Александр Росляков. ТЕАТРАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Александр Росляков написал
    27 оценок, 1459 просмотров Обсудить (36)

    Я, конечно, очень извиняюсь, но в жизни всякое бывает. В том числе и то, о чем при барышнях даже неловко говорить.

    Товарищ мой уже два дня пьет с горя. Как не пить! Я бы на его месте вовсе удавился.

    А дело было так. Пошел Никита, а его зовут Никитой, с девушкой в театр. А кто Никиту знает, уже отсюда б страшно удивился. Поскольку девушек Никита в театр сроду не водил. Обычно – в бар, где подают его любимую «отвертку», водку с апельсиновым соком, после чего уже – к себе домой, без всяких, стало быть, излишеств.

    И если на такое вот решился – значит, неспроста. Значит, Никита втюрился – до небывалой для него измены своим правилам. Что тоже, как показывает жизнь, бывает… Рехнуться можно – повел девушку в театр!

    И вот он отсидел там за святое дело первый акт, второй; буфеты посетили, где он даже пить не стал, съел только бутерброд-другой – такое вдруг с ним перевоплощение. Но доходит дело до развязки в третьем акте, и тут в самом Никите происходит неожиданная кульминация. То есть прямо внутри него. Ну, как бы это помягче сказать: то ли бутербродов он облопался в антракте, то ли еще раньше лишку съел. Ну, в общем очень хочется ему, еще раз бесконечно извиняюсь, пукнуть. С кем не бывает? Только с ним это стряслось в очень уж неподходящем месте. А так как, повторяю, он в эти театры не большой ходок, то и как быть там в подобном случае, не знает.

    Сперва он хотел по честному сказать околдовавшей его девушке «пардон» и удалиться куда надо сделать свой пердон. Но поглядел туда-сюда по ряду – зрители так захвачены сценической игрой к развязке, что поднимать их, чтобы выбраться из зала, показалось ему неудобно. Скажут еще: ну и невежа, мало ему антракта было! Не станешь же всем объяснять, какого рода в нем оказия. То есть без девушки он это и со сцены бы не постеснялся объявить, за ним не заржавеет. Ну а при ней стал, говорю же, сам не свой. Куда только эта его обычная раскованность девалась!

    Ну, он тогда и думает: стерплю, авось само пройдет. Но само, как назло, не проходит. Наоборот, это его интимное желание все крепнет, превращаясь в самую мучительную страсть. Он чувствует, как напрягаются черты его лица, и всячески старается изображать, что это в предвкушении именно сценической, а не какой другой развязки. То есть уже в некоторой мере лжет.

    Но, слава Богу, все спектакли на земле рано или поздно кончаются, и потому разорваться прямо в зале ему не пришлось. Вот все уже на сцене наконец-то развязалось, публика хлопает в ладоши, а с ней и обнадеженный Никита – уже слегка суча от нетерпения ногами. Пять раз, говорит, артистов на поклоны вызывали. А он и так-то недолюбливал этот театр – тут вообще возненавидел насмерть. И сам зарекся навсегда в него ходить – и детям, думает, если от девушки родятся, тоже туда дорогу закажу.

    Однако и овации закончились, выходит он со спутницей в фойе, ища исподтишка нужное место. Да разве у нас что-то в случае нужды найдешь?

    А его спутница в искреннем восторге от спектакля тем временем одушевленно верещит: «Ну как тебе? А декорации? А постановка? А ты бы мог вот так, как Сирано, страдать душевно – и молчать?» Конечно, в другой раз Никита уж сказал бы все об этом Сирано – ну а тут как язык прилип. И даже перебить ее высокие полеты чувства отступлением до низменного естества никак не может. И только еле отвечает: «Да! Ты и не представляешь, как мне это близко!» И при таких словах она порывисто берет его под руку – и уже не отпускает до самой выдачи на вешалке пальто.

    А живет она тоже в центре, в двух остановках от театра – и после Мельпомены предлагает проводить ее домой пешком. И Никите опять деваться некуда, только одна надежда: по дороге отвильнуть в какой-нибудь ларек за шоколадкой или чем-нибудь еще. Но девушка на улице опять берет его под руку, и ее чувства, возбужденные спектаклем, уже пучкуются вокруг страдающего мужественно, как молчаливый рыцарь Сирано, Никиты. О чем бы ему только и мечтать – да тут такая глупость!

    И уж она не хочет никакую шоколадку – все только осаждая его столь желанными б опять же, если б не его беда, вопросами: «А о чем ты сейчас думаешь? А почему у тебя такой мрачный вид? А что бы ты хотел, скажи?»

    Что б он хотел – сказать-то и нельзя! Но этот мрачный вид вообще действует на девушек неотразимо – а тут еще такой спектакль о благородном молчуне! И перед ее домом, дотопать до которого Никите стоило полжизни, она не хочет нипочем расстаться с ним, не изгладив его понятой ей на свой лад печали. И как ни жутко его реактивное желание, он опять не в состоянии дать деру от уже готовой кинуться в его объятия любви. И заключить ее в них, в диком страхе осрамиться, тоже невозможно!

    И тут в его уже мутящемся от напряжения мозгу родится один шанс спасения. И он ей говорит: «А у тебя дома нет попить чего-то? Что-то пересохло страшно в горле; может, вынесешь?»

    Но девушка, воспламененная его загадочной угрюмостью, ему в ответ: «Так зайдем ко мне, напою тебя чаем». – «Нет же, нет! – возражает темпераментно Никита. – Поздно, родители, неловко!» – «А никого дома нет, – не уступает та, – видишь, вон окна не горят. Родители на даче, а сестра, значит, гуляет со своим Витькой где-то».

    И уже чующему свою смерть Никите ничего не остается, как следовать за своей дамой сердца к ней домой. Он уж и думать ни о чем не может, весь зеленый от гераклова усилия не врезать петуха.

    И вот они раздеваются в прихожей, идут в кухню – но и уборной, что у нас традиционно примыкает к кухне, слышимость туда-сюда отличная, воспользоваться он не может. Она же ставит чайник, предлагая дорогому гостю сесть. Но стул там – всего один. «А, – говорит она, – это родители свезли на дачу стулья, хотят сюда взять новые. Сейчас я принесу из комнаты». Но Никита, учуяв тут свою последнюю надежду, орет, как будто речь идет о ходке в тыл врага: «Ни за что! Я сам!» И, чуть ее не оттолкнув, мчит из последних сил за этим стулом в комнату подальше.

    Заскакивает в нее, плотно затворяет за собой дверь – и с диким пением какого-то куплета, чтобы заглушить возможный звук, и производит его, прямо как из пушки. Затем летит к окну, опрокидывая что-то и рассыпая чьи-то вещи по пути, окно отпахивает, срывает с себя пиджак и начинает лихорадочно махать им, дабы устранить следы того. Затем летит обратно к двери, зажигает свет, чтобы взять стул, оборачивается – и вот что в этом жутком свете видит.

    На кровати, застыв от изумления, лежат в раздетом виде двое – сестра со своим Витькой, как потом уже доходит до него. И все трое, как в коронной театральной сцене, несколько мгновений онемело смотрят друг на дружку. После чего Никита сломя голову кидается в прихожую, хватает там, как уже по дедушке Крылову, в охапку кушак и шапку – и в страшном ужасе от нестерпимого провала рвет оттуда когти навсегда.

    Вот с чего уже два дня и пьет. Называется, сходил с любимой девушкой в театр! Эта его любовь теперь уже, конечно, вдребезги – и осколков не собрать!

     

    roslyakov.ru

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 36 комментариев , вы можете свернуть их
    EVA LEUS nl # написала комментарий 22 июля 2011, 22:13
    Пусть бросает пить и идет к свей девушке...
    С кем не бывает.Если она его любит,то из-за такой ерунды не стоит жизнь портить.Друзья бы помогли,а то только ржать...Засранцы!
    Людмила Хижняк # ответила на комментарий EVA LEUS nl 23 июля 2011, 21:10
    Вообще-то,да,но я,как представлю глаза сестры с
    Витькой......... :)
    Василий Степанов # написал комментарий 23 июля 2011, 11:24
    Как в старом советском анекдоте. Сидит мужик у своей возлюбленной, а в это время муж. Мужик в окно, повисает между 3-м и 4-м этажом. Что делать? Тут появляется черт - пёрни и я тебя спасу. Мужик поддал. Черт говорит - сильнее. Мужик - второй раз. Черт - еще сильнее. Мужик - в третий, и в это время получает тумак в бок, просыпается: "Иван Иваныч! Ну как не стыдно, на партийной кнференции, в президиуме... "
    Валентин Правильный # написал комментарий 23 июля 2011, 14:47
    Хороший лёгкий стиль. Хоть посмеялся и порадовался от статьи в ГП. Побольше такого лёгкого про жизнь публиковали бы в ГП. А то, в основном: жизнь всё хуже и хуже, власть плохая,
    процветает преступность, вооружаться не дают да и комменты общаются между собою как враги. Автору долгих творческих лет и благополучия.
    Пётр Трапезников # написал комментарий 23 июля 2011, 15:59
    Ай,да автор,ай да сукин сын!Ржал минут пять,чуть не оппукался!!!!Маладец!!!!!!!!!!!
    Людмила Хижняк # ответила на комментарий Пётр Трапезников 23 июля 2011, 21:15
    У Вас-то, небось, туалет под боком
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    Zenon Kloczko # написал комментарий 23 июля 2011, 23:12
    Александр!!
    С большим талантом написано!!! Замечательный русский язык, но сюжет никудышный!!!
    Надеюсь, что в следующий раз прочитаю твою новую историю с хорошим сюжетом!!!
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 704 записи в блогах и 5931 комментарий.
    Зарегистрировалось 70 новых макспаркеров. Теперь нас 5028645.