Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Александр Шевелев написал
    1 оценок, 618 просмотров Обсудить (0)
    1984 год. Переход "Неделина" из Кронштадта в Петропавловск-Камчатский вокруг мыса Доброй Надежды. В точности повторяем путь 2-й Тихоокеанской эскадры Рожественского в 1904 году (тоже юбилей). После датских проливов переходом руководит штаб Северного флота. Мы для них "неродные", с ТОФа, поэтому наши попытки получить дополнительные бонусы в виде захода в иностранный порт или попутно выполнить боевую задачу (разница в валютном довольствии) встречают активное противодействие. Тем не менее, и то и другое нам удается. Повод для захода в Гвинею случился нерадостный. Где-то в районе экватора "съехала крыша" у командира экипажа вертолета, капитана. Начала этого процесса сам не наблюдал. 2/3 офицерского состава экипажа были выпускниками 1982-83 гг., это был их первый поход, и ходовую вахту стояли в основном ветераны ТОГЭ - каплеи и кап-три, человек 6. Вахта-сон занимали значительную часть суток, и многие детали быта прошли мимо. Но, судя по рассказам, там все было серьезно. Командир корабля (Волков) приказал поместить летуна в изолятор медблока и стал запрашивать "добро" куда-нибудь зайти и сдать больного в советское посольство.
    Летун вел себя адекватно диагнозу. Кроме своего штурмана никого к себе не подпускал и при попытке переселить себя из каюты в изолятор, разбил стаканом (граненным) голову начальнику медслужбы капитану Коле Коробкову, который и занял койку в медблоке. Летчика было приказано изолировать в его каюте, выставив туда офицерский пост. Ясное дело, что "лишних" офицеров всегда можно найти в дивизионе вычислительной техники (личного состава у них нет и на допуск к ходовой вахте, иженер'А, не сдали!). Вахту поставили и стали думать, что делать дальше (у нас еще оставался один доктор, ст. л-т Никитин, а третий, врач - стоматолог не в счет). Дело осложнялось тем, что летун оказался убежденным "травником" (было такое поветрие в середине 80-х) и никаких лекарств не принимал принципиально даже в здравом уме. В нынешнем состоянии дать ему снотворное (на чем настаивала медицина), а тем более уколоть, было и вовсе нереально - доктор-то последний - мало ли что. Пытливый флотский ум сослуживцев подбросил доктору Никитину идею замешать снотворное на шиле (мол, выпить-то не откажется, летчик все-таки!), с коей идеей доктор радостно побежал к командиру. Волков с сожалением посмотрел на бутылку молокообразной субстанции, которая получилась у неопытного в "шильном" деле Никитина, и велел доктору не заниматься херней.
    Сменяюсь с вахты в 03 часа. Волков:
    -Карпов, там у психа Ваши офицеры вахту несут? После смены проверьте, как там дела.
    -Есть.
    По графику до 04 на посту должен быть л-т Сережа Лынов - самый молодой в дивизионе, ВВМУРЭ, мастер спорта по боксу и увлекающаяся личность. Коридор правого борта, где у каюты вертолетчиков должна маячить его одинокая фигура, длинный и пустой. Так. Кажется, здоровый послевахтенный сон накрылся. Или ищи подчиненного, или становись на пост сам, пока не убьют и ли не сменят. Ну, Серега, сучий потрох! Подхожу к каюте летуна, слышу вполне узнаваемые звуки. Открыто, захожу.
    Картина: Серега Лынов, Витя Горбатов (тоже мой, тоже ВВМУРЭ, на год старше Лынова, когда поддаст, похож на поддатого Боярского) за столом, бутылка шила (еще чуть-чуть осталось), два стакана.
    Бедный псих в уголке на койке, взгляд затравленный.
    Горбатов:
    - Саня, все в нормально, налаживаем контакт.
    Псих (из угла):
    - Каплей, забери от меня этих алкашей, всю ночь спать не дают! …
    Отсыпаюсь после вахты, встаю к обеду - узнаю хорошие новости. Во-первых штаб перехода разрешил зайти с деловым визитом в столицу Гвинеи Конакри, где есть советское посольство, для отправки больного в Союз. Во-вторых, больной сдался медицине и дал себя уколоть (психоаналитики из ВВМУРЭ, мать их!). К вечеру узнаю плохие новости. Сопровождать больного в Союз должны двое. Ну один, понятно, его кореш-штурман. Остальных летунов трогать нельзя - вертолеты-то остаются. Значит, надо из экипажа. Кто на вахтах и вообще при деле - здесь нужны. Кто не шибко при деле - ему менять этот океанский круиз по экзотическим местам на зимнюю казарму прикомандированного куда-нибудь до прихода корабля на Камчатку - в лом тем более. Правда, есть еще сдаточные команды Адмиралтейского завода и московского НИИПа, которые у нас на борту в очень, по своей инженерно-режимно-оборонной жизни, выгодной командировке.
    Приходит грустный Женя Покуляк, старший в бригаде НИИПа, к Юре Тимофееву из той же бригады (живет у меня в каюте).
    - Слушай, давай выбирать, кто полетит в Москву сопровождающим. Судоремонтники отбоярились, мол, они нужны будут, когда корабль будет тонуть, опять же они из Питера, а лететь надо в Москву. Так что приказано посылать кого-то из наших.
    Мучительный выбор продолжался долго и очень напоминал вышедший позднее фильм "Гараж". Утром, как положено, все переменилось с точностью до наоборот. Оказалось, что из Гвинеи прямых рейсов в Союз нет, и лететь надо через Париж. В 1984 году советскому офицеру проще было представить себя полетевшим в космос, чем в Париж. В результате стало совершенно понятно, что два сопровождающих для такого тяжелого больного мало, полетят трое, а кто именно, обсуждалось уже только внутри коллектива политработников. Кто из них полетел, уже не помню - то ли Проневич, то ли Яковлев, то ли оба.

    Кап. 1 ранга А. Карпов
    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 403 записи в блогах и 3636 комментариев.
    Зарегистрировалось 27 новых макспаркеров. Теперь нас 5033318.