Подрывная деятельность в воздушно-десантных войсках

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Айзен Тайчо перепечатал из krasnoznamenci.ru
    1 оценок, 1539 просмотров Обсудить (14)

    С конца 1920-х и начала 1930-х годов советская армия стремительно осваивала новый вид боевых войск -- десантные войска, которые позже стали важной частью войск, без участия в боевых действиях которых картина новой войны становилась неполной.

    Разумеется любое развитие боевых сил РККА вызывало отрицательную реакцию у зарубежных держав и внутренних врагов в самом СССР, действовавших в интересах зарубежных стран.

     

    .....................

    Советское правосудие, выносившее обвинения во вредительстве и шпионаже, всегда приводило конкретные факты преступных действий обвиняемых лиц. Весьма интересным выглядит дело Максима Петровича Магера.

    Кем он был, этот Магер?

    В РККА по партийной мобилизации с августа 1918 г. Участник Гражданской войны на Южном и Юго-Западном фронтах. Службу начал красноармейцем отдельной кавалерийской бригады 9-й стрелковой дивизии. Затем был помощником комиссара и комиссаром 2-го кавалерийского полка той же дивизии, комиссаром 65-го кавалерийского полка и 3-й бригады 11-й кавалерийской дивизии.

     В течение некоторого времени исполнял должность военкома отдела снабжения той же дивизии. В 1920 г. — военный комиссар Особой кавалерийской бригады при РВС 1-й Конной армии.

    Из приказа Реввоенсовета Республики № 182 от 29 мая 1921 г.: «Награждается орденом Красного Знамени... военный комиссар бригады при Реввоенсовете 1-й Конармии тов. Магер Максим Петрович за то, что принимал участие во всех боях, которые вела бригада в 1920 г., и, неоднократно находясь в самых опасных местах, примером своего мужества поднимал боевой дух товарищей-красноармейцев...»

    В боях одиннадцать раз ранен. Считался героем.

     

    Максим Магер(на фото), был героем 1-й конной

    После Гражданской войны на ответственной военно-политической работе. В 1921-1924 гг. — военный комиссар 2-й кавалерийской дивизии имени М. Ф. Блинова и 5-й Ставропольской кавалерийской дивизии. С октября 1924 г. по июль 1926 г. — военный комиссар 3-го кавалерийского корпуса.

    После окончания в 1926 г. КУВНАС при Военной академии имени М. В. Фрунзе — командир и военком 75-го кавалерийского полка.

    С июля 1927 г. по июль 1928 г. — командир и военком 9-й отдельной Дальневосточной кавалерийской бригады. С июля 1928 г. — командир и военком 11-й Северо-Кавказской кавалерийской дивизии.

    ……………….

    В 1930 г. был в служебной командировке в Германии. В 1930-1932 гг. — слушатель первого набора Особой группы Военной академии имени М. В. Фрунзе. После ее окончания некоторое время находился в распоряжении Главного управления РККА. С октября 1933 г. — начальник отдела военно-учебных заведений Управления механизации и моторизации РККА.

    С июня 1935 г. по ноябрь 1936 г. — командир и военком 9-й механизированной бригады. С декабря 1936 г. — начальник автобронетанковых войск Ленинградского военного округа.

    В июне 1937 г. назначен членом Военного совета того же округа. Потом он был репрессирован.

     

    Депутат Верховного совета СССР первого созыва. Член Военного совета при наркоме обороны. Награжден орденом Ленина (1938. Знак ордена № 3644), двумя орденами Красного Знамени (1921, 1923).

    Вот о ком пойдет речь.

    …………..

    Репрессированного Магера считают безвинно пострадавшим, но он не такой и не был таким. Его дело начиналось с следующего постановления, которое совсем не указывалось в его реабилитационных документах.

    Вот оно.

    «ПРИКАЗ О  НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЯХ НА МАНЕВРАХ ЛВО ПРИ  ВЫБРОСКЕ  ПАРАШЮТНОГО ДЕСАНТА

    № 197                                                                                                             10 сентября 1937 

    9 сентября с. г. на маневрах Ленинградского военного округа по ходу учения была произведена выброска парашютного десанта. Вследствие полного пренеб­режения требованиями Наставления по парашютной подготовке Военно-Воз-душных Сил и Курса подготовки выброски и высадки парашютистов ВВС РККА, а также приказа моего № 0169 от 7 декабря 1936 г., категорически запрещающих выброску парашютистов при ветре свыше 6 метров в секунду, выброска парашютного десанта 9 сентября была допущена при силе ветра около 12 метров в секунду.

    В результате этого преступного отношения к существующим указаниям погибло 4 бойца и получили разной степени переломы конечностей и ушибы 38 бойцов.

    Приказываю:

    1.)За нарушение моего приказа №0169 от 7 декабря 1936 г. , На­ставления по парашютной подготовке Военно-Воздушных Сил и Курса подготовки выброски и высадки парашютистов ВВС РККА командующего войсками Ленинградского военного округа командарма 2 ранга т. Дыбен­ко П. Е. от занимаемой должности немедленно отстранить и зачислить в мое распоряжение*.

    2.)Во временное командование войсками Ленинградского военного округа вступить армейскому инспектору ЛВО комдиву т. Хозину.

    3.)Моему заместителю по ВВС командарму 2 ранга т. Алкснису Я. И. вместе с заместителем начальника ПУ РККА армейским комиссаром 2 ранга т. Булиным А. С., начальником группы контроля комдивом т. Че­репановым и специалистами парашютно-десантного дела т. т. Черныше­вым, Петровым и Кайтановым на месте произвести тщательное рассле­дование этого возмутительного случая и всех обстоятельств гибели и ранения бойцов-парашютистов.

    Результаты расследования с выводами и предложениями т. Алкснису представить мне 13 сентября 1937 г.

    Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов»

     

    Вместо Дыбенко новым главой ЛВО стал комдив Хозин (на фото), чистый человек, ничего не имевшего общего с шпионами и заговорщиками

     Но это еще не все. Вот другой документ. 

     

    «ПРИКАЗ О  ПРИВЛЕЧЕНИИ  К СУДЕБНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ  И

     

    НАЛОЖЕНИИ  ДИСЦИПЛИНАРНЫХ  ВЗЫСКАНИЙ  НА  ВИНОВНИКОВ

     

    НЕСЧАСТНЫХ  СЛУЧАЕВ  НА  МАНЕВРАХ ЛВО  ПРИ

     

    ВЫБРОСКЕ  ПАРАШЮТНОГО ДЕСАНТА


    № 202                                                                                                             19 сентября 1937 

    По моему приказу от 10.9.37 г. за № 197** мой заместитель по ВВС командирам 2 ранга т. Алкснис Я. И. вместе с заместителем начальника ПУ РККА армейским комиссаром 2 ранга т. Булиным А. С., начальником группы контроля НКО комдивом т. Черепановым А. И. и специалистами парашютно-десантного дела капитаном т. Петровым и воентехником 1 ранга т. Чернышевым произвели расследование всех обстоятельств гибели и ранения бойцов-пара­шютистов 3 адб во время выброски их 9.9 с. г. на маневрах ЛВО. Расследование установило, что:

    1.)Гибель и ранение парашютистов при выброске парашютного десанта являются следствием плохой организации, нечеткого проведения, плохого ру­ководства парашютно-десантной операцией и преступного нарушения требо­ваний моего приказа № 0169 1936 г.

    2.) Главной причиной катастрофы является полное игнорирование коман­дованием всех степеней силы ветра, имеющей решающее значение при при­землении парашютистов:

    а) командование округа назначило время выброски десанта на 14— 15 часов, когда ветер, как правило, бывает наиболее сильный, вместо утра или вечера, когда метеоусловия бывают наиболее благоприятные;

    б) выброска всей массы парашютистов была произведена в усложненных условиях погоды: ветер 9—12 метров в секунду на пересеченной местности, причем все бойцы помимо оружия имели еще полное боевое снаряжение, с каковым прыгали впервые.

    3.)На площадке, на месте выброски десанта, был и Военный совет (командарм 2 ранга т. Дыбенко и комбриг т. Магер), и. д. командующего ВВС ЛВО комдив т. Тестов и командир 3 адб — руководитель десантной операции комбриг т. Зайцев. Однако, несмотря на усиление ветра до 9—10 метров в секунду с порывами до 12 метров в секунду, никто из них не принял решения о запрете выброски, несмотря на явную необходимость запретить выброску десанта и произвести высадку или вернуть его назад.

    Роль начальников, находящихся на площадке и обязанных руководить авиадесантной операцией, свелась к роли простых зрителей.

    Благодаря всей этой неорганизованности, растяжке кораблей в строю эс­кадрильи, плохому расчету штурманов, запаздыванию начала выброски на отдельных кораблях эскадрильи, задержке выброски парашютистов с кораблей до трех минут, парашютисты приземлялись на площади до 8 км по фронту и в глубину.

    Многие из них в районе площадки Пустынки попали на валуны, торфяные болота, кустарники и другие препятствия. Вследствие сильного по­рывистого ветра (11—12 метров в секунду) парашютистов сильно ударяло о землю, нанося ранения и увечья; ряд бойцов и командиров, не успевших погасить парашюты, протаскивало до 2-х км.

    В результате этой выброски 999 парашютистов пострадало 59 бойцов и ко­мандиров-парашютистов, в том числе 4 убитых, 8 человек с переломами бедер, из них 3 с осколочными переломами, 6 человек с сотрясением мозга, 5 случаев растяжений, 5 вывихов, в остальных 30 случаях — легкие ушибы и растяжения,

    Приказываю:

    1.Командира 3 адб комбрига т. Зайцева, на которого было возложено командование всей воздушно-десантной операцией и который:
    а) не принял к точному исполнению требований моего приказа № 0169 1936 г. как при подготовке, так и при проведении воздушно-десантной операции;
    б) зная Наставление и Курс парашютно-десантной подготовки, неод­нократно допускал нарушение их в процессе обучения парашютистов;
    в) ввел в заблуждение комдива т. Тестова и Военный совет округа сознательно ложным докладом о возможности выброски парашютистов при ветре до 8 метров в секунду;
    г) прибыв на площадку выброски, преступно самоустранился от коман­дования парашютно-десантной операцией и не принял никаких мер к отмене выброски парашютистов, имея все средства для отмены (радиосвязь для передачи распоряжений с земли в воздух и наземные знаки запрета);
    д) не проверил знания и твердого усвоения сигналов для выброски и для отмены выброски до вылета кораблей, — отстранить от занимаемой должности и отдать под суд Военного трибунала
     
    2.Комиссара 3 адб бригадного комиссара т. Россет, который, зная, что Наставление и Курс парашютно-десантной подготовки запрещают сбрасывать парашютистов при ветре более 6 метров в секунду, не боролся против имевших место в бригаде отступлений и в день операции не принял мер к предотвра­щению выброски, —от должности отстранить и назначить на низшую должность.
    Этой мерой взыскания в отношении т. Россет ограничиваюсь только потому, что он в момент выброски находился в воздухе на У-2.

    3.Начальника штаба 3 адб полковника т. Ешурина, который:
    а) допустил нарушение требований моего приказа № 0169 1936 г.;
    б) зная требования Наставления и Курса, запрещающие выброску парашютистов при ветре свыше 6 метров в секунду, не только не принял мер к предотвращению выброски десанта при большом ветре, но, наоборот, ввел в заблуждение всех к нему обращавшихся с докладом и справкой, что выброска возможна при ветре 8 метров в секунду;
    в) не проверил до конца усвоения штурманами сигналов о запрещении выброски;
    г) послал аэролога на площадку выброски вместо метеоролога или даже начальника метеостанции в целях обеспечения надлежащего на­блюдения за силой ветра на площадке, — отстранить от занимаемой должности и отдать под суд Военного трибунала.

    4.Начальника штаба ВВС ЛВО полковника т. Маковского, который не изучил мой приказ № 0169 1936 г.,
                                                                                                             

    Наставление и Курс о парашютно-десантной подготовке, слепо доверился справке полковника т. Ешурина о том, что прыгать можно при ветре до 8 метров в секунду, и дал указание полковнику т. Ешурину предупредить парашютистов, что прыгать придется при большом ветре, — сместить на должность двумя разрядами ниже.

    Не отдаю т. Маковского под суд только потому, что в должность начальника штаба он вступил за 20 дней до начала учений округа.

    5.И. д. командующего ВВС ЛВО комдива т. Тестова, который:

    а) не принял к точному руководству и исполнению моего приказа № 0169 1936 г., не читал и не изучил Наставление и Курс парашютно-десантной подготовки, не проверил лично подготовку к проведению пред­стоящей авиадесантной операции до конца;
    б) ввел в заблуждение Военный совет ложным докладом о возможности выброски парашютистов при ветре до 8 метров в секунду, сам не проверив действующих на этот счет указаний;
    в) присутствуя на площадке и наблюдая усиление ветра, самоустра­нился от руководства парашютно-десантной операцией и не доложил Военному совету о необходимости отмены выброски десанта, а, наоборот, убеждал Военный совет о возможности выброски десанта в данной об­становке, — от должности отстранить и отдать под суд Военного трибунала.


    6.Члену Военного совета ЛВО комбригу т. Магер, который, зная о пред­стоящей большой авиадесантной операции на маневрах, не ознакомился лично с моим приказом №0169 1936 г. и действующими Наставлением и Курсом по подготовке парашютистов, а слепо доверился справке товарищей Тестова и Зайцева о возможности выброски парашютистов при ветре 8 метров в секунду и лично не проверил ход подготовки, —объявляю строгий выговор и предупреждаю, что впредь за подобное упу­щение он будет отстранен от должности и отдан под суд Военного трибунала.

    7.Во изменение приказа моего № 197 от 10 сентября с. г. в отношении командующего войсками ЛВО командарма 2 ранга т. Дыбенко Правительством признано возможным ограничиться на этот раз наложением на т. Дыбенко властью народного комиссара обороны дисциплинарного взыскания.
    Кроме того, Правительство поручило мне предупредить т. Дыбенко (что мною сделано'"-лично 17 сентября с. г.), что впредь за допущенные нарушения существующих приказов, наставлений и положений НКО он, как и любой командир РККА, будет отдан под суд Военного трибунала.
    На основании этого решения Правительства командующему войсками ЛВО командарму 2 ранга т. Дыбенко, который:
    а) приняв решение осуществить большую десантную операцию, не удосужился ознакомиться и принять к руководству и исполнению мой приказ № 0169 1936 г. и действующие Наставление и Курс парашютно-десантной подготовки и не добился их точного исполнения подчиненными;
    б) лично на месте не проверил требований моего приказа №0169 1936 г. по подготовке бойцов-парашютистов к предстоящим маневрам-учениям;
    в) будучи на площадке, не отменил выброску парашютистов, несмотря на видимое усиление ветра, — объявляю строгий выговор с предупреждением. Приказ прочесть всему командному составу войсковых частей РККА.
    Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов»

    Приказ нормальный и правильный. Гибель людей на учениях ничем не оправдана и тогда и сейчас, тем более это было дело очень отвественное-- от командиров требовалась тщательная проработка всех этапов учений и подготовка к ним, исключающая травматизм людей, тем более их гибель.


     Оказывается «невинно репрессированный» командарм Дыбенко был отстранен от занимаемой  должности из-за многочисленных смертей  десантников.

    Посчитали что он якобы "не ознакомился" с содержанием приказа(!) наркома обороны. Как такое вообще возможно?

    Разве подчиненные не читали приказов наркома?! Немецко-японского генштаба небось...

     

    Комдив Тестов (слева) тоже якобы "не читал, не ознакомился" с приказом наркома.....как это возможно?

    Если не наркома, то чьи приказы они читали? Небось немецко-японского генштаба..

    Нарком Ворошилов вместо того, чтобы прямо обвинить Дыбенко и командование ЛВО  в саботаже, "смягчил" дело,  заявив что командиры просто "не ознакомился" с его приказом

    Ворошилов всячески и до последнего выгораживал Дыбенко, стремясь не допустить ареста последнего

    При  этом военных среднего звена(прим.полковников) он прямо обвинял в нарушении приказа, стремясь  свалить на них всю ответственность...


    Итак, по данному приказу были переданы суду Военного трибунала следующие лица:
    - Комбриг Зайцев Александр Сергеевич(по этому делу приговорен судом Военного трибунала, освобожден в 1941г., считается как незаконно репрессированный
    - Начальник штаба полковник Ешурин
     Ипполит Михайлович (начальник штаба 3-й авиадесантной бригады Ленинградского ВО. По этому делу приговорен судом Военного трибунала. Расстрелян 27 ноября 1937 г.)
    - Командующий ВВС ЛВО комдив т. Тестов Семен Васильевич  (по этому делу приговорен судом Военного трибунала. умер в Лефортовской тюрьме.)

    - Член Военного совета ЛВО комбриг т. Магер Максим Петрович (по этому делу приговорен судом Военного трибунала)
     

    Вскоре после вынесения приказа вредитель Магер был арестован и обвинен умышленном срыве десантных учений и шпионаже.

    Органы НКВД подали Магеру такие обвинения следующим заявлениям:

    Корпусной комиссар И.Ф. Немерзелли, бывший начальник Военно-политической академии имени Н.Г. Толмачева:

     «С  Магер я установил связь с середины 1937 года у меня на квартире...  Магер мне прямо заявил, что ему от Смирнова (армейский комиссар 1-го ранга П.А. Смирнов был предшественником  Магера на посту члена Военного совета ЛВО, а Немерзелли в течение нескольких лет работал у Смирнова заместителем.) известно о моем участии в заговоре и проводимой мной контрреволюционной деятельности. Зная от Смирнова, что руководство заговором должно перейти в руки  Магера , я подтвердил ему свою принадлежность к заговору...»

    Член Военного совета МВО корпусной комиссар Б.У. Троянкер показал:

     «От Булина (армейский комиссар 2-го ранга А.С. Булин в 1937 году — начальник Управления по командному и начальствующему составу РККА)мне известны, как участники антисоветского военного заговора: Магер Максим Петрович,  комбриг , член Военного совета ЛВО...

    Когда начался усиленный разгром заговора и многих уже арестовали, в сентябре 1937 года я обедал вместе с Булиным в столовой СНК. Разговор зашел об арестах и о том, кто еще не арестован.

    На мои расспросы Булин сказал, что один известный мне работник Магер Максим Петрович, который бывал у меня, как знакомый, является участником заговора, но, кажется, стоит вне подозрений...»

    Секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) показал: 

    «Петровский сообщил все это, упомянул мне фамилию члена РВС  Магер ... Я так понял, что на Магера возлагаются большие надежды в этом деле, так по словам Петровского,  Магер является одной из ведущих фигур в заговоре...»


    Пересмотр дела магера

    В конце 1938 года, когда новым наркомом НКВД стал Лаврентий Берия, это стало новой страницей в истории советских спецслужб и страны в целом.

    Для многих невиновных, попавших под раздачу «ежовщины» это стало шансом на пересмотр заведенного на них дела. Но этим решили воспользоваться не только честные люди, но и враги народа.

    Среди них был и Магер. Он направил Лаврентию Берии письмо, где заявлял что все подписанные им признания были выбиты следователями.

    Берия став наркомом НКВД начал большой пересмотр дел,  стремясь добится обьективности и справедливости
    На этом и решил сыграть Магер

     

    18 января 1939 года Магер отказывается от своих показаний:

    «…В деле имеются протоколы, написанные до 18 января 1939 года, все эти протоколы написаны в моем присутствии, но без моего участия, подписывал я эти протоколы под воздействием. Все, что в этих протоколах написано, есть клевета, ложь, фантазия следователя…

    Доведенный… истязаниями во время допросов до невменяемого состояния, я исполнял все требования следствия, я делал все, что от меня требовали. Следствие требовало для себя нужных показаний, я эти клеветнические показания давал, я клеветал не только на себя, но и на людей, деятельность которых для меня была неизвестна.

     От меня требовали признаний в форме заявлений, я эти заявления под диктовку следствия писал и подавал три раза. От меня требовали в письменной форме показаний, я эти показания начинал много раз писать. Все, что мною написано, с начала и до конца ложно. Я об этом все время не переставал говорить. Написано это было под тяжелым воздействием…»

     Он пишет жалобы

    «Прокурору при Управлении НКВД

    по Ленинградской области

    Нет сил больше никаких переносить произвол и беззаконие, которые я вынужден переносить в течение одиннадцати месяцев. За мной нет преступлений. Меня арестовали на основании клеветнических данных.

    В течение пяти месяцев меня избивали и истязали (с 10 сентября 1938 г. по18 января 1939 г.), доведенный этими беззаконными действиями до предела, я вынужден был подписывать протоколы, которые писались без меня.

    Я подписывал протоколы, которые писались в моем присутствии, но без моего участия. Я писал так называемые собственноручные показания.

    Только в периоды. когда я под воздействием лгал и клеветал, истязания прекращались. Но когда я оправлялся от пережитых мучений и заявлял следствию, что все «мои» так называемые показания ложны.

    После такого заявления история начиналась снова, меня начинали снова избивать, истязать. Мне в течение 9 месяцев не давали возможности написать заявления в высшие органы. Таким способом следствие получало от меня указанные выше материалы. Я не знаю, как получены показания в отношении меня. Но на сегодня я категорически заявляю, что я не виновен и требую немедленного освобождения из-под стражи…

    Магер»

    Арестованный Магер стал обвинять следователей что его якобы пытали, надеясь таким образом дезавуировать все следствие

    Поначалу у него это получалось....


    Основные события в 1939–1940 годах по делу М.П. Магера развивались следующим образом. 10 июня 1939 года оно было следствием закончено и направлено на рассмотрение Военной коллегии. На ее подготовительном заседании 20 августа 1939 года было решено, что Магер предается суду по двум пунктам 58 й статьи Уголовного Кодекса РСФСР: 58–1«б» и 58–11.

    Судебное же заседание состоялось не на следующий день, как это обычно бывало на практике, а через три с лишним месяца (27 ноября 1939 года). Коллегия, заседавшая в следующем составе: председатель – диввоенюрист А.М. Орлов, члены – бригвоенюристы И.В. Детистов и А.Г. Суслин, решила возвратить дело на доследование в Главную военную прокуратуру, оставив прежней меру пресечения – содержание под стражей.

    В судебном заседании Магер виновным себя не признал, назвав ложными показания лиц, изобличавших его в антисоветской деятельности. По поводу же своих показаний, в которых он признавал себя виновным, Максим Петрович заявил, что все они явились результатом применения к нему незаконных методов ведения следствия со стороны работников госбезопасности.

    В итоге по решению Суда:

    «1) Показания участника заговора Халепского, изобличающего  Магера , неконкретны и противоречивы, а в части обвинения  Магера во вредительстве явно неправдоподобны, так как следствие вредительской деятельности  Магера не подтвердило. Ввиду этого суд не придал значения показаниям Халепского.
    2) По поводу показаний о  Магере другого осужденного участника заговора Смирнова суд пришел к заключению, что они вызывают сомнение в своей правдоподобности, так как, не будучи уведомлен об участии  Магера в заговоре, он, Смирнов, якобы бъш связан с ним по контрреволюционной работе.
    3) Уличавшие ранее  Магера в участии в заговоре Говорухин, Коробов, Андреев и Богданов от данных ранее показаний отказались, причем дело Говорухина Военной коллегией с рассмотрения снято, а Богданов (полковник Семен Ильич Богданов, будущий маршал бронетанковых войск..) судом оправдан.

    Руководствуясь ст. 221 УПК, постановил:
    Дело в отношении  Магера Максима Петровича дальнейшим производством на основании ст. 4 п. 5 УПК РСФСР прекратить.Магера Максима Петровича из-под стражи немедленно освободить»

     

    Новый арест

    Всего четырнадцать месяцев пробыл М.П. Магер на свободе.. День наступил 8 апреля 1941 года, хотя постановление на его повторный арест было вынесено десятью днями раньше.

    В этот день 8 апреля 3 е Управление НКО СССР с санкции Прокурора СССР В.М. Бочкова (кстати, бывшего начальника Особого отдела ГУГБ НКВД СССР. – Н.Ч.) вновь арестовало Магера как участника военно-фашистского заговора, мотивируя это тем, что «Главная военная прокуратура 2 февраля 1940 года без выполнения определения Военной коллегии и опровержения имевшихся материалов дело производством прекратила, освободив Магер из-под стражи»

     А посему еще 27 марта следователь сержант госбезопасности Куркова, назначенная вести вторичное дело М.П. Магера, вынесла постановление, в заключительной части которого говорилось:.

    «На основании вышеизложенного (повторялись один к одному обвинения по старому делу..) Магер, как необоснованно освобожденный, подлежит аресту»

    Данное постановление утвердил 31 марта нарком обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко.

    Новое дело по старому обвинению начинала сержант Куркова, продолжил его Гинзбург, а заканчивал через три месяца уже третий следователь – лейтенант Г.Т. Пилюгин. Именно им было составлено 1 июля 1941 года обвинительное заключение.

    Максим Петрович Магер был предан суду по тем же пунктам 58 й статьи, что и при первом аресте.

    20 июля 1941 года (через месяц после начала войны) Военная коллегия почти в том же составе, что и год назад (разве что Суслина заменил Д.Я. Кандыбин) вынесла в отношении М.П. Магера обвинительный приговор, осудив его к расстрелу

    ..............

    Что получается в конечном итоге?

    --командование ЛВО целенаправленно срывало развитие десантных войск, злостно игнорируя приказ № 0169 1936 г. , что приводило к увечьям и гибелям десантников

    --нарком обороны стремился свести дело к дисциплинарным взысканиям, но ответственные за саботаж были арестованы

    --арестованный Магер обвинил следователей в пытках и был освобожден, но после пересмотра обстоятельств дела был признан виновным

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 14 комментариев , вы можете свернуть их
    александр петрович # написал комментарий 21 мая 2016, 19:01
    С Магером и остальными понятно. Запрети они прыжки при ветре 8 м/сек, их бы также арестовали за саботаж, срыв учений.

    Интересно другое. 30-е, потом по инерции и 40-е, 50-е были годами массовой подготовки парашютистов. Зараженный этой эйфорией я сам в 54-м пошёл в аэроклуб и напрыгал несколько десятков прыжков. Вопрос: зачем СССР нужен был такой объём десантных войск, ведь в итоге в ВОВ их участие было минимально. На кого мы собирались десантироваться ?
    Айзен Тайчо # ответил на комментарий александр петрович 21 мая 2016, 19:13
    Это вопрос к товарищу Леониду Шейнину, вечному борцу с русской угрозой всему свободному миру. Думаю он вам расскажет, как с этим десантом мы собирались перелететь через океан и штурмовать Эмпайир Стейт Бёлдинг...
    александр петрович # ответил на комментарий Айзен Тайчо 21 мая 2016, 19:31
    Вы знаете, количество парашютистов было такое, что по пути в Америку могли накрыть куполами все столицы Европы ...
    Александр Попов # ответил на комментарий александр петрович 21 мая 2016, 23:03
    А кто отстоял Сталинград? Именно десантники, срочно перекованные в пехоту, встали намертво на набережных Сталинграда.
    александр петрович # ответил на комментарий Александр Попов 21 мая 2016, 23:28

    Это миф.

    Вот кто отстоял Сталинград:

    ссылка на russian7.ru

    АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВ # ответил на комментарий Александр Попов 21 мая 2016, 23:38
    подготовка десантника значительно дольше и дороже пехотинца, десантные корпуса их было 8 механизм агрессии так же как и механизированные корпуса, ну а Сталинград, все по советски микроскопом гвозди забивали
    АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВ # ответил на комментарий александр петрович 21 мая 2016, 23:35
    десантные войска, в 41 году их 8 (восемь) корпусов в СССР было, предназначены только для одного агресивной захватнической войны, да во всем мире к 41 году ни в одной стране дивизий десантных не было в Германии которая агрессор тоже, а в "миролюбивой" сссрии и дивизии и корпуса целых восемь, в обороне эти части почти бесполезны, что в 41 году и доказали
    александр петрович # ответил на комментарий АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВ 22 мая 2016, 00:07
    Я как раз про то же.

    Иначе говоря, образование такого объёма воздушно-десантных войск как раз есть подрывная деятельность в РККА, которая дорого обошлась с началом войны ...
    АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВ # ответил на комментарий александр петрович 22 мая 2016, 00:23
    никакой подрывнойя деятельность в РККА, просто страна и армия готовились к агрессии
    Александр Малкин # ответил на комментарий АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВ 22 мая 2016, 06:43
    Сегодня в сильнейших армиях мира обязательно есть ВДВ, в том или ином виде. Тоже к агрессии готовятся?
    александр петрович # ответил на комментарий Александр Малкин 22 мая 2016, 15:14
    Мы, например, за полчаса Киев можем взять, была бы просьба законного президента Януковича.

    Также можем оказать помощь в захвате любой столицы любого государства по просьбе её правительства защитить её от гнева народа.

    Ситуация с Сирией не оставляет в этом сомнений.

    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 511 записей в блогах и 5111 комментариев.
    Зарегистрировалось 22 новых макспаркеров. Теперь нас 5029853.
    X