В. И. Ленин о социалистическом государстве и праве.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Союз Рабочих перепечатал из www.law.edu.ru
    2 оценок, 2181 просмотр Обсудить (3)

    http://www.law.edu.ru/_borders/logoword.gif

    В. И. Ленин о социалистическом государстве и
    праве.
    //Правоведение. -1960. - № 2. - С. 3 - 14

    1. С именем В. И. Ленина связано создание теоретических основ социалистического государства и права. В условиях империализма и победы социалистической революции В. И. Ленин гениально развил мар­ксистское учение во всех областях общественных наук, в том числе и в области правовой науки, раскрыл объективные закономерности развития; социалистического общества, дал глубочайшие научные обобщения по всем коренным вопросам общественного развития и социалистического строительства.

           Ленинское учение о социалистической революции и праве, о законо­мерности создания принципиально новой системы социалистического права как объективно необходимого регулятора общественных отноше­ний и важного орудия построения коммунистического общества, об основных принципах социалистического права, о социалистической за­конности и правопорядке как необходимых условиях укрепления социалистического государства и обеспечения выполнения исторических задач диктатуры рабочего класса — это теоретическая основа всего пра­вового строительства и правовой науки социалистических стран.

          Опираясь на опыт Парижской коммуны, революции 1905 г. и Фев­ральской революции 1917 г. в России, В. И. Ленин открыл республику Советов как государственную форму диктатуры пролетариата. Разо­блачая позиции вождей II Интернационала, которые отстаивали бур­жуазную парламентарную республику как якобы лучшую форму госу­дарства в период перехода к социализму, В. И. Ленин в докладе «О за­дачах пролетариата в данной революции» в апреле 1917 г. говорил: «Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьян­ских депутатов по всей стране, снизу доверху».1  Вместе с тем В. И. Ленин учил, что «переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность будет при этом неизбежно одна: диктатура пролета­риата».2

    Это указание В. И. Ленина служит исходной основой при определе­нии сущности государства как в СССР, так и в странах народной демо­кратии, в которых диктатура рабочего класса осуществляется в новой политической форме. Этой формой является народная демократия, выдвинутая марксистами-ленинцами в новых условиях общественного развития.

          В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что диктатура пролета­риата означает высший тип демократии и показывал всю глубину про­тивоположности между социалистической демократией, выражающей интересы трудящихся, и демократией буржуазной, стоящей на страже интересов эксплуататоров. Исходя из классовой сущности демократии, В. И. Ленин указывал на узкий, фальшивый, формальный характер буржуазной демократии, на ее эксплуататорскую природу: «. . .наиболее демократическая буржуазная республика есть не что иное, как машина для подавления рабочего класса буржуазией, массы трудящихся горст­кой капиталистов».3 Эта характеристика обличает реакционные теории ревизионистов о якобы надклассовом характере буржуазного государ­ства, вымыслы буржуазных и социал-демократических апологетов ка­питализма, рекламирующих «государство социального благоденствия».

    Только диктатура рабочего класса обеспечивает широкую и реаль­ную демократию для всех трудящихся. «Именно те массы, которые даже в самых демократических буржуазных республиках, будучи равноправ­ны по закону, на деле тысячами приемов и уловок отстранялись от уча­стия в политической жизни и от пользования демократическими правами и свободами, привлекаются теперь к постоянному и непременному, при­том решающему, участию в демократическом управлении государ­ством».4

             В Советском Союзе и в странах народной демократии осуществлена подлинная демократия для трудового народа, невиданная в истории раз­вития общества. Советская демократия за сорок два года прогрессив­ного развития по пути, указанному В. И. Лениным, достигла огромных успехов. XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза отме­тил, что в современных условиях главным направлением в развитии социалистической государственности является всемерное развитие демо­кратии, привлечение всех граждан к участию в руководстве хозяйственным и культурным строительством, в управлении общественными дела­ми. Съезд признал необходимым повышать роль Советов как массовых организаций трудящихся. Вместе с тем съезд указал, что многие функ­ции, выполняемые теперь государственными органами, постепенно дол­жны переходить в ведение общественных организаций.5

             В. И. Ленин, развивая марксистское учение о государстве и праве, обобщая практический опыт трудящихся масс в деле советского государ­ственного строительства, дал решение основных вопросов работы совет­ского государственного аппарата. Его задачи, построение, формы и ме­тоды деятельности разработаны В. И. Лениным в многочисленных кни­гах, статьях, докладах и выступлениях. Главным в учении В. И. Ленина о советском государственном аппарате является обоснование его социа­листической природы, творческой роли в коммунистическом преобразо­вании общества, разработка подлинно демократических принципов его построения и деятельности. В. И. Ленин показал значение организацион­ной работы для реализации политической линии партии и государства, в частности значение таких основных организационных вопросов, как подбор кадров и проверка исполнения. Руководя строительством и укреп­лением Советского государства в трудных условиях того времени, В. И. Ленин настойчиво и последовательно внедрял новые принципы, формы и методы работы советского государственного аппарата в прак­тическую деятельность центральных и местных органов Советской власти.

           Следуя указаниям В. И. Ленина, Коммунистическая партия и Со­ветское правительство проявляют постоянную заботу об упрощении и удешевлении советского государственного аппарата, об укреплении его связей с народными массами, о строгом соблюдении советской закон­ности, о совершенствовании форм и методов руководства хозяйственным и культурным строительством. Решения XX и XXI съездов КПСС со­держат конкретные указания по этим вопросам применительно к совре­менным условиям развернутого строительства коммунистического об­щества.

    Коммунистическая партия, учил В. И. Ленин, является руководите­лем всех государственных и общественных организаций диктатуры ра­бочего класса. Он говорил, что «диктатура пролетариата невозможна иначе, как через коммунистическую партию».6 Руководящая роль нашей партии законодательно закреплена в действующей Конституции Совет­ского Союза. Являясь высшей формой общественной организации, испы­танным вождем, организатором и воспитателем народа, партия объеди­няет и направляет работу всего советского государственного аппарата и всех общественных организаций диктатуры рабочего класса.

                  В. И. Ленин впервые в марксистской теории разработал основные положения революционной социалистической законности, обосновал ее объективную необходимость на всех этапах перехода от капитализма к социализму в качестве одного из важнейших условий построения комму­нистического общества. В. И. Ленин указывал, что чем дальше идет раз­витие советской экономики, гражданского оборота и чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, тем настоятельнее необходимо осуществление революционной законности.7

           Это принципиальное положение В. И. Ленина о возрастающем зна­чении советской законности по мере развития социалистической эконо­мики и укрепления Советской власти легло в основу исторических реше­ний XX и XXI съездов КПСС по вопросам дальнейшего развертывания советской демократии и укрепления социалистической законности. «Не­обходимо,— говорил Н. С. Хрущев на XX съезде КПСС, — чтобы наши партийные, государственные, профсоюзные организации бдительно стояли на страже советских законов, разоблачали и выводили на чистую воду всякого, кто посягнет на социалистический правопорядок и права советских граждан, сурово пресекали малейшее проявление беззакония и произвола».8

           Выполняя указания В. И. Ленина, Партия и Советское государ­ство ведут решительную борьбу с нарушениями социалистической закон­ности, бюрократизмом, волокитой и тому подобными действиями, нахо­дящимися в противоречии со всей системой социалистических общест­венных отношений. Укрепление законности — это объективное требова­ние общественного развития в эпоху социализма. Однако это не озна­чает, что соблюдение и укрепление социалистической законности будут происходить сами по себе, без повседневной практической деятельности, без соответствующей организационной работы. В. И. Ленин указывал, что «бороться с бюрократизмом до конца, до полной победы над ним можно лишь тогда, когда все население будет участвовать в упра­влении».9

            Советское государство за сорок с лишним лет своего существования сделало очень много для привлечения широких масс населения к борьбе за социалистическую законность. За последние годы принят ряд важ­нейших актов, расширяющих участие народных масс в борьбе за закон­ность и направленных на борьбу с бюрократизмом и волокитой. Боль­шое значение в этом отношении имеют такие акты, как постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об участии трудящихся в охране общественного порядка» и «Об устранении канцелярско-бюрократических извращений при оформлении трудящихся на работу и разрешении бытовых нужд граждан», а также проекты закона «О повышении роли общественности в борьбе с нарушениями советской законности и правил социалистического общежития» и примерных положений о товарище­ских судах и комиссиях по делам несовершеннолетних.

    2. В борьбе за социалистическую законность и социалистический правопорядок Партия и Советское государство используют как метод убеждения, так и метод принуждения. Изучение ленинского наследия дает ключ к раскрытию основных принципов диалектического сочетания принуждения и убеждения в деле коммунистического воспитания. Без правильного решения вопроса о соотношении этих методов руководства жизнью советского общества нельзя всесторонне уяснить сущность со­циалистического государства и права, ибо само понятие диктатуры про­летариата предполагает определенное сочетание методов и средств убе­ждения и принуждения, что наглядно показано В. И. Лениным в статье «Партизанская война».10

             В первые годы существования Советского государства В. И. Ленин неоднократно обращается к вопросу о методах деятельности Советского государства и общественных организаций, показывая образцы конкрет­но-исторического вьвбора средств убеждения и принуждения и характера их соотношения. В. И. Ленин говорил: «Методы борьбы против врага надо уметь изменять, когда изменяются обстоятельства».11 Развивая эти положения, он связывал характер средств принуждения и убеждения не только с общей обстановкой в стране, но и с конкретными условиями места и времени, социально-политической характеристикой конкретного лица, конкретной группы лиц, класса или классовой прослойки, в отно­шении которых применяются те или иные меры воздействия. Разнообра­зие методов — одна из гарантий успеха в их применении.

            К средствам убеждения В. И. Ленин относил агитацию и пропаган­ду (призыв и разъяснение), учет и контроль, критику и самокритику, поощрение отдельных лиц или группы лиц — публичное объявление благодарности, награждение почетным знаком, присвоение почетного звания, денежные и натуральные премии, предоставление тех или иных преимуществ и т. д.

            Как указывал В. И. Ленин, формы убеждения и принуждения, при­меняемые в социалистическом обществе, могут внешне совпасть с фор­мами, применяемыми в эксплуататорских обществах. Однако в условиях социализма различным средствам убеждения и принуждения, на каких бы основаниях они не применялись, свойствен социалистический гума­низм. Применение в советском обществе различных форм убеждения и принуждения осуществляется в соответствии с основными принципами социализма.

             Принуждение и убеждение различаются по характеру их воздей­ствия: принуждение налицо в случаях, когда поведение человека опре­деляется предписаниями государства или общественных органов во­преки воле этого человека; убеждение же имеет место тогда, когда чело­век выполняет веления государства или общественных органов осознан­но, добровольно, на основе существующих морально-этических уста­новок.

                Принуждение неизбежно во всяком человеческом коллективе, в том числе и в бесклассовом обществе. Принуждение является, однако, госу­дарственным только тогда, когда оно применяется господствующим классом через органы государства. В. И. Ленин 'писал: «.. .принудитель­ная власть есть во всяком человеческом общежитии, и в родовом устрой­стве, и в семье, но государства тут не было ... признак государства — наличность особого класса лиц, в руках которого сосредоточивается власть».12

    В любой отрасли права в конечном итоге неизбежна возможность принуждения в случаях, когда нарушаются установленные и регулируе­мые правом общественные отношения, так как «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права».13 Однако утверждение, что специфической чертой права является его при­нудительный характер, вовсе не означает, что воздействие права осу­ществляется только путем принуждения. Подавляющее большинство случаев применения норм права в любом обществе осуществляется без реального принуждения. Смысл связывания права с религией и мо­ралью, а это всегда делалось в эксплуататорском обществе, заключался и заключается в том, чтобы обеспечить соблюдение желательных гос­подствующему классу норм поведения без применения реальных мер принуждения в каждом конкретном случае.

             Позицию о только принудительном характере права защищают современные ревизионисты (Лукич в Югославии, Клейнер в ГДР). Между тем в СССР и странах народной демократии при практической реализации права коммунистическая мораль играет большую роль, чем принуждение, а профилактическая воспитательная работа и моральное осуждение являются важнейшими средствами борьбы с нарушениями права. В социалистическом обществе в отличие от общества эксплуата­торского подавляющее большинство населения не воспринимает нормы права как принудительные, так как требования норм права совпадают с желаниями и интересами советских граждан. Однако это вовсе не исключает принудительного характера права.

           Принуждение связано с определенными лишениями, страданиями. Оно, как учит В. И. Ленин, характеризуется следующими качествами: а) принуждение является необходимым методом руководства жизнью общества и воспитания масс в период перехода от -капитализма к коммунизму; б) принуждение — это не главный и не единственный ме­тод руководства и воспитания; оно выполняет вспомогательную роль и применяется к меньшинству лишь тогда, когда сочетается с убеждением большинства членов общества; в) принуждение должно быть целесооб­разным и применяться в минимальном объеме; г) по мере продвижения общества по пути строительства коммунизма сфера принуждения дол­жна суживаться, уступая место сфере убеждения.

           В. И. Ленин указывал, что основания применения принуждения мо­гут носить различный характер (исключительно классовая целесообразность, объективный ущерб, социальная опасность лица, совершение ви­новного общественно опасного деяния), но во всех случаях они опреде­ляются классовой целесообразностью.

    Ленинская идея о постепенном сужении сферы мер принуждения и расширении сферы убеждения в настоящее время, особенно после XXI съезда КПСС, все более и более претворяется в жизнь. В области борь­бы с преступностью сужение сферы принуждения выражается в перене­сении центра тяжести борьбы с преступлениями на их профилактику, в уменьшении круга уголовно наказуемых деяний, в широком привле­чении общественности к борьбе с правонарушениями. В СССР пол­ностью ликвидированы внутренние причины, порождавшие политические преступления.

            В условиях строительства коммунистического общества происходит качественный сдвиг в соотношении юридической и моральной ответствен­ности. Однако этот процесс нельзя 'представлять упрощенно, только как увеличение роли общественного самоуправления и мер морального воз­действия за счет сужения сферы правового регулирования. Констатируя всемерное развитие общественной самодеятельности, следует учитывать также диалектическое взаимодействие юридических и моральных форм ответственности как в сфере правового регулирования, так и в сфере общественного принуждения. С одной стороны, происходит все большее проникновение элементов морального воздействия в сферу юридической ответственности, а с другой, — исполнение основанных на нравствен­ном авторитете решений товарищеских и третейских судов может быть обеспечено во многих случаях лишь силой государственного принуждения.

              Моральная ответственность сохраняет ряд черт, характерных для ответственности вообще: это — мера общественного принуждения, осно­ванная на общественном осуждении поведения и выражающаяся в уста­новлении определенны« отрицательных последствий для нарушителя. Однако в отличие от правовой ответственности моральная ответствен­ность не влечет за собой государственного принуждения.

           Если моральные взгляды отдельного лица совпадают с господ­ствующей моралью и его поступки не нарушают моральных установок, то нет ни моральной ответственности, ни общественного принуждения. Лишь в тех случаях, когда поведение субъекта расходится с нравствен­ными требованиями социалистического общества, он испытывает при­нуждение. Моральная ответственность получает сейчас развитие в двух направлениях:

    1. а) Она охватывает такие области общественной жизни, которые не регулируются правом. Так, например, отец ребенка, родившегося от  незарегистрированного брака, не может быть привлечен к юридической ответственности за оставление такого ребенка и его матери без помощи, но он может и должен быть подвергнут ответственности моральной.
    2. б) Она заменяет правовую ответственность в пресечении деяний, хотя и могущих повлечь за собой юридическую ответственность, но не представляющих большой общественной опасности. Моральная ответ­ственность эффективна в данных случаях лишь в отношении лиц, совер­шивших подобные деяния впервые и для исправления которых доста­точно общественного воздействия.

    Общественное воздействие коллектива вовсе не исключает примене­ния мер принуждения. На современном этапе развития советского об­щества необходимы как принуждение, осуществляемое коллективом, так и государственное принуждение. Однако принуждение, осуществляе­мое непосредственно коллективом, приобретает все большее и большее значение в деле перевоспитания нарушителей социалистического право­порядка и ликвидации правонарушений.

          Сокращение и ликвидация правонарушений в СССР могут и должны быть ускорены на основе самодеятельности и инициативы широких масс. Общественность должна играть все большую роль в борьбе с правона­рушениями.

            Чем больше втягиваются массы в управление государством, в борь­бу с нарушением правил социалистического общежития, тем полнее про­является демократизм социалистического строя, тем интенсивнее будет происходить перерастание социалистической государственности в об­щественное самоуправление. В обществе постепенно будут отмирать функции политического управления людьми и развиваться функции управления вещами. Развитие социализма в полный коммунизм создает все внутренние условия для отмирания государственного принуждения.

    3. Велика роль В. И. Ленина в деле формирования и всемерного развития институтов нового социалистического гражданского и семей­ного законодательства. Буквально в первые месяцы после победы Вели­кой Октябрьской социалистической революции молодое Советское госу­дарство сочло необходимым уделить значительное внимание вопросам правового 'регулирования семейно-брачных отношений. 18 декабря 1917 г. принимается декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния,14 а на следующий день, 19 декабря 1917 г., публикуется еще один важный декрет, посвященный проблеме расторжения брака.15 Издание этих декретов сразу же после установле­ния диктатуры пролетариата в нашей стране не было случайностью. Известно, что пережитки прошлого нигде не обнаруживают такой живу­чести, как в семье, унаследованной государством рабочего класса от старого общества. Поэтому одновременно с коренным переворотом в от­ношениях собственности, осуществленным на основе ленинских декретов о национализации, существенным преобразованиям были подвергнуты семейно-брачные отношения.

               В условиях иностранной интервенции и гражданской войны, когда потребовалось ввести и осуществлять с необходимой последователь­ностью политику военного коммунизма, гражданский оборот был огра­ничен настолько узкими рамками, что проблемы гражданско-правового регулирования имущественных отношений, естественно, не могли иметь актуального значения. Но с переходом к новой экономической политике положение меняется коренным образом. С введением нэпа ставится за­дача всемерного укрепления юридических гарантий имущественных прав граждан. Разрешить же эту задачу можно было не при помощи издания разрозненных законодательных актов, а путем кодификации советского гражданского законодательства. Такая кодификация и была по инициа­тиве В. И. Ленина осуществлена в 1922 г.

               Вместе с тем В. И. Ленин как гениальный государственный деятель и высокообразованный юрист отдавал себе ясный отчет в колоссальной сложности кодификационных работ вообще, работы по кодификации гражданского законодательства в особенности. Поэтому он предложил издать вначале общий акт декларативного характера, на самый кодекс подработать детальнее».16 Этот акт — Декларация основных частных имущественных прав, признаваемых РСФСР, — был принят 22 мая 1922 г.17 Наряду с гарантиями имущественных прав граждан в декларации были четко определены границы применения частного капитала и использования частной инициативы. Эти границы находились в точном соответствии с сущностью нэпа как политики, рассчитанной на обеспече­ние полной победы социализма над капитализмом.

          Начавшаяся вслед за тем работа по созданию первого в истории человечества социалистического Гражданского кодекса — ГК РСФСР 1922 г.— проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина. В. И. Ленин определил основное политическое направление кодифика­ционных работ сообразно с тем местом, которое должно занимать гра­жданское законодательство как часть общей системы социалистического права. Он указывал в записке к Д. И. Курскому: «Мы ничего „частного" не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-пра­вовое, а не частное».18 В условиях, когда в стране еще сохранялся частнокапиталистический хозяйственный уклад, это указание имело осо­бенно существенное значение, так как речь шла тогда о предоставлении социалистическому государству возможности вмешиваться в частноимущественные отношения. Нет 'поэтому ничего удивительного в том, что В. И. Ленин неоднократно возвращается к этой идее. В письме к Д. И. Курскому от 28 февраля 1922 г. он писал: «Не угождать „Европе", а продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в „частноправовые отношения", в гражданские дела».19

           В соответствии с указаниями В. И. Ленина формулировались и многие конкретные статьи проекта Гражданского кодекса, особенно по тем вопросам, которые имели принципиальное значение. Так обстояло, например, дело со ст. 30 ГК РСФСР, предусматривающей признание не­действительными противозаконных сделок. Она появилась как результат требования В. И. Ленина полностью обеспечить «интересы пролетар­ского государства с точки зрения возможности контролировать (после­дующий контроль) все без исключения частные предприятия и отменять все договоры и частные сделки, противоречащие как букве закона, так и интересам трудящейся рабочей и крестьянской массы».20

             В. И. Ленин следил за повседневной деятельностью комиссии по со­ставлению проекта Гражданского кодекса, определяя конкретные формы ее работы. В уже упоминавшемся письме к Д. И. Курскому от 28 фев­раля 1922 г. он, например, писал: «По поводу гражданского кодекса: я не в состоянии вникнуть в формулировку отдельных пунктов. Здоровье не позволяет. Должен ограничиться следующими пунктами: 1) НКомЮст должен проследить и проверить лично, кто именно отвечает за каж­дый важный отдел гражданского кодекса. 2) Все, что есть в литературе и опыте западноевропейских стран в защиту трудящихся, взять непре­менно. 3) Не ограничиваться этим (это самое важное). Не идти слепо за НКИДел».21

            Уделяя такое большое внимание Гражданскому кодексу, В. И. Ленин учитывал, что «это вопрос для широкой массы населения самый важ­ный».22 И сейчас, когда наша страна стоит на пороге новой кодификации советского гражданского законодательства, гениальные ленинские ука­зания, относящиеся к составлению Гражданского кодекса, должны быть тщательно изучены и широко использованы в применении к современ­ным историческим условиям развернутого строительства коммунизма в СССР. Это относится к нормам будущих кодексов, направленных на урегулирование имущественных отношений не только с участием граж­дан, но и между самими социалистическими организациями.

    Известно, что основу участия хозорганов в социалистическом граж­данском обороте составляет хозрасчетный метод управления их дея­тельностью. В. И. Ленин определил сущность хозрасчета и основные юридические последствия, вытекающие из этой экономической катего­рии. В письме к Наркомфину от 1 февраля 1922 г. В. И. Ленин указывал, что тресты и другие предприятия переведены на хозрасчет именно для того, чтобы они сами и притом всецело отвечали за безубыточность своей работы.23 Но такая ответственность предприятий, сообразующаяся с на­чалами хозрасчета, возможна лишь при условии, если их работа строит­ся на основе широкой оперативной самостоятельности каждого хозоргана.

    Проведенные Партией и Правительством за последние годы меро­приятия по укреплению хозрасчета, расширению прав директоров пред­приятий, укреплению планово-финансовой и договорной дисциплины на­ходятся в полном соответствии с ленинским учением о хозяйственном расчете. В том же направлении должна быть осуществлена и кодифика­ция правовых норм, направленных на урегулирование имущественных отношений между социалистическими хозорганами.

    4. В. И. Ленин сформулировал и обосновал те принципиальные по­ложения, которые были и являются основой советского уголовного права. Мероприятия, проведенные партией и правительством за послед­ние годы в области уголовного права, проекты законов, разработанные в этой области в настоящее время, — это в значительной мере дальнейшее проведение в жизнь, а в некоторых случаях восстановление ленинских принципов.

    «Мы знаем, — писал В. И. Ленин, — что коренная социальная при­чина эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, есть экс­плуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной при­чины эксцессы неизбежно начнут „отмирать"'. Мы не знаем, как быстро и в какой постепенности, но мы знаем, что они будут отмирать».24

    Сейчас, когда в Советском Союзе эта коренная социальная причина эксцессов уничтожена, преступность сокращается, и «избавленные от капиталистического рабства, от бесчисленных ужасов, дикостей, неле­постей, гнусностей капиталистической эксплуатации, люди постепенно привыкнут к соблюдению элементарных, веками известных, тысячеле­тиями повторявшихся во всех прописях, правил общежития, к соблюде­нию их без насилия, без принуждения, без подчинения, без особого аппа­рата для принуждения, который называется государством».25

    Вот почему сейчас мы можем ставить вопрос о ликвидации преступ­ности как социального явления. Для этого имеются объективные пред­посылки, заключающиеся в том, что в социалистическом обществе нет имманентных ему социальных причин, порождающих преступность, все большее значение приобретает профилактика преступности, а значит правильные методы борьбы с преступностью, правильная организация отбытия наказания.

           Пока существует преступность, наказание является одним из необ­ходимых средств предупреждения преступлений: именно .для этого оно и применяется. Наказание «имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами» (ст. 20 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик).

           В социалистическом уголовном праве на современном этапе его раз­вития на первое место выступает воспитательная сторона наказания. Уже в плане статьи «Очередные задачи советской власти», относящемся к марту-апрелю 1918 г., В. И. Ленин писал: «Суды, их воспитатель­ная роль»,26 но там же далее указывал: «Принуждение (государство) и суд»'27В наброске статьи «Очередные задачи советской власти» В. И. Ленин указывал: «Нам нужно государство, нам нужно принужде­ние. Органом пролетарского государства, осуществляющего такое при­нуждение должны быть советские суды. И на них ложится громадная задача воспитания населения к трудовой дисциплине».28

           Задачи подавления и воспитания, убеждения и принуждения находят свое выражение в советском уголовном законодательстве. В. И. Ленин никогда, даже в самые острые моменты революционной борьбы не отказывался от воспитательных задач наказания и не отры­вал воспитание от принуждения. В январе 1918 г. о« писал: «Тысячи форм и способов практического учета и контроля за богатыми, жули­ками и тунеядцами должны быть выработаны и испытаны на практике самими коммунами, мелкими ячейками в деревне и в городе. Разнообра­зие здесь есть ручательство жизненности, порука успеха в достижении общей единой цели: очистки земли российской от всяких вредных на­секомых, от блох-жуликов, от клопов-богатых и прочее и прочее. В од­ном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдю­жины рабочих, отлынивающих от работы (так же хулигански, как отлынивают от работы многие наборщики в Питере, особенно в партийных типографиях). В другом — поставят их чистить сортиры. В третьем — снабдят их, по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь на­род, до их исправления, надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом — расстреляют на месте одного из десяти, виновны« в тунеядстве. В пятом — придумают комбинации разных средств и путем, например, условного освобождения добьются быстрого исправления исправимых элементов из богачей, буржуазных интеллигентов, жуликов и хулиганов. Чем разнообразнее, тем лучше, тем богаче будет общий опыт, тем вернее и быстрее будет успех социализма, тем легче практика выработает — ибо только практика может выработать — наилучшие приемы и средства борьбы».29

          Когда Советское государство применяет наказание, то в нем при­нуждение тесно связано с воспитанием, а воспитание — с принужде­нием. В. И. Ленин говорил: «Диктатура пролетариата была успешна, потому что умела соединять принуждение и убеждение».30

           Неправильно в мерах принуждения, применяемых к преступникам из среды трудящихся, видеть только воспитание. Самые острые фор­мы принуждения вплоть до расстрела необходимо иногда применять к особо опасным преступникам и из среды трудящихся. Достаточно со­слаться хотя бы на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1954 г. «Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство».31 В. И. Ленин неоднократно указывал на необходимость подавления спекулянтов, хулиганов, бандитов, рвачей, авантюристов, взяточников, воров, жуликов и тому подобных мерзавцев.

           Чтобы наказание было эффективно, оно должно быть реальным и применяться к тем лицам, которые в действительности совершили пре­ступление. Однако какое бы суровое наказание ни было установлено за­коном, его эффективность будет весьма незначительна, если факти­чески оно будет распространяться лишь на небольшой процент лиц, со­вершивших преступления. В. И. Ленин указывал, что «предупредитель­ное значение наказания обусловливается ... его неотвратимостью». Важно, «чтобы ни один случай преступления не проходил нераскры­тым».32 Напротив, «жестокость уничтожает всякую положительную сторону наказания, ибо она уничтожает наказание как следствие права».33

          Эффективность репрессии в наших условиях определяется не ее жестокостью и суровостью, а ее неизбежностью и воспитательным ха­рактером воздействия. Реальность же применения репрессий необходима как для воздействия на окружающих, так и для воздействия на самого преступника. В. И. Ленин писал: «Не сажать таких мерзавцев под арест, значит поощрять. . ,».34

    Разрабатывая вопросы программы партии, В. И. Ленин отмечал, что в области наказания необходимо:                                                                                                           

    1) больше условного осуждения,

    2) больше общественного порицания,

    3) замена лишения свободы принудительным трудом с проживанием на дому,

    4) замена тюрьмы воспитательными учреждениями,

    5) введение товарищеских судов (для известных категорий и в ар­мии, и среди рабочих).35

    По этому ленинскому пути социалистического гуманизма шло и идет советское уголовное право. Ошибки в этом вопросе, связанные с культом личности, выправлены партией и советским государством; новое законо­дательство и судебная практика идут по правильному пути усиления воспитательной роли наказания.

           Если правильное применение наказания является одним из важнейших условий профилактики преступности вообще, то особое значение эта проблема имеет в отношении несовершеннолетних. Рациональная орга­низация борьбы с преступностью несовершеннолетних определяет со­стояние преступности в ближайшие десятилетия. Изучение вопроса о причинах преступности показывает, что наиболее опасные преступ­ники—рецидивисты совершают первые преступления обычно в очень молодом возрасте. Вот почему вопрос о мерах, которые следует приме­нять к несовершеннолетним правонарушителям, — один из наиболее актуальных.

         По вопросу об уголовной ответственности несовершеннолетних В. И. Ленин в своих заметках писал: «.. .2) суды и тюрьмы портят 3) психологию детей кто знает? суды или экспертиза? 4) особые заве­дения?» Особый интерес представляет следующее ленинское указание: «.. .2) Поручить НКПрос и НКЗдрав усилить деятельность по организации (заведений) лечебно-воспитательных учреждений для дефектив­ных несовершеннолетних».36

    На основе этих указаний В. И. Ленина шло на протяжении многих лет развитие советского законодательства о борьбе с преступностью несовершеннолетних.             Ошибочные тенденции, которые нашли свое выра­жение в некоторых положениях Закона от 7 апреля 1935 г.37 (снижение возраста уголовной ответственности за некоторые преступления до 12 лет, неправильная и нереальная ориентация на применение всех мер уголовного наказания и т. д.), в значительной мере исправлены судеб­ной практикой и последующим законодательством, а некоторые положе­ния просто не могли быть проведены и не проводились в жизнь. Основы уголовного законодательства 1958 г. полностью восстановили ленинские принципы уголовного законодательства по этому вопросу. На этих же принципах построено Примерное положение о комиссиях по делам не­совершеннолетних, проект которого опубликован для широкого обсу­ждения.

          Всестороннее, глубокое изучение бессмертных трудов В. И. Ленина по вопросам советского государственного и правового строительства является необходимым фундаментом для поднятия всей теоретической и практической деятельности советских юристов, для развития всей пра­вовой науки в целом и выполнения поставленных перед нею задач в пе­риод развернутого строительства коммунистического общества.

    _______________________________________

    1 В. И. Ленин. Соч., т. 24, стр. 5.

    2 В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 385

    3 В. И. Ленин. Соч., т. 28, стр. 436

    4 Там же, стр. 443.

    5 Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет, т. II. М.,  Госполитиздат, 1959, стр. 445.

    6В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 176

    7 См. В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 151.

    8 XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет, т. I. М., Госполитиздат, 1956, стр. 94.

    9 В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 161.

    10 В. И. Ленин. Соч., т. 11, стр. 186, 196.

    11 В. И. Ленин. Соч., т. 27, стр. 219.          

    12 В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 399.

    13В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 442.

    14 СУ РСФСР, 1917, № 11, ст. 160.

    15 СУ РСФСР, 1917, № 10, ст. 152.

    16 Ленинский сборник XXXV, стр. 337.   

    17 СУ РСФСР, 1922, № 71, ст. 902.

    18 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 518.

    19 В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 177.

    20 «Большевик», 1937, № 2, стр. 62.

    21 В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 176.

    22 В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 356.

    23См. В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 468.

    24В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 436.

    25 Там же, стр. 434.

    26 Ленинский сборник XXXVI, стр. 32.

    27  Там же, стр. 34.                                                                 

    28 В. И. Ленин. Соч., т. 27, стр. 191.

    29 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 375.

    30 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 465—466; см. также Ленинский сборник XXXVI, стр. 389.

    31 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1954, № 11, ст. 221.

    32 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 373.

    33 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. I, стр. 211 (изд. 1938 г.).

    34 Ленинский сборник XXXVI, стр. 4-35.

    35 Ленинский сборник XIII, стр. 85.

    36 Ленинский сборник XXIV, стр. 185.

    37 СЗ СССР, 1935, № 19, ст. 155.

         


    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Сергей Полегенько # написал комментарий 18 июня 2016, 10:39
    Россиянам полудуркам ЛЕНИНСКИЕ идеи и на хрен не нужны.Им нужно бабло и жрачка, аорно и мордобой. Зачем россиянинам путина Социализм и стремление в КОММУНИЗМ? Это же равенство, свобода и братство! А рорссиянину диван-зомбоящик и Путин в нем-яко маслом по желудку ! А ежели еще и мордобой покажуи и голозадых див для возбуждения причины!!!! То это ваще кайфроссиянина! Презренная работа и думать-для россиянина как пытка.
    Союз Рабочих # ответил на комментарий Сергей Полегенько 18 июня 2016, 10:42
    Абсолютно верно.
    Но это-то и обидно до зелёных соплей.
    SergPol73 # ответил на комментарий Союз Рабочих 19 июня 2016, 08:22
    Прозрение того что Россию УНИЧТОЖАЮТ к россиянам уже не вернется! Их так зомбировали , что россиянин полностью ДУРАК . Это для удобства управления стадом баранов и ограбления их.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 584 записи в блогах и 5097 комментариев.
    Зарегистрировалось 163 новых макспаркеров. Теперь нас 5029703.
    X