Взятие главной крепости вермахта

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Айзен Тайчо перепечатал из артф.рф
    5 оценок, 2122 просмотра Обсудить (1)

    Успех любого наступления как показывает историческая практика закладывается в первые сутки и часы после начала операции. Когда противник застигнут врасплох самое важное это не дать ему закрепится и перейти к обороне. Прорвав линию фронта ГА "Центр" советские войска продолжали наносить свои удары.

    Немцы тоже знали непреложную истину -- кто атакует, тот побеждает. Они решили вернуть себе преимущество атакующей стороны. 10 декабря силы 4 танковой армии решили нанести удар по силам 30-й армии РККА, чтобы предотвратить потерю Клина

    Командование ГА "Центр" определило, что Клин самый важный участок их линии обороны

    Поэтому они приняли решение провести свое контрнаступление

     

    По их плану 1-й, 2-й, 5-й, 7-й тд и 36-й мтд срочно формировались четыре боевые группы, которые получили следующие задачи. Боевая группа полковника Коппа, располагавшаяся справа от Ленинградского шоссе, получила приказ защищать аэродром и держать прежнюю линию обороны.

    Боевая группа фон Витерсхайма должна была из северной части Клина атаковать на запад всеми имеющимися в распоряжении силами, взять Полуханово и отбросить советские войска на Голяди, а затем попытаться взять и этот населенный пункт.

    Боевая группа полковника Каспара, имея исходные позиции в районе Борисово — Першутино, должна была атаковать в направлении Голяди и Назарино. Боевая группа Вестховена должна была атаковать южнее на Тимонино, Полушкино и Олисово, где должна была вступить в связь с оборонявшимся там батальоном 5-й тд.

     Однако она не успела сосредоточиться и утром атаковали только первые три боевые группы . 11 декабря в 09.00 немецкое наступление начала боевая группа фон Витерсхайма, которая выступила на запад.

    Группа Каспара отложила свою атаку до 09.30, так как из-за пробок на улицах Клина не смогли вовремя прибыть артиллерийские наблюдатели. С 09.30 до 10.00 велся сильный артиллерийский обстрел с обеих сторон.

    В оккупированном Клину

    Немцы были готовы сражаться за Клин до последнего

     

    Утром занятое силами РККА Полуханово было атаковано с двух сторон и захвачено немцами. Южнее 118-й пп из группы Каспара продвинулся к 12.00 до Тимонино, вытеснил оказавшиеся на пути советские части на север и становил связь с находившимся в Назарино батальоном стрелков из 5-й тд. В 12.15 совместным действиям частей обоих немецких боевых групп (группа Каспара с юга, а группа фон Витерсхайма с востока) были захвачены Голяди .

    Фото: Горящий советский танк Т-34, подбитый в ходе боя в районе города Клин

    Т-34 подбитый в ожесточенных боях за Клин

     

    Вот отрывок из книги бывшего командира танкового полка 8-й тбр А. В. Егорова, он пишет

    «Мы продолжаем наступление. Первый танковый батальон с подразделениями 1211-го стрелкового полка и 8-го мотострелкового батальона стал пробиваться в направлении деревни Першутино, второй с пехотой 1213-го и 1215-го стрелковых полков — в направлении деревни Борисово...

    Особенно обострилась обстановка на участке 1211-го стрелкового полка, вместе с которым действовал батальон капитана Моцарского. Немецкая пехота при поддержке большой группы танков перешла в контратаку из района Борисова в направлении Голяди. 

    Наши танкисты с огромным трудом сдерживали натиск превосходящих сил врага. Моцарский трижды водил малочисленные роты в атаку. Третья атака оказалась для него последней. Танк комбата был подбит и загорелся. Капитан Леонид Михайлович Моцарский пал смертью храбрых...

    Ожесточенный бой продолжался весь день. Населенные пункты Голяди, Борисово, Першутино по нескольку раз переходили из рук в руки»

    Далее полковнику Каспару было приказано продолжить наступление в сторону Ямуги. В 14.20 командование 1-й тд констатировало, что опасность окружения предотвращена. В 15.45 была отражена атака советских частей на Клин с севера. Немцы отчитались о трех подбитых танках Т-34.

     Наступление на Ямугу было остановлено уже в темноте. Части 30-й армии отвели свои войска на линию Назарино — Голяди — Полуханово.

    Командарм 30-й Д. Лелюшенко более негативно пишет:

    "10 и 11 декабря бои приняли предельно ожесточенный характер. Враг почти непрерывно контратаковал нашу ударную группировку. Сопротивление его было настолько упорным, что населенные пункты Ново-Щапово, Спас-Коркодинидругиепо4раза переходили из рук в руки. В центре армии самоотверженно сражались воины 21-й танковой бригады Лесового, части 371-й дивизии Чернышева, 365-й дивизии Щукина и 379-й дивизии Чистова. На флангах врага громили уральцы Люхтикова и пехотинцы Виндушева, кавалеристы Иванова и Чудесова (24-я кавдивизия)."

    Картинки по запросу лелюшенко

    Командарм 30-й Д. Лелюшенко отметит, что 10-11 декабря бои приняли крайне ожесточенный характер

     

    Немцы чувствовали, что район Клина у них отбирают. Начальник Генштаба вермахта Ф. Гальдер 10 декабря запишет:

    "В районе севернее Клина обстановка становится все напряженнее. Отмечено прибытие новой дивизии противника. В районе юго-восточнее Калинина фронт кое-как восстановлен."

     

    Контрмеры РККА

    С целью быстрейшего разгрома группировки противника в районе Клина и перехвата путей ее отхода на запад командование армии распоряжением № 97 от 10 декабря создало подвижную группу в составе 82-й кавалерийской дивизии, 120-го мотострелкового полка, 107-й мотострелковой дивизии, 145-го отдельного танкового батальона и двух отдельных лыжных батальонов (2-го и 19-го).

    Они были под общим командованием полковника П. Г. Чанчибадзе. Сформированная группа имела задачу войти в прорыв на рубеже Спас-Заулок, Ямуга и выйти в район Павельцово, а в дальнейшем — Теряева-Слобода, отрезая противнику пути отхода на запад.

    Фото: Красноармейцы осматривают колонну разбитой немецкой автотехники под Клином

    Красноармейцы осматривают колонну разбитой немецкой автотехники на дороге под городом Клин.

    Немцы отступая бросали не только поврежденную, но и целую технику

     

    Лелюшенко пишет:

    "И все же части армии продвигались медленно, а 18-я кавалерийская дивизия вынуждена была оставить два населенных пункта и несколько отошло назад. 12 декабря наступление армии явно застопорилось."

    Хетагуров пишет:

    "В то же время левый фланг армии при поддержке штурмовой и бомбардировочной авиации энергично пробивался вперед южнее и юго-западнее Клина, завершая окружение клинской группировки врага.

    Огорчало, что войска 1-й ударной, которые тоже должны были принять участие в боях за Клин, несколько запаздывали с выходом сюда. Тесного и непрерывного взаимодействия с ними установить не удавалось, хотя и принимались для этого все зависящие от нас меры.

    Чем ближе мы подходили к городу, тем больше возрастало сопротивление. На подступах к нему противник имел сильные опорные пункты. Вокруг Клина были отрыты траншеи и окопы полного профиля, прикрытые минными полями и проволочными заграждениями в несколько рядов."

    Войска 1-й ударной армии, несмотря на требования командования фронта от 7 декабря об ускорении продвижения и ликвидации отставания от 30-й армии, не смогли в достаточной степени этого добиться и в последующие дни.

    9 декабря штаб фронта специальным распоряжением вынужден был снова потребовать от командования 1-й ударной армии форсирования наступления с тем, чтобы к утру 10 декабря главными силами непременно выйти на Ленинградское шоссе — на участок между Клином и Солнечногорском.

     Картинки по запросу 1 ударная кузнецов ркка

    1-я ударная армия В. Кузнецова (на фото) с трудом пробивалась через позиции немцев, что сбивало сроки дальнейшего наступления

    .

    Франц Гальдер 12 декабря запишет:

    " Обстановка у Клина пока не позволяет сделать никаких выводов, но она по-прежнему напряженная."

    Замедление наступления 1-й ударной и укрепление обороны Клина вселило в немцев новую надежду. Командующий ГА "Центр" Федор Фон Бок 12 декабря запишет:

    "Рапорты с фронта вокруг бреши на севере от Клина становятся несколько более оптимистическими."

    Войска 30-й армии продолжали вести напряженные бои за Клин, отражая частые и ожесточенные контратаки врага с запада и юга. Группа полковника Чанчибадзе, начав атаку в 15 часов  11 декабря, прорвалась на указанном ей рубеже к исходу 12 декабря, продвинулась затем на юго-запад на 15 км и овладела Некрасино, продолжая развивать успех в направлении Теряева — Слобода.

    Фото: Советская гаубица Б-4ММ ведет стрельбу под Москвой

    Советская гаубица ведет огонь

     

    Одновременно с этим из состава правофланговых дивизий армии 12 декабря был выделен отряд для наступления на поселок Ворошиловский с целью отрезать пути отхода немецкой группировки из района Завидово на Курьяново. В этом бою отли чились части 365-й стрелковой дивизии, организованно и настойчиво наступавшие на Клин с северо-запада. Командующий армией отмечал также отличные действия 8-й танковой бригады — командир бригады полковник П. А. Ротмистров Егоров) — в районе Ямуги.

    Фото: Немецкие солдаты у танка Pz.Kpfw. III на оборонительной позиции во время контрнаступления советских войск под Москвой

    Немецкие солдаты у танка Т-3 на оборонительной позиции

     

    12 декабря определил судьбу Клина. Командарм Лелюшенко пишет:

    " День 12 декабря стал решающим. На 371-ю и 365-ю стрелковые дивизии вновь перешли в контратаку более 150 танков противника с пехотой при мощной поддержке артиллерии и авиации. Но герои — уральцы и сибиряки не дрогнули, устояли. Они смело встретили врага.

    Особенно самоотверженно сражался 1233-й стрелковый полк Решетова из 371-й стрелковой Челябинской дивизии, 1215-й стрелковый и два артиллерийских полка 365-й стрелковой дивизии. Бойцы в упор расстреливали врага из орудий, противотанковых ружей, бросали под гусеницы связки гранат, а на броню — бутылки КС. Некоторые даже вскакивали на танки, открывали люки и разили вражеских танкистов гранатами, автоматным, ружейным огнем, штыком, кинжалом и саперной лопатой. В этой связи следует упомянуть таких воинов из 365-й Свердловской стрелковой дивизии, как старший политрук Русанов, старший лейтенант Зайцев и бойцы Матвеев, Раков.

    С таким же упорством вели бои 348-я и 379-я стрелковые дивизии. Фашисты несли колоссальные потери и все же продолжали контратаки, но не продвинулись ни на шаг, встречая непреодолимое сопротивление. Особенно отличились стрелковые полки 1255-й капитана А. Минина, проявившего исключительную отвагу, 1253-й майора Д. И. Жигалина из 379-й Пермской стрелковой дивизии и 1172-й майора И. П. Захарова из 348-й дивизии.

    К вечеру было разгромлено до 3 танковых и 2 мотострелковых полков противника, захвачено вражеское боевое знамя."

    1-я ударная армия, усилив темпы своего продвижения, 11–12 декабря вела упорные бои с частями 6-й танковой и 23-й пехотной дивизий, пробиваясь к Ленинградскому шоссе.

     

    Окружение клинской группировки

    Немцы намеревались превратить Клин в крепость, которую они могли бы долго удерживать. С 8 по 12 декабря они накачивали Клин боеспособными силами, которые теперь оказались под угрозой окружения.

    В Клину и в ближайшем к нему районе действовали следующие силы немцев: 14-я моторизованная и 1-я танковая дивизии, 900-я бригада СС, 36-я моторизованная дивизия, 138-й инженерный батальон и другие части – всего около 40 000 солдат боевого состава, 150 танков и до 7 дивизионов артиллерии.

    Фото: Четверо пленных немецких солдат под Москвой [2]

    Фото: Четверо пленных немецких солдат под Москвой [2]

    Пленные немцы, к 15 декабря немецкая группировка в Клину окажется в частичном окружении

     

    По плану командования Запфронта замкнуть кольцо окружения с запада должна была повторить боевая группа, в которую включили 8 и 21-ю тбр, 2-й мсп и 46-й мцп, а также 145- й отб. Командование группой было возложено на полковника П. А. Ротмистрова, а его самого на должности командира 8-й тбр должен был временно заменить А. В. Егоров.

    Егоров далее вспоминает:

     «На рассвете 13 декабря началась наша атака. По сигналу красной ракеты танки двинулись на деревню Стриглово. За танками пошли стрелковые подразделения. Хорошо вижу южную окраину Клина, окутанную черным дымом. Город горит во многих местах

    Шоссейная и железная дороги, подходящие к Клину с юга и пересекающие полосу нашего наступления, пока находятся в руках гитлеровцев. Используя их, немцы все время создают нам угрозу с флангов, цепко держатся за дорожные насыпи и выемки. И все же мы продвигаемся вперед. Капитан Гуменюк, повернув свои танки на юго-восток, пробивается к железнодорожной насыпи.

    Она стала местом ожесточенного боя. Несмотря на яростное сопротивление противника, танкисты вышли на линию железной дороги... Освободив деревню Першутино юго-западнее Клина и перехватив железную и шоссейную дороги, идущие на Высоковск, мы поставили немцев в трудное положение — путь на юго-запад им был отрезан».

    13 декабря немцы оказались в частичном окружении под Клином. Ставка ВГК требовала ликвидировать образовавшийся котел

    Директива Ставки ВГК командующему войсками Западного фронта № 005657 от 13 декабря 1941 г. о задачах 30-й и 1-й ударной армий по разгрому клинской группировки противника

    КОМАНДУЮЩЕМУ ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ тов. ЖУКОВУ 
    13 декабря 1 ч. 55 м.

    Ставка Верховного Главнокомандования приказывает поставить перед армиями Лелюшенко и Кузнецова задачи:

    1. Частью сил армий пленить противника в районе г. Клин, предложив немцам сдачу и обещав им сохранить жизнь, в противном случае истребить их до единого.

    2. Остальными силами указанных армий продолжать непрерывное выдвижение на запад для выполнения поставленных целей. 
     

    Ставка Верховного Главнокомандования 
    И. СТАЛИН 
    Б. ШАПОШНИКОВ

     Похожее изображение

    Ночью 13 декабря Иосиф Сталин потребовал от Жукова разгромить немецкую группировку в районе Клина

     

    В ту же ночь командармы 30-1 и 1-й армий Д. Д. Лелюшенко и В. И. Кузнецов получили от Г. К. Жукова следующее указание, частью дословно передававшее слова Сталина:

    «1. Частью сил армий на ваших смежных флангах 13.12 завершить полное окружение немцев в районе Клина и пленить их.

    2. Посредством самолетов, парламентеров, громкоговорителей немцам, находящимся в Клину, предложить Сдачу, обещав им сохранение жизни. В противном случае истребить их до единого.

    3. Исполнение под личную ответственность командармов».

    Требование Сталина и Жукова приходилось осуществлять в крайне тяжелых условиях. У танковых бригад и приданной им немногочисленной пехоты не хватало сил и средств для того, чтобы прочно закупорить путь отступления клинской группировке. Они могли только потрепать отступавшего врага, но не уничтожить его полностью.

    Дело в том, что командование РККА сильно ошиблось в оценке сил противника. В книге под редакцией маршала Б. М. Шапошникова, выпущенной в 1943 г., сказано, что немецкая группировка имела в своем составе около 18 тыс. человек .

    Это свидетельствует о сильной недооценке сил врага. Они занижены, по меньшей мере, в два раза. Реально их численность была сопоставима с численностью 1-й ударной армии.

    Так, даже на 21 декабря, только в 1-й танковой и 14-й моторизованной дивизиях вермахта, которые последними ушли из Клина, было соответственно 10996 и 9212 человек личного состава

     Картинки по запросу шапошников 1941

    Маршал Шапошников планируя окружение полагал, что в Клину немцы имеют около 18 тыс. солдат, но он сильно ошибался

    Только 14-я и 1-я танковая имели 20 тыс. солдат, а кроме них там были еще 34 дивизия, бригада СС и 7 дивизионов артиллерии

    Всего немцев в Клину было около 40 тысяч, но Шапошников и Сталин об этом не знали

     

    Действия 1-й ударной армии

    Успешность исполнения приказа Сталина и Жукова во многом зависело от действий частей 1-й ударной армии, а именно 29 стрелковой бригады.

    29-я стрелковая бригада, единственная из ее состава вступившая в город, находилась от Клина дальше всех остальных соединений армии. Более того, не сразу обнаружив отход врага, она даже потеряла соприкосновение с ним на несколько дней.

    Поэтому когда 30-я армия вышла на подступы к Клину, 29-я бригада не достигла даже Рогачевского шоссе. Между тем 30-я армия готовилась перехватить путь отступления противника западнее Клина, что и сделала в течение 10 декабря.

    Не хватало только второй половины «клещей», чтобы завершить окружение. Это вызвало соответствующую реакцию Г. К. Жукова:

    «Комфронта приказал: форсировать всемерно движение войск армии и к утру 10.12 главными силами непременно выйти на ЛЕНИНГРАДСКЛЕ шоссе между КЛИН и СОЛНЕЧНОГОРСК.

    Передовыми отрядами перехватить шоссе еще ночью. 29 сбр немедленно установить соприкосновение с противником, нацеливая ее в общем направлении на ДАВЫДКОВО для охвата КЛИН с юга. ДАВЫДКОВО бригадой овладеть к утру 10.12. Исполнение донести»

    Разрешив в свою пользу кризис, возникший западнее города, немцы обратились на восток, где 29-я стрелковая бригада 11 декабря вышла к немецким позициям, которые располагались на высотах, тянувшихся с севера вдоль р. Лутосня и далее на юг.

    На следующий день она намеревалась продолжить свое наступление в сторону южной окраины Клина. Для этого надо было прорвать немецкую оборону в районе Мякинино, Клинково.

    Здесь на удобной для обороны местности занял позиции 6-й стрелковый полк 7-й танковой дивизии немцев. В ночные часы здесь узнали о приказе LVI-го армейского корпуса, который предусматривал в ночь с 13 на 14 декабря отвод соединений корпуса на линию д. Борозда – высоты восточнее Клина.

    Это означало, что германской дивизии предстояло удерживать занимаемые позиции еще в течение двух дней. С утра подразделения 29-й стрелковой бригады перешли в наступление и по немецким данным даже заняли Кленково. Но затем немцы ввели в бой резервы и восстановили положение.

    Вот как действовала советская бригада:

    «2. 2-й роте 1-го батальона поставлена была задача просочиться через лес в направлении Опритово, атаковать противника в районе Опритово, опушка, что южнее Клинково. Рота действовала неумело. Бойцы были нервны, очевидно, примера выдержки не было у руководителей.

     3. Около 8.00 охватывающая рота была сама охвачена пр-ком. В результате того, что управление за выбытием командира батальона Уварова было расстроено, паника распространилась до батальона. 1 батальон отошел в беспорядке в рощу южнее Ельцово. 2-й батальон при открытом левом фланге также оставил занимаемый поселок Меленки – Соколово и отошел в Ельцово.

    4. Организуется контратака для восстановления положения»

     А между тем на этот участок фронта прибыла подвижная танковая группа Хаузера. Первые из прибывших машин смогли принять участие в заключительном этапе утреннего боя

    Затем немецкие танки встретили возобновившие наступление советские части. «2. В 13.59 12.12.41 г., связавшись с соседом справа, при договоренности в части общей атаки, бригада снова переходит в наступление с целью овладеть Соколово, Мякинино, Кленково…

    В 15.15 противник в атаке применил 6 танков на дер. Ельцово и 13 на дер. Соколово. Боевые порядки бригады и сосредоточение резервов и КП с 14.00 – 15.00 подверглись бомбардировке 5-ю самолетами. 7 5. После отхода из Меленки – Соколово 1-й б-он собран на 80% при соответствующем вооружении, 2-й б-н собирается и приводится в порядок»

    Со стороны немецкого противника бой выглядел следующим образом:

    «в 14.00 сборная танковая группа из 22 танков выступает от северной окраины Клинкова, с задачей нанести удар в низине восточнее Клинкова, затем свернуть на север и нанести удар восточнее Соколово – Меленки, уничтожать противника, находящегося перед участком 1-го батальона 6-го сп и затем наступать на восток на Ельцово. К тому же времени против Соколово выступают из Мякинино 1-я рота 6-го сп и саперный взвод 5-й (тяжелой) роты того же полка.

    В безупречном взаимодействии около 15.00 ч. посредством 1-й роты 6-го сп деревня Меленки и посредством саперного взвода 5-й роты 6-го сп деревня Соколово взяты. Идет зачистка территории от вражеских частей.

     Убегающий противник терпит при этом исключительно тяжелые кровавые потери, только на участке саперного взвода 5-й роты лежат 90 павших русских. Наши танки наносят удар до восточного края Меленки, однако, считают невозможным продвинуться дальше, поэтому запланированный удар против Ельцово остановлен. Так как стемнело, танки пришлось отвести. Основная их часть откатывается назад, 6 танков даются в качестве резерва полка 1-му батальону 7-го сп в Напругово.

    Между тем, противник снова собрался, и около 17.00 происходит сильная массированная вражеская контратака с северо-восточного направления на Меленки.

    После того, как стрелки расстреляли патроны, враг снова проникает в Меленки и Соколово, так что эти населенные пункты пришлось сдать. 1-я рота 6-го сп и саперный взвод 5-й роты отступили на передовую оборонительную линию. Враг атакует сильной разведывательной группой из Меленки на Мякинино и пытается пробить передний край обороны. Эту атаку удалось отразить на передовой оборонительной линии»

     В братской могиле в деревне Кленково числится 155 похороненных, что косвенно подтверждает сведения врага. Всего известно лишь 15 имен погибших.

    Братская могила советских воинов в д.Кленково

     

    К сожалению, такая картина довольно типична. Здесь предпринята попытка осветить обстановку на фронте 29-й стрелковой бригады, используя данные обоих противников. Это необходимо сделать потому, что в журнале боевых действий Западного фронта присутствует запись, относящаяся к исходу 11 декабря:

     «29 сбр к 14.00 11.12 одним лыжным батальоном овладела Борозда (4 клм юго-вост. Клин)» .

    Это в 7–8 км западнее Клинкова. В действительности 1-й лыжный батальон, приданный бригаде, вел в тот день бой за Борисоглебское (еще восточнее) и только утром 12 декабря вышел из него

     Из документов бригады и документов противника понятно, что попасть под Борозду могли в лучшем случае небольшие разведгруппы. По-видимому, кто-то посчитал, что за ними последуют главные силы, и поспешил доложить об успехе, который, в конечном счете, не состоялся.

    Фото: Красноармейцы с пулеметом «Максим» взбираются на вершину высоты во время боев под Москвой

    Красноармейцы с пулеметом «Максим» взбираются на вершину высоты 

     

    Однако если командующий Западным фронтом оценивал положение так, как оно описано в журнале, то к 13 декабря у него могло сложиться впечатление, что Клин практически окружен. Ведь в этот день вновь сформированная подвижная группа 30-й армии опять перерезала пути отхода немцев на запад.

    Кроме того, Г. К. Жуков уже мог получить следующее донесение командующего 1-й ударной армии:

     «1. Бои приняли ожесточенный характер.

    2. Перед фронтом армии действуют 6, 7 т.д.; 41, 23 п.д. и по показаниям пленных в районе Клин 1 т.д. и одна п.д. подтянутая из тыла.

    3. В течение дня 12.12 бой разгорелся на фронте Борисоглебское, Акатьево, Леонидово, Вертлинское.

    4. Бой распался на отдельные очаги. 29 стр. бр. дерется в районе Мякинино, Клинково, Опритово; 50 и 84 стр. бр. Борисоглебск, выс. 220.0 лыжные развед. б- ны в районе Акатьево и 44 стр. бр. западнее Леонидово. Полагаю, что смогу взять Клин не ранее вечера 13.13.41 г.»

    Пункт два этой директивы довелось выполнять 29-й стрелковой бригаде. Есть версия, что ультиматум был предъявлен уже 13 декабря.

    Но это не так. Утром 13 декабря бригада предприняла попытку продолжить наступление. В армейскую оперативную сводку №24 попало только сообщение о ее первоначальном успехе:

    «29 стр. бр. с 1 отд. лыж бат. вела бой с противником в районе Соколово, Мякинино. В 10.00 овладев этими пунктами, продолжала наступать в западном направлении, противник оказывает упорное сопротивление, особенно своими контратаками в районе Соколово»

     Но в конечном счете немцы устояли, в их сводке сказано:

    «1-му б-ну 6-го сп удается останавливать вражескую атаку перед передовой оборонительной линией… В течение первой половины дня велся вражеский артиллерийский и минометный огонь по участку 1-го б-на 6-го сп»

     После 14.00 немцы начали запланированное ранее отступление. В этом им отчасти помогла испортившаяся погода, но главным образом пассивность наших подразделений. Если бы бригада «продолжала наступать в западном 10 направлении», как это сказано в сводке, то она смогла бы заметить отход врага и создать для него более значительные затруднения. Только в вечерние часы, с запозданием обнаружив отсутствие противника, наши части смогли окончательно занять его опорные пункты

     

    Освобождение Клина

    Командующий 30-й армией, выполняя приказ командующего фронтом по окружению Клина, выслал сводный отряд из подвижной группы с задачей перехвата колонны противника, отходившего из Высоковска

    Сам Лелюшенко пишет:

    "Чтобы не выпустить неприятеля из Клина, мы создали вторую подвижную группу в составе 8, 21 и 35-й (недавно прибывшей в состав 30-й армии) танковых бригад, 2-го моторизованного и 46-го мотоциклетного полков. Ей предстояло завершить окружение неприятеля, закрыв ему пути отхода на запад. А группа развития прорыва под командованием П. Г. Чанчибадзе (107-я мотострелковая и 82-я кавалерийская дивизии), усиленная 2-м и 19-м лыжными батальонами, устремилась в тыл врага, что оказало значительное влияние на характер боя под Клином.

    Стойко и умело действовали кавалеристы в пешем и конном строю при преследовании. Особенно отличился командир пулеметного эскадрона 211-го кавалерийского полка лейтенант И. Н. Щипанов.

     В этих жарких кровопролитных боях западнее Клина пали смертью храбрых военком 211-го кавалерийского полка батальонный комиссар В. К. Малышев и начальник штаба полка капитан П. Д. Степанов. Их полк разгромил вдвое превосходящего врага."

    Войска 30-й армии настойчиво стремились завершить окружение Клина, однако перехватить шоссе Клин — Лотошино им не удалось. Подвижная группа 30-й армии, высланная для этой цели, 14 декабря вела упорные бои лишь в районе Дятлово (12 км северо-восточнее Теряевой — Слободы и 6–7 км севернее шоссе).

    Бои на подступах к Клину продолжались весь день 13 декабря и носили исключительно ожесточенный характер. Вражеский гарнизон отчаянно сопротивлялся, непрерывно переходя в ожесточенные контратаки. К исходу дня, сломив сопротивление врага, части 371-й стрелковой дивизии подошли к северо-западной окраине Клина.

    Франц Гальдер 13 декабря запишет:

    "  Обстановка в районе Клина, который все еще находится в наших руках, несколько улучшилась. 2-я танковая дивизия закрыла брешь на фронте южнее 36-й моторизованной дивизии."

    А чуть позже этим же днем Гальдер запишет:

    "Наши передовые части у Клина отведены назад, и таким образом закрыта брешь в линии фронта. Намечено отойти на рубеж Ламы."

    И тем не менее часть немецких войск осталась в Клине.

    К утру 14 декабря восточный периметр обороны Клина удерживали части 14-й мтд и 1-й тд немцев.  В этот же день сдерживаемая арьергардами врага 29-я стрелковая бригада 1-й ударной армии  во второй половине дня 14 декабря оказалась возле города:

    «29 стр. бригада с 1 олсб в 14.30 овладела кирп. и выдвинулась на юго-вост. окраину Клина вела упорный бой, отбив несколько контратак противника. В 17.00 ворвалась с боем в Клин»

    В промежутке между указанными в нашей сводке двумя временными отметками и произошло событие, давшее заглавие докладу:

     «15.00. Русский парламентер требует сдачи Клина, так как он якобы окружен. Парламентер удерживается до 19.00 ч. и эвакуируется затем через переднюю линию на восток».

    Это запись в журнале боевых действий 14-й моторизованной дивизии немцев. А вот, что сообщают источники с советской стороны. В. Кузнецов пишет:

    «Чтобы избежать ненужных потерь при атаке города, командование армии приказало командиру 29-й стрелковой бригады полковнику М. Е. Ерохину направить к коменданту Клина парламентеров с предложением сдать город без боя.

    Парламентер – лейтенант 29-й стрелковой бригады в сопровождении двух сержантов был принят комендантом. Последний ответил на предложение о сдаче отказом в письме на имя командира бригады»

    Текст ультиматума составил член Военного совета 1-й ударной армии полковой комиссар Я. С. Колесов . По другой версии этим занимался лично командир бригады полковник М. Е. Ерохин, которому помогал переводчик Колин — учитель немецкого языка из г. Горький.

    Но немцы ультиматум не приняли, решив прорываться, поскольку котел так и не был создан полностью.

    После 8 дней ожесточенных боев Адольф Гитлер под угрозой полного окружения прикажет вывести войска из Клина

     

    В 06.00 ч. немецкие части получили приказ N 32, который определял порядок отступления из Клина и выход в район западнее Некрасино. Отрыв от наседавших советских частей предусматривался 15 декабря в тесной связи с 14-й мтд. Транспортные средства, кроме тяжелого оружия, должны отправиться уже в течение 14 декабря в Третьяково.

     Планировалось использовать не только дорогу Клин — Некрасино, но и северный маршрут через Голяди. Для этого была спланирована операция по очистке этого пути силами батальона бронетранспортеров Крига и танкового батальона Грампе. Затем они должны были прикрывать из Голядей отход пеших частей боевой группы ф. Витерсхайма.

    Отступление пеших частей боевой группы фон Витерсхайма, находившихся в северной части Клина, прикрывал арьергард, который образовывала 2-я рота 37- го саперного батальон и 1-я рота 1-го мцб. Отход обеспечивали бронетранспортеры батальон Крига (113-го сп 1-й тд) и танки под командованием оберстлейтенанта Грампе (1-й батальон 1-го тп).

    Они проводили для этого короткие контратаки из Голядей в северном направлении, оттесняя в лес пехоту 365-й сд. Маневр обеспечивал также 1-й батальон 118-го пп 36-й мтд немцев, находившийся в Полуханово. Он покинул этот населенный пункт, как только подразделения группы фон Витерсхайма, пройдя Полуханово, прибыли в Голяди, и двинулся в том же направлении.

    Чтобы усилить действия советских дивизий, нужны были дополнительные силы, однако свободных войск в распоряжении командующего 30-й армией уже не было. Соседняя слева 1-я ударная армия к этому времени только подходила к городу с юга, овладев Сохино и Акулово, а частью сил наступала в направлении на Высоковск, стремясь выйти из района Клина на пути отхода противника. Несмотря на исключительно сильное противодействие гитлеровских войск, кольцо окружения города продолжало в целом замыкаться.

     Войска 30-й армии (371-я и 365-я стрелковые дивизии,  3-я и 21-я танковые бригады) охватили Клин с севера и северо-запада; с востока подходила к городу группа генерала Иванова (348-я стрелковая, 18-я и 24-я кавалерийские дивизии).

    В 22 часа 14 декабря на юго-восточной окраине Клина завязали бои части 24-й кавалерийской дивизии. Вели тяжелые бои части 8 тбр. А. Егоров вспоминает:

     «Раннее утро 14 декабря. Бригада в составе подвижной группы армии продолжает наступление в направлении Клина. Немцы стремятся любой ценой не дать нам замкнуть кольцо окружения. К участку прорыва они перебросили танки и артиллерию и в течение дня пять раз"

    Немецким экипажам 1-й танковой дивизии, оставшимся без машин, пришлось сражаться в качестве пехоты, вооружившись гранатами.

    ..........................................................

    Наконец (в 2 часа 15 декабря), сломив ожесточенное сопротивление вражеских войск на окраинах, соединения 30-й армии с северо-востока и правофланговые части 1-й ударной армии с юго-востока ворвались в центр Клина и после упорнейших уличных боев завершили его полное освобождение.

    Фото: Битва за Москву. Советские войска на марше проходят через освобожденный город Клин

    Советские войска вступают в освобожденный Клин

     

    В этих боях особенно отличились части 371-й стрелковой дивизии (1263-й стрелковый полк первым ворвался в город на плечах противника).

    Противник в борьбе за город понес огромные потери в людях и боевой технике. И только небольшим остаткам войск клинского гарнизона врага удалось прорваться на запад в направлении Высоковска.

    16 декабря Клин снова стал Советским.

    Нанеся группировке немецких войск, состоявшей из трех танковых (1, 6 и 7 тд), одной моторизованной (14-й) и части сил 255-й пехотной дивизий, поражение в районе Клина, 30-я и 1-я ударная армии закрепили свое положение на рубеже Ленинградского шоссе и обеспечили своим войскам, наступавшим южнее города, возможность более успешного продвижения на запад и юго-запад.

     Фото: Красноармейцы осматривают разбитую немецкую ЗСУ Sd.Kfz. 10/4 в освобожденном Клину

    Красноармейцы осматривают разбитую в результате боя немецкую зенитную самоходную установку на Советской площади освобожденного Клина.

    Разрушенный дом музей П.И. Чайковского, превращенный немцами в авто-мастерскую

    Фото: Советские дети на брошенной немецкой повозке со стволом 210-мм мортиры под Москвой

    Советские дети на брошенной повозке со стволом 210-мм тяжелой мортиры образца 1918 года

     

    19 декабря в Клин прибыла дипломатическая миссия во главе с министром иностранных дел Великобритании Э. Иденом, послом Советского Союза в Великобритании И.М. Майским, а также более двадцати иностранных корреспондентов.

    Для всего мира увиденное стало демонстрацией сущности нацизма: варварства и жестокости не только к людям, но и к культурному наследию. 

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 704 записи в блогах и 5931 комментарий.
    Зарегистрировалось 70 новых макспаркеров. Теперь нас 5028511.