Жалоба июнь 2020

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Марк Геллерштейн написал
    2 оценок, 226 просмотров Обсудить (5)

                                                     В Белгородский областной суд

                                                     Белгород, Гражданский пр-т д. 49

                                         Через Октябрьский районный суд г. Белгорода      

                                                    Белгород, ул. Сумская д. 76 а

                                        

                                                    Геллерштейн Марк Исаакович – заявитель

                                          г. Белгород

                                          Заинтересованное лицо – Октябрьский районный суд                

                                           г. Белгорода в лице судьи Е.А. Колмыковой

                                          Белгород, ул. Сумская д. 76 а

     

    Дело № М-2037/2020

     

    В СИЛУ умышленного СОКРЫТИЯ Октябрьским районным судом г. Белгорода в 2020 году ранее поданных частных жалоб и отказа в их передаче в суд вышестоящей инстанции настоящая частная жалоба подается в копии и в Белгородский областной суд

     

    1.          Согласно части 3 ст. 56 Конституции РФ право на судебную защиту не подлежит ограничению.

    1.1       «Каким судом судите, таким и сами будете судимы. Какой мерой мерите, такой и вам будет отмерено».  От Матфея 7 глава.

    1.2       «Когда "судья" действует в обход закона, то он ВСЕГДА злоупотребляет правом (ст. 17 Конвенции, ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, ч. 4 ст. 1, ч. 1 ст. 10 ГК РФ), осуществляет Произвол (ст. 294 УК РФ) и этим создает неразрешимый конфликт интересов (ч. 2 ст. 3 Закона "О статусе судей в РФ")» Р.Р. Усманов извлечение из диссертации.

    <pre>1.3         КС РФ от 02.03.2006 N 22-O (определения КС РФ являются решениями КС РФ, т.е. законами прямого действия):   «суд   в   случае,   когда   он… по своему процессуальному статусу является стороной в судебном споре, не должен выступать по нему в качестве органа правосудия. </pre> <pre>Иное противоречило бы требованиям Конституции РФ и нормам международного права,   согласно которым правосудие должно осуществляться независимым и беспристрастным судом,   и означало бы, что одна из сторон судебного  спора, подлежащего разрешению в соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ на основе принципов состязательности   и   равноправия   сторон, осуществляет властные   полномочия,   направленные   на   развитие процессуальных отношений, </pre> <pre>в то время как другая сторона ими не обладает».</pre>

    1.4         Так как Октябрьский районный суд г. Белгорода умышлено не допускает меня к правосудию, то при фиксации самим судом действий этого суда в обход закона Октябрьский районный суд г. Белгорода становится лицом, против действий которого в обход закона и направлена настоящая частная жалоба.

    1.5         В этом случае согласно закону прямого действия от 02.03.2006 N 22-O КС РФ Октябрьский районный суд, отказывая в принятии заявления или оставляя его без движения становится стороной в споре, то есть исковое заявление должно быть передано для принятия в другой суд в чем мне отказано категорически.    

    2.                                                            ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

    2.1             Отказ в правосудии и недопуск к правосудию, умышленные действия судьи с признаками преступлений по ст. 294 УК РФ – саботаж правосудия судьей – достоверная и доказанная диффамация не является ложным доносом
    на определение судьи, а не суда от 21. 05. 2020 г. М- 2037/2020 «отказать в принятии…» 2.2            Данная частная жалоба является процессуальным документом, подсудность которого (суд общей юрисдикции) определена ст. 47 Конституции РФ и составлена и направлена в суд в полном соответствии с требованиями федерального закона ГПК РФ. 2.3          Экспертиза этой частной жалобы на предмет соответствия ее содержания нормам русского языка, отсутствию в ней нецензурных либо оскорбительных выражений, угроз жизни здоровью и имуществу должностных лиц, не желающих исполнять и исполнить федеральный закон № 59 – ФЗ, а также членов их семей (ст.11 закона № 59-ФЗ) проведена должным образом. Любые попытки судебной власти, в том числе и Октябрьского районного суда г. Белгорода в лице судьи Е.А. Колмыковой утверждать иное не основаны на законе и произведены в обход закона (см. ПП ВС РФ № 25 от 23. 06.2015 г. «О применении…»).

    3.         О невозможности идентифицировать предмет частной жалобы в силу создания Октябрьским районным судом г. Белгорода невозможности идентификации предмета искового заявления, послужившего   основой отказного определения М- 2037/2020 и отсутствия в отказном определении М- 2037/2020 входящего номера искового заявления             3.1 Текст отказного определения М -2037/2020 типовой и стандартный, не содержит привязки к какому-либо исковому заявлению М.И. Геллерштенйна в принципе.                                                       3.2       Октябрьский районный суд г. Белгорода в лице федерального судьи Е.А. Колмыковой, не в полной мере владея результатами судебной практики по искам за неисполнение судами процессуальных заявлений, отказал без всяких на то оснований в приеме пяти исковых заявлений от автора частной жалобы, ссылаясь при этом на выдержки из ГПК РФ. Сам суд, при этом, умышленно не исполнил ГПК РФ, то есть применил де-факто известное выражение: «Quod licet Iovi, non licet bovi. Quod licet Iovi (Jovi), non licet bovi», непонимаяприэтом:  who is who.                                  

    4.                                                        Обстоятельства              

    4.1           15 мая 2020 года в Октябрьский районный суд г. Белгорода истцом М.И. Геллерштейном направлено пять исковых заявлений «О компенсации…» с номерами, оканчивающимися на 100,101,102,103,104, а 16 мая - номер 105

    4.2           22.05. 2020 г. (исходя из предыдущего опыта безуспешных попыток взаимоотношений с Октябрьским районным судом г. Белгорода (из 129 поданных исковых заявлений все 129 не приняты судом)) одно из этих заявлений (установить, какое конкретно не удалость из-за размытости и безграмотности судебных формулировок) возвращено без весомых оснований.

    4.3            Судебная власть Белгородской области совершает аналогичные деяния в обход федерального закона (см. ПП ВС РФ № 25 от 23. 06. 2015 г) систематически и этим систематически создает конфликты интересов, поэтому ОНА (из 135 поданных исковых заявлений 135 уже не приняты судом) и должна мне выплатить указанную компенсацию (п. 3 ст. 2 Пакта, ст. 13 Конвенции, ст. 53 Конституции РФ, абзац 3 ч. 1 ст. 27 Закона «О прокуратуре РФ») за каждый эпизод. Для того, что бы узнать, кто из судей Октябрьского районного суда г. Белгорода совершил преступные деяния по недопуску меня к правосудию достаточно обратиться к данным сайта Октябрьского районного суда г. Белгорода https://oktiabrskyblg.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=r&delo_id=1540005&case_​type=0&new=0&G1_PARTS__NAMESS=%C3%E5%EB%EB%E5%F0%F8%F2%E5%E9%ED&g1_case__CASE_NUMBERSS=&g1_case__​JUDICIAL_UIDSS=&delo_table=g1_case&g1_case__ENTRY_DATE1D=&g1_case__ENTRY_DATE2D=&G1_CASE__JUDGE=&g1_​case__RESULT_DATE1D=&g1_case__RESULT_DATE2D=&G1_CASE__RESULT=&G1_CASE__BUILDING_ID=&G1_CASE__COURT_​STRUCT=&G1_EVENT__EVENT_NAME=&G1_EVENT__EVENT_DATEDD=&G1_PARTS__PARTS_TYPE=&G1_PARTS__INN_STRSS=&G1_​PARTS__KPP_STRSS=&G1_PARTS__OGRN_STRSS=&G1_PARTS__OGRNIP_STRSS=&G1_RKN_ACCESS_RESTRICTION__RKN_​REASON=&g1_rkn_access_restriction__RKN_RESTRICT_URLSS=&G1_DOCUMENT__PUBL_DATE1D=&G1_DOCUMENT__PUBL_​DATE2D=&G1_CASE__VALIDITY_DATE1D=&G1_CASE__VALIDITY_DATE2D=&Submit=%CD%E0%E9%F2%E8. В этот перечень входят практически все судьи Октябрьского районного суда

    4.4              Ключевым в рассматриваемых правоотношениях является утверждение суда на право проведения любых судебных действий именно в обход закона (см. ПП ВС РФ № 25 от 23. 06. 2015 г. «О применении…»).

    4.5                И поэтому вновь напоминаем, что «Однако, важно подчеркнуть, что статья 8 не может быть основанием для того, чтобы жаловаться на потерю репутации, которая является предсказуемым следствием собственных действий, таких как, например, при совершении уголовного преступления (…). В Гиллберге (…) Большая палата не ограничивала это правило ущербом для репутации и расширила его для более широкого принципа, согласно которому любые личные, социальные, психологические и экономические страдания могут быть предсказуемыми последствиями совершения уголовного преступления и поэтому на них нельзя опираться при выдвижении жалобы на то, что уголовное осуждение само по себе является вмешательством в право на уважение «частной жизни» (…). Этот расширенный принцип должен охватывать не только уголовные преступления, но и другие проступки, влекущие за собой меру юридической ответственности с предсказуемыми негативными последствиями для «частной жизни» (§ 98 Постановления от 25.09.18 г. по делу «Denisov v. Ukraine»). Также «… Конвенция не может толковаться как требующая от отдельных лиц терпимого отношения в контексте их прав по статье 8 Конвенции к публичным обвинениям в преступных деяниях со стороны государственных должностных лиц, которые, как ожидается, будут располагать проверенной информацией в отношении этих обвинений подтверждающими фактами (…)» (§ 62 Постановления от 20.09.18 г. по делу «Jishkariani v. Georgia»). «Уместность принятых мер следует оценивать по оперативности их осуществления …; использование санкций не должно исключаться в случае незаконного поведения … (…) (§ 37 Постановления от 24.07.18 г. по делу «Vyshnyakovv. Ukraine»). … в то время, как статья не содержит явственных процессуальных требований, процесс принятия решений, связанных с мерами вмешательства, должен быть справедливым и допускать соблюдение интересов, защищённых статьёй 8 (…)… » (§ 53 там же). Мало того, необходимо «… удостовериться в том, что национальные суды при принятии такого решения провели углубленное изучение всей … ситуации и целого ряда соответствующих факторов и провели сбалансированную и разумную оценку соответствующих интересов каждого лица … (…). Неспособность провести достаточно тщательный анализ будет равносильна нарушению статьи 8… » (§ 106 Постановления от 23.10.18 г. по делу «Petrov and X v. Russia»).

    4.6            Октябрьский районный суд г. Белгорода в лице судьи Е.А. Колмыковой еще раз доказал, что в организации, действующей под видом Октябрьского районного суда г. Белгорода умышленно отменены подлежащие применению нормы права и судьи этой организации (см ссылку на сайт суда) наделены правом на безнаказанную преступную деятельность по недопуску М. Геллерштейна к правосудию любым способом, хоть и в обход закона.

     

    5.                    Ничем не обоснованное ограничение прав заявителя – мнение ЕСПЧ об этом.   Требования, подлежащие применению судами Белгородской области в т.ч. и

     

    5.1                   Эшингдейн против Соединенного Королевства (Ashingdane v the United Kingdom), решение от 28 мая 1985 года 
    «57. . Тем не менее, применяемые ограничения не должны ограничивать или сокращать доступ, оставленный лицам, ищущим правосудия, таким образом, или до такой степени, которая затрагивает существенное содержание этого права. Более того, ограничение будет несовместимым с пунктом 1 статьи 6, если оно не преследует предусмотренной цели и если не соблюдается обоснованный баланс между применяемыми средствами и поставленной целью».  

    5.2                    Девлин против Соединенного Королевства (Devlin v the United Kingdom), 
    решение от 30 октября 2001 года 
    «29. Суд напоминает, что в пункте 1 статьи 6 закреплено «право на суд», одним из аспектов которого является право на доступ, т.е. право возбуждать разбирательство в суде по гражданским делам. Однако это право не является абсолютным. Оно может быть объектом законных ограничений, таких как установленный законом срок исковой давности, обеспечение приказов о покрытии расходов, постановления, относящиеся к положению несовершеннолетних и лиц с психическими заболеваниями. Если для какого- либо лица доступ ограничивается, либо в силу действующего права, либо фактически, Суд рассмотрит вопрос о том, нанесло ли примененное ограничение существенный ущерб содержанию прав и, в частности, преследовало ли оно предусмотренную законном цель и соблюдался ли обоснованный баланс между применяемыми средствами и поставленной целью».                                                       

    5.3                        Элиазер против Нидерландов (Elazer v the Netherlands), решение от 16 октября 2001 года 
    «30. ... право на суд, гарантируемое статьей 6 Конвенции, одним из аспектов которого является право на доступ, не абсолютно. Оно может быть объектом ограничений, в частности, относящихся к условиям приемлемости апелляционной жалобы. Однако эти ограничения не должны ограничивать осуществление права, таким образом, или до такой степени, которая наносила бы ущерб существенному содержанию этого права. Они должны преследовать предусмотренную законом цель и должны сохранять обоснованный баланс между применяемыми средствами и поставленной целью. Кроме того, совместимость ограничений, применяемых во внутригосударственном праве, с правом на доступ к правосудию, гарантированным в статье 6 Конвенции, будет зависеть от конкретных особенностей судопроизводства по делу, при этом следует учитывать все стадии судопроизводства в национальной правовой системе в целом, а также те функции, которые выполняет кассационный суд, в котором требования приемлемости должны быть строже, чем в обычном апелляционном суде».  
    Фогарти против Соединенного Королевства (Fogarty v. the United Kingdom), 
    решение от 21 ноября 2001 года 

    5.4                    «32. В деле Голдер против Соединенного Королевства Суд определил, что процессуальные гарантии, закрепленные в статье 6 и относящиеся к справедливости, публичности и незамедлительности судебного разбирательства, были бы бессмысленными в отсутствие какой бы то ни было защиты предварительного условия для использования этих гарантий - а именно, доступа к суду. Суд установил, что это является неотъемлемым аспектом гарантий, закрепленных в статье 6, ссылаясь на принципы верховенства права и отказа от дискреционных полномочий, которые лежат в основе большинства, положений Конвенции. Таким образом, пункт 1 статьи 6 обеспечивает для каждого человека право предъявить в суд любое правопритязание, связанное с его гражданскими правами и обязанностями.однако право на доступ к суду не является абсолютным, оно может быть объектом ограничений; ограничения допускаются косвенно, так как право на доступ по самой своей природе нуждается в регулировании со стороны государства. В этом отношении Договаривающимся Государствам предоставляется некоторая свобода усмотрения в определенных допустимых
    границах, хотя окончательное решение о соблюдении требований Конвенции принимает Суд. Применяемые ограничения не должны ограничивать или сокращать доступ таким образом, или до такой степени, которая умаляла бы существенное содержание этого права. Более того, ограничение будет несовместимым с пунктом 1 статьи 6, если оно не преследует предусмотренную законом цель и если не соблюдается обоснованный баланс между применяемыми средствами и поставленной целью. Сначала Суд должен рассмотреть вопрос о том, преследует ли ограничение предусмотренную законом цель. В этом отношении он отмечает, что иммунитет суверена является понятием международного права, вытекающим из принципа par in parem non habet imperium [равный над равным не имеет власти], согласно которому суверенное государство не должно быть объектом юрисдикции другого суверенного государства. Суд считает, что предоставление Государству иммунитета суверена в гражданских делах преследует законную цель соблюдения норм международного права для проявления учтивости и содействия установлению хороших отношений между государствами через уважение суверенитета другого государства. Затем Суд должен оценить, было ли ограничение пропорционально поставленной цели. Он напоминает, что Конвенцию следует толковать в свете правил, определенных в Венской конвенции от 23 мая 1969 года о праве международных договоров, и что в пункте 3 (с) статьи 31 Венской конвенции отмечается, что следует учитывать «все соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между сторонами». Конвенцию, включая статью 6, нельзя интерпретировать в вакууме. Суд должен помнить об особом характере Конвенции как договора о защите прав человека, он также должен учитывать соответствующие нормы международного права. Насколько это возможно, Конвенцию следует толковать в соответствии с другими нормами международного права, частью которых она является, включая нормы, относящиеся к обеспечению иммунитета государства…».

    6.                        Судебная практика РФ, явно противоречащая голословным выводам судьи Е.А. Колмыковой                                                                                                               6.1           Цитата из определения судьи Е.А. Колмыковой (дословная копия определения судьи Е.А. Орловой): «Указание в качестве ответчика Минфина РФ не имеет в данном случае определяющего значения, поскольку данный иск не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, а подлежит рассмотрению в ином порядке, поскольку никакие действия (бездействия) судей, судебных органов и органов судейского сообщества, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, не могут быть предметом самостоятельного судебного разбирательства в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в противном случае это означало бы нарушение принципа независимости судей, их неприкосновенности и подчинения только закону.

    Таким образом, судья приходит к выводу об отказе в принятии иска, поскольку его требования не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке путем обжалования судебного постановления в предусмотренном законом порядке (апелляционном, кассационном, надзорном) и сроки».

                   Указанная цитата говорит о специфичном для судьи Е.А. Колмыковой понимании закона, как попытки судьи выдать желаемое ею в обход закона за требования закона.

    6.2                                                Это утверждение судьи Е.А. Колмыковой вынесено в обход федерального закона (см. ПП ВС РФ № 25 от 23. 06. 2015 г. «О применении…», что подтверждено:

    6.3                                                          Определение Верховного суда   РФ № 31-Г09-14   от 21 июля 2009:

    « Проверив материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит обжалуемое определение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

    Разрешая вопрос о принятии искового заявления Ивукова Д.А., судья Верховного суда Чувашской Республики исходил из того, что истцом фактически заявлены требования о возмещении вреда, связанного с исполнением мировым судьей судебного участка № 3 Московского района г. Чебоксары своих должностных обязанностей, а так как в настоящее время в законодательном порядке вопрос об основаниях и порядке возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи) не урегулирован, также не определены подведомственность и подсудность дел применительно к случаям, когда вина судьи установлена не приговором, а иным судебным решением, руководствуясь ч. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ, ст. 16 Закона Российской Федерации от 26 июня1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» и ст. 1070 ГК РФ отказал Ивукову Д.А. в принятии его искового заявления.

    Вместе с тем, судья не принял во внимание, что иск предъявлен не к судье или к суду, а к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Чувашской Республике, в связи с чем ему следовало на основании ч. 1 ст. 26 ГПК РФ решить вопрос о подсудности Верховному суду Чувашской Республики заявленных Ивуковым Д.А. требований.

     

    С учетом изложенного обжалуемое определение судьи нельзя признать правильным, поэтому оно подлежит отмене с передачей вопроса на новое рассмотрение в суд первой инстанции.»

    Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ и его опубликованной практике,   они, разъяснения Верховного Суда РФ, по мнению властей РФ, являются частью национального закона (см. Ismayilov v. Russia, no. 30352/03, § 27, 6 November 2008)

    6.4                   Апелляционное определение Волгоградского областного суда по делу № 33 -1376/2014 от 29.01.2014

       УСТАНОВИЛА:

    фио, действующий в интересах <.......> фио, обратился в суд с иском к Управлению Федерального казначейства по Волгоградской области о взыскании компенсации морального вреда, выраженного в дискриминации и умышленном затруднении доступа к правосудию.

    Определением судьи Центрального районного суда города Волгограда от 18 ноября 2013 года фио, действующему в интересах <.......> фио, было отказано в принятии искового заявления к Управлению Федерального казначейства по Волгоградской области о взыскании компенсации морального вреда, выраженного в дискриминации и умышленном затруднении доступа к правосудию.

    Не согласившись с вынесенным определением, фио подал частную жалобу, в которой он оспаривает законность и обоснованность судебного постановления, просит его отменить.

                                                                             .....

         Отказывая в принятии искового заявления на основании ст.134 ГПК РФ, судья указал, что по смыслу ст.16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и ст.1070 ГК РФ, иск к судье может быть заявлен только в случае, если вина установлена вступившим в законную силу приговором суда. фио фактически оспариваются действия суда при осуществлении правосудия. Предусмотренные законом условия для возмещения вреда отсутствуют, в связи с чем в принятии искового заявления должно быть отказано.

    Однако с данным выводом судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

    Действительно, в настоящее время законодательно не урегулирован вопрос об основаниях и порядке возмещения вреда, причиненного действиями (бездействием) суда (судьи), не определены подведомственность и подсудность дел применительно к случаям, когда вина судьи не установлена приговором.

    Вместе с тем, судья не принял во внимание, что иск фио предъявлен не к судье или суду, а к Управлению Федерального казначейства по Волгоградской области, в связи с чем не имелось оснований для отказа в принятии искового заявления по приведенным в обжалуемом определении основаниям.

    Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 2009 года № 31-Г09-14.

    При таких обстоятельствах, определение нельзя признать правильным, поэтому оно подлежит отмене, а исковое заявление – направлению в суд для решения вопроса о принятии его к производству.

     

    6.5                          Определение Конституционного Суда № 278-О-П от 05.03.09 г.

     

    2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), при этом государство обеспечивает потерпевшим от злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

    Исходя из этих конституционных положений Гражданский кодекс Российской Федерации закрепляет правило возмещения государством вреда, причиненного при осуществлении правосудия, согласно которому такой вред возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (пункт 2 статьи 1070). В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 25 января 2001 года N 1-П, данное положение Гражданского кодекса Российской Федерации, как предусматривающее возмещение государством вреда, причиненного при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных судебных актов, разрешающих спор по существу, не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, - если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

    Как следует из материалов, представленных в Конституционный Суд Российской Федерации С.И. Ивентьевым, отказывая ему в принятии искового заявления со ссылкой на пункт 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации, суды исходили из того, что до настоящего времени не выполнено предписание Конституционного Суда Российской Федерации, содержащееся в пункте 3 резолютивной части Постановления от 25 января 2001 года N 1-П, согласно которому Федеральному Собранию надлежит урегулировать в законодательном порядке основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), а также определить подведомственность и подсудность таких дел применительно к случаям, когда вина судьи установлена не приговором, а в ином судебном порядке.

    Между тем данное обстоятельство не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления, поскольку не означает, что до установления соответствующих специальных законодательных норм не могут применяться ОБЩИЕ правила об основаниях и порядке возмещения государством вреда, как и о подведомственности и подсудности дел, возникающих из гражданских правоотношений. Иное истолкование указания Конституционного Суда Российской Федерации приводило бы к отказу гражданам в доступе к правосудию и компенсации государством причиненного ущерба (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2004 года N 210-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.С. Черничкина на нарушение его конституционных прав Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 года N 1-П).

    Пункт 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации предусматривает, что судья может отказать в принятии заявления в случае, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Между тем в силу статьи 22 ГПК Российской Федерации дела о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), относятся к подведомственности судов общей юрисдикции, поскольку в порядке гражданского судопроизводства они рассматривают возникающие из гражданских правоотношений дела О ЗАЩИТЕ нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов с соблюдением правил подсудности, предусмотренных статьями 23 - 32 данного Кодекса, - при том что никакого иного судебного порядка рассмотрения и разрешения данной категории дел действующее законодательство не предусматривает.

    Данный вывод вытекает и из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно выраженной им в своих решениях, по смыслу которой отсутствие общих или специальных правил, установленных процессуальным законом для рассмотрения каких-либо конкретных дел, само по себе не может являться основанием для отказа в защите нарушенных прав, поскольку в таких случаях должны непосредственно применяться нормы Конституции Российской Федерации (определения от 22 мая 1997 года N 75-О, от 21 марта 2002 года N 42-О, от 27 мая 2004 года N 210-О, Постановление от 14 июля 2005 года N 9-П), тем более что право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), непосредственно подтверждено Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 года N 1-П. Соответственно, судами должны приниматься все надлежащие меры к реализации данного решения Конституционного Суда Российской Федерации.

    Таким образом, положение пункта 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации об отказе в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, - по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм действующего гражданского процессуального законодательства и с учетом правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года, в Определении от 27 мая 2004 года N 210-О и настоящем Определении - не предполагает отказ судьи в принятии искового заявления о возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в случаях, когда спор не разрешается по существу вследствие незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением. Иное истолкование данного законоположения приводило бы к отказу гражданам в доступе к правосудию и компенсации государством причиненного ущерба и тем самым - к нарушению прав, гарантированных статьями 46, 52 и 53 Конституции Российской Федерации.

     

    7.                    Прошу суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. 328 ГПК РФ

    «…2) отменить решение суда первой инстанции по делу м-2037/2020 от 20.05. 2020 г. полностью и принять по делу новое решение».

                 В силу того, что заявление судом не принято, то участников дела нет, и изготовление копий частной жалобы для участников дела нецелесообразно и законом не предусмотрено.

                

                 При составлении настоящей жалобы использованы материалы, любезно предоставленные председателем международного общественного движения «Общественный контроль правопорядка» И.А. Ивановой и координатором по общению с ЕСПЧ международного общественного движения «Общественный контроль правопорядка» Р.Р. Усмановым.

                

     

               15.06. 2020 г.                 подписано УКЭП         М. Геллерштейн

     

    Суд:

    Октябрьский районный суд г. Белгорода (Белгородская область)

    Дата и время отправки:

    15.06.2020 15:47:53

    Номер:

    31RS0016-231-20-0000049

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 5 комментариев , вы можете свернуть их
    Марк Геллерштейн # написал комментарий 30 июля 2020, 18:55
    Июньская жалоба копия майской, так как определение дословная копия первоначального определения суд не утруждает себя написанием новых
    Татьяна Зенкина # ответила на комментарий Марк Геллерштейн 30 июля 2020, 20:03
    они по ходу даже в руки не берут
    татьяна петрова # написала комментарий 30 июля 2020, 21:43
    А опред. вынесенное о 5000р. штрафе можно выложить ???

    Нам же надо учится на ошибках других....
    Марк Геллерштейн # ответил на комментарий татьяна петрова 31 июля 2020, 02:23
    Ошибок то нет - это беспредел....
    Флюра Чегодаева # ответила на комментарий Марк Геллерштейн 1 августа 2020, 15:47
    Марк, Татьяна права, нам и нужно тыкать носом в такой беспредел, чтобы совместно выработать единую кнецепцию противостояния такому беспределу. Нужно видеть чем такие судьи руководствуются и на чем основывают свои хотелки штрафов, чтобы аргументированно общими усилиями ловить таких беспредельщиков и чем больше мы будем направлять наше несогласие с подобным обходом законов в ВС и ВККС, то капля за каплей, а можно практически в одно время отправить сотни таких капель, подписанные не в одиночку, а сообществом общественников, то может быть и гранит сможем подточить. Но в одиночку это не осилить. Поэтому нужно видеть само постановление о штрафе. Я так думаю! - как говорил Фрунзек Мкртчан.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 479 записей в блогах и 5269 комментариев.
    Зарегистрировалось 43 новых макспаркеров. Теперь нас 5029569.
    X