Клуб приглашает отдохнуть

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Мaрия А "13 написалa
    17 оценок, 1215 просмотров Обсудить (48)

    Здравствуйте все, кто пришёл отдохнуть в наш клуб!

    Сегодня понедельник, но поскольку уже начался дачный сезон, и в выходные все стремятся за город, я решила пригласить вас отдохнуть после отдыха на свежем воздухе:-))
    В основном, материал был готов к концу апреля, тем более, именно тогда зацвели каштаны и распустилась сирень,

    но майские праздники внесли свои коррективы, и вот сегодня предлагаю вашему вниманию интересный материал, собранный из разнообразных источников.

    Литературные герои и их прототипы

    Литературные герои почти всегда вымысел автора. Почти всегда… Но иногда они существовали и в реальности. 

    Прототип — это конкретная историческая или современная автору личность, послужившая ему отправной точкой для создания образа. Горький считал, что литератор обязан домысливать и типизировать реального человека, превращая его в героя романа, а поиски прототипов персонажей Достоевского и вовсе приведут к философским томам, затронув реальных людей лишь мимоходом.Тем не менее, как оказалось, чаще и прочнее всего со своими прообразами связаны вполне конкретные типы персонажей — авантюристы всех видов и мастей или же сказочные герои.

    Шерлок Холмс

    Родство образа Шерлока Холмса с врачом Джозефом Беллом, преподавателем Конан Дойля, признавал сам автор.
    В своей автобиографии он писал: «Я вспоминал о моем старом учителе Джо Белле, его орлином профиле, его пытливом уме и невероятном навыке догадываться обо всех деталях. Если бы он был детективом, он бы точно превратил это потрясающее, но неорганизованное дело во что-то, скорее похожее на точную науку».

    «Пускайте в ход силу дедукции», — часто повторял Белл, и подтверждал свои слова на деле, умея понять по внешнему виду пациента его биографию, склонности, а нередко и диагноз.

    Позднее, уже после выхода романов о Шерлоке Холмсе, Конан Дойль писал своему учителю, что уникальные навыки его героя — не вымысел, а всего лишь то, как логически развивались бы умения Белла, если бы для того сложились обстоятельства. Белл отвечал ему: «Вы сами — и есть Шерлок Холмс, и вы отлично это знаете!»

    Остап Бендер

    Прототип Остапа Бендера к своим 80 годам стал тихим проводником поезда Москва—Ташкент. В жизни его звали Осип (Остап) Шор, он родился в Одессе и склонность к авантюрам, как и полагается, обнаружил еще в студенческие годы.

    Возвращаясь из Петрограда, где он год проучился в Технологическом институте, Шор, не имея ни денег, ни профессии, представлялся то шахматным гроссмейстером, то современным художником, то скрывающимся членом антисоветской партии. Благодаря этим навыкам, он добрался до родной Одессы, где служил в уголовном розыске и вел борьбу с местным бандитизмом, отсюда и почтительное отношение Остапа Бендера к Уголовному кодексу.

    Профессор Преображенский

    С прототипом профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца» дела обстоят гораздо драматичнее. По одной из версий, им был французский хирург русского происхождения Самуил Абрамович Воронов, в первой четверти двадцатого века породивший настоящий фурор в европейской медицине.

    Он совершенно легальным образом пересаживал железы обезьяны человеку для омоложения организма. Причем шумиха была оправдана — первые операции возымели желанный эффект. Как писали газеты, дети с отклонениями в умственном развитии обретали живость ума, и даже в одной песенке тех времен с названием Monkey-Doodle-Doo были слова «Если ты стар для танцев — поставь себе железу обезьяны».

    В качестве результатов лечения сам Воронов называл улучшение памяти и зрения, бодрость духа, легкость передвижений и возобновление половой жизни. Лечение по системе Воронова прошли тысячи людей, а сам врач для упрощения практики открыл на Французской Ривьере собственный обезьяний питомник.

    Однако через некоторое время пациенты начинали чувствовать ухудшение состояния организма, появились слухи о том, что результат лечения — не более, чем самовнушение, Воронов был заклеймлен как шарлатан и исчез из европейской науки вплоть до 90-х годов, когда его работы вновь начали обсуждаться.

    Дориан Грей

    А вот главный герой «Портрета Дориана Грея» серьезно подпортил своему жизненному оригиналу репутацию. Джон Грей, в молодости друг и протеже Оскара Уайльда, славился склонностью к прекрасному и порочному, а также внешностью пятнадцатилетнего мальчика.

    Уайльд не скрывал сходства своего персонажа с Джоном, а последний и вовсе подчас называл себя Дорианом. Счастливый союз завершился в тот момент, когда об этом начали писать газеты: Джон фигурировал там как возлюбленный Оскара Уайльда, еще более томный и апатичный, чем все, что были до него.

    Разгневанный Грей подал в суд и добился извинений от редакции, однако его дружба с известным автором потихоньку сошла на нет. Вскоре Грей встретил своего спутника жизни — поэта и выходца из России Андре Раффаловича, вместе они приняли католичество, затем Грей и вовсе стал священником в церкви Святого Патрика в Эдинбурге.

    Питер Пен

    Знакомство с семьей Сильвии и Артура Дэвис подарило Джеймсу Метью Барри, на тот момент уже известному драматургу, его главного героя — Питера Пена, прообразом которого послужил Майкл, один из сыновей Дэвисов.

    Питер Пен стал ровесником Майкла и заполучил от него как некоторые черты характера, так и ночные кошмары. Именно с Майкла была слеплен портрет Питера Пена для скульптуры в Кенсингтонском саду.

    Сама сказка при этом была посвящена старшему брату Барри, Дэвиду, который погиб за день до своего четырнадцатилетия во время катания на коньках и остался в памяти близких вечно юным.

    Алиса

    История Алисы в Стране чудес началась в день прогулки Льюиса Кэролла с дочерьми ректора Оксфордского университета Генри Лиделла, в числе которых была и Алиса Лиделл. Кэррол придумывал историю на ходу по просьбе детей, но в следующие разы не забыл о ней, а стал сочинять продолжение.

    Спустя два года автор подарил Алисе рукопись, состоявшую из четырех глав, к которой была прикреплена фотография самой Алисы в семилетнем возрасте. Озаглавлена она была «Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне».

    Лолита

    Во время работы над «Лолитой» Владимир Набоков, как сообщает его биограф Брайан Бойд, нередко просматривал рубрику криминалистики в газетах на предмет историй о несчастных случаях, убийствах и насилии. История Салли Хорнер и Франка Ласалля, случившаяся в 1948 году, явно привлекла его внимание.

    Сообщалось, что мужчина средних лет, преступив все правила морали, похитил двенадцатилетнюю Салли Хорнер из Нью-Джерси и продержал ее при себе в течение почти двух лет до тех пор, пока она не была найдена в южнокалифорнийском мотеле.

    Ласалль так же, как и герой Набокова, в течение всего времени выдавал Салли за свою дочь. Набоков даже вскользь упоминает этот случай в книге словами Гумберта: «Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, пятидесятилетний механик, сделал с одиннадцатилетней Салли Хорнер в 48-м?»

    Карабас-Барабас

    Алексей Толстой, как известно, хотя и стремился всего лишь переписать «Пиноккио» Карло Коллодио русским языком, выпустил в свет вполне самостоятельную историю, в которой четко прочитываются аналогии с современными ему деятелями культуры.

    Толстой не был поклонником театра Мейерхольда и его биомеханики, так что ему досталась роль антагониста — Карабаса-Барабаса. Пародия прочитывается даже в имени: Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. Помощнику Мейерхольда, работавшему под псевдонимом Вольдемар Люсциниус, досталась не менее красноречивая роль Дуремара.

    Карлсон

    Пожалуй, самая невероятная и мифологизированная история образа — это история создания Карлсона. Его возможный прототип — Герман Геринг. Родственники Астрид Линдгрен, безусловно, опровергают эту версию, однако она до сих пор бытует и активно обсуждается.

    Знакомство Астрид Линдгрен и Геринга произошло в 20-е годы, когда последний устраивал авиашоу в Швеции. На тот момент Геринг был в полной мере «в расцвете сил», как и любил повторять о себе Карлсон. После Первой мировой он стал известным летчиком-асом, обладавшим определенной харизмой и, по легенде, неплохим аппетитом.

    Моторчик у Карлсона за спиной нередко интерпретируется как намек на летную практику Геринга. Возможным подтверждением такой аналогии можно считать тот факт, что определенное время Астрид Линдгрен поддерживала идеи национал-социалистической партии Швеции.

    Книга о Карлсоне вышла в свет уже в послевоенное время в 1955 году, поэтому выступать за прямую аналогию этих героев было бы безумием, однако, вполне возможно, что яркий образ молодого Геринга остался в ее памяти и так или иначе повлиял на появление обаятельного Карлсона.

    Винни Пух

    Одна из версий поясняет, что свое имя плюшевый медведь с опилками в голове получил от клички любимой игрушки сына Милна Кристофера Робина. Равно тому, как и остальные герои книги.

    Однако на самом деле Винни Пух был назван в честь реально существовавшей медведицы, жившей в лондонском зоопарке. Звали ее Виннипег, и веселила она жителей британской столицы с 1915 по 1934 годы. Поклонников у медведицы было множество. Среди них был и Кристофер Робин.

    Одноногий Джон Сильвер

    В «Острове Сокровищ» Роберт Льюис Стивенсон изобразил своего друга, поэта и критика Уильямса Хэнсли, в образе хорошего злодея. В детстве Уильям перенес туберкулез и одну ногу ему врачи, по непонятной причине, решили ампутировать до колена.

    После анонса книги писатель написал другу: «Я должен сделать признание. Злой с виду, но добрый в глубине души Джон Сильвер был списан с тебя. Ты ведь не в обиде?»

    Джеймс Бонд

    Изысканный мужчина с княжеским титулом, женатый на голландской принцессе и склонный к сомнительным авантюрам — так в действительности и выглядел прототип Джеймса Бонда, принц Бернард Ван Липпе-Бистерфельд.

    Приключения Джеймса Бонда начались с серии книг, написанных английским разведчиком Яном Флемингом. Первая из них — «Казино Рояль» — вышла в свет в 1953 году, через несколько лет после того, как Флеминг по долгу службы был приставлен следить за принцем Бернардом, переметнувшимся из немецкой службы в английскую разведку.

    Двое разведчиков после долгих взаимных подозрений стали друзьями, и именно у принца Бернарда Бонд перенял манеру заказывать «Водку-мартини», добавляя: «Взболтать, а не размешивать», а также привычку эффектно представляться: «Бернард, принц Бернард», как любил говорить он.

    Аркадий Аверченко - классик отечественного юмора.
    Вот один из его рассказов.

    Аркадий Аверченко. «Хвост женщины»Аркадий Аверченко. «Хвост женщины»

    Недавно мне показывали ручную гранату: очень невинный, простодушный на вид снаряд; этакий металлический цилиндрик с ручкой. Если случайно найти на улице такой цилиндрик, можно только пожать плечами и пробормотать словами крыловского петуха: «Куда оно? Какая вещь пустая»…

    Так кажется на первый взгляд. Но если вы возьметесь рукой за ручку, да размахнетесь поэнергичнее, да бросите подальше, да попадете в компанию из десяти человек, то от этих десяти человек останется человека три и то — неполных: или руки не будет хватать, или ноги.

    Всякая женщина, мило постукивающая своими тоненькими каблучками по тротуарным плитам, очень напоминает мне ручную гранату в спокойном состоянии: идет, мило улыбается знакомым, лицо кроткое, безмятежное, наружность уютная, безопасная, славная такая; хочется обнять эту женщину за талию, поцеловать в розовые полуоткрытые губки и прошептать на ушко: «Ах, если бы ты была моей, птичка моя ты райская». Можно ли подозревать, что в женщине таятся такие взрывчатые возможности, которые способны разнести, разметать всю вашу налаженную мужскую жизнь на кусочки, на жалкие обрывки.

    Страшная штука, — женщина; а обращаться с ней нужно, как с ручной гранатой.

    * * *

    Когда впервые моя уютная холостая квартирка огласилась ее смехом (Елена Александровна пришла пить чай), — мое сердце запрыгало, как золотой зайчик на стене, комнаты сделались сразу уютнее, и почудилось, что единственное место для моего счастья — эти четыре комнаты, при условии, если в них совьет гнездо Елена Александровна.

    — О чем вы задумались? — тихо спросила она.

    — Кажется, что я тебя люблю, — радостно и неуверенно сообщил я, прислушиваясь к толчкам своего сердца. — А… ты?..

    Как-то так случилось, что она меня поцеловала — это было вполне подходящим уместным ответом.

    — О чем же ты, все-таки, задумался? — спросила она, тихо перебирая волосы на моих висках.

    — Я хотел бы, чтобы ты была здесь, у меня; чтобы мы жили, как две птицы в тесном, но теплом гнезде!

    — Значит, ты хочешь, чтобы я разошлась с мужем?

    — Милая, неужели ты могла предполагать хоть одну минуту, чтобы я примирился с его близостью к тебе? Конечно, раз ты меня любишь — с мужем все должно быть кончено. Завтра же переезжай ко мне.

    — Послушай… но у меня есть ребенок. Я ведь его тоже должна взять с собой.

    — Ребенок… Ах, да, ребенок!.. кажется, Марусей зовут?

    — Марусей.

    — Хорошее имя. Такое… звучное! «Маруся». Как это Пушкин сказал? «и нет красавицы, Марии равной»… Очень славные стишки.

    — Так вот… Ты, конечно, понимаешь, что с Марусей я расстаться не могу.

    — Конечно, конечно. Но, может быть, отец ее не отдаст?

    — Нет, отдаст.

    — Как же это так? — кротко упрекнул я. — Разве можно свою собственную дочь отдавать? Даже звери и те…

    — Нет, он отдаст. Я знаю.

    — Нехорошо, нехорошо. А, может быть, он втайне страдать будет? Этак в глубине сердца. По-христиански ли это будет с нашей стороны?

    — Что же делать? Зато я думаю, что девочке у меня будет лучше.

    — Ты думаешь — лучше? А вот я курю сигары. Детям, говорят, это вредно. А отец не курит.

    — Ну ты не будешь курить в этой комнате, где она, — вот и все.

    — Ага. Значит, в другой курить?

    — Ну, да. Или в третьей.

    — Или в третьей. Верно. Ну, что ж… (я глубоко вздохнул). Если уж так получается, будем жить втроем. Будет у нас свое теплое гнездышко.

    Две нежные руки ласковым кольцом обвились вокруг моей шеи. Вокруг той самой шеи, на которую в этот момент невидимо, незримо — уселись пять женщин.

    * * *

    Я вбежал в свой кабинет, который мы общими усилиями превратили в будуар Елены Александровны и испуганно зашептал:

     — Послушай, Лена… Там кто-то сидит.

    — Где сидит?

    — А вот там, в столовой.

    — Так это Маруся, вероятно, приехала.

    — Какая Маруся?! Ей лет тридцать, она в желтом платке. Сидит за столом и мешает что-то в кастрюльке. Лицо широкое, сама толстая. Мне страшно.

    — Глупый, — засмеялась Елена Александровна. — Это няня Марусина. Она ей кашку, вероятно, приготовила

    — Ня… ня?.. Какая ня… ня? Зачем ня… ня?

    — Как зачем? Марусю-то ведь кто-нибудь должен нянчить?

    — Ах, да… действительно. Этого я не предусмотрел. Впрочем, Марусю мог бы нянчить и мой Никифор.

    — Что ты, глупенький! Ведь он мужчина. Вообще, мужская прислуга — такой ужас…

    — Няня, значит?

    — Няня.

    — Сидит и что-то размешивает ложечкой.

    — Кашку изготовила.

    — Кашку?

    — Ну, да, чего ты так взбудоражился?

    — Взбудоражился?

    — Какой у тебя странный вид.

    — Странный? Да. Это ничего. Я большой оригинал… Хи-хи.

    Я потоптался на месте и потом тихонько поплелся в спальню.

    Выбежал оттуда испуганный.

    — Лена!!!

    — Что ты? Что случилось?

    — Там… В спальне… Тоже какая-то худая, черная… стоит около кровати и в подушку кулаком тычет. Забралась в спальню. Наверное, воровка… Худая, ворчит что-то. Леночка, мне страшно.

    — Господи, какой ты ребенок. Это горничная наша, Ульяша. Она и там у меня служила.

    — Ульяша. Там. Служила. Зачем?

    — Деточка моя, разве могу я без горничной? Ну посуди сам.

    — Хорошо. Посудю. Нет, и… что я хотел сказать!.. Ульяша?

    — Да.

    — Хорошее имя. Пышное такое, Ульяния. Хи-хи. Служить, значит, будет? Так. Послушай: а что же нянька?

    — Как ты не понимаешь: нянька для Маруси, Ульяша для меня.

    — Ага! Ну-ну.

    Огромная лапа сдавила мое испуганное сердце. Я еще больше осунулся, спрятал голову в плечи и поплелся: хотелось посидеть где-нибудь в одиночестве, привести в порядок свои мысли.

    — Пойду на кухню. Единственная свободная комната.

    * * *

    — Лена!!!

    — Господи… Что там еще? Пожар?

    — Тоже сидит!

    — Кто сидит? Где сидит?

    — Какая-то старая. В черном платке. На кухне сидит. Пришла, уселась и сидит. В руках какую-то кривую ложку держит, с дырочками. Украла, наверное, да не успела убежать.

    — Кто? Что за вздор?!

    — Там. Тоже. Сидит какая-то. Старая. Ей-Богу.

    — На кухне? Кому ж там сидеть? Кухарка моя, Николаевна. там сидит.

    — Николаевна? Ага… Хорошее имя. Уютное такое. Послушай: а зачем Николаевна? Обедали бы мы в ресторане, как прежде. Вкусно, чисто, без хлопот.

    — Нет; ты решительное дитя!

    — Решительное? Нет, нерешительное. Послушай: в ресторанчик бы…

    — Кто? Ты и я? Хорошо-с. А няньку кто будет кормить? А Ульяну? А Марусе если котлеточку изжарить или яичко? А если моя сестра Катя к нам погостить приедет?! Кто же в ресторан целой семьей ходит?

    — Катя? Хорошее имя, — Катя. Закат солнца на реке напоминает. Хи-хи.

    * * *

    Сложив руки на груди и прижавшись спиной к углу, сидел на сундуке в передней мой Никифор. Вид у него был неприютный, загнанный, вызывавший слезы.

    Я повертелся около него, потом молча уселся рядом и задумался: бедные мы оба с Никифором… Убежать куда-нибудь вдвоем, что ли? Куда нам тут деваться? В кабинете — Лена, в столовой — няня, в спальне — Маруся, в гостиной — Ульяша, в кухне — Николаевна. «Гнездышко»… хотел я свить, гнездышко на двоих, а потянулся такой хвост, что и конца ему не видно. Катя, вон, тоже приедет. Корабль сразу оброс ракушками и уже на дно тянет, тянет его собственная тяжесть. Эх, Лена, Лена!..

    — Ну, что, брат, Никифор! — робко пробормотал я непослушным языком.

    — Что прикажете? — вздохнул Никифор.

    — Ну, вот, брат, и устроились.

    — Так точно, устроились. Вот сижу и думаю себе: наверное, скоро расчет дадите.

    — Никифор, Никифор… Есть ли участь завиднее твоей: получишь ты расчет, наденешь шапку набекрень, возьмешь в руки свой чемоданчик, засвистишь, как птица, и порхнешь к другому холостому барину. Заживете оба на славу. А я…

    Никифор ничего не ответил. Только нашел в полутьме мою руку и тихо пожал ее.

    Может быть, это фамильярность? Э, что там говорить!.. Просто приятно, когда руку жмет тебе понимающий человек.

    * * *

    Когда вы смотрите на изящную, красивую женщину, — бойко стучащую каблучками по тротуару, — вы думаете: «Какая милая! Как бы хорошо свить с ней вдвоем гнездышко».

    А когда я смотрю на такую женщину, — я вижу не только женщину — бледный, призрачный тянется за ней хвост: маленькая девочка, за ней толстая женщина, за ней худая, черная женщина, за ней старая женщина с кривой ложкой, усеянной дырочками, а там дальше, совсем тая в воздухе, несутся еще и еще: сестра Катя, сестра Бася, тетя Аня, тетя Варя, кузина Меря, Подстега Сидоровна и Ведьма Ивановна…

    Матушка, матушка, — пожалей своего бедного сына!..

    * * *

    Невинный, безопасный, кроткий вид имеет ручная граната, мирно лежащая перед вами.

    Возьмите её, взмахните и подбросьте: на клочки размечется вся ваша так уютно налаженная жизнь, и не будете знать, где ваша рука, где ваша нога!

    О голове я уже и не говорю.

    А этот материал будет интересен в основном нашим мужчинам!

     

    Самый безопасный автомобиль в истории.

    Самый безопасный автомобиль в истории.

    Специалисты из Великобритании назвали самый безвредный и защищенный на случай ДТП автомобиль. Статистика говорит о том, что за 15 лет реализации машины, в ней не погибло ни одного водителя или пассажира. Таким результатом похвастаться сегодня не может ни одна другая машина.


    Volvo XC90 собрал высшие балы на краш-тестах.

    Volvo XC90 собрал высшие балы на краш-тестах.

    Британские автомобильные специалисты назвали самый надежный и безопасный автомобиль в современной истории, машина в которой еще не погибло ни одного человека, несмотря на все те ДТП, что уже были зарегистрированы. Этой машиной стал внедорожник Volvo XC90. Статистика не врет. С самого начала продаж, которые стартовали в 2002 году, XC90 не унес ни одной жизни. Это при том, что только в Великобритании этих автомобилей на дорогах более 50 тысяч.


    Источник: https://novate.ru/blogs/200418/45859/?utm_source=7pisem&utm_medium=email&utm_campaign=daily

    Я уверена, что многое в этой статье вас удивит!

    Бендер был соседом Ильфа, а Воробьянинов – дядей Петрова

    Этот очерк не совсем обычен. Он иллюстрирован фотографиями самого героя — Ильи Ильфа (и изредка, когда в кадре он сам — фотографиями его друзей по фотоцеху). Можно сказать, он проводит для нас уникальную экскурсию по Москве 20-х — 30-х годов. Ведь Ильф был еще и замечательным фотографом, просто писательская слава затмила фотографическую…


    Ильф – фотограф

    «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» сейчас читаются уже не совсем так, как читались современниками Ильфа и Петрова, затеявших литературную игру из расхожих клише и отсылок к весьма узнаваемым реалиям. Взять хотя бы телеграмму «Графиня изменившимся лицом бежит пруду». Именно так журналист Николай Эфрос описал попытку самоубийства Софьи Андреевны Толстой в своей телеграмме-репортаже из Ясной Поляны после ухода Льва Николаевича. И во времена Ильфа и Петрова все еще помнили эту телеграмму. Ну или, допустим, в постановке Театра Колумба «Женитьба» легко узнавались модные тогда авангардные театральные эксперименты, в особенности Эйзенштейна в Театре Пролеткульта и Мейерхольдав Театре РСФСР-1.

     

    Да что там Мейерхольд! В авторе «Гаврилиады» Ляписе Трубецком современники узнавали черты … кого бы вы думали? Маяковского, так же, как и Ильф с Петровым сотрудничавшего с газетой «Гудок». Не только его одного, у Ляписа много прототипов. Но все же вот это: «Поэма носила длинное и грустное название: «О хлебе, качестве продукции и о любимой». Поэма посвящалась загадочной Хине Члек» — камень в огород Маяковского. Его и его возлюбленной Лили Брик…

    В Москве, правда, затруднялись сказать, с кого написан Бендер. И в первом издании «12 стульев» иллюстратор придал Остапу черты брата Петрова — писателя Валентина Катаева, весельчака и любителя авантюр. Однако у соавторов романа были знакомые, куда больше годившиеся на роль прототипов Великого комбинатора. И их прекрасно знали в Одессе, откуда родом и Ильф, и Петров (правда, познакомившиеся только в Москве)…

    Сын турецкоподданного

    Из своей богатой событиями биографии Митя Ширмахер охотно сообщал только одно: «Я — внебрачный сын турецкоподданного». На вопрос: «Кто вы по профессии?» — гордо отвечал: «Комбинатор!». Во всей Одессе не было вторых таких френча и галифе, как у Мити: ярко-желтые, блестящие (он сшил их из ресторанных портьер). При этом Митя сильно хромал, носил ортопедический ботинок, а глаза у него были разными: один зеленый, другой желтый, как у профессора Воланда, который тогда еще, впрочем, не был придуман.

    Ильф познакомился с этим колоритным Митей в 1920 году в одесском «Коллективе поэтов». Отношение к поэзии Митя имел весьма отдаленное, зато вел бурную окололитературную деятельность. Например, выбил у одесского горсовета помещение и деньги на открытие литературного кафе, которое почему-то называлось «Пэон четвертый». За бесплатный ужин там читали свои произведения Эдуард Багрицкий, Валентин Катаев, Юрий Олеша. Кафе пользовалось немалой популярностью. А в чей карман шел доход — догадаться нетрудно. Митя Ширмахер умел обделывать дела! В то время как во всей Одессе шло «уплотнение» и получить комнату в 10 метров для семьи из пяти человек почиталось за счастье, Митя один ухитрился занять обширную трехкомнатную квартиру, обставленную старинной мебелью, с кузнецовским фарфором, столовым серебром и беккеровским роялем.


    Ильф и Петров

    В этой квартире проводил веселые вечера весь «Коллектив поэтов». Ильф любил сидеть на подоконнике, иронично улыбаясь негритянского склада губами. Время от времени он изрекал что-нибудь глубокомысленное: «Комнату моей жизни я оклеил мыслями о ней» или «Вот девушки высокие и блестящие, как гусарские ботфорты». Молодой, элегантный, значительный. Даже самая обычная кепка с рынка на его голове приобретала аристократический вид. Что уж говорить о длинном узком пальто и непременном пестром шелковом шарфе, повязанном с элегантной небрежностью! Друзья называли Ильфа «наш лорд». Сходство усугубляла вечная пенковая трубка и Бог знает где раздобытое английское пенсне.

    Как-то раз одной знакомой, собравшейся переезжать из Одессы, понадобилось распродать вещи на толкучке. Ильф вызвался помочь. Со скучающим видом подошел к ней, стал прицениваться, нарочито коверкая слова. Перекупщики встрепенулись: раз иностранец готов купить, значит, вещи-то хорошие! Оттеснив Ильфа, они в считаные минуты раскупили все. «И этот сын — тоже артист», — сокрушенно вздыхал отец Ильфа, узнав об этой истории.

    Неудачные сыновья Арье Файнзильберга

    У Лейтенанта Шмидта, как известно, было три сына: двое умных, а третий дурак. Впрочем, по другим данным у лейтенанта Шмидта было 30 сыновей и 4 дочери, глупые, немолодые и некрасивые. А у Арье Файнзильберга, мелкого служащего в Сибирском торговом банке, дочерей не было, а вот сыновей было четверо, и, на взгляд Арье, все дураки. Илья, а вернее Иехиэль-Лейб, был третьим…

    По первоначальному плану Арье, не имевшему возможности дать приличное образование всем четверым, учить следовало старшего, Саула. Отец видел того в мечтах солидным бухгалтером. Сколько денег ушло на обучение в гимназии, затем в коммерческом училище — все напрасно! Саул стал художником, переименовавшись в Сандро Фазини, он писал в кубистической манере (со временем уехал во Францию, а в 1944 году вместе с семьей погиб в Освенциме – прим.СДГ). Старик Файнзильберг, еле оправившись от разочарования, принялся за второго сына, Мойше-Арона: и снова гимназия, и снова коммерческое училище, и снова непомерные для семьи траты… И снова та же история. Взяв псевдоним Ми-Фа, юноша тоже подался в художники. С третьим сыном Арье Файнзильберг поступил умнее — вместо коммерческого отдал в ремесленное, где не преподавали ничего лишнего и «соблазнительного», вроде рисования. И некоторое время Иехиэль-Лейб радовал своего старика: стремительно переменив множество профессий от токаря до мастера по глиняным головам в кукольной мастерской, юноша в 1919 году сделался-таки бухгалтером. Его взяли в финсчетотдел Опродкомгуба — Особой губернской продовольственной комиссии по снабжению Красной армии. В «Золотом теленке» Опродкомгуб будет описан как «Геркулес». Это там в кабинетах причудливым образом сочетались конторские столы с никелированными кроватями и золочеными умывальниками, оставшимися от гостиницы, которая прежде располагалась в здании. А люди часами изображали полезную деятельность, втихую проворачивая мелкие и крупные махинации.

    А в двадцать три года третий сын вдруг огорошил отца признанием: мол, его призвание — литература, он уже вступил в «Коллектив поэтов», а службу он бросает. Большую часть дня Иехиэль-Лейб лежал теперь на кровати и думал о чем-то, теребя жесткий завиток волос на лбу. Писать ничего не писал — разве что сочинил себе псевдоним: Илья Ильф. Но почему-то все окружающие были уверены: кто-кто, а уж он-то со временем станет действительно большим писателем! И, как известно, ошиблись только наполовину. В том смысле, что Ильф сделался «половиной» великого писателя. Второй «половиной» стал Петров.


    На ступенях еще не взорванного Храма Христа Спасителя: слева брат Ильфа Михаил Файнзильберг, четвертая слева Мария Ильф, рядом Евгений Петров и Илья Ильф. 1930 г.

     Пресловутый золотой портсигар оказался женским

    «Томят сомнения — не зачислят ли нас с Женей на довольствие как одного человека?» — шутил Ильф. Они мечтали погибнуть вместе, в катастрофе, авиационной или автомобильной: «Тогда ни одному из нас не пришлось бы присутствовать на собственных похоронах». Они ведь воспринимали себя как единое целое. И каждому было страшно представить себя один на один с пишущей машинкой.

    Будущие соавторы познакомились в 1926 году в Москве. Ильф перебрался туда в надежде найти какую-либо литературную работу. Валентин Катаев, товарищ по одесскому «Коллективу поэтов», успевший к тому времени сделать в Москве большую писательскую карьеру, привел его в редакцию газеты «Гудок». «Что он умеет?» — спросил редактор. — «Все и ничего». — «Маловато». В общем, Ильфа взяли правщиком — готовить к печати письма рабочих. Но вместо того чтобы просто исправлять ошибки, он стал переделывать письма в маленькие фельетоны. Скоро его рубрика стала любимой у читателей. А потом тот же Катаев познакомил Ильфа со своим родным братом Евгением, носившим псевдоним Петров.

    Совсем мальчишкой Евгений пошел работать в украинский уголовный розыск. Самолично произвел дознание по семнадцати убийствам. Ликвидировал две лихие банды. И голодал вместе со всей Украиной. Говорят, это с него писал своего следователя автор повести «Зеленый фургон».

    Кстати, один из возможных прототипов Остапа Бендера (ведь прототипов у литературного героя часто бывает больше одного) – сослуживец Евгения по угрозыску Остап Шор. Во всяком случае Катаев утверждал: «Что касается Остапа Бендера, то он написан с одного из наших одесских друзей. В жизни он носил, конечно, другую фамилию, а имя Остап сохранено как весьма редкое… Внешность соавторы сохранили в своем романе почти в полной неприкосновенности: атлетическое сложение и романтический, чисто черноморский характер». Он служил в уголовном розыске по борьбе с бандитизмом, так же как его брат Натан, застреленный бандитами в доме на Большой Арнаутской.


    Со своего балкона на 6-м этаже Ильф сфотографировал Маяковского, живущего на 4-м в том же общежитии в Соймоновском проезде. Общежитие стало прототипом общежития имени Бертольда Шварца. Маяковский – Ляписа Трубецкого

    Понятно, что Катаев, живя в спокойной и относительно сытой Москве, с ума сходил от тревоги, как бы чего-то подобного не произошло и с его собственным братом. По ночам он видел страшные сны о Евгении, сраженном из бандитского обреза, и всячески уговаривал того приехать. В конце концов уговорил, пообещав поспособствовать с устройством в Московский уголовный розыск. Впрочем, вместо этого Валентин хитростью заставил брата написать юмористический рассказ, пробил его в печать и путем невероятных интриг добился весьма высокого гонорара. Так Евгений попался на «литературную удочку». Сдал казенный наган, оделся, пополнел и завел приличных знакомых. Единственное, чего ему не хватало, это уверенности в своих силах. Вот тут-то Катаеву и пришла в голову великолепная мысль — объединить двух начинающих писателей, чтобы вместе набивали руку в качестве «литературных негров». Предполагалось, что они будут разрабатывать для Катаева сюжеты, а он сам потом, отредактировав написанное, на титульном листе поставит свое имя первым. Первый сюжет, который предложил Ильфу с Петровым Катаев, был поиск бриллиантов, спрятанных в стуле.

    Кстати, прототипом Воробьянинова стал двоюродный дядя братьев Катаевых — председатель полтавской уездной земской управы. В рассказе «Прошлое регистратора загса», изначально писавшемся как глава «Двенадцати стульев», биография дядюшки – страстного коллекционера марок и провинциального бонвивана – приведена в больших подробностях. Самая забавная из которых — соперничество Ипполита Матвеевича с англичанином-коллекционером. Решив победить иностранца, Воробьянинов уговорил председателя земской управы выпустить новую марку в двух экземплярах. Англичанин умолял продать ему одну из этих редчайших марок по цене, какую будет угодно назначить мистеру Воробьянинову. В ответном письме Киса написал латинскими буквами только два слова: «Накося выкуси».

    «Литературные негры» трудились вдохновенно, вот только очень быстро взбунтовались и заявили Катаеву, что роман ему не отдадут. В качестве отступного обещали золотой портсигар с гонорара. «Смотрите же, братцы, не надуйте», — сказал Катаев. Надуть не надули, но по неопытности купили женский портсигар — маленький, изящный, с бирюзовой кнопочкой. Катаев пробовал было возмущаться, но Ильф сразил его аргументом: «Уговора о том, что портсигар должен быть непременно мужским, не было. Лопайте что дают».


    Петров и Ильф

    …Ильфу — 29 лет, Петрову — 23. Раньше они жили совсем по-разному, имели разные вкусы и характеры. Илья с его философским, немного грустным взглядом на жизнь, и весельчак, острослов Евгений – они идеально дополняли друг друга. И писать вместе у них почему-то получилось гораздо лучше, чем по отдельности. Если слово приходило в голову одновременно обоим, его отбрасывали, признавая банальным. Ни одна фраза не могла остаться в тексте, если кто-то из двоих был ею недоволен. Разногласия вызывали яростные споры и крики. «Женя, вы трясетесь над написанным, как купец над золотом! — обвинял Петрова Ильф. — Не бойтесь вычеркивать! Кто сказал, что сочинять — легкое дело?» Дело оказалось не только нелегким, но и непредсказуемым. Остап Бендер, к примеру, был задуман второстепенным персонажем, но по ходу дела его роль все разрасталась и разрасталась, так что авторы уже не смогли с ним совладать. Они относились к нему как к живому человеку и даже раздражались на его нахальство — потому и решили его «убить» в финале.

    Между тем до финала было далеко, а сроки сдачи, оговоренные с журналом «30 дней» (о публикации романа в семи номерах договорился Катаев), поджимали. Петров нервничал, а Ильф, казалось, и в ус не дул. Бывало, что в самый разгар работы он бросал взгляд в окно и непременно заинтересовывался. Его внимание могло привлечь колоратурное сопрано, разносившееся из соседней квартиры, или пролетавший в небе аэроплан, или мальчишки, играющие в волейбол, или просто знакомый, переходивший дорогу. Петров ругался: «Иля, Иля, вы опять ленитесь!» Впрочем, он знал: жизненные сценки, подсмотренные Ильфом, когда он вот так вот лежит животом на подоконнике и, кажется, попросту бездельничает, рано или поздно пригодятся для литературы.

    В ход шло все: фамилия мясника, на лавку которого когда-то выходили окна квартиры Ильфа на Малой Арнаутской, — Бендер, воспоминания о путешествии по Волге на пароходе «Герцен» для распространения облигаций государственного крестьянского выигрышного займа (в «Двенадцати стульях» «Герцен» превратился в «Скрябин»). Или общежитие сотрудников газеты «Гудок» в Соймоновском проезде (в романе этот муравейник получил имя монаха Бертольда Шварца), в котором Ильфу, как безнадежно бездомному журналисту, был предоставлен «пенальчик», отгороженный фанерой. Рядом в наружном коридоре жили татары, однажды они привели туда лошадь, и по ночам она немилосердно стучала копытами. У Ильфа была половина окна, матрац на четырех кирпичах и табурет. Когда он женился, к этому добавился примус и немного посуды.


    Жена Ильфа Мария

    Любовь, или квартирный вопрос

    Семнадцатилетнюю Марусю Тарасенко он встретил еще в Одессе. Его брат-художник Ми-Фа (его еще звали Рыжий Миша), до того как перебраться в Петроград, преподавал в одесской девичьей живописной школе, и Маруся была одной из его учениц. И, как бывает, сгорала от тайной любви к учителю. Ильфа девушка поначалу воспринимала только как брата Ми-Фы. Но со временем его влюбленные взгляды и чудесные, трогательные письма (в особенности именно письма!) возымели действие. «Я видел только тебя, смотрел в большие глаза и нес чепуху. …Моя девочка с большим сердцем, мы можем видаться каждый день, но до утра далеко, и вот я пишу. Завтра утром я приду к тебе, чтоб отдать письма и взглянуть на тебя». Словом, Маруся забыла Рыжего Мишу, не обращавшего на нее ни малейшего внимания, и полюбила Илью.

    Они любили ночами сидеть на подоконнике, смотреть в окно, читать стихи, курить и целоваться. Мечтали о том, как станут жить, когда поженятся. А потом Илья уехал в Москву, потому что в Одессе перспектив не было. И начался двухлетний мучительно-нежный роман в письмах… Он: «Моя девочка, во сне вы целуете меня в губы, и я просыпаюсь от лихорадочного жара. Когда я увижу вас? Писем нет, это я, дурак, думал, что меня помнят… Я люблю вас так, что мне больно. Если разрешите — целую вашу руку». Она: «Я люблю деревья, дождь, грязь и солнце. Люблю Илю. Я здесь одна, а вы там… Иля, родной мой, Господи! Вы в Москве, где столько людей, вам не трудно забыть меня. Я вам не верю, когда вы далеко». Она писала, что боится: вдруг при встрече покажется ему скучной и противной. Он: «Ты не скучная и не противная. Или скучная, но я тебя люблю. И руки люблю, и голос, и нос, нос в особенности, ужасный, даже отвратительный нос. Ничего не поделаешь. Я люблю такой нос. И твои глаза серые и голубые». Она: «Иля, у меня глаза совсем не серые и голубые. Мне очень жаль, что не серые и голубые, но что я могу сделать! Может, у меня волосы синие и черные? Или нет? Не сердитесь, родной. Мне вдруг сделалось очень весело».

    Раз в полгода Маруся приезжала к Илье в Москву, и в один из таких приездов они поженились, почти случайно. Просто билеты на поезд стоили дорого, а став женой сотрудника газеты железнодорожников, она получала право на бесплатный проезд. Вскоре Ильф уговорил жену в ожидании разрешения «квартирного вопроса» перебраться в Петроград, к Ми-Фе. Тот и сам писал Марусе: «Мои комнаты, моя мансарда, мои знания, моя лысина, я весь к Вашим услугам. Приезжайте. Игра стоит свеч». Но только ужиться эти двое не смогли: Ми-Фа, который все называл невестку «золотоволосой ясностью», «лунной девочкой», вдруг наговорил ей грубостей: мол, в Марусе нет жизни, нет веселости, она мертвая. Может, просто ревновал ее к брату?..

    К счастью, вскоре Ильф смог забрать жену к себе — он получил комнату в Сретенском переулке. Его соседом по квартире стал Юрий Олеша, тоже молодожен. Чтобы хоть как-то обставиться, молодые писатели продали на толкучке почти всю одежду, оставив одни на двоих приличные брюки. Сколько же было горя, когда жены, наводя в квартире порядок, случайно вымыли этими брюками пол!


    Ильфы дома

    Впрочем, едва «12 стульев» вышли в свет, как у Ильфа появились и новые брюки, и слава, и деньги, и отдельная квартира в писательском доме в Нащокинском — со старинной мебелью, украшенной геральдическими львами. И еще — возможность баловать Марусю. С тех пор из домашних обязанностей у нее осталось только руководить домработницей и еще няней, когда на свет появилась дочь Сашенька. Сама же Маруся играла на рояле, рисовала и заказывала мужу подарки. «Браслет, вуали, туфли, костюм, шляпу, сумку, духи, помаду, пудреницу, шарф, папиросы, перчатки, краски, кисти, пояс, пуговицы, украшения» — вот список, который она дала ему в одну из заграничных командировок. А таких командировок у Ильфа с Петровым было множество! Ведь «12 стульев» и «Золотого теленка» растащили на цитаты не только на родине, но и в добром десятке стран…

    Ich Sterbe

    Работу над «Золотым теленком» Ильф чуть было не завалил. Просто в 1930 году, заняв у Петрова 800 рублей, он купил фотоаппарат «Бебе-Иконта» и увлекся как мальчишка. Петров жаловался: «Было у меня на книжке 800 рублей, и был чудный соавтор. А теперь Иля увлекся фотографией. Я одолжил ему мои 800 рублей на покупку фотоаппарата. И что же? Нет у меня больше ни денег, ни соавтора… Мой бывший соавтор только снимает, проявляет и печатает. Печатает, проявляет и снимает. И даже консервы он теперь открывает при красном свете, чтобы не засветить». Что он фотографировал? Да все подряд: жену, Олешу, фетровые боты, разрушение храма Христа Спасителя (Ильф наблюдал весь процесс из собственного окна в Соймоновском проезде), сценки городской жизни и, конечно, Петрова. У него, как говорят фотографы, был «свой глаз». Ильф снова наблюдал и делал зарисовки: ироничные, добрые, немного печальные. Но теперь уже не словами, а камерой. «Иля, Иля, пойдемте же трудиться!» — тщетно взывал Петров, имея в виду, что труд может быть только писательским, а фотография – баловство. Впрочем, им действительно, нужно было торопиться: издательство чуть было не разорвало с писателями контракт. Впрочем, они все-таки успели.

     


    Из этого окна Ильф наблюдал, как сносят Храм Христа Спасителя. И снимал это

    После «Теленка» их популярность удесятерилась! Теперь им приходилось много выступать перед публикой. Ильфа это тяготило, и от волнения он вечно выпивал графин воды. Люди шутили: «Петров читает, а Ильф пьет воду и покашливает, словно у него от чтения пересохло в горле». Они по-прежнему не мыслили жизни друг без друга. Но вот сюжет нового романа все никак не могли найти. Между делом сочинили сценарий «Под куполом цирка». По нему Григорий Александров снял фильм «Цирк», которым Ильф с Петровым остались крайне недовольны, так что даже потребовали снять свои фамилии из титров. Потом, побывав в США, принялись за «Одноэтажную Америку». Дописать ее Ильфу было не суждено…

     

    Первый приступ болезни случился с ним еще в Новом Орлеане. Петров вспоминал: «Ильф был бледен и задумчив. Он один уходил в переулочки, возвращался еще более задумчивый. Вечером сказал, что уже 10 дней болит грудь, днем и ночью, а сегодня, кашлянув, увидел кровь на платке». Это был туберкулез.

    Он прожил еще два года, не прекращая работать. В какой-то момент они с Петровым попробовали писать отдельно: Ильф снял дачу в Красково, на песчаной почве, среди сосен, — там ему полегче дышалось. А Петров не смог вырваться из Москвы. В результате каждый написал по несколько глав, и оба нервничали, что другому не понравится. А когда прочли, поняли: получилось так, словно писали вместе. И все равно они решили больше не ставить таких экспериментов: «Разойдемся — погибнет большой писатель!»

    Однажды, взяв в руки бутылку шампанского, Ильф грустно пошутил: «Шампанское марки «Ich Sterbe» («Я умираю»), — имея в виду последние слова Чехова, сказанные за бокалом шампанского. Потом проводил Петрова до лифта, сказав: «Завтра в одиннадцать». В ту минуту Петров подумал: «Какая странная у нас дружба… Мы никогда не ведем мужских разговоров, ничего личного, и вечно на «вы»… На следующий день Илья уже не встал. Ему было всего 39 лет…



    Ильф и Петров на прогулке с Петей – сыном Петрова. 1932 г.

    Когда в апреле 1937 года хоронили Ильфа, Петров сказал, что это и его похороны. Ничего особенно выдающегося в литературе он один не сделал — разве что написал сценарий к фильмам «Музыкальная история» и «Антон Иванович сердится». Еще начал писать роман «Путешествие в страну коммунизма» – об американском журналисте, который приезжает через 60 лет в Советский Союз и видит, насколько жизнь здесь лучше, чем в Америке. Книга так и не была закончена. В войну Петров ушел военкором на фронт и в 1942 году в возрасте 38 лет разбился на самолете под Севастополем. То есть закончил жизнь так, как они мечтали закончить вместе с Петровым. Кстати, все остальные пассажиры в той катастрофе остались живы.

    Потом говорили, что Ильфу с Петровым повезло, что они оба ушли так рано. В 1948 году в специальном постановлении Секретариата Союза писателей их творчество было названо клеветническим и предано анафеме. Впрочем, через восемь лет «12 стульев» реабилитировали и переиздали. Кто знает, что могло бы произойти с писателями и их семьями за эти восемь лет, проживи Ильф и Петров чуть дольше.

    Илья Ильф рассматривает сапог на плакате со Сталиным

    10 мудрых фраз для хорошего настроения

    Если не отпускать мужа пить пиво с мужиками, то он начнет пить шампанское с женщинами.

    Женщина всегда алмаз. А вот получится из нее бриллиант или алмазное сверло — это зависит от мастерства огранщика!

    Она была из тех женщин, о которых меня предупреждала мама и которых так рекомендовал папа.

    Пробежки по утрам, употребление безопасных продуктов питания и полный отказ от вредных привычек могут существенно продлить ваше жалкое существование.

    Трудно, очень трудно убедить бывшую любовницу, ставшую твоей женой, что женатые мужики никогда не изменяют своим женам.

    Новая диета: 3 дня только соки, 5 дней только каши, 7 дней только яблоки, потом 9 дней... потом 40 дней.

    Согласно данным Центрального похоронного бюро, число безработных в стране продолжает стабильно сокращаться.

    Побочный продукт цивилизации: идиот с высшим образованием.

    Если в баре к вам навязчиво пристает девушка, не стоит искать изысканные пути отказа. Скажите просто: «Я тут с мамой».

    Как говорит мудрая тётя Мина, нашим депутатам надо оставить только две льготы: заплывать за буйки и переходить дорогу на красный свет.

    Недавно в Португалии проходил песенный конкурс Евровидения, где отлично выступила группа из Молдовы. Продюсером ребят был Филипп Киркоров. Он же написал музыку к их номеру, и номер получился просто замечательный!
    Потанцуем с ними!
     

     

    Желаю всем хорошей, удачной, тёплой недели!
                                            До встречи!

                         

     

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 48 комментариев , вы можете свернуть их
    Марис Гаркушин # написал комментарий 14 мая 2018, 20:14
    Спасибо , Маша - материал очень интересный ! Занятно , что у многих героев литературных произведений были какие - то прототипы в жизни . ( Написал тебе в личку - посмотри пожалуйста ... )
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Марис Гаркушин 14 мая 2018, 21:45
    Марисик, спасибо тебе, ты всегда приходишь в клуб, мы тебя любим!!! :-))
    Влад Ymir # написал комментарий 14 мая 2018, 20:27

    А ещё14 мая - Родилась Татьяна Снежина . Мы в этой жизни только гости...
    https://www.youtube.com/watch?v=6dhh5wyNbCM

    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Влад Ymir 14 мая 2018, 21:46
    Татьяна Снежина очень талантливая была девушка! Как жаль, что ей было суждено так мало лет жизни...
    Спасибо Вам за этот комментарий.
    Алия Анна # написала комментарий 14 мая 2018, 20:45
    Машенька, только ты , обладая отличным вкусом к интересному и красивому, создаешь прекрасные пОсты. Казалось бы имя знакомо и очень, но многого про этого человека не знала, а следовало бы... спасибо тебе большое.

    Интересные произведения, пополнила свои знания
    Из мудрых 10 фраз - мне понравились две последние . ))
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Алия Анна 14 мая 2018, 21:47
    Спасибо, Аллочка, за такой конкретный и позитивный отзыв.
    Симхович (Крыжановская) # написала комментарий 14 мая 2018, 20:56
    Спасбо, Машенька!
    Очень итересно было сегодня в твоём клубе!!!!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Симхович (Крыжановская) 14 мая 2018, 21:47
    Я очень рада, что тебе было интересно, Инночка! :-))
    Аркадий Лейфер # написал комментарий 14 мая 2018, 21:09
    Интересный, обширный, познавательный материал, читал с большим интересом... Спасибо, Маша, все очень понравилось!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Аркадий Лейфер 14 мая 2018, 21:48
    И меня это очень радует, Аркаша!
    Николай Сахненко # написал комментарий 14 мая 2018, 21:37
    Про Ильфа понравилось!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Николай Сахненко 14 мая 2018, 21:48
    А про Петрова - нет? :-))
    Николай Сахненко # ответил на комментарий Мaрия А "13 14 мая 2018, 22:39
    Петров послужил всего лишь фоном Ильфу, но это на мой беготней взгляд, который не является истиною, в последней инстанции, если уж про фон то сирень вначале, как то больше покорило, чем фон из не менее замечательного Петрова.
    Владимир Удод # написал комментарий 14 мая 2018, 22:44
    Просто великолепный пост! Браво, Машенька! Сколько бы ни читал о гениальных писателях Ильфе и Петрове всё равно интересно. И за молдавских исполнителей большое спасибо. Их номер на Евровидении мне понравился больше всего. В общем спасибо за настроение, Машенька!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Владимир Удод 15 мая 2018, 00:17
    Володенька, когда ты читал пост, были иллюстрации к "Вольво" и к Ильфу и Петрову?
    Я сейчас увидела, что все они исчезли, хорошо, что в черновиках всё есть, отредактировала. Обидно будет, если ты не видел.
    Valentina Stefan # написала комментарий 14 мая 2018, 23:08
    Спасибо Машенька. Порадовала насыщенным интересной информацией постом.
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Valentina Stefan 15 мая 2018, 00:20
    Валечка, спасибо за отзыв, я увидела, что к статье о "Вольво" и об Ильфе и Петрове исчезли иллюстрации, я откорректировала. Не знаю, были ли они, когда ты читала? Мне очень обидно, что так получилось.
    Valentina Stefan # ответила на комментарий Мaрия А "13 15 мая 2018, 10:21
    Машенька. Когда я читала пост, то иллюстрации к Ильфу и Петрову были. а теперь их нет. Странно. Исчезли, может потому что твой пост очень большой? Столько же времени ты потратила , чтобы найти материал и потом разместить его на сайте. Молодец, радуешь нас своими чудесными постами, не жалеешь своего времени. Жаль , что иллюстрации исчезли. Они очень интересные были .
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Valentina Stefan 15 мая 2018, 11:17
    Я их восстановила, Валюша, только не знаю, надолго ли ?
    Обидно, что те, кто пришли позже, не увидели.
    Лариса Зарипова # написала комментарий 14 мая 2018, 23:55
    Спасибо , Машуля ! Материала много , пока посмотрела первую тему о прототипах лит. героев и послушала молдаван на Евровидении .
    Найду время и для остальных текстов )
    Хорошей и удачной недели !
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Лариса Зарипова 15 мая 2018, 00:18
    О Ильфе и Петрове интереснейшая информация, и рассказ Аверченко просто чудо! Буду рада, если Вам понравится.
    Terrer T # написал комментарий 15 мая 2018, 05:28

    Мои 5 копеек агорот
    Льюис Кэрролл - литературный псевдоним профессора математики Оксфордского университета Чарльза Лютвиджа Доджсона.
    А так-же писателя, логика, философа, диакона и фотографа.
     Наиболее известные произведения — «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», а также юмористическая поэма «Охота на Снарка»

    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Terrer T 15 мая 2018, 14:22
    Спасибо Терри-умница за важное познавательное дополнение.
    Terrer T # ответил на комментарий Мaрия А "13 16 мая 2018, 18:47
    Очень люблю "Алису".
    В детстве прочел перевод Заходера. Понравилось.
    Повзрослев попался в руки перевод Демуровой. Это было нечто.
    Потом музыкальная сказка... Между прочим, либретто Владимира Семеновича.

    В сказке есть персонаж: Птица Додо - ископаемый дронт.
    "- А что значит ископаемый?
    - А это такой, которого уже и нет вовсе..."
    Так вот это тот самый ДОДжсон.
    Птица Додо вручает приз Алисе
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Terrer T 16 мая 2018, 19:14
    Спасибо, Терри! И как тебе удалось такую классную картинку вставить?
    Говорю же - УМНИЦА!!!
    NikaЕвгения Назарова # написала комментарий 15 мая 2018, 09:29
    Спасибо,Маша! От души прочитала Аверченко :)) Это точно,встретив на улице хорошенькую женщину,стоит посмотреть на ее юбку..не выглядывает ли оттуда кончик "хвоста".Отсутствие хвоста смелое свидетельство,что перед вами точно Ева.Но решение вопроса таким "ребром":) может вылезти еще тем боком:) .Жизнь с благочестивым ,скромным,умным ,зеркально отраженным в такой женщине ,хоть и недостающим,но своим родным "ребром" быстро наскучит .Ведь это все в тебе уже есть.А вот хвост из-под юбки -этого еще нет.Хвост -это оптимальное решение для семейной жизни.Впрочем,Аверченко раскормил его до невероятных размеров.Такой хвост лучше обойти стороной.Но маленький хвостик в виде дочки вовсе не помешает :)
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий NikaЕвгения Назарова 15 мая 2018, 14:51
    Твои рассуждения не лишены логики. ;-))
    Сергей Якунин # написал комментарий 15 мая 2018, 09:40
    Много интересного. Спасибо.
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Сергей Якунин 15 мая 2018, 14:52
    Серёж, ты иллюстрации к "Вольво" и Ильфу и Петрову видел? А то они исчезли вдруг, и мне пришлось корректировать пост. Без них совсем не то впечатление.
    Сергей Якунин # ответил на комментарий Мaрия А "13 15 мая 2018, 15:57
    Видел. Куплю.))
    Сенди 0514 # написала комментарий 15 мая 2018, 10:40
    Спасибо Машенька! Только что удалось прийти в клуб, прочитаю все с удовольствием!
    Сенди 0514 # ответила на комментарий Сенди 0514 15 мая 2018, 11:52
    Прочла все было интересно! И в конце фразы для хорошего настроения улыбнули-) Спасибо за интересный отдых!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Сенди 0514 15 мая 2018, 14:53
    Отлично, Сендюша! Ты меня очень обрадовала! :-))
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Сенди 0514 15 мая 2018, 14:53
    Надеюсь, что тебе понравится! :-))
    Максим Максимов # написал комментарий 15 мая 2018, 10:53
    Спасибо,Машенька, за интересную информацию. Кое-что слышал, а кое-что совсем не знал! Удачи Вам и хорошей недели! А потом-хороших выходных!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Максим Максимов 15 мая 2018, 14:55
    Спасибо, Максим, за добрые пожелания. Переживаю, что Вы пришли, когда иллюстрации к "Вольво" и к Ильфу и Петрову вдруг исчезли! Мне пришлось заново всё вставлять...
    Взаимно и Вам желаю всего самого доброго!
    Николай Таурин # написал комментарий 15 мая 2018, 19:09

    Ух ты, какой замечательный получился внеочередной выпуск "Клуба"!
    Помнишь, Машенька, пять лет назад, здесь в "Пристани" я делал пост о прототипе Бендера "Реальный Остап" ( ссылка на maxpark.com ), но тебе сейчас удалось собрать еще больше подробностей! ))) И Аркадия Аверченко я очень люблю! Поэтому, большущее спасибо за интереснейший вечер в "Клубе". А вот еще, ты обратила внимание, что в "Золотом теленке" описывая романтическую любовь Бендера к Зосе Синицкой,



    Ильф некоторые моменты взял из истории своих отношений с Марусей Тарасенко. У них ведь тоже все было очень романтично. Их роман начинался с писем друг другу, они писали письма живя в одном городе, Одессе. Эти письма они писали друг другу всю жизнь.
    Мария Николаевна Ильф пережила мужа на сорок четыре года. Переписку с Илей бережно хранила и перечитывала, запершись в своей комнате. Лишь после ее похорон дочь прочла письма и обнаружила: всю жизнь Маруся продолжала отвечать мужу, даже после его смерти.
    Николай Таурин # ответил на комментарий Николай Таурин 15 мая 2018, 19:11
    А это их дочка, Сашенька, по прозвищу "Пиг"
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Николай Таурин 16 мая 2018, 01:23
    Как интересно читать Ваши комментарии, дорогой Николай Францевич! Я Вам очень благодарна, ведь каждый раз Вы дополняете тему чем-то интересным и познавательным!
    Андрей К. # написал комментарий 15 мая 2018, 21:28
    Машенька, большое спасибо!!!!
    Мaрия А "13 # ответила на комментарий Андрей К. 16 мая 2018, 01:24
    И тебе спасибо, что пришёл в клуб, Андрюша! Ты теперь в Пристани редкий гость, к сожалению...
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 561 запись в блогах и 5721 комментарий.
    Зарегистрировалось 34 новых макспаркеров. Теперь нас 5029691.
    X