Т.Д. Лысенко: правда и вымысел

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Михаил Русаков перепечатал из stalinism.ru
    3 оценок, 5658 просмотров Обсудить (11)

     

    под редакцией доктора сельскохозяйственных наук, лауреата Государственной премии России, заслуженного деятеля науки профессора П. Ф. Кононкова

    Предисловие. Т.Д. Лысенко: правда и вымысел

    "Я хорошо знал Трофима Денисовича Лысенко, его сильные и слабые стороны. Могу твёрдо сказать: это был крупный, талантливый учёный, много сделавший для развития советской биологии"
    И. А. Бенедиктов, нарком земледелия

    Трофим Денисович Лысенко (17 (29) сентября 1898 - 20 ноября 1976 гг.) - выдающийся советский учёный, биолог и агроном, внесший большой вклад в развитие теоретической биологии; предложивший ряд эффективных агротехнических приёмов в сельскохозяйственной практике.

    В биологии основными достижениями Т.Д. Лысенко были: создание теории стадийного развития, вошедшей в золотой фонд фундаментальной науки; разработка методов направленного изменения наследственности растений, явившихся основой для создания селекционерами школы Лысенко высокоурожайных сортов озимых пшениц; отстаивание возможности внехромосомной передачи свойств наследственности, объяснявшей явление вегетативной гибридизации; развитие учения о взаимоотношениях внутри биологических видов, ставшего основанием его работ по гнездовым посевам растений и созданию стада жирномолочных коров.

    В агротехнике наиболее важными достижениями Т.Д. Лысенко, давшими значительную прибавку урожая, стали: яровизация зерновых; чеканка хлопчатника; летные посадки картофеля в южных районах СССР, широкорядный посев проса; посев зерновых по стерне; посадка верхушек клубней картофеля.

    Следует ещё добавить, что Т.Д. Лысенко приложил немало усилий для поворота биологических наук в 1930- 40-х гг. от изучения "академических" вопросов к решению практических задач тогдашнего сельского хозяйства, в чём остро нуждалась страна после гражданской, а затем Отечественной войны.

    Кроме того, Т.Д. Лысенко в 1950-х гг. выступил против авантюрных проектов Хрущёва по "освоению целины" и "повсеместному внедрению кукурузы", нанесших сельскому хозяйству, особенно российскому, громадный вред.

    За свои практические и теоретические работы Т.Д. Лысенко был награждён многими орденами, большинство из которых он получил в весьма ответственное на этот счёт сталинское время. Он был удостоен звания Героя Социалистического труда, награждён 8 орденами Ленина1, золотой медалью им. Мичурина, медалью им. Мечникова, призами выставок ВДНХ.

    В 1930-х годах такие люди как Лысенко, плодотворно работавшие в науке и применявшие свои достижения к практике, появлялись в массовом порядке, находя понимание и поддержку со стороны сталинского руководства страны. "Говоря современным языком, в 30-е годы сформировался массовый социальный заказ на учёного с активной жизненной позицией, тесно связанного с трудящимися, их борьбой за создание нового общества, людей, непримиримых к академической рутине и догме, "почиванию на лаврах", людей, нацеленных на решение назревших практических задач"2. "Эпоха Сталина опиралась на творцов, создавала пространство, где эти люди находили понимание, отклик и поддержку" 3 .

    Они награждались, прославлялись на государственном уровне, становились образцами для подражания в народе. "Людей, показавших себя в труде, службе, спорте поднимали до уровня национальных героев, чтобы на их примере воспитывать народ. Гремели имена лётчиков (Чкалов, Громов, Коккинаки и т.д.); учёных (Шмидт, Циолковский и т.д.); военных, даже в небольших чинах, например, Карацупа. В сельском хозяйстве такими героями, помимо известных трактористов, свекловодов и сборщиков хлопка, были Лысенко и Мичурин"2.

    Однако в среде "либеральной интеллигенции" отношение к Лысенко и оценки его деятельности были другими.

    Там его имя уже в 1930-х годах являлось своеобразным пугалом, отрицательным символом человека, непонятно почему ориентированного не на "развитие мировой науки", а на работу, приносящую конкретную пользу государству и людям, оплачивающим его труд.

    Стремление Лысенко решать задачи сельскохозяйственной практики, его требование, чтобы достижения науки прилагались к производству, пропагандировались в широких народных массах, вызывали у "либералов" естественную неприязнь.

    Получаемые им правительственные награды эту неприязнь усиливали. А полушутливый титул "народный академик", присвоенный Лысенко, и подразумевавший, что работы академика находятся в контакте с реальными потребностями народа, ещё больше раздражал тех, кто научные заслуги привык измерять зарубежными званиями, грантами от западных НКО и похвальными статьями в иностранной прессе.

    Поэтому, как только обстановка показалась подходящей, "либералы" выступили со статьями и книгами, негативно-карикатурно представлявшими деятельность Лысенко.

    Они голословно обвиняли Лысенко в "развале сельского хозяйства", в "невежестве", в "шарлатанстве", даже в политических и уголовных преступлениях.

    В эмоциональном запале "обличителям" нередко полностью отказывала логика. Так, например, А. Любищев писал о Т.Д. Лысенко: "Силу ему давало то, что он брался за осуществление грандиозных планов преобразования нашего сельского хозяйства в кратчайшие сроки и во всех решительно случаях (подчёркнуто автором - Н.О.) провалился".

    То есть, по антилогике Любищева получалось, что Сталин давал Лысенко премии и ордена за очередные провалы.

    Однако судьба тех, кто давал обещания и проваливал дела была при Сталине несколько иной - что хорошо известно4.

    Постоянно искажались научные взгляды Лысенко, неправильно цитировались его работы3.

    Придумывались ёрнические истории - например, "как Лысенко кормил коров шоколадом". На фоне этого грязевого потока такие мелочи, как отсутствие у "историков" исторического подхода - предъявление к Лысенко требований, чтобы он формулировал свои концепции на языке современной молекулярной биологии - почти даже не замечались.

    Вместе с тем, нетрудно было увидеть, что накал неприязни и протяжённость во времени "антилысенковской" кампании были - по сравнению с кампаниями "либералов" против других русских учёных или писателей - необычными.

    Больше чем на Лысенко, "либералы" клеветали только на Сталина - но ликвидатор "ленинской гвардии старых большевиков" всегда был для потомственных троцкистов врагом № 1.

    А Лысенко казался всего лишь одним из членов сталинской команды, притом далеко не самым видным, и столь ожесточённые нападки на него были, на первый взгляд, необъяснимы.

    Чтобы понять, почему против Т.Д. Лысенко в 1960- 90 гг. велась такая тотальная информационная война, следует обратить внимание на социальное значение основной отстаиваемой им концепции - возможности изменения наследственности под влиянием изменений в условиях жизни организма.

    Это положение, подтверждавшееся им на практических экспериментах, противоречило, однако, мировоззренческим установкам некоторых влиятельных групп, придерживавшихся убеждений о врождённом и неизменном превосходстве одних народов (или социальных групп) над другими.

    Теория "неизменной зародышевой плазмы" Вейсмана (вейсманизм) обосновывала такие убеждения, а концепция возможности изменения наследственности под влиянием внешней среды (мичуринская биология) их опровергала. Критика теории Вейсмана со стороны Т.Д. Лысенко содействовала и провалу евгенических проектов, активно продвигавшихся в 1920- 30-х годах ведущими генетиками-вейсманистами в СССР.

    Эти проекты, подразделявшие советских людей на "ценных" и "второсортных", были близки образу мышления как тогдашних троцкистов - аналогов немецких нацистов, их коллег-конкурентов - так и многих либералов, их преемников и часто родичей.

    Таким образом, Т.Д. Лысенко не только внёс большой вклад в развитие науки и сельского хозяйства России, но и нанёс немалый ущерб врагам русского народа в их войне против нашей страны; чувствительно задел болевой нерв "мировой демократии". Нападки "либеральной интеллигенции" на Т.Д. Лысенко и всё возглавлявшееся им мичуринское направление в биологии имели идеологические причины, что и объясняет их длительный, ожесточённый и тотальный характер6.

    Учитывая степень предвзятости отношения к Т.Д. Лысенко в публикациях представителей "прогрессивной демократической общественности", учитывая степень лживости навязываемых ими мифов об истории биологии в СССР 1930- 40- 50- 60-х гг., правдивое изложение биографии, научно-практических достижений, социально- политической деятельности этого видного советского учёного представляются особенно полезными.

    Биография и научная деятельность

    Творческая биография академика Лысенко

    Трофим Лысенко родился 17 (29) сентября 1898 года в крестьянской семье села Карловка Константиноградского уезда Полтавской губернии. Его отец, Денис Никанорович, был умелым земледельцем: в семейном хозяйстве площадь обрабатываемой земли постепенно возрастала с 2 до 14 гектаров, пока он не вступил в колхоз. После переезда в Подмосковье Денис Никанорович возглавил бригаду овощеводов на экспериментальной ферме "Горки Ленинские" и работал там до 90 лет. Денис Никанорович всю жизнь был глубоко религиозным человеком; он часто посещал церковь, не расставался с Евангелием, и это оказало определённое влияние на мировоззрение его детей.

    Как и большинство членов его семьи, Т.Д. Лысенко выбрал путь, связанный с земледелием. В 1921 году он окончил Уманскую школу садоводства, а в 1925 году Киевский сельскохозяйственный институт. В 1922- 25 гг. Т.Д. Лысенко работал старшим специалистом по селекции овощных культур Белоцерковской опытной станции. В 1925- 29 гг. он работал заведующим отделом селекции бобовых культур опытной станции в г. Гянджа. В 1929- 34 гг. работал в Одессе старшим специалистом отдела физиологии Всесоюзного селекционно-генетического института.

    Ранние практические и научные работы

    Яровизация. Первым важным достижением Т.Д. Лысенко стало открытие и внедрение в сельскохозяйственную практику агроприёма яровизации. Яровизация заключалась в обработке семян во время зимы влажностью, но без допущения их прорастания. Этот приём позволил ускорить созревание и повысить урожайность зерновых, картофеля и других культур, а также высевать сорта яровой пшеницы в более северных, чем раньше, районах.

    В январе 1929 года Т.Д. Лысенко доложил о своих работах по яровизации на Всесоюзном съезде по генетике, селекции, семеноводству и племенному животноводству.

    Предложенная Т.Д. Лысенко методика получила одобрение специалистов и стала широко применяться в сельском хозяйстве СССР. В 1932 году под яровизированные посевы было отведено до 200 тыс. га; в 1935 году - 600 тыс. га; в 1940 году - 13 млн. га. В 1940 году яровизация дала около 15 млн. центнеров дополнительного урожая.

    Теория стадийного развития. Большим теоретическим достижением Лысенко стало открытие стадийности развития растений.

    Лысенко заметил, что растения проходят в своей жизнедеятельности ряд относительно стационарных фаз/ этапов - стадий развития.

    При этом требования растений к влажности, свету и другим факторам окружающей среды зависят от стадии развития.

    На первой стадии ведущим фактором является температурный. На следующей - свет: долгота дня, интенсивность освещения, спектральный состав. Стадии необратимы, их последовательность неизменяема.

    Если растение начинает развитие, но в очередном периоде не получает необходимые внешние условия, оно своё развитие прекращает.

    С помощью теории стадийного развития Лысенко дал объяснение эффекта яровизации - рост увлажнённых в зимнее время семян ускорялся весной потому, что они уже прошли стадию яровизации.

    В рамках теории стадийного развития Т.Д. Лысенко впервые дал научные определения понятий роста растения - увеличения его массы и развития - перехода к принципиально новому состоянию: от формирования вегетативных органов к плодоношению. Эти определения были включены в словари терминов по физиологии растений.

    Теория стадийного развития растений применялась при разработке агротехнических приёмов; при подборе пар для скрещивания. Позже селекционеры школы Лысенко (В.Н. Ремесло,...) использовали её при создании новых высокоурожайных сортов озимой пшеницы.

    Работа Т.Д. Лысенко получила поддержку видного агронома академика В.Р. Вильямса и президента ВАСХНИЛ Н.И. Вавилова, назвавшего её "крупнейшим достижением в области физиологии растений за последнее десятилетие". В 1932 году теория стадийного развития была доложена Вавиловым на VI съезде генетиков, проходившем в США. После своего возвращения Вавилов заявил, что "принципиально новых открытий... чего-либо равноценного работе Лысенко, мы ни в США, ни в Канаде не встречали". В 1933 году Вавилов представил работу Лысенко на соискание премии им. Ленина, а в 1934 году он рекомендовал Лысенко в члены-корреспонденты АН Украины.

    С критикой теории стадийного развития в 1929- 31 гг. выступал Н.А. Максимов, заведующий лабораторией физиологии растений Института прикладной ботаники (впоследствии переименован в ВИР). Позже, однако, он изменил свою точку зрения и заявил, что "идеи академика Лысенко... следует считать самым выдающимся достижением советской физиологии растений за рассматриваемый период".

    Новые агротехнические приёмы. В 1936 году Т.Д. Лысенко предложил способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника. Этот приём дал увеличение сбора хлопчатника на 10-20%.

    Тогда же Т.Д. Лысенко предложил производить посадки картофеля в южных районах Советского Союза в летнее время. В результате там повысилась урожайность картофеля и улучшились его сортовые качества. Видный руководитель сельского хозяйства СССР 1960- 80 гг., автор ряда книг о земледелии, Ф.Т. Моргун писал: "Хорошо помню, что в довоенные годы мы, жители Донбасса, наелись картофеля только тогда, когда начали сажать эту культуру в середине лета: в июне и июле. Этот метод предложил академик Лысенко..." 4.

    В 1939 году Т.Д. Лысенко разработал новую агротехнику проса -широкорядный посев в сочетании с усиленной борьбой с сорняками -позволившую увеличить урожайность этой культуры с 8-9 до 15-20 центнеров с гектара. В 1940 году просо по его агротехническим рекомендациям высевалось на 700 тыс. га.

    Под руководством Т.Д. Лысенко в Одесском селекционно-генетическом институте был выведен сорт озимой пшеницы Одесская 3, морозостойкий и засухоустойчивый, превышающий по урожайности стандартные сорта на 3-4 центнера с гектара; выведен сорт ярового ячменя Одесский-9; сорт хлопчатника Одесский-1, ставший основным сортом хлопководства в новых районах его возделывания.

    Награды; премии; звания. В 1931 году Т.Д. Лысенко был награждён орденом Трудового Красного знамени.

    В 1934 году он стал академиком АН Украины, и в том же году был назначен научным руководителем (с 1936 г. директором) Всесоюзного селекционно-генетического института (Одесса).

    В 1935 году Т.Д. Лысенко стал академиком недавно созданной академии сельскохозяйственных наук ВАСХНИЛ. Он был самым молодым из академиков этой организации.

    В декабре 1935 года Лысенко был награждён орденом Ленина.

    В 1938 году Т.Д. Лысенко был назначен президентом ВАСХНИЛ.

    Лысенко неохотно принял это назначение.

    По словам Хрущёва: "помню - это было до войны - Трофима Денисовича Лысенко решили выдвинуть президентом Академии сельскохозяйственных наук. Лысенко приехал тогда из Одессы в Киев и просил меня сделать всё, чтобы его не выдвигали на этот пост. Он говорил: не могу в академии работать, мне нужна земля, мне надо ставить опыты... Всё, что мог сделать, я сделал, но моих сил было недостаточно, и его всё-таки рекомендовали на этот пост. Тов. Лысенко был избран президентом Академии сельскохозяйственных наук. Но он настоял, чтобы ему дали участок земли, дали хозяйство "Горки Ленинские", где он ведёт научную и экспериментальную работу и сейчас"5.

    Должность президента ВАСХНИЛ Лысенко занимал до 1956 года, а потом ещё в 1961- 62 годах. Также с 1938 года он являлся научным руководителем экспериментальной фермы "Горки Ленинские".

    В 1939 году Т.Д. Лысенко был избран в Академию наук СССР.

    В 1940 году он стал директором Института генетики.

    В марте 1941 года за разработку и внедрение методики летних посадок картофеля Т.Д. Лысенко, вместе с группой коллег, была присуждена Сталинская премия первой степени.

    Общественная деятельность. Хотя Т.Д. Лысенко не состоял в партии - в отличие от многих его идеологических критиков - он вёл активную общественную работу. В 1935- 37 гг. он был членом ЦИК; в 1937- 1966 гг. депутатом Верховного Совета СССР; в 1937- 50 гг. -заместителем председателя Совета Союза. С 1940 года Т.Д. Лысенко являлся заместителем председателя Комитета по Сталинским премиям в области науки и изобретательства. Он был также заместителем председателя Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

    Мичуринская биология

    В 1930-х гг. Т.Д. Лысенко была развита теория, получившая название мичуринской биологии, поскольку она опиралась на практическую деятельность и теоретические взгляды выдающегося русского селекционера, создавшего более 300 новых сортов плодовых и ягодных культур, И.В. Мичурина (1855 - 1935 гг.).

    Основными положениями мичуринской биологии были следующие:

    1) условия жизни растений и животных влияют на их наследственность;

    2) определённые изменения условий жизни могут вызывать определённые изменения наследственности;

    3) путём сознательного изменения условий жизни - "воспитания" - растений и животных человек может получать направленные изменения их наследуемых признаков;

    4) некоторые приобретённые признаки наследуются;

    5) возможна внехромосомная передача наследственных признаков.

    Эти положения Т. Д. Лысенко обосновывал как конкретными экспериментальными данными из собственной практики и практики других селекционеров, прежде всего И.В. Мичурина, так и теоретическими аргументами, в том числе взятыми из работ выдающихся биологов XIX - XX вв. Дарвина, Тимирязева и других.

    Дискуссии в биологии. "Мичуринцы" и "вейсманисты". В 1930-х гг., когда Т.Д. Лысенко и его коллеги развивали мичуринскую биологию, среди генетиков, особенно далёких от практической селекционной работы, доминировали взгляды Вейсмана и Моргана. Согласно доктрине Вейсмана, за наследственность отвечала некоторая "зародышевая плазма", которая не менялась в течении жизни, не зависела от изменений внешней среды и тела и в неизменном виде передавалась от поколения к поколению. Согласно хромосомной теории Моргана за наследственность отвечали хромосомы, расположенные в ядре клетки, и только они.

    Основные положения мичуринской биологии, очевидно, находились в существенном противоречии с теориями Вейсмана и Моргана. Расхождения между этими двумя направлениями в биологии имелись также в методологических и мировоззренческих вопросах; в общественно-политической ориентации их лидеров.

    Лысенко и его коллеги получили название "мичуринцев", сторонники взглядов Вейсмана и Моргана - "формальных генетиков" или " вейсманистов".

    Во второй половине 1930-х гг. между мичуринцами, возглавлявшимися Лысенко, и вейсманистами, возглавлявшимися Н. Вавиловым, Г. Мёллером, Н. Кольцовым, А. Серебровским развернулись многочисленные дискуссии. Обе группы отстаивали свои научные и мировоззренческие позиции; боролись за признание своего направления в биологических и сельскохозяйственных науках приоритетным; за финансовую и административную поддержку со стороны главного заказчика научных работ в СССР, государства.

    Дискуссии по проблемам биологии в СССР 1930-х гг. проходили в сложной социально-политической обстановке.

    Во-первых, правительством был взят курс на форсированное развитие промышленности и сельского хозяйства.

    Во-вторых, в стране велась ожесточённая борьба с экономическим вредительством, прямым и косвенным; с троцкизмом, как разрушительным политическим течением; с различными лжеучениями, имевшими потенциально опасные социальные последствия - в биологии это была, прежде всего, евгеника.

    В дискуссиях 1930-х гг. мичуринцы не только отстояли свои научные позиции, но и оказались гораздо ближе, чем вейсманисты, к требованиям заказчика-государства по вопросу приложения своих работ к сельскохозяйственной практике.

    Поэтому, несмотря на научную и идеологическую активность, сплочённость, зарубежную поддержку вейсманистов, административное и финансовое предпочтение со стороны государства по итогам дискуссий получили мичуринцы.

    Военные годы

    В начале Великой Отечественной войны Академия наук была эвакуирована в г. Куйбышев. Т.Д. Лысенко работал в Омске и Красноярском крае, ставшем главной житницей России. В военное время он занимался проблемой повышения урожайности зерна и картофеля в условиях дефицита топлива и посевного материала.

    Летом 1941 года возникла угроза потери урожая из-за морозобой-ности зерна ввиду прогноза наступления ранних осенних заморозков в восточных областях СССР. Т.Д. Лысенко и его коллеги во второй половине августа 1941 года проанализировали состояние посевов пшеницы в районах Сибири - Северного Казахстана, а также сопоставили данные за разные годы о температуре, осадках, времени наступления первых осенних заморозков.

    Был сделан вывод, что пшеница осенью 1941 года полностью дозреть не успеет. Затем в виде опыта, практически в течение одной недели, в нескольких хозяйствах в 20-х числах августа на небольших площадях была скошена ещё недозрелая пшеница. После этого Т.Д. Лысенко принял решение: рекомендовать хозяйствам Сибири и Северного Казахстана, не дожидаясь полной зрелости яровых, в конце августа приступить к их уборке, начиная с наиболее зрелых участков, а затем, с 5 - 10 сентября, скашивать все участки зерновых, независимо от их зрелости. Предложение было реализовано и основной урожай был от заморозков спасён.

    Затем возникла новая проблема. В конце зимы 1942 года выяснилось, что в ряде районов восточных областей СССР многие семенные партии зерновых имеют низкий уровень всхожести семян, иногда порядка 30 - 40%. Т.Д. Лысенко предложил простой метод, с помощью которого некондиционные по всхожести семена пшеницы и других зерновых хлебов можно было сделать хорошо всхожими.

    А именно, из экспериментов Лысенко с сотрудниками выяснилось, что некондиционность семян зерновых хлебов часто являлась следствием не гибели зародышей, а того, что они, попав сразу после уборки в холодные морозные условия, характерные для Сибири и Казахстана, не успевали закончить к посеву дозревание.

    Лысенко предложил с наступлением весны как можно быстрее выгрузить из зернохранилищ колхозов семена пшеницы и рассыпать их тонким слоем на брезент, мешковину и другие подстилки, чтобы их обогрело солнце и наружный воздух. В результате, при температуре 5-15о семена за одну- две недели успели дозреть и степень их всхожести существенно повысилась. В ряде случаев она составила 90, 95, и даже 99% - вместо прежних 30 - 40%.

    Ещё одним полезным агротехническим предложением Лысенко стала посадка картофеля верхушками клубней.

    С клубня срезалась верхушка 10-15 грамм, оставляемая для посадки; остальная часть использовалась для питания. Была разработана инструкция населению, как хранить до весны, проводить предпосадочную яровизацию и сажать верхушки картофеля.

    Все предприятия общественного питания и промышленности, использовавшие сырой картофель, обязывались срезать и хранить верхушки. Благодаря этому предложению в тяжёлое время войны был обеспечен дополнительный посадочный материал.

    В 1943 году за разработку и внедрение методики посадки картофеля верхушками клубней Т.Д. Лысенко была присуждена ещё одна Сталинская премия.

     

    Т.Д. Лысенко и его коллеги перечислили свои части премии на нужды фронта. От имени Верховного главнокомандующего И.В. Сталина им была послана телеграмма с благодарностью.

     

    Далее возникла новая проблема. Перед посевом озимых культур землю полагается вспахать. Но молодые трактористы ушли на фронт, а горючих материалов не хватало.

    Т.Д. Лысенко предложил сеять озимые по непахотной земле (по стерне), утверждая, что остатки срезанных стеблей колосьев после уборки яровых будут способствовать задержанию снега и нормальному развитию растений. Хотя вначале предложение Лысенко было встречено с недоверием и даже с насмешками, оно оказалось полезным. Посадки по стерне озимой ржи и пшеницы дали немалую прибавку к урожаю.

    После окончания войны агроприём посева по стерне нашёл применение как метод борьбы с ветровой эрозией почв, и применялся не только в СССР - в Сибири и Казахстане - но и в других странах.

    В июне 1945 года Т.Д. Лысенко, по представлению И.В. Сталина, было присвоено звание Героя Социалистического труда, за успешное выполнение заданий по обеспечению фронта и населения страны продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьем.

     

    По рассказу Ю.Т. Лысенко, когда на заседании правительства, где обсуждалось присвоение званий Героя Социалистического труда, своих кандидатов предложила Академия наук СССР, Сталин, который вёл заседание, осведомился: "Лысенко в списке есть?" Представитель академии, смутившись, ответил: "нет". "Включить", распорядился Сталин. Кто-то из собравшихся спросил: "за что?" Имелось в виду, понятное дело, уточнение формулировки к постановлению о награждении, но Сталин подумал, что ему возражают, и возмущённо воскликнул: "Как это - за что?? Да хотя бы за заготовку проса -мы всю войну кормили армию этим просом!"

    В сентябре 1945 года Т.Д. Лысенко был награждён ещё одним орденом Ленина.

    Дискуссии по проблемам биологии в 1940-х гг. В послевоенное время между мичуринским и вейсманистским направлениями в биологии вновь разгорелся конфликт. На этот раз, в отличие от 1930-х гг., он носил не столько научный, сколько идеологический характер. В 1946- 47 гг. вейсманисты предприняли атаку против Лысенко, стараясь "сбросить" его с поста президента ВАСХНИЛ. Вначале их наступление, проводившееся с привлечением партийного аппарата, прессы, общественности, попытками оказать давление на правительство из-за рубежа, было успешным. Однако вскоре оно полностью провалилось, притом с большими потерями для его инициаторов.

    31 июля - 7 августа 1948 года состоялась сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина, в которой участвовало более 700 человек. Она началась докладом Т.Д. Лысенко "О положении в биологической науке". Затем в прениях выступили мичуринцы и вейсманисты. Позиции обеих конкурирующих направлений в биологии и существующие между ними разногласия были подробно изложены. Подавляющее большинство участников одобрило доклад Лысенко.

    После окончания сессии руководство страны приняло решение о поддержке мичуринского направления и ликвидации доминирования вейсманистов в преподавательской и научно-практической работе в биологии и сельском хозяйстве. Министерству образования и Академии наук было поручено предпринять соответствующие меры. Были сменены деканы и заведующие кафедрами биологических факультетов многих вузов, переработаны учебники; пересмотрены планы научно-исследовательских работ в биологии. Материалы сессии и доклад на ней Т.Д. Лысенко были изданы многотысячным тиражом.

    Работы Т.Д. Лысенко в сельском хозяйстве после войны

    Создание районированных сортов озимой пшеницы. Т.Д. Лысенко придавал большое значение развитию озимых культур и селекции их новых, районированных сортов3. В своей позиции он убедил Сталина, и правительством был взят курс на селекцию озимых сортов пшеницы для Европейской части Советского Союза и других регионов страны. В результате создания районированных сортов урожайность озимых сортов пшеницы повысилась, уже к концу 1950-х гг., до 40-60 и более центнеров с 1 га6.

    Лысенко неизменно поддерживал работу выдающихся русских селекционеров П.П. Лукьяненко, В.Н. Ремесло, Д.А. Долгушина и других. Сорта озимой пшеницы, выведенные ими, заняли с 1950-х гг. многие миллионы гектаров. Например, в конце 1950-х гг. посевы пшеницы сорта Мироновская 808 селекции В.Н. Ремесло составляли свыше 7 млн. гектаров7. Сорт озимой пшеницы Безостая 1 кубанского селекционера П.П. Лукьяненко в 1964 году занимал 6 млн. га; в 1971 году - 13 млн. га8. "В мировом земледелии не было сорта озимой пшеницы, который бы высевался на таких больших площадях" (П. Жуковский 9). В 1983 году сорт озимой пшеницы Одесская 51 селекции Д.А. Долгушина занимал более 6 миллионов гектаров. С помощью этих высокоурожайных сортов создавались другие районированные сорта. Так, только с помощью Безостой 1 и Мироновской 808 в нашей стране и за рубежом было выведено около 150 новых сортов озимой и яровой пшеницы.

    Создание этих сортов решило проблему производства продовольственного зерна в нашей стране. Министр сельского хозяйства СССР10И. Бенедиктов в своём интервью в 1980 году отметил, что в зерновом клине страны преобладают сельскохозяйственные культуры, выведенные последователями и учениками Т.Д. Лысенко. Например, в 1975 году сорта одного только П.П. Лукьяненко занимали около 40 % посевной площади озимой пшеницы в Советском Союзе. Немало пользы получили от новых сортов и другие страны11.

    В своей работе русские селекционеры пользовались не только организационной поддержкой президента ВАСХНИЛ Т.Д. Лысенко, но и разработанными им агротехническими приёмами. Например, сорт озимой пшеницы Мироновская 808 был создан В.Н. Ремесло преобразованием из яровой на основе теоретических исследований Т.Д. Лысенко. Д.А. Долгушин на своём 80-летнем юбилее заявил, что своими успехами в селекции он обязан теории стадийного развития и другим разработкам академика Т.Д. Лысенко. "Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер" (И.А. Бенедиктов).

    Следует ещё отметить, что, являясь президентом ВАСХНИЛ и руководя, таким образом, всеми селекционными и сортоиспытательными работам страны, Т.Д. Лысенко не разрешал включать своё имя в список авторов сортов - даже таких, при создании которых использовались его теоретические разработки и накопленный селекционный материал12. Эту его научную честность и бескорыстие отметил даже постоянный оппонент мичуринцев Н.П. Дубинин.

    Травополье. В довоенное время В.Р. Вильямс предложил ввести, для улучшения структуры почв и повышения их плодородия, травопольную систему земледелия. Предложение Вильямса, не требовавшее больших затрат, но дававшее положительный сельскохозяйственный и природоохранный эффект, было одобрено И.В. Сталиным. Т.Д. Лысенко поддерживал эту систему, критикуя, впрочем, отдельные её недостатки. Противоположной "травополью" была программа агрохимиков, возглавлявшихся академиком Д. Прянишниковым, выступавших за применение химикатов как основной метод повышения урожайности и плодородия почв.

    Биологические методы борьбы с вредителями. Они заключались в разведении тех насекомых или животных, которые являлись естественными врагами вредителей. Например, врагом тли является божья коровка. Значит, чтобы уничтожить тлю, не обязательно поливать растения химикатами, а достаточно выпустить на поле божьих коровок.

    Т.Д. Лысенко и его коллеги создавали специальные станции для разведения естественных врагов вредных насекомых.

    Другой пример: естественными врагами свекловичного долгоносика являются куры и индюшки. Лысенко предложил использовать их для уничтожения долгоносика на посадках свеклы (ещё в начале 1940-х гг.).

    Гнездовые посевы. Для проекта создания системы крупных государственных лесополос, входившего в т.н. "Сталинский план преобразования природы", Т.Д. Лысенко предложил методику гнездовых посевов семян. Согласно этому предложению, семена дуба и других лесных пород высевались "конвертами" - в вершинах и центре квадратов со стороной около 3 метров; 7-8 семян в каждую лунку. Лысенко утверждал, что такой способ посева позволит создать более выносливые и устойчивые лесонасаждения. Теоретической основой гнездового посева семян был предложенный им закон жизни биологического вида, согласно которому внутривидовые отношения "не подходят ни под понятие борьбы, ни под понятие взаимопомощи, а направлены на обеспечение существования и процветания вида".

    После опытной проверки, предложенная Т.Д. Лысенко методика стала широко применяться на значительной части площадей создаваемых лесополос. Лесные посадки, созданные с помощью гнездового посева, и сегодня можно видеть во многих местах России и Украины.

    Создание стада жирномолочных коров. С конца 1940-х гг. одной из приоритетных задач Т.Д. Лысенко стало создание, на базе экспериментальной фермы "Горки Ленинские", стада жирномолочных и высокопродуктивных коров. Отечественные породы коров были в то время, в основном, жидкомолочными (около 3% жирности). Повышенную жирность (5-6%) имела завозная джерсийская порода, однако у неё была низкая продуктивность и малый вес. Лысенко предложил скрещивать джерсийских быков с коровами отечественных пород, одновременно давая коровам усиленное питание. Он утверждал, что в этом случае развитие зародыша пойдёт по мелкоплодной, но жирномолочной джерсийской породе, поскольку, согласно закону жизни биологического вида, это обеспечит выживание большего числа телят. (Крупные телята нередко погибали при отёлах). В результате почти 25- летней работы Т.Д. Лысенко с сотрудниками создали в "Горках Ленинских" уникальное стадо жирномолочных (около 5%) и высокоудойных (около 5 тыс. кг) коров. Потомки этих коров поставлялись в хозяйства Подмосковья, в другие регионы России и союзных республик, где значительно улучшали показатели надоев молока.

    Экологический подход. Т.Д. Лысенко предпочитал комплексное, синтетическое рассмотрение проблем. В его теоретических исследованиях это выражалось в стремлении рассматривать живые организмы, их "наследственную основу" и внешнюю среду как взаимосвязанные системы.

    В практической деятельности - в экологическом подходе, требовании не только повышать урожайность, но делать это "естественными" методами и с максимально бережным отношением к природе.

    К химизиции почвы, применению пестицидов в сельском хозяйстве его отношение было сдержанным.

    К экологическим методам повышения урожайности, в разработке которых Т.Д. Лысенко принимал участие, можно было отнести: развитие травопольной системы, создание лесозащитных полос, использование естественных врагов вредителей.

    В селекционном деле Т.Д. Лысенко предлагал применять метод направленного изменения наследственности растений путём изменения их условий жизни ("воспитание растений", в его терминах), и отрицательно относился к приёмам прямого воздействия (химического, радиационного) на генетический аппарат, создававшего неестественные, уродливые формы растений. В частности, Т.Д. Лысенко критиковал применение его оппонентами, вейсманистами, яда колхицина для создания полиплоидных форм растений. Несомненно, что и нынешние работы по созданию трансгенных растений, употребление которых в пищу имеет непредсказуемые последствия для здоровья людей, а распространение на полях - для природы, не вызвали бы его одобрения.

    Теоретические исследования. После войны Т.Д. Лысенко продолжал развивать основные положения мичуринской биологии. Вместе с тем, с конца 1940-х гг. его интересы сместились в сторону изучения проблем взаимодействия живых организмов и их видов. Согласно господствовавшей тогда точке зрения, в живой природе действовали законы естественного отбора и борьбы-конкуренции организмов. Лысенко предложил уточнить эти представления. По его мнению, если между представителями различных видов в природе действительно ведётся борьба, хотя иногда встречается и кооперация, то внутривидовые взаимоотношения не могут быть подведены под эти понятия - они "направлены только на обеспечение существования вида, на его процветание и увеличение численности". Это положение было названо Т.Д. Лысенко законом жизни биологического вида. Оно стало теоретической основой его разработок по методике гнездовых посевов семян и созданию стада жирномолочных коров.

    Т.Д. Лысенко высказал также гипотезу о возможности скачкообразного преобразования одного вида в другой, которая, впрочем, была оспорена многими биологами и не нашла продолжения в его работах.

    Т.Д. Лысенко ввёл понятие агробиологии. Оно означало применение к решению сельскохозяйственных задач биологических законов развития живых организмов.

    Публикации. Главные работы Т.Д. Лысенко по вопросам биологии и сельского хозяйства были напечатаны в редактировавшемся им журнале "Агробиология", выходившем с 1946 по 1965 гг.

    Его основной научной публикацией стала монография "Агробиология", первое издание которой вышло в свет в 1945 году, и которая переиздавалась 6 раз.

    У Т.Д. Лысенко выходили также книги "Стадийное развитие растений. Работы по теории стадийного развития и яровизации сельскохозяйственных растений" (1952 г.); "Избранные сочинения", тт. 1,2 (1958 г.). К 1952 году он напечатал более 200 статей в газетах. Появилось около 250 публикаций, посвященных Т.Д. Лысенко.

    Награды; премии; звания. 29 сентября 1948 года Т.Д. Лысенко был награжден орденом Ленина - за выдающиеся заслуги в деле развития передовой науки и большую плодотворную практическую деятельность в области сельского хозяйства, а также в связи с 50-летием со дня рождения и 25-летием научной деятельности.

    В сентябре 1948 года Всесоюзному селекционно-генетическому институту (Одесса) было присвоено имя Т.Д. Лысенко.

     

    8 апреля 1949 года за создание учебника "Агробиология" Т.Д. Лысенко была присуждена Сталинская премия первой степени.

    27 октября 1949 года Т.Д. Лысенко был награжден ещё одним орденом Ленина - за выдающиеся достижения в области сельскохозяйственной науки и в связи с 20-летием ВАСХНИЛ.

    21 июня 1950 года Т.Д. Лысенко была присуждена медаль имени Мечникова - за выдающиеся научные достижения в биологии.

    В 1955 году (100-летний юбилей Мичурина) он был награждён золотой медалью имени И.В. Мичурина.

    В 1953, 1958, 1961 гг. Лысенко награждался орденом Ленина.

    В 1952 году АН Болгарии, а в 1959 году Чехословацкая Академия сельхознаук избрали Т.Д. Лысенко своим почетным членом.

    Работа Т.Д. Лысенко при правлении Н. Хрущёва

    После сессии ВАСХНИЛ 1948 года мичуринское направление стало ведущим в советской биологии. Но ненадолго. Усилиями Ю.А. Жданова, занимавшего тогда должность заведующего отделом науки УПиА ЦК ВКП(б) и некоторых других партаппаратчиков, вейсманисты стали возвращаться в руководящие структуры биологических и, в меньшей степени, сельскохозяйственных наук. В 1952 году ими была предпринята попытка ввести в состав президиума ВАСХНИЛ главного оппонента Т.Д. Лысенко А. Жебрака, не являвшегося даже членом-корреспондентом ВАСХНИЛ. Тогда же возобновилась критика взглядов Лысенко на внутривидовые отношения и видообразование, сопровождавшаяся идеологическими обвинениями его в не-дарвинизме.

    После марта 1953 года нападки на Лысенко значительно усилились. Критиковались его теоретические взгляды, практическая работа в сельском хозяйстве, проекты, реализовывавшиеся в сталинское время - травопольная система, лесозащитные полосы - в которых он принимал участие.

    Возобновилась дискриминация мичуринцев со стороны восстановивших свои позиции в руководстве наукой вейсманистов.

    В июне 1954 года И.Е. Глущенко, сторонник Т.Д. Лысенко, выступая на заседании президиума АН СССР, говорил: "В настоящее время статьи сторонников мичуринской генетики не печатают в газетах, журналах; мичуринцев не включают в состав делегаций, в состав бюро отделения биологических наук".

    Осенью 1955 года в Президиум ЦК КПСС было направлено письмо, подписанное многими научными работниками, биологами и небиологами, с осуждением взглядов и деятельности Т.Д. Лысенко.

    Хотя этот "протест общественности" был инспирированным, однако в тот период у Лысенко действительно случился ряд неудач: поддержанная им теория О. Лепешинской подверглась критике многих учёных; начатые им, по инициативе Сталина, работы с ветвистой пшеницей не дали положительных результатов и были прекращены.

    Впрочем, в глазах Н. Хрущёва самым большим "недостатком" Т.Д. Лысенко явилось его прохладное отношение к освоению целины, ставшему тогда, по воле первого секретаря ЦК КПСС, приоритетом сельскохозяйственной политики страны.

    Без энтузиазма относился Т.Д. Лысенко и к "борьбе за кукурузу" - повсеместному насаждению этой культуры по личному ("волюнтаристскому") решению Хрущёва; к внедрению её двойных межлинейных инцухт-гибридов.

    Зато противники Т.Д. Лысенко охотно пользовались пристрастиями и капризами "нашего дорогого Никиты Сергеевича" чтобы войти к нему в фавор и повысить свой общественно-политический статус. Целинная, как и кукурузная кампании поддерживались, в основном, научными оппонентами мичуринцев, вейсманистами13.

    В 1956 году Т.Д. Лысенко покинул пост президента ВАСХНИЛ.

    В начале 1960-х гг. данные по сбору зерновых и технических культур показали его заметное снижение.

    Видимо, это послужило причиной решения Хрущёва вернуть Т.Д. Лысенко в 1961 году на пост президента ВАСХНИЛ. Хотя снова, и уже окончательно он ушёл в отставку в следующем году, однако до конца своего пребывания у власти Н. Хрущёв всё же ценил Т.Д. Лысенко и общее направление работ его соратников. В феврале 1964 года, на пленуме ЦК КПСС, он говорил: "Лысенко показал на практике, что использование его теории даёт хозяйству высокие урожаи, даёт зерно, мясо, молоко. Посмотрите на кукурузу в Горках Ленинских, на сахарную свеклу, посмотрите его хозяйство - учиться нужно у таких учёных"14.

    Оппоненты Лысенко продолжали критиковать его научные и мировоззренческие концепции. С начала 1960-х гг. эта критика стала переходить в кампанию диффамации работ и личности Лысенко, несколько сдерживавшуюся лишь его высоким научно- административным положением и поддержкой со стороны Хрущёва. После отставки Хрущёва против Лысенко была развернута настоящая информационная война, с навешиванием идеологических ярлыков и приписыванием политических обвинений.

    В 1965 году Т.Д. Лысенко подал в отставку с поста директора Института генетики АН СССР. Сам институт был реорганизован в Институт общей генетики; его возглавил Н.П. Дубинин.

    Оставшуюся часть жизни Т.Д. Лысенко работал научным руководителем фермы "Горки Ленинские", где продолжал свои исследования в области агротехники и повышения жирномолочности у коров.

    Оценки

    Требования Т. Д. Лысенко о соединении науки с производством привели к отстранению от привычных государственных кормушек многих "чисто академических учёных", в результате чего он нажил себе немало личных врагов.

    Занимаясь развитием сельского хозяйства, разрабатывая и внедряя методы повышения урожайности зерновых и овощных культур, способствуя процветанию своей страны, он нажил ещё больше врагов, уже не только личных, но и общественных.

    Наконец, критикуя доктрины Вейсмана, являвшиеся в те годы псевдонаучной основой расизма и евгеники, утверждая в советской биологии прямо противоположные вейсманизму положения о возможности изменения наследственности под влиянием изменений в условиях жизни, он нажил новых врагов, идеологических, гораздо более опасных и злопамятных.

    Все эти группы постарались создать в обществе искажённое представление о теоретических взглядах, практических работах, общественно-политической позиции Т.Д. Лысенко.

    Однако даже такой непримиримый научный оппонент Т.Д. Лысенко как Н.П. Дубинин отмечал пользу от его деятельности: "Введение яровизации в агротехнику - бесспорная заслуга Лысенко". "В чём правы лысенковцы в своей критике генетики <вейсманизма>? Первое -искусственная связь генетики с евгеникой, ставшей в 1930-х гг. прислужницей расовых теорий - одной из основ гитлеровского национал-социализма. Второе - распространенный среди генетиков в 20-30-х гг. автогенез, по которому из источников наследственной изменчивости исключалось влияние естественных внешних факторов. Третье -наличие определённого отрыва в развитии генетики от непосредственных задач сельского хозяйства"12.

    Что касается друзей и коллег, то они отзывались об академике Т.Д. Лысенко с неизменным уважением.

    "Я хорошо знал Трофима Денисовича Лысенко, его сильные и слабые стороны. Могу твёрдо сказать: это был крупный, талантливый учёный, много сделавший для развития советской биологии" (И.А. Бенедиктов).

    "В том, что Т.Д. Лысенко - честный, высокопорядочный человек, большой учёный, который много сделал для советской и мировой сельскохозяйственной науки, глубоко были убеждены академики Ремесло, Кириченко, Лукьяненко, Пустовойт, Мальцев - его ученики.

    Они мне многократно говорили лично, что глубоко уважали Трофима Денисовича, без его поддержки и помощи не состоялись бы как учёные" (Ф.Т. Моргун).

    "Вся жизнь академика Т.Д. Лысенко - учёного, биолога - была посвящена познанию и раскрытию закономерностей взаимоотношения живой природы, в том числе культурных растений, с условиями среды... Потомственный крестьянин, он хорошо знал и любил землю. Ни одна из его рекомендаций не принесла вреда или была бесполезна, наоборот, они способствовали улучшению экологической обстановки" (М.В. Алексеева).

    "Талант Трофима Денисовича Лысенко вызывал зависть к нему со стороны ординарных учёных, а так как серые, бесталанные, но остепенённые быстро группируются в "стаи", то они зачастую и побеждают в этой борьбе. То же случилось и с Трофимом Денисовичем, которого по сей день бездарные чиновники от науки, которые не дали ничего серьёзного ни для теории, ни для практики, обливают грязью... Вызывает изумление, что такие люди, не внесшие и сотой доли процента от вклада Т.Д. Лысенко, пытаются очернить имя Трофима Денисовича" (П.Ф. Кононков).

    Источниками взглядов Т.Д. Лысенко на проблемы наследственности и изменчивости в живой природе были, прежде всего, практические работы и теоретические представления выдающихся биологов и селекционеров XIX - XX вв. Ч. Дарвина, К.А. Тимирязева, И.В. Мичурина, Л. Бербанка. Творчески осмыслив их богатое наследие, проверив и углубив его в собственной селекционной практике, Т.Д. Лысенко развил теорию, получившую название мичуринской биологии (или генетики). Иногда мичуринская биология называется также биологией развития.

    Основными положениями мичуринской биологии были следующие:

    1) условия жизни растений и животных влияют на их наследственность;

    2) определённые изменения условий жизни могут вызывать определённые изменения наследственности;

    3) путём сознательного изменения условий жизни - "воспитания" - растений и животных можно получать направленные изменения их наследуемых признаков;

    4) некоторые приобретённые признаки наследуются;

    5) за передачу наследственных признаков отвечают не только хромосомы, но и другие части клетки; основой наследственности живых организмов является вся клетка;

    6) в клетке в сжатом виде хранится воздействие внешней среды на организм и его отклики на это воздействие на протяжении ряда поколений.

    Главным положением мичуринской биологии, к тому же имевшим наибольшее значение для сельскохозяйственной практики, было утверждение о возможности направленного изменения наследственных признаков организма путём воздействия на его условия жизни.

    В 1910- 40-х гг. среди генетиков, особенно далёких от практической селекционной работы, доминировали взгляды Вейсмана и Моргана ("вейсманизм", "формальная генетика"), почти во всех перечисленных пунктах существенно расходившиеся с мичуринской биологией. А именно, вейсманисты: 1) сначала отрицали, а с конца 1920-х гг. признавали, но считали крайне незначительным влияние внешней среды на наследственность; внешняя среда была для них только фактором отбора в эволюции; 2) утверждали, что изменения генетического аппарата под влиянием внешней среды имеют неопределённый-"случайный" характер; и, таким образом, 2') направленное изменение наследственности организма путём внешнего воздействия невозможно; 3) наследование приобретённых телом признаков исключено; 4) наследственной "основой" организма является некоторая "зародышевая плазма", расположенная на хромосомах.

     

     

     

     

    Очевидно, что взгляды мичуринцев и вейсманистов существенно противоречили друг другу.

     

    •  

    Влияние условий жизни на наследственность и изменчивость

    Т.Д. Лысенко разделял представления ведущих биологов своего времени о влиянии внешней среды на наследственность. Обоснование этих представлений он видел, во-первых, в практической деятельности многих селекционеров, добивавшихся изменения наследственных признаков путём варьирования внешних условий; во-вторых, в приспособительном характере ряда наследуемых признаков; в третьих, в неразрывной связи живого организма и среды его обитания, о которой он писал: "Уже одно то, что живое тело, будучи изолированным от необходимых ему условий жизни, перестает быть живым, говорит о том, что организм и условия его жизни являются неразрывным диалектическим единством"22. Влияние внешней среды на наследственность вообще представлялось ему очевидным: "Должно быть бесспорным то, что изменённые условия внешней среды могут изменять процесс построения тела, в том числе и построение хромосом и вообще зачатковых клеток для будущего поколения. В первом случае зачатки, изменённые условиями внешней среды, дают изменённые организмы, во втором - организм, изменённый условиями внешней среды, может дать изменённые зачатки" ("Генетика").

    Т.Д. Лысенко не только придерживался представлений о влиянии внешней среды на наследственность, но также неоднократно подчёркивал её важную роль в изменчивости, трансформации наследуемых признаков у организмов. В этом отношении его позиция существенно отличалась от взглядов вейсманистов, вначале отрицавших влияние внешних факторов на генетический аппарат - "неизменную зародышевую плазму"/ хромосомы - а потом, хоть и признавших такое влияние, но придававших ему незначительную роль в изменении наследуемых признаков.

    Больше того, Лысенко считал, что для некоторых типов изменений внешней среды - а именно, изменений условий жизни организма -соответствующий им тип возможных изменений наследственности является определённым, предсказуемым, повторяющимся в опыте ("адекватным", как говорили в дискуссиях по генетике 1930-х гг.). С точки зрения здравого смысла это утверждение являлось вполне естественным - наследственная приспособленность организмов к тем или иным условиям (меняющейся) внешней среды вполне могла быть обусловлена влиянием этих изменений на "наследственную основу".

    Д.А. Долгушин, близкий сотрудник Т.Д. Лысенко, следующим образом представлял "подгонку" наследственности организмов к изменившимся условиям жизни: "... формы живых существ изменялись и изменяются соответственно воздействию изменённых условий жизни. Растения пустыни - не только результат отбора из многообразия форм, населявших когда-то пустыню, или того, что сделалось позже пустыней, а созданы под воздействием окружающих условий и потому в той или иной степени пригнаны к новым, но всегда не совсем постоянным условиям. Возникли формы с новыми потребностями, соответствующие условиям среды, породившей их.

    Водные растения и животные не случайно оказались приспособленными к этим условиям, но именно эти условия вызвали формы, приспособленные к жизни в водной среде.

    Лианы тропических лесов не случайные мутации, а недостаток света воздействовал на ткани растений, заставляя их соответственно изменяться и стебли приобрели способность "ползти " к свету.

    Когда мы с этой точки зрения посмотрим на живой мир, понятным становится "приспособительный", если можно так выразиться, характер естественной изменчивости в природе, поражающая нас пригнанность живых форм к условиям существования" 23.

    В качестве примеров определённого и предсказуемого изменения наследственности под влиянием изменившихся условий жизни Лысенко приводил:

    1) преобразование яровой пшеницы в озимую при изменении сроков её посева;

    2) вегетативную гибридизацию - изменение наследственных признаков растения при его прививке к другому.

    Лысенко подчёркивал, что не всякое изменение внешней среды является изменением условий жизни, а только такое, которое связано с его развитием. К условиям жизни организма Лысенко относил режим питания, температуры, освещённости. Изменение именно этих условий внешней среды могли, по Лысенко, вызывать определённые, предсказуемые, повторяющиеся в опыте (а не "случайные") изменения наследственности.

    В частности, изменение наследственного признака "яровость" в "озимость" у пшеницы происходило в результате изменения её температурного режима, а изменение наследственных признаков при вегетативной гибридизации - в результате изменения режима питания.

    Влияние изменившихся условий жизни организма на его наследственную основу оказывалось, по Лысенко, через изменение обмена веществ, а также через некоторую внутреннюю приспособительную реакцию в результате изменения-отклика организма на новые условия, "ассимиляцию" этих условий. "Причиной изменения природы живого тела является изменение типа ассимиляции, типа обмена веществ... Во всех тех случаях, когда организм находит в окружающей среде условия, соответствующие его наследственности, развитие организма идёт так же, как оно проходило в предыдущих поколениях. В тех же случаях, когда организмы не находят нужных им условий и бывают вынуждены ассимилировать условия внешней среды, в той или иной степени не соответствующие их природе, получаются организмы или отдельные участки их тела, более или менее отличные от предшествующего поколения. Если изменённый участок тела является исходным для нового поколения, то последнее будет уже по своим потребностям, по своей природе <включая наследственность> отличаться от предшествующих поколений" ("Генетика"). "Путём ассимиляции и диссимиляции, путём соответствующего обмена веществ, живое тело само себя строит из условий внешней среды. При относительно одинаковом из поколения в поколение типе обмена веществ получаются и относительно одинаковые растения и животные в ряде поколений. При нарушении же по тем или иным причинам типа обмена веществ, например при ненахождении данными растениями в окружающей среде нужных им условий в соответствующий период их жизни, тело организма не может создаваться таким, каким оно было в прошлом поколении. Создаётся в большей или меньшей степени иное живое тело. При ином построении тела получаются иными и его свойства, в том числе получается иная и наследственность, то есть природа данного изменённого тела"24.

    Изучение физико-химических механизмов влияния изменений внешней среды на хромосомы Лысенко считал менее важным по сравнению с изучением, в том числе чисто эмпирическим, влияния этих изменений на наследуемые признаки. Появление изменённых признаков в потомстве растений могло свидетельствовать о том, что произошло определённое воздействие изменившихся условий жизни/ внешней среды на наследственность, что позволяло, при повторении таких явлений, сформулировать биологический закон этого воздействия.

    Вейсманисты отрицали возможность определённого воздействия изменений внешней среды/ условий жизни на наследственность. По их мнению, изменения-мутации генов, даже происходящие при вполне определённых воздействиях внешней среды, являлись неопределёнными- "случайными".

    Т.Д. Лысенко считал этот вопрос главным пунктом расхождения между мичуринской биологией и вейсманизмом. "Центральным пунктом расхождения мичуринского учения и учения генетиков менделистов-морганистов является признание одними (мичуринское учение) изменений и направленности этих изменений в зависимости от условий жизни и абсолютное отрицание другими (менделизм-морганизм) зависимости качества, направленности изменений от условий жизни, от питания, в общем, от условий внешней среды" ("Агробиология", стр. 295).

    Направленное изменение наследственности. Если наследственность организма меняется при изменении его условий жизни по некоторым (познаваемым) законам, а не "случайно", то, найдя эти законы, например, установив их эмпирически, можно было бы менять наследственность целенаправленно.

    Лысенко неоднократно утверждал возможность направленного изменения наследственности растений или животных путём воздействия на их условия жизни, "воспитания", в его терминах. "Управляя условиями жизни, создавая нужные условия, можно всё в большей и большей степени управлять, создавать нужную нам природу, то есть наследственность растительных и животных организмов" ("Агробиология", стр. 414; "Генетика").

    Сходных взглядов на принцип "переделки наследственности" придерживались и коллеги Лысенко:

    "Не всякое изменение внешней среды и не всегда приводит к изменению наследственных свойств. Нужно знать, какие именно условия, когда и в какой момент развития организма их нужно подставить растению, чтобы вызвать сдвиг <наследственности> в нужном направлении" (Д.А. Долгушин) ("Спорные вопросы...", стр. 266).

    "Принцип переделки растений путём соответствующего их воспитания можно сформулировать в наиболее общем виде так: узнай, какие условия принимали участие в формировании генотипа растения, и ты сумеешь, воспитывая в известных тебе условиях, определённым образом изменить генотипрастения в будущем" (М. Ольшанский)25.

    В качестве примеров экспериментально полученных направленных изменений наследственности растений Лысенко приводил: 1) преобразование яровой пшеницы в озимую путём изменения сроков её посева; 2) вегетативную гибридизацию - изменение наследственных признаков растения путём его прививки к другому. В первом случае определённое изменение наследственных признаков происходило в результате определённого изменения температурного режима; во втором - в результате изменения режима питания.

    К возможности направленного получения хозяйственно-ценных признаков путём прямого воздействия на хромосомы мутагенов, с которыми работали в 1930- 40-х гг. вейсманисты - химических и радиоактивных веществ - Лысенко относился скептически: "Мы, мичуринцы, никак не можем отрицать действия этих веществ. Ведь мы признаём действие условий жизни на живое тело. Так почему же мы должны не признавать действия таких резких факторов, как рентгеновские лучи, или сильнейшего яда колхицина и других. Мы не отрицаем действия так называемых мутагенных веществ, но настойчиво доказываем, что подобного рода воздействия, проникающие в организм не через его развитие, не через процесс ассимиляции и диссимиляции, лишь в редких случаях и только случайно могут привести к полезным для сельского хозяйства результатам. Это не путь планомерной селекции, не путь прогрессивной науки" ("О положении."; "Агробиология", стр. 576)26. Об опытах вейсманистов по созданию полиплоидных форм растений с помощью колхицина Лысенко отзывался отрицательно: "Действием на растения сильнейшего яда - колхицина, разнообразными другими мучительными воздействиями на растения, они уродуют эти растения... Ничего практически ценного в этих работах пока не получено"27.

    Сходным образом оценивали результаты экспериментов по применению в качестве мутагенов радиоактивных и химических веществ и его коллеги:

    "Существующие методы искусственного получения мутаций - это просто-напросто насильственные операции, ведущие к ненормальным изменениям в самых важных частях организма - половых клетках. Такие мутации, на наш взгляд, ненормальные, дефектные изменения организма, получаемые в результате воздействия на него (не являющимися необходимыми для развития организма) физическими и химическими агентами. Проще говоря, уродство организма, только в большей или меньшей степени" (Д.А. Долгушин)28.

    "С мутагенными веществами мы давным-давно знакомы. Мы помним, с каким апломбом... говорили морганисты, когда впервые применили в качестве мутагенного фактора рентген, ультрафиолетовые лучи, аммиак, формалин и т.п. Чего вы хотите? Ещё 20 лет подождать, чтобы узнать, какова природа вашего нового очередного химического мутагенного вещества? Говорят, что это химическое вещество уже вызывает в большом количестве мутации. Это как будто хорошо: большое количество мутаций. А ведь по существу, что это такое? Если бы этого "большого количества" вообще не существовало, было бы ещё лучше, потому что все организмы, полученные этим путем, - один лишь брак, уроды!. В книге академика Шмальгаузена "Факторы эволюции" даётся сводка огромного количества нежизнеспособных мутаций. Какое основание думать, что новые мутации, полученные под влиянием нового мутагенного вещества, другой природы? Наоборот, есть все основания думать, что они той же природы" (Г.А. Бабаджанян)29.

    "Пшеница является одним из первых растений, с которым были начаты работы по получению искусственных мутаций воздействием рентгеновский лучей, а позже и других ионизирующих излучений... искусственные мутации у пшеницы изучаются уже около сорока лет . Несмотря на это, ни одного сорта пшеницы, ни в одной стране мира таким способом не выведено" (П.П. Лукьяненко)30.

    Критика доктрины "случайных мутаций". По мнению Лысенко изменения генов, "внутренних факторов", определяющих наследуемые признаки, должны были иметь определённые и вполне познаваемые причины. Доктрину вейсманистов о "случайных мутациях" он критиковал. Выступая на августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года, Лысенко говорил: "В общем, живая природа представляется морганистам хаосом случайных, разорванных явлений, вне необходимых связей и закономерностей. Кругом господствует случайность. Не будучи в состоянии вскрыть закономерности живой природы, морганисты вынуждены прибегать к теории вероятности и, не понимая конкретного содержания биологических процессов, превращают биологическую науку в голую статистику". Он подчёркивал, что "наука - враг случайностей" ("О положении."; "Агробиология", стр. 579).

    Частота изменений генов. Исходя из примеров селекционной практики, а также из представлений о приспособительном характере изменчивости, Лысенко утверждал, что изменения-мутации генов происходят достаточно часто. Он не соглашался с мнением лидеров вейсманистов его времени о чрезвычайной редкости мутаций. "Основное заблуждение генетиков <вейсманистов> состоит в том, что они признают несменяемость в длительном ряду поколений генов. Правда, они признают изменчивость гена через десятки и сотни тысяч поколений, но спасибо им за такую изменчивость" ("Спорные вопросы.", стр. 455; "Агробиология", стр. 196).

    Преобразование яровой пшеницы в озимую. Лысенко утверждал, что, подбирая сроки осеннего посева для яровых злаков, можно было бы в третьем поколении преобразовать их в озимые. То есть, изменением температурного режима можно было бы направленно преобразовать наследственный признак "яровость" в "озимость". Это своё теоретическое положение он подтвердил в ряде опытов, проводимых начиная с середины 1930-х гг., повторенных позже и другими исследователями, советскими и зарубежными. Основываясь на предложенной Т.Д. Лысенко методике, селекционер В.Н. Ремесло вывел ряд ценных сортов озимых пшениц. За эти работы В.Н. Ремесло был удостоен звания Героя Социалистического труда (дважды), лауреата Ленинской и Государственной премий, орденов и медалей СССР, а также наград других стран.

    Вегетативная гибридизация. Ещё один пример направленного изменения наследственности давала, по Лысенко, вегетативная гибридизация - прививка одного растения на другом, при которой комбинированные признаки от обеих передавались в их семенном потомстве. На ряде экспериментальных данных, в том числе взятых из практики Мичурина, Лысенко показывал, что при определённых условиях создание таких гибридов возможно. Позже опыты с вегетативной гибридизацией, проведённые как сотрудниками Лысенко, так и независимыми исследователями других стран, подтвердили это положение. Поскольку в результате прививки изменялся характер получаемых растением питательных веществ, то её можно было рассматривать как изменение режима питания - "воспитание питанием". "Думаю, не будет большой ошибкой, если я скажу, что вегетативные гибриды - это гибриды, получаемые путем особого кормления. В самом деле, что такое прививка? Прививают черенок одной породы к другой породе, идёт обмен соками, пластическими веществами, вырабатываемыми этими двумя породами" ("Агробиология", стр. 288-289)31. Поскольку характер новых признаков при этом "воспитании" был до некоторой степени предсказуем, то такое изменение наследственности можно было считать направленным.

    Наследование приобретённых признаков. Лысенко разделял общие представления Ламарка, Дарвина, Тимирязева, Мичурина, Бербанка о возможности наследования некоторых приобретенных телом признаков. Позицию вейсманистов, полностью отрицавших такое наследование, он считал ошибочной. "В споре, разгоревшемся в начале XX века между вейсманистами и ламаркистами, последние были ближе к истине, ибо они отстаивали интересы науки, тогда как вейсманисты ударялись в мистику и порывали с наукой" ("О положении."; "Агробиология", стр. 552)32.

    Следует иметь в виду, что "когда Лысенко и его последователи начали в 1930-х гг. <вновь> выдвигать идею наследования приобретённых признаков, ламаркизм не был реликтом прошлого. Хотя почти все генетики <вейсманисты> отвергали его, он был популярен среди палеонтологов и садоводов"33.

    Вместе с тем, ламаркизм не играл в мичуринской биологии (вопреки "расхожему" мнению) главной роли. Её ключевой концепцией была возможность направленного изменения наследственных признаков с помощью изменения условий жизни организма. В частности, именно направленное изменение наследственных признаков, а вовсе не "ламаркизм", иллюстрировали наиболее известные достижения мичуринской биологии: преобразование яровых в озимые и вегетативная гибридизация. Т.Д. Лысенко вполне понимал и отмечал это различие: "Далеко не всякий учёный, признающий неотъемлемую роль внешних условий в эволюционном процессе растительного и животного мира, будет ламаркистом" ("Спорные вопросы.", стр. 57; "Агробиология", стр. 183).

    •  

       

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 11 комментариев , вы можете свернуть их
    anatolii reznikov # написал комментарий 27 июня 2015, 07:02
    Австрийцы подтвердили что изменение внешних условий МЕНЯЕТ ГЕНЕТИКУ РАСТЕНИЙ ! Но если вернуть прежние условия то всё возвращается спустя некоторое время Это объясняет ДИЧАНИЕ растений В частности яблонь
    ivan ivanov # написал комментарий 27 июня 2015, 07:26
    мой вопрос:

    1. дичание ростинов в процессе == генерат семян - посев семян - рождение нового ростина;

    -или-:

    2. дичание ростина (НА КОРНЮ) !?

    дичание в процессе воспроизводства НОВЫХ поколений ростина: я могу допустить.

    дичание ростина (на корню) == мне кажется == фантастикой -или- мимикрией ростина.
    anatolii reznikov # ответил на комментарий ivan ivanov 27 июня 2015, 12:41
    Они выяснили что при ВОСПИТАНИИ включаются или выключаются гены - переключатели и меняют действие генов для которых предназначено управление При прекращении воздействия гены - переключатели всё возвращают назадд и это происходит при смене поколений Генетики работали на зерновых где поколения быстро меняется И там было сказано что аналогичные прцессы происходят и в культурных плодовых деревьях ! У людей например если мать в период беременности голодала то вероятность диабета у ребёнка возрастает до 85 % Тоже гены переключатели работают Это был фильм про ВВС По растениям статья в Компью Терра !
    ivan ivanov # ответил на комментарий anatolii reznikov 27 июня 2015, 18:15
    это ==== интересно. я об этом НЕ думал.

    НО:

    переключение операций генов: похоже на (мимикрию генов)....
    anatolii reznikov # ответил на комментарий ivan ivanov 27 июня 2015, 18:53
    В общем зря наезжпли на Лысенко Тогда же не знали про Спирал ДНК хромосомы Методов комбинирования кроме искуственного опыления не было
    Фрегат 1949 # ответил на комментарий ivan ivanov 28 июня 2015, 16:35
    Ты посмотри как дичают Европа и Америка.

    Всё верно.

    Каковы условия таковы и растения
    Шандор Береговский # написал комментарий 27 июня 2015, 07:40
    "Постоянно искажались научные взгляды Лысенко, неправильно цитировались его работы" Все верно. И Лысенко,и Мичурин незаслуженно очернены. А ведь стоит почитать хотя бы Стенографический отчет сессии ВАСХНИЛ, чтоб понять,против чего боролся Лысенко…Не дурью маялся ученый,изучая "влияние боевых действий в Брянской области на рост мух дрозофил" (а была и такая научная работа ),а боролся с такими "учеными" и на практике был озабочен развитием сельского хозяйства в стране,в отличии от современных болтунов от правительства!!!!
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 426 записей в блогах и 5275 комментариев.
    Зарегистрировалось 14 новых макспаркеров. Теперь нас 5029815.
    X