был в основном физическим, то их просто не могли не кормить очень хорошо. Иначе они работать бы не смогли. А с учётом того, что почти все мужики были на фронте, то жизнь у некоторых из этих военнопленных смахивала на жизнь кота в тазике сметаны. А ещё 65 лет спустя в тех краях служил я. И видел дом, в котором жил военнопленный Ярослав Гашек. И разговаривал с бабульками, которые  Гашека очень близко знали и хорошо помнили. Послушал рассказы о его жизни в Сибири. И, если честно, завидовал. У меня на тот момент вообще никакого жилья не было, я  несколько лет в своём кабинете жил.

    И ещё раз о концлагерях. В очень демократическом государстве (Фашистской Финляндии) концлагеря появились в 1918г, а в СССР только в 1922м.

    Вранье восьмое.  На кой танку плавать? Не могу сказать, что Резун врет через слово, но уж в каждой главе можно найти несколько примеров  мелкого вранья, замалчивания и подтасовок. Вот, к примеру откроем его книгу «Самоубийство» прямо по середине и начнем выискивать «ошибки»  в каждом абзаце. Вот, к примеру, похвалы нашим плавающим танкам, коих, по Резуну, у бедного Гитлера  не было, и весь мир в этом вопросе отставал от нас, агрессивных, на годы и десятилетия. Сначала Резун льет крокодиловы слезы по поводу терзаний бедной пехоты, коей без поддержки плавающих танков тяжко и форсировать реку под огнем и удерживать плацдарм. А вот танк, пусть даже легкий, сей процесс весьма облегчает. Прочитаешь - вроде все правильно мужик говорит. И как это мы сами до такой очевидной вещи не додумались? А теперь скажите, а что лучше иметь на том берегу - танк одним пулеметом и условно-противопульным бронированием или танк с противотанковой пушкой, массой пулеметов и противоснарядным бронированием? Мне почему-то кажется, что второе предпочтительнее. А как же такой танк окажется на том берегу Буга, например? А это в немецкой кинохронике показано. Прямо из-под воды вылезет и хана крепости - герою Бресту. Называется сие техническое решение устройство для подводного вождения танков. Выпускается комплектами для установки на серийные танки PzIII. Резун  задает вопрос: «Как называется немецкий плавающий танк?» Отвечаю: «PzIII с комплектом для преодоления водных преград». Первый раз массово  применено прямо 22 июня 1941г. под Брестом. Почему же наши борзописцы обзывают передовые, по Резуну,  Т-37, Т -38 и Т-40 старенькими? Да потому что устарела сама идея! Зачем делать что-то сверхлегкое и плавающее, когда на тот берег можно легко переправить  даже сверхтяжелое и не плавающее? Что там у нас всегда хорошо  плавает? И всегда кверху всплывает? Догадались? Правильно. Дерьмо. Когда до всех дошло, что гораздо правильнее не учить танки плавать, а заставить их ползать по дну, все сверхлегкие плавающие танки с одним пулеметом и условно-противопульным бронированием мгновенно перешли в разряд устаревших. Критерий истины есть практика. Материализовавшейся истиной, в таком случае, является военная техника, построенная в конце войны или сразу после неё с учётом военного опыта. После Второй Мировой Войны все средние и тяжёлые танки делают не плавающими, а ползающими по дну. (Есть только одно исключение, но о нём ниже). Посему наши плавающие танки-лёгкие и устаревшие, а немецкие танки, для которых существовали и реально применялись комплекты для «ползучего» преодоления водных преград по дну – новейшие.

    Копнём дальше. Тяжелая  и сверхтяжелая немецкая техника второй половины войны выпускалась с оборудованием для преодоления водных преград. Сразу оговорюсь, на некоторые машины оно по каким-то причинам сразу на заводе не ставилось, а шло в войска без этого оборудования. А в случае нужды устанавливалось прямо на фронте по мере необходимости. Но такой подход представляется мне весьма правильным. Если часть тяжелых танков выпускалась в пустынной окраске с увеличенными воздушными фильтрами, то для них комплект для преодоления водных преград можно было бы сразу и не изготавливать. Роммель как-то ни разу и не пожаловался, что его пехота несла повышенные потери при форсировании рек  в Сахаре. Наверное, ему наплевать было на утонувших фашистов. Видимо, он всегда был невысокого мнения об итальянцах  и не берёг их. Вот ему  комплекты и не выслали. Хоть бы одну штучку! Нет, зажали!

    Так вот после осознания принципиального устаревания самой идеи форсирования рек по верху, а не по низу, становится понятно,  что и с нытьем Резуна по поводу транспортных и боевых гусениц для «Тигров» тоже не все так просто. Помните, как он целую главу жалел бедную немецкую пехоту, которой приходилось без поддержки танков форсировать реку, потом отбивать (опять без поддержки танков (?!)) на том берегу станцию с высокой платформой, а уж потом ждать, пока придет эшелон  с «Тиграми», пока их переобуют в боевые  гусеницы и так далее? Во-первых, почему это без поддержки танков? Те же легкие  и средние танки могут переправиться и по какому-нибудь поганенькому мостику, не говоря уже о понтонном. Во-вторых, у части  тяжёлых танков были эти самые комплекты для преодоления водных преград, значит, разведке оставалось  только найти участок с ровным твердым дном и с утреца немножко усилить естественный туман дымзавесой и обеспечить форсирование любой техники.

    Смотрим следующий абзац. «А совместить противоснарядное бронирование танка с возможностью плавать до сих пор никому не удалось, как и плавание спортсмена с трехпудовыми гирями в руках.» - пишет Резун. Ну, насчет спортсменов судить не берусь, ничего тяжелее шахмат в руках не держал. А вот насчет плавающих тяжелых танков просветить Резуна могу запросто. Танк этот я называю «Стерва». Просто у него название  какими-то  нерусскими буквами пишется, тем более, там одни согласные. А лишний раз переключать «клаву» с русского на  нерусский  и обратно как-то в лом. Ну, один   раз, так и быть, переключу. STRV -103.Основной боевой танк  Швеции. В серийном производстве с конца 1950-х годов. В основу конструкции и компоновки положены немецкие и американские идеи конца 1930-х. Так вот эта СТЕРВА весит 43 тонны (т.е. по американо-резунской классификации является тяжелым танком), имеет длинноствольную пушку  105-мм с практической скорострельностью 15 выстрелов в минуту. И, после 15-тиминутного «переодевания» «Стерва» способна плавать. Причем, для этого ей вовсе не требуется гребной винт, руль и водометный движитель. Специально для резунов объясняю - есть еще один очень простой способ плавания для танков - путем перемотки гусениц. А синтетическую ткань для «купальника»  всякая СТЕРВА  всегда возит с собой (рядом с «косметичкой» (ЗИП)). Что-то похожее Германия не стала выпускать только из-за сложностей перепрофилирования производства в условиях военного времени, да и нехватки этого самого времени. Тем более, в серийном производстве находились тяжелые и средние танки с принципиально другим (и тоже вполне приемлемым) способом преодоления  водных преград - по дну. Как говорится, «от добра добра не ищут» и «на переправе лошадей не меняют» ( разве что на водку да и то только в больших количествах).

     Кроме всего прочего эта СТЕРВА очень даже невысокого роста (всего 1.9м) И ей абсолютно наплевать - проходит прямо по середине ее чей-нибудь    карданный вал, (сильно повышающий высоту танка из -за необходимости поднятия над ним полика башни) или не проходит. Ибо ни одну СТЕРВУ такие мелочи никогда не отвлекали. Ибо СТЕРВЫ безбашенные. Однако ровно за 1 секунду она  вся поворачивается  на 90 градусов в сторону очередной потенциальной жертвы. (Причем стрелять СТЕРВА  умеет не только глазками) А этот рекорд  по скорости поворота остается недосягаемым для башни любого танка. Поразит сей шедевр  технической мысли всяких там резунов и силовой установкой. Помните, Резун честно признает, что у него в голове  не укладывается, как это тупые англо-американцы на своих танках устанавливали от двух до пяти  двигателей, и все они на один вал работали? Так вот в этом танке одновременно  мало того, что два двигателя, так они еще и принципиально разные!  Один из них - многотопливный дизель, а другой - вообще авиационная  турбина! Нельзя запрячь в одну упряжку вола и трепетную лань?! А хрен вам! При определенном уровне технической культуры очень даже можно! И эти двигатели будут не мешать друг другу, а наоборот, дополнять друг друга и даже сглаживать недостатки друг друга!

     Ну, впрочем, резунам, (по их же собственному признанию) этого все равно не понять. Так что не буду переводить зря бумагу. Машина (в смысле «Стерва»), конечно, получилась вообще шедевреальная ! Одни углы наклона лобовых листов чего  стоят !  78  и 73 градуса соответственно для верхнего и нижнего лобовых листов. ( Для сравнения у  Т-34 -  всего 55 градусов.) А внешне СТЕРВА очень похожа на свою бабушку StuGIII !

     Если  дальше почитать  у Резуна про легкие плавающие танки, то   там он снова пытается поразить воображение обывателя цифрами  протяженности  рек и густотой речной сети на территории СССР. Молодец. Даже  на меня это первоначально подействовало. А потом еще раз внимательно перечитал Гудериана (на которого постоянно ссылается Резун) и прозрел. Ответьте, пожалуйста, на вопрос: « А нахера ж сдался танковой дивизии плацдарм?» Этот вопрос Гудериан постоянно задавал нижестоящим танковым командирам (только на немецком языке и чуть повежливее и не при дамах) и ни разу не получил вразумительного ответа. Так вот  Гудериан  считал ошибкой захват плацдармов для  танковой дивизии, особенно в тех случаях, когда не предусматривалось немедленное продолжение наступления силами этой самой танковой дивизии. Ибо на плацдарме на маленькой площади скапливалось большое количество потенциальных целей, по которым сложно промахнуться даже  полуслепому артиллеристу  с советской предвоенной оптикой. Плацдарм крайне необходим пехотной дивизии. Для продолжения наступления ей необходимо переправить на противоположный берег свою артиллерию. Поэтому все ждут, пока полностью не переправится и не развернется  артиллерийский полк. А в танковой дивизии первым  идет не пехотный и не артиллерийский полк, а танковый, который сразу же продолжает развитие наступления, не дожидаясь подхода остальных сил. Ибо он сам себе артиллерия. Вот почему в танковом полку, кроме PzIII, были ещё и  PzIV с короткоствольной 75мм пушкой! Этот танк, по сути, был не сколько танком, сколько САУ с башней! Т.е. самоходной артиллерией для танкового полка!  Не верьте Гудериану в пересказе Резуна! Читайте первоисточники, т.е. Гудериана  сами! Что-то ни один гитлеровский генерал не пожаловался на большие потери среди бедных немецких солдат, которые  на подручных средствах без поддержки легких плавающих танков под огнем противника переправлялись на вражеский берег с целью захвата плацдарма.  Ибо не  было такого бреда. Реки форсировались сходу на плечах отступающего противника с постройкой понтонного моста в слобозащищённом или вообще не занятом войсками месте (а, зачастую, и с захватом не взорванных мостов) или не форсировались вообще, т.е. даже безнадежных попыток не предпринималось. И не было многочасовой артиллерийской подготовки на участке форсирования, которая слишком уж явно будила врага. Гораздо выгоднее «напустить туману», т.е. усилить естественный  утренний туман на реке без единого выстрела, а короткую артподготовку начинать   тогда, когда свои войска на вражеском  берегу сами откроют огонь.

    Кстати, этой фразой по поводу «неукладования в голове» идеи размещения в одном бронеобъекте нескольких двигателей, Резун очередной раз сам себя высек. И как разведчика и как специалиста по начальному периоду войны. Ибо второй по массовости после  Т-34 советский танк Т-70 и самая массовая  советская САУ  СУ-76 (тоже, между прочим, на его базе) выпускались с двумя бензиновыми двигателями. Эх, если бы вместо них мы выпустили столько же бронетранспортёров, так необходимых для защиты в ближнем бою своих слепых  танков! А если бы ещё  и подготовили для них настоящую мотопехоту! Вот уж действительно и потери и результат II Мировой были бы совсем другими! Но производить бронетранспортёры  вместо танков  из тех же самых автомобильных узлов и агрегатов с теми же самыми двумя автомобильными двигателями мы стали  только после войны, когда наконец-то осознали, для чего танкам  именно мотопехота и почему её нельзя заменить любым количеством бойцов на броне танка. И то нельзя сказать, что дошло это до всех и окончательно. Ибо нынешние бронетранспортёры выпускаются с крышей над боевым отделением. Ибо проектировали их для Третьей Мировой Войны. И предполагалось, что они будут действовать в условиях применения оружия массового поражения. И чтобы радиоактивная пыль или какая-нибудь химия внутрь не попали, их делали с крышей и герметичными. Всё бы хорошо, только бронетранспортёры с крышей над боевым отделением лишены смысла, ибо из них нельзя вести прицельный огонь поверх борта. К чему это приводит на практике? Смотрим передачу о Чечне и видим, что бойцы ездят не в бронетранспортёре, а на броне. Что лишает смысла подобный бронетранспортёр.

    Вранье девятое.  О тыловом обеспечении танковых войск. «Самоубийство» Глава 20\7  « Про боевой опыт.»  Резун пишет:» Командование Красной Армии уделяло первостепенное внимание вопросам снабжения войск.» И далее на  шести страницах распинается, что у нас  к 1941 г. был опыт снабжения  миллионной армии, а у бедных фашистов не было. И вообще, наши тылы были все такие из себя розовые и пушистые, а у бедных немцев кругом сидели одни кретины и дегенераты.  Вообще-то мне всегда казалось, что большинство наших проблем  и в Первую и во Вторую и в Третью (Холодную) и в Нулевую (Русско-Японскую) Войны были в первую очередь связаны с вопросами снабжения, т.е. с вопросами тыла. И если ответственность за  положение дел во время Второй и Третьей можно переложить на проклятых коммунистов (ибо у власти в тот момент были они), то за две другие перекладывание ответственности на них будет все-таки слегка  притянутым за уши. Ибо  более-менее серьезные гадости правящему режиму они были в состоянии сделать только в тот момент, когда становилось ясным, что правящий режим войну уже проиграл. С другой стороны, все противники проклятых коммунистов так  же  делали гадости коммунистам только тогда, когда им казалось, что коммунисты войну проиграли.

    Согласимся  с Резуном  в вопросе о том, что Вторая Мировая  война была в основном сухопутной (т.е. танковой) и обратим свой взор на снабжение и обеспечение именно танковых войск. Год 1940-й. К началу французской компании в каждом немецком танковом полку была одна ремонтно-эвакуационная рота. Она имела в своем составе 10 полугусеничных тягачей с пятью  10-ти тонными трейлерами. (Это для эвакуации Pz-I, Pz-II, 35(т) и 38(т)). Кроме этого, в нее входило три 18-ти тонных полугусеничных тягача с двумя 22-тонными трейлерами. (Это для эвакуации новых танков Pz-III и Pz-IV) . Потихоньку немцы заменяли легкие танки более тяжелыми, соответственно менялся и состав техники в ремонтно-эвакуационной роте. В 1943 г. немцы на базе «Пантеры» создали ремонтно-эвакуационную  машину «Bergepanther» (для эвакуации своих тяжелых танков)  и постоянно ее совершенствовали. В 1945г. ее испытывали в подмосковной Кубинке. В послевоенные годы мы ее скопировали, создав на базе танка Т-54 тягач БТС-2.  Мне пытались возражать, что для эвакуации любых танков можно использовать Т-34 или КВ. Это, конечно можно, но это очень плохо, особенно во втором случае. КВ и так был перетяжелён. Надёжность его трансмиссии всегда оставляла желать лучшего. Из-за этого в 1942г. Его даже пытались снять с вооружения. Потом оставили, но сильно облегчили. И танк КВ1с, по большому счёту, был уже не тяжёлым, а средним. Ну и нахрен он такой нужен, если есть тридцатьчетвёрка, которая при массовом производстве зачастую получалась дешевле предвоенных лёгких танков?! Использовать КВ для эвакуации зачастую означало получить вместо одного неисправного танка два. С Т-34 этот вопрос стоял не столь остро, но всё же для эвакуации нужен не линейный танк. Пусть БРЭМ будет на базе этого танка, но за счёт отказа от башни и вооружения, некоторого уменьшения брони можно выкроить место и для лебёдки и для крана и для бульдозерного оборудования. Иначе при попытках буксировки будем получать две неисправных машины вместо одной. Кстати, основным принципом немецкой ремонтно-эвакуационной службы был девиз: «Поменьше таскать, побольше ремонтировать на месте!» Самым ценным в «Bergepanter» была не мощность её двигателя, а кран на 6 тонн. С помощью такого крана на Пантере можно  поменять двигатель прямо в полевых условиях. И никого никуда таскать не надо.

    Враньё девятое с половиной. По Резуну, ни у кого, кроме Сталина, к началу  Второй Мировой Войны  тяжелых танков не было. Это брехня в кубе. Во-первых, наш первый  тяжелый танк Т-35 является  « авторизованным переводом с  английского» танка   « Индепендент». Во-вторых, Франции   на основе опыта Первой Мировой Войны  создала и постоянно  модернизировала свои сверхтяжелые  танки. В-третьих, после капитуляции Франции, часть её танков попала в вермахт и воевала не только против Советского Союза, но и против США (в 1944 г.)  В-четвертых, у Германии был свой трехбашенный  тяжелый танк NbFz. Первоначально он шел под индексами  Pz V и Pz VI. Когда же было принято решение  в постройке этого танка ограничиться  малой серией и создать более тяжелый танк, то этот индексы остались свободными. И впоследствии были присвоены «Пантере» и  «Тигру».  В-пятых, самый большой ущерб  всем союзникам по антигитлеровской коалиции нанесли не трофейные французские танки B -1 bis и 2С, и не те  три  серийных немецких танка NbFs , которые были построены и принимали участие в боевых действиях, а те корпуса и башни, которые так и не были  собраны. И французские  и немецкие тяжелые  танки  использовались в ведении самого эффективного вида боевых действий, а именно в информационной войне. Многократно охаянная  Резуном, бедная немецкая пропаганда  совершила ход воистину гениальный. Эти  три  танка очень мастерски показывали в хронике. Причем после показа собственно танков (на параде или при захвате Скандинавии) всегда  показывали завод, где стояли корпуса и башни не собранных тяжелых танков. И создавалось впечатление, что этих танков в вермахте очень много, они находятся в крупносерийном производстве и, самое главное, их тактико-технические данные превосходят таковые у всех имеющихся и даже перспективных машин. Если бы действительно этих машин много было, то их реальные (и весьма скромные ТТХ) очень скоро стали бы достоянием всех разведок. А когда их было всего три, то вешать лапшу на уши можно было сколь угодно долго. « Ну и что? - спросите вы - ну показали немецким обывателям, на какие тяжелые танки тратятся их  кровные дойчмарки. И что с того?» В том-то и коварство информационного оружия, что на первый и даже на второй взгляд оно никого не убивает. Но все дело в том, что  смотрели эту хронику не только немецкие обыватели, но и те, кому по должности такие вещи смотреть положено. Я имею ввиду всяких там военных атташе и прочих разведчиков. Смотрели и политические  лидеры всех стран антигитлеровской коалиции. Вот тут и сработал принцип: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!».  Политических деятелей с инженерным образованием лично я что-то не знаю. И понять по кадрам хроники, какая, например, толщина брони у данного танка даже инженеру- танкостроителю практически нереально. Тем более про французские танки много было известно. Весили они, к примеру, от 63 до 76 тонн и стояли на них орудия до 155мм. Куда там нашим КВ и КВ-2, которые только за 40 тонн переползли и орудия  76 -- 152мм имели! При этом созданы эти монстры были французами ещё во время  Первой Мировой Войны, во всяком случае проекты. А в промежутках между мировыми войнами их только перепроектировали,  доводили до ума и модернизировали.  Поэтому  другими странами копировалось то, что бросалось в глаза - внешний вид, размещение вооружение в несколько ярусов. Так, например, появился американский танк Мк-3с, который нашими танкистами был прозван «братской могилой на семерых». Вот оно действие информационного оружия - показали хронику немецким обывателям, американские  политики и военные приняли решение о производстве неправильного танка, а на тот свет отправились рязанские парни, получившие эту технику по ленд-лизу. И это еще не конец цепочки! Дело в том, что детям этих рязанских парней будут впаривать, что без поставок этого дерьма  они вообще бы у немцев в рабах были, так что за поставки еще и заплатить бы не грех. Еще один аспект применения информационного оружия. Дело в том, что стреляешь по одной цели и сейчас, а оно накрывает несколько и не только сейчас. Тот же воспеваемый Резуном нарком вооружения Ванников, насмотревшись вражьей хроники, и наслушавшись сплетен наших разведчиков, так же принял несколько  неправильных решений. Первое. Раз у супостата много тяжелых танков с толстенной броней, значит наши противотанковые пушки задачу свою задачу по уничтожению  супостата выполнить не смогут. Раз так - производство их прекратить , в серию пустить более крупнокалиберные артсистемы. И  производство  76-мм пушек прекращено, предсерийные образцы и заготовки для производства 95-мм дивизионных и танковых пушек пошли на переплавку, а производство 107-мм  пушек еще  толком не организовано. Второе. Коли супостат имеет столь толстобронные танки, наши тяжелые танки также  нуждаются в более крупнокалиберных орудиях. И аж до августа 1941г. Кировский завод вместо массового производства серийных КВ и усовершенствования их весьма плохой трансмиссии (из-за которой основная часть КВ была потеряна не в бою, а на марше) производит опытные и предсерийные образцы одно- и многобашенных танков с крупнокалиберными орудиями. Третье. Раз у супостата такие танки есть, а у нас  противоядия от них пока нет, то на время, пока  мы будем это противоядие изобретать, производить и внедрять в войска, нужен какой-нибудь временный суррогат такого противоядия. И создаются противотанковые бригады, в которой нет ни одной противотанковой пушки. Вместо них-85-мм зенитки и 122-мм корпусные пушки. Они могут пробить толстую броню, но тактически непригодны для борьбы с танками. И в случае столкновения с  любыми (а особенно, не дай Бог, с лёгкими и быстроходными) танками опять в землю отправляются рязанские парни. Кстати, если создание накануне войны противотанковых бригад является признаком подготовки к агрессии, то я испанский летчик. Пока, сеньоры и сеньориты, я полетел!

    Ладно, вернемся к нашим баранам, т.е. к тылам. Короче, я в состоянии назвать  имя образца немецкой техники, предназначенной для эвакуации танков. И назвал. Пусть теперь это самое сделает Резун, только по отношению к советской технике. Только, чур, БТС-2 не называть, потому  как его только после войны на основе немецкого опыта создали. А вот тяжелый трактор «Ворошиловец» можно, (хоть он и небронированный), но только при условии указания цифры. Цифирь  очень простая. Пущай Резун посчитает, сколько этих самых «Ворошиловцев» было произведено, потом нехай из этой цифры вычтет, сколько их по штату должно быть во всех тяжелых артиллерийских частях (Где такие орудия, которые сами не ездют и на руках не потаскаешь и даже тягачами только в разобранном виде перетаскивать можно). Ежели итог получится положительным или хотя бы нулевым, то я ему публично разрешу  мне в морду плюнуть по одному разу за каждый тягач. А если отрицательным - то  пусть свою харю  подставляет. На тех же условиях. Я даже согласен считать, что ни один «Ворошиловец» не остался в народном хозяйстве, не поломался в довоенный период и т.д. и т. п. и другим родам войск не дали, только артиллерии, а что осталось - танкистам. И сразу станет ясно, почему  экспериментальный СМК в финскую с нейтральной  полосы эвакуировать не удалось. И куда наши тяжелые Т-35 и КВ в начале  войны девались. И почему в начальном периоде войны мы быстренько убрали всю тяжелую артиллерию в глубокий тыл, где она почти без тягачей аж до 1944г и оставалась. Так что своё предложение я снимаю. У меня просто слюны не хватит на бедного Резуна.

    Если честно, я значение тылового обеспечения до конца понял в весьма зрелом возрасте, почитав американского генерала Омара Брэдли. А до этого я  наивно считал, что тылы  существуют для того, чтобы крысам тыловым было куда прятаться, а нашим прапорщикам - что расхищать. Если я сейчас и сгустил краски, то самую малость, совсем чуть-чуть. И я считаю, что если брать во внимание состояние тыла, то мы ко Второй Мировой Войне не были готовы ни в 1939, ни в 1941 ни в 1984гг. Значительная часть наших тылов находилась за океаном - в США. И тушенка и Студебеккеры родом оттуда. Может в академии генштаба Триандафиллова  В.К. и проходят. Не знаю, не учился. Но вот в плане подготовки  обычных офицеров его опыт не используется. Это я на личном опыте знаю. Точно.

    Вранье десятое. Опять танки, опять тяжелые, конца войны. Резун, используя американскую классификацию танков по весу, сравнивает  Пантеру с ИС-3. Действительно, по весу они весьма близки. Только фишка в том, что немцам не  хватало легирующих металлов, и  броня у них была гораздо хуже по качеству. Так что ее приходилось делать толще. Но это не самое главное! Дело в том, что эти танки вообще нельзя сравнивать ни в коем случае! Ибо  Пантера-это реальный танк, который с 1943 года воевал на всех фронтах. Его видели  десятки  (а то и сотни) тысяч немецких солдат  (Пантер было произведено около  6000 штук), он неоднократно попадал во вражеские руки и воевал против создателей. И его  характеристики утаить или переврать нереально. А ИС-3 с этой точки зрения  танк вроде как и несуществующий. В боевых действиях участия он не принимал. Поступал он на вооружение отдельных гвардейских тяжелых танковых полков, в коих по штату таких танков было положено иметь 21 штуку на полк. А раз так, то видели его в лучшем случае сотни особо проверенных товарищей-гвардейцев. Впервые его показали на параде в Берлине  в июне 1945г. Производить  и совершенствовать его продолжали и после войны. Так что реально мы можем говорить только о  тактико-технических характеристиках послевоенных машин. Так что если сравнивать ИС-3  с немецкими танками, то только  с Е-50 и Е-75, которые должны были пойти на смену Пантерам D и Тиграм В. Они ровесники по времени появления на свет. Несколько прототипов захвачены, так что их можно сравнить с теми опытными предсерийными образцами ИС-3, которые реально у нас существовали на конец 1944г (но отнюдь не с  ИС-3 производства 1946 и более поздних годов, да  еще и прошедших модернизацию в 60-х!). Вот это будет честное сравнение. А сравнивать танки, между появлением на свет которых целых два года военного времени как-то нечестно. Все-таки танкостроение наиболее быстро прогрессирует именно в военное время, на основе реального боевого опыта.

    Но если резунам так хочется сравнивать эти танки, то давайте сравнивать их в реальной боевой обстановке. Не один танк против одного танка в чистом поле без единого кустика во встречном бою. А давайте представим ситуацию, как будто в самом конце войны (а можно даже и после подписания капитуляции, так даже честнее будет, ибо по состоянию на 9 мая 1945г. было выпущено всего 29 штук ИС-3) этот самый Отдельный Гвардейский Тяжелый  Танковый полк  получил задачу сломить сопротивление последней потрепанной фашистской танковой роты и трех десятков четырнадцатилетних пацанов - фольксштурмовцев во главе с лейтенантом-фронтовиком. Скажем так, для обкатки и испытаний новой техники в реальных боевых условиях. Итак , 21 новеньких ИС-3  с родной ротой автоматчиков против семи разнотипных немецких бронеобъектов (притом из разных частей)  и сопливых фаустников - теоретиков. ИС  пробивает Пантеру с полутора км и более, она его - в лучшем случае с 300м. Местность - реальная, т.е разбомбленные  американскими дикарями населенные пункты в Германии. Так что немцы  весь день ведут сдерживающие бои, перекатываясь от рубежа к рубежу, используя лучшее знание географии дымящихся развалин и дымзавесы. К вечеру в роте остается вообще четыре машины, русские теряют два ИСа - один от 88 мм снаряда Waffentragera, а второй от удачливого фаустника, который успел выстрелить  чуть раньше, чем автоматчики из танкового десанта. К двум часам ночи, благодаря работе ремонтников, у немцев пять машин, две из которых - Пантеры D с исправными ночными инфракрасными прицелами.  А у гвардейцев таких прицелов нет (они их только  в послевоенное время получат), и к пяти часам утра Отдельный Гвардейский Тяжелый Танковый полк имеет всего две исправных машины. И его выводят в тыл на доукомплектование. Всё. Финита ля комедия, как говорят итальянские фашисты.

    Вранье Одиннадцатое. Резун неоднократно подчеркивал, что Сталин был единственным, кто имел тяжёлые и средние и при этом новейшие танки. И льет крокодиловы слезы по поводу того, что ему приходится сравнивать КВ и Т-34 не со средними и тяжёлыми немецкими танками а с Pz-III.Якобы за неимением у немцев тяжёлых танков. Ещё раз повторюсь, тяжёлые танки у немцев всё-таки были. Но главное не в этом. Основное предназначение любого наступательного вооружения состоит в том, чтобы нанести  противнику максимальный урон. Поэтому «тяжесть» любого наступательного оружия определяется  его способностью этот урон наносить. В этом смысле даже первый образец  PzIV является более тяжёлым, чем  Т -34 или КВ. Во-первых, у него гораздо лучшая оптика. Во-вторых, его командир ничем, кроме наблюдения за полем боя и командования, не занят. В-третьих, он имеет больше пулемётов, они более крупнокалиберные и их обслуживает большее количество людей. В-четвёртых, этих танков в любом столкновении всегда больше, чем советских. Это достигается за счёт хороших средств управления и  связи. Грубо говоря, немцев всегда дивизия, русских – от силы батальон. Почитайте внимательно мемуары любого танкового генерала Страны Советов, который  пишет о начальном периоде войны. И все скажут, что танковые дивизии и корпуса вводились в бой по частям. Это еще одно подтверждение того, что войска не были сосредоточены прямо на границе (как врёт Резун) а имели эшелонирование в глубину. Т.е. советских танковых батальонов в полосе  наступления немецкой танковой дивизии могло быть очень много, но из-за эшелонирования в глубину немецкой дивизии одновременно противостояло от одного до трёх танковых батальонов. Резун не хочет считать за танки все те немецкие танки, которые не имеют пушки. В том числе командирские и огнеметные. А зря. Ибо командирские танки с двумя радиостанциями это и есть то Чудо, благодаря которому немцы всегда ухитрялись воевать против одного батальона  целой дивизией. И ещё. Если твоя танковая дивизия встречается с вражеской танковой дивизией, это не есть хорошо. Танк отнюдь не лучшее и к тому же запредельно дорогое противотанковое средство. А посему надо, чтобы твоя танковая дивизия быстро катилась через вообще не занятую противником местность. И перерезала его коммуникации. Допускается попутное уничтожение войск второго эшелона и тылов. И то, только если их удалось прихватить не окопавшимися, на марше. И даже в этом случае лучше бы было вообще никого не уничтожать, отрезанные скоро сами в плен попросятся. Понятно, жизнь весьма далека от идеала. И иногда приходится бросать танки и на подготовленную оборону, но это не то, к чему надо стремиться. С другой стороны, парировать удары танковых дивизий противника гораздо выгоднее обычной хорошо окопавшейся и усиленной противотанковыми средствами пехотой. А чтобы всё вышеперечисленное реально работало, вам нужна разведка и связь. Тогда у вас будут настоящие танковые дивизии, а не массы танков с громким названием.

     Враньё Двенадцатое. А кто, собственно вырастил Гитлера? Резун утверждает, что Сталин. Будете смеяться, но Вашингтонский договор об ограничении  морских вооружений 1922 г. и проблемы с его продлением! На момент его подписания та же Франция не высказывала своего неудовольствия по поводу того, что согласно этому договору ей разрешали иметь флот не только меньше  флотов Англии и США, но и меньше Японии. Не до флота ей было, уж больно много мужиков французских в землю легло  в Первую Мировую. Но потихоньку раны, нанесенные войной, залечились. Великая   Депрессия (и ее последствия)  тоже ушли в прошлое. И при продлении договора начались серьезные споры  по поводу квот на линкоры. Япония немножко увеличила свою квоту, а Франция  так и осталась на условиях паритета с Италией (с которой у неё были нерешенные проблемы с африканскими колониями). Британия уже тогда видела во Франции очередного потенциального противника на континенте. И ставила вопрос об ограничении флота в зависимость от сокращения сухопутных сил. На что Франция, понятно, пойти не могла. После подписания в 1935 году англо-германского военно-морского договора Германия получила возможность построить даже более серьезный флот, чем Франция. После этого Британия сделала все, чтобы разрушить французскую систему оборонительных союзов на континенте. Я имею ввиду мюнхенский сговор. В результате его Франция лишилась такого важного союзника как Чехословакия.  А о качестве чешских танков говорит такой факт. Все французские трофейные танки никогда не поступали на вооружение немецких танковых дивизий первой линии. И, тем более, не продолжали производиться  для нужд Рейха. А вот чешскими  трофейными накануне   нападения на  Советский Союз была укомплектована четверть немецких танковых дивизий. В немецких войсках на Восточном фронте этот танк был на втором месте по количеству (после PzIII) . Если вы чуть-чуть понимаете  в оперативном искусстве,  то скажите, смогла бы Германия напасть тогда на Советский Союз, с его необозримыми пространствами, имея  хоть немного меньше танковых дивизий? Просто и банально, вместо четырех танковых групп - три? И смело можете выставлять Англии счет за 26 миллионов жизней, потерянных нами в этой войне. Кстати, чешские танки не только производились  до  конца войны для нужд Вермахта и на экспорт. Созданные на базе чешских  танков, САУ    Хетцер заслуженно считались лучшими в своем классе и оставались на вооружении до 60-х годов  (а кое-где и до семидесятых). И тот же Роммель в пустыне, занимаясь не генеральским, в общем-то, делом - личным  шастаньем по тылам англичан, всегда доверял свою жизнь именно чешскому танку. И ни разу не поломался посреди пустыни.

               А посмотрите, что сделал Черчилль с французским флотом  в 1942г?! Я имею ввиду,  Операцию Катапульта. Правильно, уничтожил под предлогом того, чтобы даже потенциально флот не достался немцам. Одного Наполеона им было вполне достаточно,  и допускать на континенте  наличия даже потенциального конкурента Британии было не с руки. Расчет был на то, что чем бы ни закончилась разборка на континенте, победитель будет слишком ослаблен для того, чтобы составить серьезную конкуренцию Британии на море. Никто, конечно, не мог предположить, что получится не многолетнее сидение в окопах, как в Первую Мировую, а мгновенный захват Франции. И что на французских верфях немецкие подводные лодки будут ремонтироваться на четверть  быстрее, чем даже на родных немецких. Поэтому и пришлось раньше запланированного стравливать  Германию с другим потенциальным конкурентом - СССР. Чтобы силы уравнять, начали поставки в Страну Советов наращивать. И всё  то, что мы сами не могли произвести и то, что нам не очень-то и нужно было - все продали. А после войны еще и заплатить за ленд-лизовские поставки попросили.

            А теперь  давайте посмотрим на  творение Резуна с точки зрения криминалистики. Итак, вопрос первый - зачем он это написал? Кому это выгодно? Суворов в своих произведениях дает свой ответ на этот вопрос. Но меня он не устраивает по причине расхождения со старой ресторанной истиной: кто девочку кормит, тот ее и танцует. При любых раскладах он очень сильно зависит от своих новых хозяев и должен выполнять их волю. А если хочет получить кость пожирнее, то и заглядывать в глаза и вилять хвостом. В конце концов, не отмененный смертный приговор - это не та вещь, с которой хочется шутить.

        Кто его хозяева? Британский/Американский империализм. Не хотелось бы опускаться до терминологии времен холодной войны. Дело не в том, что англосаксы такие плохие. Просто сама логика развития толкает морскую державу на недопущение серьезных конкурентов на континенте. В нашем положении когда-то были Испания, Франция, Нидерланды и Германия. А вот Япония выпадает из этого ряда. Это уже разборки морских держав между собой. После того, как в начале 1941г.  было объявлено эмбарго на поставки нефти в Японию, вступление её в войну было только вопросом времени. Приходится еще удивляться долготерпению японцев, которые полгода пытались решить все вопросы путем переговоров. Не обращая внимания на откровенные провокации Франклина Рузвельта, личным указом перегнавшего флот  на Гавайи. Ну, в плане поиска повода для войны ему было у кого учиться! Вспомним его родственника и президента Теодора Рузвельта! При нем тоже устаревший броненосец Мэн погиб в испанских водах при загадочных обстоятельствах. На предложения испанцев о независимом  расследовании наплевали.   Где-то  год еще нужен был Испании для того , чтобы она  ввела  в строй свои броненосцы (в т.ч. итальянской постройки).  Вот тогда бы и взорвали американское старье  и напали бы на бедную Америку! Так нет же! Американцы до сих пор утверждают, что обидеть их, бедных, несчастных  подлая Испания решила накануне создания более-менее сносного флота. Так что правильно они побили коварных испанцев и отняли у них Кубу и Филиппины! Вот такая вот вышла загогулина! И по-другому быть не могло. Вся логика развития морской державы толкает  ее на превентивную войну против любого возможного конкурента. Тот же Советский Союз развалился в момент создания действительно хорошего флота. Но это еще что! Не забудьте, разборки морских держав между собой вообще кончились ядерной бомбардировкой! Так что нам еще повезло. И Резун вовремя встал на сторону победителя. Поди, сейчас сам себе завидует!

    А вообще, чтобы понять смысл произведений Резуна, надо думать не категориями «холодной войны», а категориями Киплинговской « Большой Игры». Она началась ещё в XIX веке и, в отличии от «холодной войны», не закончилась до сих. Разве что вместо Британской Империи её ведут США. Так что книги Резуна, по сути своей, не более чем гениально задуманная и исполненная «операция прикрытия» того факта, что обе МВ были задуманы США для получения мирового господства. А теперь, после победы в Третьей (холодной) МВ США могут позволить себе снять овечью шкуру и, плюя на весь мир, в наглую править миром.

        

          P.S. Статья эта создавалась в несколько приемов. Ну  и так как никто тридцать сребреников мне  пока не предлагал и даже работы с твердым окладом (где можно ничего не делать, а денежки между тем идут) вроде воинской или федеральной службы у меня  тоже давно нет, писалась она от случаю к случаю, когда в моих делах бывали заминки. Отсюда и вранье Резунское  первоначально  шла под  дробными номерами и таблица два  идет перед первой и мысль иногда делает скачки с места на место. Приношу свои извинения тем, кто приходится  мой бред читать. Ну, нету у меня времени, чтобы все это привести в божеский вид, а нанять «литературного негра»-- «жаба давит». Так вот в процессе создания иногда через плечо заглядывали совершенно случайные люди и высказывали свое мнение, зачастую совсем мне не нужное. Ну и один такой орел заявил, что если  мол, тебя послушать, так у Резуна  на каждом шагу брехня. Ну, отвечаю, на каждом - не на каждом, но уж в каждой главе, где есть что-нибудь про технику, лично я найти брехню или, по крайней мере, серьезные неточности,  смогу. В тех главах, где есть  не цифры, а общие рассуждения, я и искать не стану, мне это просто не интересно. Ну, слово за слово, договорились мы до пари. Выглядело оно так-открываем  мы любую книгу в любом месте и я ищу брехню, доказываю ему с опорой на источники, и получаю твердо оговоренную сумму. А ежели не нахожу- то теряю эту самую сумму. А чтобы подтасовок не было, открывать на любой странице припахали дитёнка из детского сада, благо, один из них у меня вечно под ногами путается, и даже внешне на меня почему-то похож. Ну, дитёнок несколько раз открывал в тех местах, о которых я  уже писал во втором варианте «Ледореза» или где были общие рассуждения, а потом таки открыл в новом, неописанном месте. Вот о таких открытиях книги дитёнком я и начал писать в этом постскриптуме, который, со временем, выделился в отдельную статью «Пари». Скептик оказался честным человеком и после каждого проигрыша вёл меня в Честер Паб на пинту нашего родного бледного имперского эля с омарами. Так что большое спасибо Резуну, благодаря ему я два года на пиво почти не тратился!

         А зря все-таки Резун стал приводить в своих книгах чисто технические детали, которые легко подвергнуть проверке и найти брехню! Пока он писал в общем, вообще, какие-то застольные "базары" Гитлера с холуями описывал, все было хорошо, даже я ему поверил. А  вот технические моменты плохи для любого замполита тем, что их проверить можно. На месте хозяев Резуна, я бы из тех «бочек варенья и корзин печенья» которые Резун совершенно справедливо получил за «Ледокол» минимум три четверти назад бы отобрал за то, что он сунулся  про реальную технику писать! Ибо, раз усомнившись, мы потеряли веру в правдивость Резуна  и до многих дошло, что это просто пропаганда, только не столь топорная, как та, к которой   мы привыкли. Всю жизнь терпеть не мог замполитов. И то, что я не сразу разглядел в Резуне это самое, только усиливает это мое чувство. Впрочем, во многом я благодарен ему и даже считаю себя его учеником, хотя отлично понимаю, что мне никогда не достичь его уровня внятности изложения и четкости мышления. А после прочтения его произведения «Очищение» вообще недели на три становишься ярым монархистом. Ну, есть у человека литературный дар, ничего тут не поделаешь, можно только завидовать черной завистью. Что я и делаю. Кстати, у меня к нему есть чисто деловое предложение. Пускай он сам на себя критику напишут (разумеется под псевдонимом). Литературный дар у него есть, спросом его книги пользуются. И заработать можно весьма неплохо. А можно еще и столь любимые Резуном Главпур с Агитпромом  раскатать на доступ к номенклатурному корыту. Понятно, Резуна лично могут только для приведения  смертного приговора  в исполнение пригласить. Так что  я согласен с ним поделиться своим псевдонимом и местом у номенклатурного корыта.

         P. P .S. Чем больше окунаешься в атмосферу конца тридцатых годов, тем больше заражаешься паранойей нашего тогдашнего высшего   руководства  . И тем больше понимаешь, что некоторые явления очень сложно объяснить даже самой крайней степенью раздолбайства и безграмотности. Без привлечения  гипотезы о вредительстве и предательстве объяснить эти явления вообще невозможно. Взять, к примеру, наши потуги по модернизации дивизионной артиллерии между двумя Мировыми  Войнами. История эта - это история угробленных миллиардов народных денег, за которые мы получили орудия чуть лучше знаменитой трехдюймовки образца 1902г. И только после казни Тухачевского (напомню, он в  Первую Мировую Войну длительное время находился в плену и не исключено, что бежать из плена ему удалось только после соглашения о сотрудничестве с немецкой разведкой) дело начало сдвигаться с мертвой точки. Тоже самое и с танками, да и вообще со всем чем угодно. Большинство нашей техники начального периода войны было образца1937-40г., т.е. после Великой Чистки. Но это уже совсем другая история. «Паранойя».

                           Заключение.    

                  А теперь о собственно ловушках.

              Ловушка первая.  У кого сколько танков?        Вражицкий замполит Резун  льет крокодиловы слёзы по поводу неготовности бедной Германии к войне. И приводит смехотворную цифру 3200 немецких танков против 23600 советских. Почему же у немцев считаются только те танки, которые были на Восточном фронте, а у СССР-все? Когда Резуну выгодно, то он (чтобы похвалить советские танки БТ) сообщает, что в 1945г. они дошли до океана. А это значит, что они всю войну находились на Дальнем Востоке. И  убрать их оттуда мог только безумец. Ибо в 1938 и в 1939гг. мы воевали на Дальнем Востоке с Японией. И, по большому счёту, в 1922г. японские войска прекратили оккупацию  и экономическую эксплуатацию нашего Дальнего Востока  вовсе не потому что испугались Красной Армии, а потому что испугались Америки, которая была против. А во-вторых, часть танков нужно иметь и на других ТВД. А в-третьих, их нужно иметь еще и в тылу—на всякий случай и, главное, для обучения молодого пополнения. В учебных целях можно использовать и устаревшие танки. Если у Германии считать только те танки, которые были развёрнуты против СССР, то и у СССР нужно считать только те танки, которые были в западных приграничных округах. Тогда эта цифра сразу уменьшится до 11 тысяч.  Или посчитать все германские танки. Тогда у Германии эта цифра 5639 штук. Но и эта цифра не совсем полная. Тут учитываются только немецкие танки и чешские (которые продолжали производиться для нужд рейха и после присоединения Чехословакии). Но не учитываются трофейные французские, английские, польские и остальных стран. В Норвегии, Франции и на Балканах танковые  части имели на вооружении как раз трофейную технику. Французские танки по своим  формальным ТТХ  были лучше немецких. Но имели (как и советские) один,  но очень страшный недостаток—командир был перегружен обязанностями. Немцам частично удалось этот недостаток исправить. Где это позволяли габариты, они увеличивали экипаж. Так что французские танки во французской армии – это одна песня. А они же, но в немецкой—совсем другая. Их реальная боевая ценность выросла в разы. Кроме того, а куда это девались танки других стран, которые воевали на стороне Германии против СССР? Просто сравните наши автобусы ПАЗ и венгерские «Икарусы». И сразу станет ясно, почему венграм удалось создать лучшую зенитную САУ  II Мировой Войны- «Нимрод».И сравните её ТТХ с самой лучшей советской зенитной САУ . С несуществующей. (ЗСУ –37 не в счёт. Её  создали в конце войны, нигде, кроме парадов, она себя не проявила. И из-за серьёзных недостатков производство её сразу же прекратили. А до  9мая  успели выпустить 70 штук.

    Ловушка полуторная.  А чё, САУ ужо не танк? Кстати, а может давай посчитаем не танки, а у кого сколько САУ? Я точно знаю, что В Германии перед войной их было больше , чем в СССР более чем в миллион раз. Ибо в СССР серийных САУ перед войной не было вообще. Их необходимость поняли только в 1942г. И тогда на базе Т-34 и Т-70 в срочном порядке стали производить СУ-122 и СУ-76 соответственно.  Во второй половине 1941года количество боеготовых танков в вермахте падало. И только количество StaG III росло! Немцы производили их быстрее, чем наши успевали их уничтожать! А всё потому, что они низенькие, приземистые, труднообнаруживаемые и лучше бронированные, чем  танки! И всю вторую половину войны немцы производили САУ больше, чем танков. А после войны участвовали в создании основного боевого танка Швеции «Стерва», который до сих пор стоит на вооружении, и, по сути, из-за отсутствия башни скорее САУ, чем танк!

        Ловушка вторая. Почему немецкие средние танки- лёгкие? Вот уж действительно в эту ловушку Резуну удалось загнать всех ! Он утверждает, на 22июня 1941г. все немецкие танки были лёгкими и устаревшими  и принимает американскую классификацию по весу  через 20тонн и приводит массы первых предсерийных немецких танков Pz - III и   PzIV.  Действительно, 15,4 и  17, 3 тонны как-то не дотягивают до 20 тонн. Это правда. И в тоже время жуткая брехня. Начнём с Pz-IIIА. Их было выпущено целых 10 штук. Пускай Резун прав и этот танк действительно лёгкий. Идём дальше. Pz III B.  Основное отличие от предыдущей модели — новая ходовая часть. Т.е. его рассчитывали на  большую нагрузку! Произведено 15 штук. Далее идёт Pz III C. И опять основное отличие от предыдущей модели --  изменения в подвеске. Выпущен столь же «гигантской» серией в 15 единиц. Следующая машина Pz IIID.Толщина брони увеличена до 30мм. Снова усовершенствованны подвеска и командирская башенка. Боевая масса уже 19, 8 тонн. Выпущен просто умопомрачительной серией в 30 единиц. Ну и, наконец,  первая действительно более-менее серийная машина-Pz-IIIE. Целых 96 штук. Боевая масса такая же-19, 8 тонны. Вроде бы. Но. У этой машины принципиально изменена подвеска. Она стала торсионной. По сравнению со свечной  подвеской  типа Кристи у неё есть один серьёзный недостаток и много мелких достоинств. Сначала о приятном. Торсионная подвеска легче, дешевле и не занимает место в забронированном объеме. Кроме того, машина не раскачивается на неровной дороге и может передвигаться не только по автострадам, но и по пересечённой местности на большой скорости. Теперь о страшном недостатке. Спроектировал её не американец Кристи, а немец Порше. А самое лучшее, как известно, может быть только американским. Так что тут немцам страшно не повезло . Торсионная подвеска на этой модификации позволила установить гораздо более мощный двигатель, улучшить вопросы удобства посадки и покидания танка в аварийной ситуации, а так же установить новый комбинированный прибор наблюдения механика-водителя . Так что если модель С действительно можно формально считать лёгкой, то модель Е за счёт применения гораздо более лёгкой подвески получила (при сохранении массы лёгкой машины) все достоинства средней. И это ещё не всё. Один наглый полковник («быстроногий» Гейнц Гудериан) ещё на этапе выработки техзадания  на  Pz-III требовал, чтобы его вооружили 50-мм пушкой. Сразу это у него это не получилось, но его настойчивость и целеустремлённость привели к тому, что танк спроектировали сразу с возможностью дальнейшего перевооружения на эту артсистему. Ходовую часть также рассчитывали именно под неё, в смысле, под массу более 20ти тонн. Ибо промышленники поняли, что  в ближайшие годы политику в  танкостроении будет определять это недавний майор. Поэтому лучше к нему прислушаться и производить именно то, что он считает правильным.  И после столкновения с французскими средними и тяжелыми танками точка зрения  Гудериана стала  всеобщей точкой зрения. Видимо, это потому, что Гудериан к тому времени стал уже генералом. Так вот, все танки модели Е были перевооружены на более мощную и тяжёлую артсистему, под которую и были спроектированы. И масса их, чуть-чуть, но зашкалила за 20тонн. Так что все танки Pz-III, принявшие участие в нападении на СССР, были всё-таки средними, а не лёгкими. Приблизительно, та же самая ситуация была и с Pz-IV. А теперь, для сравнения, давайте посмотрим на советские средние танки. Гораздо позднее момента создания прототипов Pz-III, а именно 4мая 1938 г. сидели красные командиры и подводили печальные итоги применения танков БТ и Т-26 в Испании. Собравшимся (в т.ч. и Сталину) был представлен эскизный проект будущего колесно-гусеничного танка БТ-20, известного Резуну под именем А-20. Действительно,  аванпроекты начинались с буквы А, а реальные машины имели  в названии букву Т. Ни к какому конкретному решению по поводу необходимости на танках колёсного движителя так и не пришли, но к 13 мая  руководство АБТУ утвердило уточнённые ТТТ к новой машине. Требование обеспечить защиту от 12,7 мм бронебойных пуль потребовало увеличения углов наклона и толщины брони. Масса возросла до 16,5 тонн. В начале сентября 1938г. проект и макет  танка БТ-20 были рассмотрены АБТУ и завод №183 (Харьков) получает заказ на изготовление одного колёсно-гусеничного танка с 45-мм пушкой ( проект А-20) и двух чисто гусеничных с 76-мм пушками (проект А-20 Г ). В октябре 1938 г. завод представил чертежи и макеты этих машин. 9-10 декабря 1938г. их рассмотрели на Главном военном совете  РККА. А 27 февраля1939г. - в Комитете обороны. Проекты утвердили, переименовав при этом А-20 Г в А-32.К маю опытные образцы танков изготовили в металле, но не до конца укомплектовали. Масса А-20 составила уже 18тонн, а  А-32—19-тонн.Т.е. оба танка по американо-резунской терминологии были лёгкими. В этот момент Германия запустила в серийное производство  уже пятую серию своих  Pz-III  (E), созданную уже с учётом  негативного опыта во время аншлюса Австрии и Чехословакии. Мы же всё продолжали эксперименты и на следующей  модели решили увеличить толщину брони. Но, так как подвеска была не торсионная, как у фашистов, а свечная, то масса должна была зашкалить за 24 тонны. (Проект А-34). Сборку первой машины закончили   в январе 1940г. В это время у немцев в производстве была шестая производственная модель –Pz III F и, уже с учётом опыта польской компании, заканчивалась подготовка  к следующей серии  Н. В феврале харьковчане собрали вторую машину, за это время первая прошла обкатку и после 250 км у нее вышел из строя двигатель.  Т.е. если выразить его ресурс в часах,  по методе Резуна, то получится 4-8 часов. В марте  эти  машины с новыми двигателями погнали в Москву, чтобы накрутить необходимый километраж для правительственного показа. По дороге у одной из машин сорвали главный фрикцион. Танки сопровождали два тяжёлых тягача «Ворошиловец», один из которых был забит запчастями, а второй использовался как жильё для ремонтников и экипажей.  После показа 31 марта 1940г был подписан протокол  о постановке танка Т-34 (А-34) в производство. Разумеется, после устранения отмеченных недостатков (перечень из 86 пунктов). В это время в вермахте было 329 Pz-III и 280  Pz-IV. Произведено, конечно, было гораздо больше. К этой цифре нужно прибавить потерянные в Польше  и не попавшие в действующую армию машины. К примеру, в действующей армии  на 1 сентября 1939г. было всего 98  Pz-III, хотя промышленностью было выпущено 120. Так что  получается, что на самом деле на момент подписания пакта Молотова-Риббентропа  у немцев было два типа современного среднего танка (находящихся в серийном производстве), а у СССР – морально устаревший ремейк английского танка «Виккерс-16-титонный», ( в нашем исполнении получившийся гораздо тяжелее  и потому по весу попавший в средние )  Т-28 и планы по утяжелению лёгких танков с морально устаревшей американской подвеской, в результате исполнения которых лёгкие танки по весу попали  бы в категорию средних. Не знаю, как вы, а я на месте советского руководства постарался бы с началом войны немножко подождать (что оно, т.е. наше мудрое руководство и сделало). И ещё один тонкий момент. У немцев к тому времени в производстве находились  шестые производственные серии (F) их машин. Они к этому времени устранили все детские болезни и наконец-то вышли на массовое производство. А  Т-34 еще предстояло запустить в производство. Его детские болезни были  устранены только к 1943г.,  когда он морально устарел. Вообще-то Резун абсолютно прав, когда заявляет, что классификация должна быть для всех одна. И, в принципе  американская идея классификации танков по массе через 20тонн не лишена практического смысла и действительно удобна  для  планирования  операций в плане грузоподъёмности мостов. Но речь ведь идёт не о планировании операций, а о сравнении реальной боевой ценности конкретных танков! А вот с этой точки зрения американская классификация нуждается  как минимум в оговорках и уточнениях.  У М . Барятинского  есть монография «Тяжелый танк «Пантера»».   Если бы он больше не написал вообще ничего, кроме названия, то уже  человек не зря прожил свою жизнь! Если с некоторыми другими  его утверждениями, идеями и данными   можно временами  слегка и поспорить, то тут уже из одного названия становится понятным, что автор по-настоящему понял суть проблемы. Ибо, несмотря на то, что даже сами немцы обзывали «Пантеру» средним танком, несмотря на то, что Резун тоже хает компоновку (как этого так и всех остальных немецких танков),  и записывает его в средние (даже вопреки  его собственной американо-резунской классификации по весу), всё равно этот танк всё-таки тяжелый. Ибо, в принципе, мог реально уничтожить любой из существующих на тот момент танков. Для этого вполне хватало его пусть и 75мм, но зато неимоверно длинноствольной (L\70) пушки. Для наиболее хорошо забронированных целей (вроде ИС-2 выпуска второй половины 1944г.)  вместо обычного мог понадобиться подкалиберный снаряд и небольшая дальность. И тем не менее ПантераD была опасна даже для него. Особенно ночью, ибо  она была первым в мире серийным танком с ночным инфракрасным прицелом.  Если уж Пантера была таким дерьмом, как пытается представить Резун, почему же в нашей армии трофейные Пантеры были на вес золота, их укомплектовывали лучшими экипажами и использовали в качестве противотанкового резерва? А раз так, то общее количество тяжёлых танков, выпущенных за всю войну  Германией, превосходит выпуск тяжелых танков союзниками по антигитлеровской коалиции. Если  в 41-42гг. СССР в неимоверных количествах выпускал одноразовые танки Т-60 ,а затем и Т-70 с двумя членами экипажа, то это  не пример мощи советской экономики, а  пример неправильного использования  сил и средств. На той же агрегатной базе нужно было производить бронетранспортёры для  мотопехоты, машины  передовых артиллерийских наблюдателей, зенитные и противотанковые САУ, машины для подвозки боеприпасов и т.д. и т.п., как  это делали немцы. (и как это стали делать мы, только уже после войны) . Кстати, а почему это наш танк Т-54, созданный в 1945г и реально не воевавший, так не по