Алжир и Иран – союзники или партнеры…

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Рамдан Аурагх перепечатал из www.dipcomment.com
    0 оценок, 943 просмотра Обсудить (0)
    Как только 9 февраля 2017 года иранский посол в Алжире Рида Амри объявил о готовящемся визите президента Ирана Хасана Рухани в Алжир, как тут же в социальных сетях разгорелось обсуждение по случаю предстоящего визита. При этом, общественные активисты и правозащитники активно выступают за отмену этого визита из-за той негативной позиции, которую Иран занимает в отношении к странам региона.
    На праздновании по случаю 38-й годовщины иранской революции, которое было организовано иранским посольством в Алжире, и в котором приняли участие алжирский министр высшего образования и научных исследований Тахер Хаджар, а также министр энергетики Нуриддин Бутрафа, посол Ирана сообщил, что занимается вопросом организации предстоящего визита иранского президента Хасана Рухани, намеченного на ближайшее будущее.
    Посол Ирана Амри отметил, что отношения между Ираном и Алжиром являются «примером успешных связей между странами», упомянув при этом визиты алжирского президента Бутефлики в Тегеран, и визиты предыдущих иранских президентов в Алжир.

    Хэштег «Нет визиту Рухани в Алжир»
    Реакция алжирской общественности на заявление иранского посла была мгновенной, когда в «Твиттере» развернулась кампания, направленная против визита президента Рухани в Алжир с требованием отмены намеченного визита. Алжирские подписчики в Твиттере активно поддержали тег под названием «Нет визиту Рухани в Алжир», что вызвало отклик в кругах активистов, особенно в странах Арабского залива.
    Алжирские активисты в своих комментариях выразили решительный протест против политики Ирана в регионе, и его участия в разрушении стран и подрыве их безопасности. В частности речь идет о Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне. Активисты предупреждают об опасности вмешательства Ирана в дела Алжира и других стран Северной Африки, особенно в свете того, что они называют «неприкрытым вмешательством в дела стран восточной части арабского региона», в том числе государств Совета Сотрудничества Арабского залива.
    Алжирские активисты в своих комментариях упоминают об аналогичной кампании, проходившей в Алжире, и требовавшей выдворить из Алжира иранского атташе по вопросам культуры Амира Мусави за то, что он якобы пытался активно распространять шиизм в Алжире под видом экономического сближения между Ираном и Алжиром.
    Широкий резонанс, касающийся иранской деятельности по распространению шиизма в Алжире, вызвали отрывки видео, на которых алжирская молодежь в городе Вагран (Oran) выполняет шиитские обряды и ритуалы. Этот случай подтолкнул алжирское министерство по делам религии разослать имамам всех мечетей послания, запрещающие распространение литературы, призывающей к обращению в шиизм и предписывающее строго наблюдать за содержимым библиотек в мечетях, для того, чтобы предотвратить просачивание туда подобной литературы.



    Враждебная среда, но…!
    Алжирский писатель и политический эксперт Идрис Раббух в сказал о том, что «Алжир с Ираном связывают крепкие узы не стратегического характера, и Алжир ожидает серьезного отношения со стороны Ирана к своим союзникам».
    По мнению политического эксперта, роль Алжира состоит в сотрудничестве с Ираном на уровне так называемого «азиатского партнерства», с Китаем – на уровне торгового партнерства, с Ираном – на уровне «регионального политического партнерства», с Россией – в областях газа и вооружений. Кроме того, роль Алжира состоит в сближении позиций различных сторон в спорных региональных вопросах, включающих отказ Алжира поддержать военное вмешательство НАТО в Ливии, сирийский вопрос в том плане, что позиции Алжира и Ирана совпадают по целому ряду региональных вопросов.
    Вместе с тем, наряду с очевидной близостью позиций двух стран-союзниц по многим региональным вопросам, тем ни менее, отношения Алжира с Ираном больше воплощаются в реализации взаимовыгодной политики, и никак не распространяются на алжирское общество.
    Раббух объясняет это тем, что «в алжирском обществе мнение об Иране испортилось после начала сирийского кризиса из-за той позиции, которую Иран и подконтрольное ему движение Хезболла заняли в отношении событий в Сирии, а также из-за роли, которую Иран играет в Йемене и Ираке, и распространения конфессиональной розни в регионе».
    Эксперт утверждает, что страны арабского Магриба «это общества, которые исповедуют маликизм (ветвь в суннитской школе), и не собираются отказываться от него в пользу любого другого религиозного направления, а доктрину или идеологию радикального шиизма они считают чуждой для себя. Поэтому иранским культурологическим организациям трудно найти подходящую для своей деятельности почву в алжирском обществе».
    В заключение Раббух приходит к выводу: «В любом случае их деятельность будет носить весьма ограниченный характер, как, например, создание миссионерских обществ, куда с помощью денег и других соблазнов завлекают алжирских молодых людей, чтобы они занимались распространением нужных идей»

    Стабильные отношения.
    Еще в период правления иранского шаха, а затем покойного президента Хуари Бумедьена Иран и Алжир связывали тесные и близкие отношения.
    Алжир стал гарантом соглашения, подписанного в 1975 году шахом Ирана Мухаммедом Реза Пехлави и тогдашним вице-президентом Ирака Саддамом Хуссейном, известного под названием «Алжирское соглашение», которое положило конец пограничным спорам между Ираном и Ираком.
    В 1979 году Алжир приветствовал иранскую революцию, а бывший президент Алжира Шадли Бин Джедид посетил Тегеран в 1982 году с официальным визитом. Когда в 1980 году США разорвали дипломатические отношения с Ираном, Алжир представлял интересы Ирана в Вашингтоне. Алжирским дипломатам удалось достичь договоренности с Ираном об освобождении заложников, удерживавшихся в американском посольстве в Тегеране.

    Период напряженности.
    Алжирское правительство, которое возглавлял бывший премьер-министр Рида Малек, обвинило Иран в оказании политической и информационной поддержки «Исламскому фронту спасения». И это закончилось разрывом дипломатических отношений между двумя странами в марте 1993 года. Тогда же Алжир отказался представлять интересы Ирана в Вашингтоне.

    Очередное потепление отношений.
    Признаки примирения между Алжиром и Ираном стали проявляться в эпоху двух предыдущих алжирских президентов Али Кафи и Амина Зарваля, а при нынешнем президенте Абдель Азизе Бутефлике эта тенденция усилилась. В сентябре 2000 года были восстановлены дипломатические отношения между двумя странами, а в октябре 2001 года состоялся обмен послами. В октябре 2003 года президент Бутефлика посетил Тегеран с официальным визитом. А в октябре 2004 года в Алжире с ответным визитом побывал тогдашний президент Ирана Мухаммед Хатеми, который стал первым иранским президентом, посетившим Алжир, начиная с 1979 года.
    Алжирский президент Бутефлика неоднократно упоминал в своих выступлениях о праве «южных правительств» на обладание атомными технологиями в мирных целях, тем самым становясь на сторону Ирана в ядерном вопросе. Это способствовало укреплению экономического сотрудничества на фоне сближения политической позиции между правительствами обеих стран.
    Наблюдатели считают, что сближение позиций Алжира и Ирана по политическим вопросам регионального характера, отразится на экономических отношениях двух стран. В январе 2003 года странами была создана двусторонняя экономическая комиссия, первое заседание которой состоялось в том же месяце в Алжире. Комиссией было подписано 20 меморандумов о взаимопонимании между странами, которые касаются различных областей.

    Тем временем…
    На самом деле, алжирское общество не так активно вникает в ближневосточные вопросы, как эти тренды освещают арабоязычные информационные ресурсы, подконтрольные в основном правительствам стран Арабского Залива.
    Алжирский обыватель, когда речь заходит о неких конфессиональных рассуждениях, просто дистанцируется от навязываемой им полемики, считая это уделом религиозных школ и тех, кто зарабатывает на религии. Ведь, после гражданской войны 90-х ХХ века в Алжире на почве противостояния между исламистами и марионеточным правительством, граждане стараются уходить от этих дискуссий, дескать, и нас жителей Магриба это не касается.
    Именно монолитность религиозного поля в этом регионе и стала преградой на пути разного рода миссионеров, что разжигали войны по всему Ближнему Востоку.
    Алжирец по своей природе скупой на слова и не отягощен излишней сентиментальностью – гордый и деловой. Очень трудно сеять в алжирском обществе семена религиозного раздора, посему иранским спецслужбам не удастся ангажировать «пятую колонну», как это им до сих пор удавалось делать в странах арабского Востока. Вот это и есть секрет того, что волна «арабской весны» обошла Алжир стороной.

    Алжир – почти что единственная страна, которая не заигрывает с Израилем и не вступает с ним в какие-то закулисные «переговоры». Позиция Алжира в этом плане однозначна. В этом плане Иран может воспользоваться такой позицией Алжира, чтобы втянуть его в свой альянс под предлогом «освобождения Палестины», но алжирцы хорошо усвоили уроки прошлого и прекрасно понимают, что Тегеран и Тель-Авив – не такие уж «враги», как это рисуют в Вашингтоне. Все не так однозначно, и гораздо сложнее.

    Если учесть фактор России в этих отношениях становится очевидным следующее:

    1. Алжирский режим заинтересован в поддержке Москвы на уровне СБ ООН в связи с перспективой внутренних политических потрясений;

    2. Москва сумела обозначить контуры нового альянса на Ближнем Востоке, его элементы – это Иран, Сирия (режим Асада), Израиль и Турция. Поэтому алжирцы не вступят в эту игру, зная заранее, что они окажутся заложниками ситуации. С другой стороны, Алжир неоднократно отвергал предложений Саудовской Аравии по вступлению в «антитеррористические» коалиции. Алжир просто не хочет подчиняться Эр-Рияду и играть роль регионального сателлита в «чужой» игре;

    3. Новая американская администрация не будет «церемониться» с Тегераном и в этом плане Алжир, помимо России, может играть роль некого дипломатического буфера в налаживании ирано-американских отношений, как это было совсем недавно. Иран может реализовать свои экономические проекты по «размораживанию» активов через алжирскую экономику, что явно не понравится странам Арабского залива.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 795 записей в блогах и 5476 комментариев.
    Зарегистрировалось 55 новых макспаркеров. Теперь нас 5028827.