Казаки. Идейные предатели

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Владимир Дегтярев перепечатал из zen.yandex.ru
    4 оценок, 885 просмотров Обсудить (5)

    В годы Великой Отечественной войны свыше 100 тысяч казаков были награждены орденами, а 279 — получили высокое звание Героев Советского Союза. Но не все казаки обороняли свою Родину от напавших врагов. Многие из них решили пойти на службу к гитлеровским нацистам, в надежде, что им дадут создать свою «Донскую» державу.

    Верхушка Донского казачества, в лице генерала Петра Краснова, сотрудничала с немцами начиная с 1918 года.

    Весной 1918 года, несмотря на Брестский мирный договор, немецкие войска перешли в наступление и 22 апреля 1918 года захватили Симферополь, а 8 мая Ростов-на-Дону. Торжественно, с хлебом-солью встречала приближавшиеся германские войска верхушка донского казачества почувствовавшая, что в войне против Советской России у нее впервые появился очень могущественный союзник в лице кайзеровских войск.

    Сделав ставку на Германию, опираясь на её поддержку, Краснов, во главе Донской армии, развернул борьбу с большевиками. Атаман отменил принятые декреты Советской власти и Временного правительства и создал Донскую республику, которую он впоследствии планировал сделать самостоятельным государством.

    В первый же день вступления в должность атаман направил  письмо кайзеру Вильгельму, заверяя его, в том, что «Войско Донское не находится в войне с Германией», и «просил о помощи оружием», обещая взамен щедро расплатиться продовольствием и сырьем.

    Германия признала Донскую республику и полностью контролировала действия Краснова.

    В ноябре 1918 года в Германии произошла революция. Немцы стали возвращаться на родину. Поставки оружия и боеприпасов на Дон прекратились.

    Казачьи полки стали отступать. Многие казаки, пройдя свою станицу, отставали от полка и оставались дома. К концу февраля Донская армия откатилась с севера к Донцу и Манычу. В ее рядах оставалось всего 15 тысяч бойцов, еще столько же казаков «болтались» в тылу армии. Краснов, в котором многие видели немецкого союзника, подал в отставку.

    Генерал П. Краснов

    Генерал П. Краснов

    В 1920 году П. Краснов эмигрировал в Германию. Краснов симпатизировал нацистскому режиму и возлагал на него надежды как на будущего победителя большевизма; особенно явно это выразилось в написанном незадолго до начала Второй мировой войны романе Краснова «Ложь» (1939), где восторженно изображён Гитлер, воспроизводятся расистские антисемитские штампы нацистской пропаганды.

    Помимо П. Краснова после Гражданской войны в Европе осели десятки тысяч ветеранов Белой армии, в том числе её казачьих формирований. Кто-то пытался встроиться в мирную жизнь на чужбине, а кто-то мечтал о реванше. В Германии реваншисты установили определённые связи с национал-социалистами ещё до прихода Адольфа Гитлера к власти.

    Краснов, и в эмиграции сохранил свои пронемецкие симпатии, он, как и многие другие эмигранты, с восторгом воспринял известие о нападении Гитлера на СССР.

    28 июня, через шесть дней после начала Великой Отечественной войны, живший в оккупированном Париже Донской Атаман граф М.Н. Граббе издал специальный приказ-воззвание к донским казакам.

    «…От имени Всевеликого Войска Донского я, Донской Атаман, единственный носитель Донской власти, заявляю, что Войско Донское, коего я являюсь Главою, продолжает свой двадцатилетний поход, что оружие оно не сложило, мира с Советской властью не заключало; что оно продолжает считать себя с нею в состоянии войны; а цель этой войны — свержение Советской власти и возвращение в чести и достоинстве домой для возобновления и возрождения Родных Краев при помощи дружественной нам Германии…»

    С большой приветственной речью к казакам и всем русским эмигрантам обратился тогда и Атаман Общеказачьего объединения в Германской империи, генерал-лейтенант Е.И. Балабин:

    «Долгожданный момент освобождения России, наконец, наступил: 22 июня Вождь Германского народа, предупреждая нападение красных войск на свою территорию, приказал доблестной своей армии начать наступление…
    … Ныне освободительная задача возлагается Всеблагим Промыслом на Вождя Великой Германии Адольфа Гитлера.
    Под его мудрым и благословенным водительством началось освобождение России, шестой части света, и не одной только России, но всего человечества, на священные права и свободу которого кремлевские злодеи замышляли и упорно подготовляли изменническое нападение.
    Мы верим, что над нашей Родиной уже восходит заря свободы и счастья и что Великая Россия, в достойном союзе с великой Германией и всеми соединенными с нею народами Европы, вступит на путь истинного прогресса и новой жизни на началах общественной справедливости, права и материального благоденствия».

    Генерал Краснов, который целиком и полностью разделял идеи  графа Граббе и атамана Балабина, возглавил "Козакен-Ляйтштелле" — Главное Управление казачьих войск в составе германского вермахта.

    Именно Краснов сочинил текст присяги, которую приносили чины казачьих частей в составе германского вермахта:

    «Обещаю и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием, в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом. Не щадя своей жизни до последней капли крови.
    В поле и крепостях, в окопах, на воде, на воздухе, на суше, в сражениях, стычках, разъездах, полетах, осадах и штурмах буду оказывать врагу храброе сопротивление и все буду делать, верно служа вместе с Германским воинством защите Новой Европы и родного моего войска от большевицкого рабства и достижению полной победы Германии над большевизмом и его союзниками».

    Создание русских частей в армии Германии было начато сразу после нападения на СССР. В Югославии части Российского военного Союза, сформировали охранные подразделения. Однако, посылать части, сформированные из национальностей Советского Союза, в начале войны немцы опасались.

    Немецкая армия, продвигаясь по территории СССР, несла огромные потери. На фоне русской кампании 1941 года западные кампании оказались легкой прогулкой. Худели немецкие дивизии. Менялся их качественный состав. Полевые генералы, всеми правдами и неправдами содействовали формированию в своих тылах "туземных подразделений". Коллаборационистов предпочитали держать подальше от передовой, поручая им охрану объектов, коммуникаций и "грязную работу" — борьбу с партизанами, диверсантами, окруженцами и проведение карательных акций в отношении гражданского населения. Назывались они "хиви" (от немецкого слова Hilfswilliger, желающие помочь). Появились в составе вермахта и части, формируемые из казаков.

    Первые казачьи подразделения появились уже в 1941 году. Появление отрядов "хиви", из умеющих обращаться с лошадьми казаков, не встречало препятствий. К тому же Гитлер не относил казаков к русским, считал их отдельным народом, потомками остготов, поэтому формирование казачьих частей не встречало противодействия со стороны функционеров НСДАП.

    Атаман Всевеликого войска Донского Пётр Краснов 22 июня 1941 года провозгласил:

    «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов… Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру!»

    С лёгкой руки Краснова из казаков-ветеранов Гражданской войны началось формирование частей для участия в войне против СССР.

    Уже осенью 1941 года при группе армий «Центр» действовали разведывательно-диверсионные подразделения, сформированные из казаков. 102 казачий эскадрон Ивана Кононова занимался охраной тыла гитлеровцев, то есть борьбой с партизанскими отрядами.

    К концу 1941 года в составе гитлеровских войск действовали: 444 казачья сотня в составе 444 охранной дивизии, 1 казачья сотня 1 армейского корпуса 18 армии, 2 казачья сотня 2 армейского корпуса 16 армии, 38 казачья сотня 38 армейского корпуса 18 армии и 50 казачья сотня в составе 50 армейского корпуса той же армии.

    Одной из первых в составе вермахта появилась казачья часть под командованием Ивана Кононова. 22 августа 1941 года командир 436 полка 155-й стрелковой дивизии майор РККА Кононов И.Н. построил личный состав, объявил своё решение о переходе к противнику и предложил всем желающим присоединиться к нему. Так Кононов, офицеры его штаба и несколько десятков красноармейцев полка оказались в плену.

    Генерал ВС КОНР И.Н. Кононов

    Генерал ВС КОНР И.Н. Кононов

    Там Кононов "вспомнил", что он сын казачьего есаула, объявил себя казаком, противником большевиков и предложил немцам свои услуги в формировании воинской части из казаков, готовых сражаться с коммунистическим режимом.

    Осенью 1941 года офицер контрразведки 18-й армии Рейха барон фон Клейст выступил с предложением сформировать казачьи части, которые будут вести борьбу с красными партизанами.

    Первая из таких частей была организована в соответствии с приказом командующего тыловым районом группы армий "Центр" генерала фон Шенкендорфа от 28 октября 1941 года. Первоначально был сформирован эскадрон, основу которого составили бойцы 436 полка, сдавшегося в плен.

    Командир эскадрона Кононов с целью вербовки совершил вояж по близлежащим лагерям для военнопленных. Получивший пополнение эскадрон позднее был преобразован в казачий дивизион. Численность дивизиона составляла 1799 человек.

    Не все пленные красноармейцы, объявлявшие себя казаками, являлись таковыми. Сам Кононов признавался, что кроме казаков, составлявших 60% личного состава, под его началом были представители всех национальностей, вплоть до греков и французов.

    На протяжении 1941-1943 годов дивизион вёл борьбу с партизанами и окруженцами в районах Бобруйска, Могилева, Смоленска, Невеля и Полоцка. Дивизиону было присвоено обозначение Kosacken Abteilung 102.

    Генерал фон Шенкендорф был доволен "кононовцами", в своем дневнике характеризовал их так:

    "Настроение казаков хорошее. Боеготовность отличная… Поведение казаков по отношению к местному населению беспощадное".

    Летом 1942 года Краснов опубликовал обращение к казакам Дона, Кубани и Терека, в котором призывал их к борьбе с Советской властью на стороне Германии. Краснов заявлял, что казаки будут воевать не против России, а против коммунистов за освобождение казачества от "советского ига".

    После оккупации Кубани войсками группы «А» ее командование получило из Берлина разрешение на проведение эксперимента по созданию автономного казачьего района, в котором предполагалось после ухода немецких войск восстановление самоуправления. Казакам гарантировалась свобода в культурной, образовательной и религиозной деятельности. Предполагалось в будущем реорганизовать район в атаман-губернаторство. Была разрешена ликвидация колхозов и переход к частному землевладению.

    При немецких комендатурах содержались казацкие сотни для полицейских задач. В частности, две такие сотни донских казаков находились в станице Луганской и еще две — в Краснодоне. Многие беды от них понесло гражданское население на Луганщине. 12 августа 1942 близ хутора Пшеничного Станично-Луганского района казаки-полицаи вместе с немцами разгромили партизанский отряд, которым командовал Яковенко. Казаки участвовали в охране железных дорог, несли постовую службу, прочесывали леса на левом берегу Северского Донца в поисках советских военнопленных, выискивали коммунистических подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».

    Казачий район был сформирован к 1 октября 1942 года и включал в себя шесть административных районов на нижней Кубани с населением около 160 тысяч человек.

    В октябре 1942 года в оккупированном германскими войсками Новочеркасске с разрешения немецких властей прошёл казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского. Начинается организация казачьих формирований в составе вермахта, как на оккупированных территориях, так и в эмигрантской среде. Создание казачьих частей возглавил бывший полковник царской армии Сергей Васильевич Павлов, в советское время работавший инженером на одном из заводов Новочеркасска. Инициатива Павлова была поддержана Красновым.

    24 октября 1942 года в Краснодоне состоялся «казачий парад», которым донские казаки показали свою преданность командованию вермахта и немецкой администрации. После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано приветственное письмо Адольфу Гитлеру, где, в частности, говорилось:

    «Мы, донские казаки, остатки уцелевших от жестокого жидовско-сталинского террора, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий донской казачий привет!»

    Многие казаки, в том числе и не разделяющие восхищения фюрером, тем не менее приветствовали политику рейха, направленную на противопоставление казачества и большевизма. «Каковы бы ни были немцы, хуже не будет», – подобные высказывания слышались очень часто.

    Первым боевым крещением донских казачьих отрядов стало уничтожение советских партизан в донских плавнях. В городах и районных центрах Дона, Кубани и Терского края шла борьба казаков с советским подпольем и партизанскими отрядами. Вслед за этим казачий актив, при содействии органов СД и Абвера успешно разгромил советское подполье в городах Области Войска Донского.

    В ноябре 1942 года казачьи структуры получили разрешение от немецких военных властей на формирование казачьих полков. Организация боевых единиц развернулась на территории всех казачьих войск, для борьбы против Красной Армии. В соответствии с приказом атамана Павлова, все казаки, способные носить оружие, должны были явиться на местные пункты сбора и зарегистрироваться. Атаманы станиц были обязаны в три дня произвести регистрацию личного состава. Каждый доброволец имел право заявить свой последний чин в Российской Императорской или в Белой армии. На местное казачье самоуправление, как и встарь, было возложено обеспечение казаков строевыми лошадями, седлами, шашками и формой.

    Оружие выделялось по согласованию с немецкими штабами и комендатурами.

    Общее руководство по формированию казачьих частей было возложено на начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства восточных оккупированных территорий Германии генерала Петра Краснова:

    «Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам, – не уставал напоминать генерал своим подчиненным. – Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настало время, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь».

    К середине 1943 года в составе вермахта было около 20 казачьих полков разной укомплектованности и большое количество мелких подразделений, общая численность которых доходила до 25 тысяч человек. Всего, по оценкам экспертов, в Вермахте, частях Ваффен-СС и во вспомогательной полиции за годы Великой Отечественной войны служило около 70 000 казаков, большая часть которых, это бывшие советские граждане, перешедшие на сторону Германии во время оккупации. Из казаков было сформированы воинские части, которые в дальнейшем сражались как на советско-германском фронте, так и против западных союзников — во Франции, в Италии и особенно против партизан на Балканах.

    Большинство этих подразделений несли охранную и конвойную службу, участвовали в подавлении движения сопротивления частям вермахта в тылу, в уничтожении партизанских отрядов и "нелояльных" Третьему Рейху представителей гражданского населения, но были и казачьи части, которые гитлеровцы старались задействовать против красных казаков с той целью, чтобы последние также переходили на сторону Рейха.

    Летом 1944 года немецкое командование приняло решение о переброске казаков в Италию для борьбы с местными партизанами.

    К концу сентября 1944 года в северо-восточной Италии были сосредоточены до 16 тысяч казаков-коллаборационистов и членов их семей. К апрелю 1945 года это число превысит 30 тысяч человек.

    Устроились казаки с комфортом: итальянские городки переименовывались в станицы, город Алессо был назван Новочеркасском, а местное население подверглось насильственной депортации. Казачье командование разъясняло итальянцам в манифестах, что главной задачей является борьба с большевизмом:

    «… теперь и мы, казаки, сражаемся с этой мировой чумою везде, где её встречаем: в польских лесах, в югославских горах, на солнечной итальянской земле».

    В феврале 1945 года в Италию из Берлина перебрался Пётр Краснов. Он не терял надежды получить от гитлеровцев право на создание «казачьей республики» хотя бы на территории Италии.

    30 апреля 1945 года генерал Ретингер, командующий немецкими войсками в Италии, подписал приказ о прекращении огня. Капитуляция немецких войск должна была начаться 2 мая.

    Краснов и командование Казачьего стана решили, что территорию Италии, где казаки «наследили» карательными акциями против партизан, нужно покидать. Решено было перейти в Австрию, в Восточный Тироль, где добиться «почётной капитуляции» перед западными союзниками.

    Краснов рассчитывал на то, что «борцов с большевизмом» не станут выдавать Советскому Союзу, однако у англичан на это было свое мнение.

    К 10 мая в Восточном Тироле сосредоточились около 40 тысяч казаков и членов их семей. Сюда же подошли 1400 казаков из резервного полка под командованием генерала Шкуро.

    Казаки в Лиенце

    Казаки в Лиенце

    Штаб казаков разместился в гостинице города Лиенца.

    18 мая в Лиенц прибыли представители английских войск, и Казачий стан торжественно капитулировал. Коллаборационисты сдали оружие и были распределены по лагерям вокруг Лиенца.

    28 мая англичане провели операцию по аресту и выдаче советской стороне высших чинов и офицеров Казачьего стана.

    Утром 1 июня в лагере Пеггец британские войска начали операцию по массовой выдаче коллаборационистов Советскому Союзу.

    Всё дело в том, что казаки успели заработать дурную славу в Европе. Варшавское восстание, которое подавляли казаки, было организовано эмигрантским правительством Польши, находившемся в Лондоне. Антипартизанские акции в Югославии и Италии, отмеченные насилием в отношении мирного населения (о депортации уже говорилось выше), также восторга у английского командования не вызвали.

    Казаки пытались оказать сопротивление, и англичане активно применяли силу. Данные о количестве погибших казаков разнятся: от нескольких десятков до 1000 человек.

    Часть казаков сбежала, были случаи суицида.

    С 28 мая по 7 июня советская сторона получила от англичан из Восточного Тироля 42 913 человек (38 496 мужчин и 4417 женщин и детей), из них 16 генералов, 1410 офицеров, 7 священников. В течение следующей недели англичане поймали в лесах 1356 убежавших из лагерей казаков, 934 из них 16 июня были переданы органам НКВД.

    Пётр Краснов, Андрей Шкуро, Гельмут фон Паннвиц, Тимофей Доманов Военной коллегией Верховного Суда СССР на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников» были осуждены к смертной казни через повешение. Спустя полтора часа после вынесения приговора он был приведён в исполнение во внутреннем дворе Лефортовской тюрьмы.

    Суд над казачьими генералами

    Суд над казачьими генералами

    Судьба других казаков не отличалась от судьбы коллаборационистов, например, тех же «власовцев». После рассмотрения дела каждый получал приговор в соответствии со степенью вины. Спустя 10 лет, в соответствии с Указом Президиума Верховного совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупационными властями в период Великой Отечественной войны», казаки-коллаборационисты, остававшиеся в заключении, были амнистированы.

    Освобожденные ветераны Казачьего стана о своих «подвигах» не распространялись, поскольку отношение в советском обществе к таким, как они, было соответствующим. Воспевать их страдания тогда было принято только в эмигрантских кругах, из которых эта нездоровая тенденция перекочевала в Россию постсоветского периода.

    На фоне 27 миллионов советских граждан, погибших в годы Великой Отечественной войны, рассуждать о «трагедии» отщепенцев, присягнувших Гитлеру и выполнявших для него грязную работу, просто кощунственно.

    У казачества в Великой Отечественной войне были настоящие герои: бойцы 4 гвардейского кавалерийского Кубанского казачьего корпуса и 5 гвардейского кавалерийского Донского казачьего корпуса.

    В 1996 году многие казненные казачьи генералы вермахта в России были реабилитированы согласно решению Главной военной прокуратуры. Однако вскоре решение о реабилитации было отменено как необоснованное. В период с 1997 по 2001 годы та же ГВП приняла решение, что казачьи командиры вермахта (к примеру, Шкуро и фон Паннвиц) реабилитации не принадлежат.

    В 1998 году в Москве в районе станции метро «Сокол» была установлена памятная плита А.Г.Шкуро, Г.фон Паннвицу и другим казачьим генералам Третьего Рейха. Ликвидация этого монумента предпринималась на законных условиях, но неонацистское лобби всячески препятствовало уничтожению этого памятника. Тогда в преддверии Дня Победы 2007 года плиту с высеченными на ней фамилиями коллаборационистов времен Великой Отечественной войны просто разбили неустановленные лица. Было возбуждено уголовное дело, которое не дошло до логического завершения.

    Памятник в станице Еланской

    Памятник в станице Еланской

    Сегодня в России существует памятник тем самым казачьим подразделениям, входившим в состав армии Третьего Рейха. Мемориал был открыт в 2007 год в Ростовской области (станица Еланская).

    Ирония судьбы в том, что об этих настоящих героях вспоминают куда реже, чем о тех, кого настигло справедливое возмездие в 1945 году.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 5 комментариев , вы можете свернуть их
    Алекс Новин # написал комментарий 11 января 2019, 18:06
    За то теперь потомки тех, кого амнистировали, расхаживают ряжеными и вовсю орудуют при разгоне протестов "дарагих рассиян". Этим "казакам" все равно кого нагайками да шашками полоскать, лишь бы платили хорошо.
    Борис Попов-Веденисов # написал комментарий 11 января 2019, 23:48
    мои донские казаки во время Гражданской войны воевали под Красными знамёнами Миронова, а во время Великой отечественной - против гитлеровцев и японцев.
    Владимир Алексеев # ответил на комментарий Борис Попов-Веденисов 12 января 2019, 03:24
    Как видим не все, далеко не все.
    евгений борщаков # написал комментарий 12 января 2019, 09:37
    Откуда автор этого материала взял, что П.Н. Краснов на начало ВОВ был атаманом Войска Донского? Вообще-то его лишили этого звания в феврале 1919 года за чрезмерную любовь к Германии, А 70 тысяч предателей (на самом деле поменьше) из всех казачьих войск-не так много в сравнении с более чем 1 млн. русских служивших у Власова и в хиви.... А с тем козлом, который поставил памятник Краснову в Еланской, довелось общаться. До драки дело не дошло, но было на грани...
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 662 записи в блогах и 5523 комментария.
    Зарегистрировалось 190 новых макспаркеров. Теперь нас 5028962.