Падение « Розы ветров»

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Sizif  Вадим перепечатал из hghltd.yandex.net
    2 оценок, 1829 просмотров Обсудить (3)

     

    В своё время крестоносцы существенно обогатили и без того разнообразную архитектурную мозаику Палестины, где смешались десятки стилей и направлений. Остатки их величественных замков украшают десятки вершин, некогда имевших стратегическое значение.
     

    Самая большая мечта Саладина — захватить замок рыцарей-госпитальеров.

    Некоторые из бывших замков крестоносцев пришли в упадок и были разрушены, едва европейское рыцарство отправилось восвояси под натиском арабов. Другие верой и правдой служили новым хозяевам, некоторые были просто заброшены. А одной из самых грозных цитаделей крестоносного воинства — замку Бельвуар — история приготовила весьма причудливую судьбу.

    Ферма на границе

    Плато Нафтали в 20 километрах от пресноводного Галилейского озера с древности было облюбовано местными жителями. Там много плодородных земель и нет проблем с пресной водой, что для этих мест большая редкость. Река Иордан, протекающая в глубокой долине, не пересыхает в самое жаркое лето, а вдоль неё тянется один из древнейших торговых путей из Аравии в Палестину.


    Уже древние люди усвоили простую истину: кто построит укрепление рядом с дорогой, тот и будет её контролировать. Поэтому, видимо, на небольшой обрывистой скале ещё во времена Древнего Египта возникло укреплённое поселение. Позже там существовали еврейское, греческое, римское и византийское поселения.


    В 1096 году в Святую землю явились крестоносцы, которым покорился Иерусалим. Галилейское озеро и плато Нафтали оказались на самой восточной границе вновь образованного Иерусалимского королевства, а земли вокруг господствующей высоты — Рамат Кохав — были пожалованы французскому дворянину Вело.


    Новый хозяин приказал разбить там несколько ферм, а одну из них, на обрывистой вершине, сделал укреплённой. Да вот беда: в эти края частенько наведывались мусульманские отряды. Наследникам Вело это надоело, и они стали искать покупателей на своё беспокойное владение.


    И таковые нашлись в лице монашеско-рыцарского ордена госпитальеров (иоаннитов). После утверждения в Палестине крестоносцев госпитальеры преобразовались в орден, разделённый на братьев-лекарей и братьев-воинов.


    Каждый новый великий магистр госпитальеров присоединял к владениям братии новые земли, деревни, замки. Так, покупка владений семьи Вело пришлась на правление Жильбера д’Эсайи, при котором орден добился невиданного взлёта. Например, он стал подчиняться только самому папе римскому и даже имел право держать в собственности церкви и монастыри.

    Говорили, что госпитальеры не считают денег и держат золотые монеты в подвалах каждого своего замка не в мешках или сундуках, а прямо в кладовых, россыпью. Правда это или нет, неизвестно, но за небольшой плодородный участок и скалистую высоту в пару гектаров Вело получили 1400 безантов — по тем временам весьма солидную сумму.

    Ключ от Иерусалима

    У госпитальеров было немало сильно укреплённых замков — один Крак де Шевалье стоил целой армии, но новое владение было совёршенно особенным. Находясь под защитой стен задуманной рыцарями крепости, гарнизон мог бы контролировать все три пути в Иерусалимское королевство из земель, занятых арабами. Кстати, высота, на которой стоят развалины Бельвуара, относительная. Над долиной Иордана она возвышается на 550 метров, но вот сама долина лежит на 312 метров ниже уровня Мирового океана.


    Крепость покоится на базальтовом монолите. С трёх сторон — с севера, запада и юга — её окружает 12-метровый ров, вырубленный в этом самом базальте, самом твёрдом в мире камне. Камни, которые добывались во рву, обрабатывались и шли на строительство крепостных сооружений.


    В плане Бельвуар — почти идеальный квадрат. По углам расположены мощные и высокие сторожевые башни с толщиной стен до пяти метров. Между башнями стены чуть тоньше — до четырёх с половиной метров. Всего башен внешнего контура обороны было семь, не считая той, что защищала вход в замок.


    При приближении врага защитники крепости сжигали деревянный мост, висевший надо рвом (водой его не заполняли). Противник, пожелай он преследовать солдат гарнизона, просто попал бы в ров и оказался бы в смертельной ловушке под обстрелом. Стенобитные машины тут были бесполезны, а подняться по отвесной стенке было невозможно.


    С востока находится 500-метровый обрыв. Там тоже были возведены крепостные стены и дополнительная башня — барбакан, но уже не на монолите, а на горном склоне. Размеры крепости были для своего времени впечатляющими: около 100 метров с севера на юг и около 130 метров с запада на восток. Там, где для строительства не хватало базальта, а также для внутренней грубой отделки использовали известняк.


    Вторая линия обороны, а фактически внутренний замок, должна была дать защитникам убежище, если бы все же не выдержали внешние стены. Основой её был донжон, также служивший жилищем для рыцарей и коменданта. В донжоне Бельвуара, кроме жилых помещений, располагались церковь, парадный зал, комнаты командиров (на втором этаже), кухня, конюшня, жилые помещения, склады, рыцарская столовая.


    На кухне сохранились три большие печи. Тут же находится малая цистерна (150 кубометров) для сбора воды — своего рода неприкосновенный запас. Вокруг донжона находился крепостной комплекс, защищённый четырьмя башнями и стенами толщиной до шести метров. К стенам примыкали хозяйственные и жилые помещения, среди которых были мастерские, казармы и большая цистерна для сбора воды объёмом около 600 кубометров. Также в, восточной части находилась кузница. Кстати, воды из двух цистерн хватило 500 защитникам крепости, чтобы пережить осаду 1188 года, длившуюся всё лето.

    «Звезда Иордана»

    Замок получился едва ли не идеальных пропорций, а потому его и назвали «Бельвуар», по-старофранцузски — «Красивый». Иногда встречалось и другое название «Коке» — «Очаровательный». Евреи дали цитадели имя «КохавЯрден», или «Звезда Иордана». Арабы же прозвали замок «Каукаб эль Хауи» — « Роза  ветров». И действительно, высота, на которой госпитальеры воздвигли свою крепость, постоянно продувается ветрами с разных направлений, что помогало гарнизону меньше страдать от жары.


    Впервые Бельвуар подвёргся осаде в 1180 году. В это время иерусалимский король Болдуин IV вёл непрерывные войны с айюбидским султаном Саладином. Последний был выдающимся полководцем. Большинство современных историков полагают, что лишь благодаря Саладину европейцы не смогли загнать арабов обратно в пустыни Аравийского полуострова.


    Но и Болдуин был талантливым государственным и военным деятелем.
    Он смог не только объединить вокруг Иерусалимского королевства разношёрстное крестоносное рыцарство, но и договорился на выгодных для него условиях с могущественными орденами тамплиеров и госпитальеров. Вот это уже была реальная боевая сила: со своими войсками, финансами, и опорными пунктами. Одним из таких пунктов стал Бельвуар.


    Первое же испытание подтвердило ожидания: цитадель оказалась неприступной. Хоть осадой руководил сам Саладин, арабам пришлось убираться восвояси. Замки крестоносцев пали один за другим, но Бельвуар целых четыре года оставался нерушимым форпостом на пути мусульман в земли Иерусалимского королевства. Крепость пытались осаждать и брать с наскока, хитрили и изворачивались, но гарнизон всегда праздновал победу.


    В 1182 году именно под стенами Бельвуара армии Саладина и уже смертельно больного Болдуина схлестнулись насмерть, и арабы были разбиты. Но двумя годами позже уже умирающий король иерусалимский смог лишь защитить Бельвуар от своего врага, но не обратить его в бегство. А для Саладина Бельвуар превратился в навязчивую идею.

    Возвращение на руины

    Увы, после того как Болдуин уступил престол Ги де Лузиньяну, для госпитальеров наступили не самые лучшие времена. Новый король Иерусалима был ставленником тамплиеров, которые страстно мечтали о том, чтобы сжить со свету своих конкурентов. К тому же Лузиньян оказался человеком глупым и склонным к авантюрам. В 1187 году он бросил вызов Саладину и двинул против него все силы королевства.


    4 июля 1187 года крестоносцы были разбиты при Хаттине, из войска в 25 000 человек спаслись едва ли больше 3000. Так что осаждённый Бельвуар не получил помощи, на которую рассчитывал гарнизон. И тем не менее вновь устоял! Но ордену госпитальеров был нанесён такой удар, от которого он уже не оправился. После Хаттины в строю оставался едва ли каждый десятый рыцарь.


    Летом 1188 года огромная армия Саладина вновь оказалась под стенами Бельвуара. На этот раз госпитальерам никто не помог, да и не мог бы помочь.


    Арабы об этом прекрасно знали, и всё равно стены крепости оставались неприступными, а гарнизон совёршал успешные вылазки. Саладин был в бешенстве и искал своим неудачам мистические оправдания. Например, он сетовал на то, что часть названия крепости переводится как «Звезда». «Сами звёзды помогают им», — жаловался приближённым Саладин.


    В конце 1188 года арабы вновь подступили к стенам Бельвуара. Гарнизон привычно готовился к обороне, но осаждающие на этот раз приготовили ему неприятный сюрприз. Самым слабым местом цитадели оказался барбакан, покоившийся не на базальтовой подушке, а на мягких грунтах обрыва. Небольшой гарнизон не смог воспрепятствовать подкопу, которым руководил специально нанятый инженер, ранее участвовавший в десятках осад и штурмов.


    5 января 1189 года башня, защищавшая ворота, и часть стены обрушились. Немногочисленные защитники крепости не могли этому воспрепятствовать и укрылись во внутреннем оборонительном комплексе. В донжоне и велись переговоры о капитуляции. В итоге Саладин проявил невиданную для него милость: позволил сдавшемуся гарнизону уйти к своим с оружием, казной и знамёнами.


    Саладин приказал восстановить стену на месте пролома и разместил в крепости свой гарнизон. В 1220 году по Палестине пошли слухи о том, что готовится новый крестовый поход. Арабы были в панике, и султан Дамаска, которому тогда принадлежал Бельвуар, приказал разрушить крепость, опасаясь возвращения крестоносного рыцарства.


    Один из нижних рядов камней, лежавший в основании стен и башен, постепенно выбили и целиком заменили на деревянные чурки, потом чурки подожгли. Они должны были прогореть дотла, после чего, по расчёту арабов, вся конструкция бы рухнула, лишившись опоры.


    Но стены были сложены настолько добротно, что замысел не удался: в основном были приведены в негодность внутренние помещения, а стены просто осели, но по большей части устояли. В 1240 году после очередного мирного договора европейцы вновь получили контроль над окрестностями Бельвуара и остатками самой цитадели. Но восстанавливать её уже не было сил.

    Таким был замок Бельвуар во времена крестовых походов:

    1 — Главный вход
    2 — Восточная башня
    3 — Резервуары с водой
    4 — Внутренний двор
    5 — Западные ворота
    6 — Главный вход в крепость
    7 — Ров

    Борис Шаров
    -----------------------------------------------------

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Sizif  Вадим # написал комментарий 15 июня 2016, 23:55
    Сооружение подобных замков требовало колоссальных средств, времени и больших людских ресурсов. Странно, но в очерках по их истории КАК ПРАВИЛО никогда ничего не пишут о тех, кто работал на строительстве НЕПОСРЕДСТВЕННО. Непонятно почему...
    :-(((
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 834 записи в блогах и 6050 комментариев.
    Зарегистрировалось 28 новых макспаркеров. Теперь нас 5025989.