Могила муаммара Каддафи не будет местом поклонения

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Василий Малюцкий перепечатал из rusmirzp.wordpress.com
    0 оценок, 467 просмотров Обсудить (0)
    После убийства Муамара Каддафи Ливию ждут большие «демократические потрясения»

    С гибелью полковника Каддафи перевернута последняя страница 42-летней главы в истории Ливии, написанной и отредактированной им самим. Требования провести расследование обстоятельств гибели М. Каддафи напоминают лишь ситуацию, когда руками начинают размахивать после драки, или делают хорошую мину при плохой игре.

    Приходится констатировать, что мученическая, но по-своему красивая и глубоко символичная смерть ливийского диктатора, пожалуй, сделала его еще одним арабским шахидом. Не знаю, превратится ли его образ в легенду, в миф, который будет вдохновлять будущих борцов против иностранного засилья и продажных местных правителей, но такой уход из жизни полковника заставит задуматься многих, в том числе и тех, кто отнюдь не был его сторонником.

    Прежде всего, встает вопрос, зачем было Западу вмешиваться в относительно локальный, сугубо внутренний конфликт в этой средиземноморской нефтедобывающей стране. Ведь там правил, по западным меркам, пусть и авторитарный режим во главе с несомненно харизматическим лидером, но это был вполне платежеспособный и достойный деловой партнер. У Запада не возникало проблем ни с поставками оттуда нефти - до трети всего импорта в Италию и четверти во Францию, ни с западными инвестициями, прежде всего в нефтедобывающий сектор. Европейские торговцы оружием толпились в приемных высокопоставленных ливийских чиновников, наперебой предлагая свои дорогие военные игрушки. После того, как М. Каддафи фактически признал вину за взрыв американского авиалайнера над шотландским местечком Локерби в 1988-м, выдал западному правосудию одного из исполнителей этого теракта и выплатил многомиллионные компенсации родственникам погибших, его снова приняли в «благородное семейство».

    Ранее он публично отказался от всяких разработок оружия массового поражения, включая ядерное, и, по сути, отрекся от своего революционного антиимпериалистического прошлого. Более того, он сделался активным борцом с «международным терроризмом», который, по его словам, неоднократно возбуждал смуту в ряде ливийских регионов, преимущественно на востоке страны, где и зародился нынешний Переходный национальный совет. И предлагал в этом деле сотрудничество Западу, прежде всего - США.

    Официально не занимавший с 1977-го никакого государственного поста, а просто именуемый лидером ливийской революции, полковник М. Каддафи был обласкан во многих западных столицах.



    Его закадычным другом был Сильвио Берлускони, он, как намекает ряд источников, даже помогал финансировать избирательную кампанию Николя Саркози, был тепло принят в Москве.



    Правда, обладая непредсказуемым, эксцентричным характером, который, по мнению многих бывших и нынешних арабских лидеров, граничил с душевным расстройством, Муамар Каддафи вдрызг разругался с братьями-арабами. Разочаровавшись в арабском единстве и потерпев неудачу в настойчивых попытках добиться объединения арабских стран в духе наследия Гамаля Абдель Насера, он открыто высмеивал эмиров и королей нефтедобывающих государств Персидского залива, ни в грош не ставил Лигу арабских государств, обвиняя ее в полной неспособности сделать что-нибудь позитивное. В буквальном смысле он превратился в арабском мире в своего рода «анфан террибль». В последние годы полковник переключил свое внимание на Африку, где щедро тратил деньги и пользовался немалым авторитетом.

    Муамар Каддафи - выходец из бедуинской среды, он не получил высшего образования, но резко поднялся от капитана до полковника после совершенного им в 1969-м переворота, который покончил с прозападной монархией, ликвидировал крупнейшую американскую авиабазу Уилус-филд и пару баз английских, первым в арабском мире национализировал нефтедобычу.



    Во внутриполитическом плане он выступил идеологом «третьего пути развития» между капитализмом и коммунизмом.

    [more]



    Он пытался создать государство, построенное на системе народных комитетов, которые должны были периодически переизбираться и решать все дела - от внешней политики до ирригации и медицинского обслуживания. При этом все партии и профсоюзы были запрещены, все несогласные подвергались жестоким гониям. Да и система народных комитетов очень быстро выродилась в крайне бюрократизированную, неэффективную и страшно коррумпированную административную вертикаль. Потенциальное недовольство гасилось построенным на колоссальных доходах от нефти относительным благополучием. А если этого было недостаточно, чтобы обеспечить лояльность режиму, в дело вступали вездесущие и всесильные спецслужбы. Идеологическую индоктринацию в духе написанной М. Каддафи «Зеленой книги» дополнял страх перед органами безопасности.

    Тем не менее, время от времени в стране, где все еще играет решающее значение родоплеменная система, вспыхивали восстания. Их поднимали те, кто был недоволен своей долей нефтяного пирога и добивался большего. А также сепаратисты в восточной части страны со столицей в Бенгази, где исторически еще не привыкли подчиняться Триполи в рамках единого государства, местные либералы, недовольные системой, еще - исламисты, которые в штыки встретили идею «третьего пути» и боролись за власть, основанную на исламском праве – шариате. До поры до времени М. Каддафи довольно жестко подавлял эти восстания, но одновременно обеспечивал и поддерживал своего рода баланс между почти 400 ливийскими племенами.



    Он бросал войска на борьбу с мятежниками и в конце 70-х, и в середине 90-х, и в начале 2000-х, и неизменно выходил победителем. Крови при этом было пролито немало, о правах человека не заходило и речи.



    Тогда это считалось почти нормой урегулирования внутренних проблем - и не только в Ливии. В этом отношении нельзя сказать, что режим М. Каддафи отличался особой жестокостью и деспотизмом по сравнению, скажем, с Саудовской Аравией, Бахрейном, Суданом, Йеменом, Сирией…

    «Арабская весна» 2011-го кардинально поменяла политический климат в регионе. Рухнули, казалось бы прочные, стабильные и, что немаловажно, авторитарные, но открыто прозападные режимы в соседних с Ливией странах – Тунисе и Египте. Между тем, стареющий 68-летний полковник уже потихоньку терял свою хватку, он исподволь готовился передать неформальные бразды правления своему сыну Сейфуль-Исламу, обещавшему далеко идущие реформы. Всегда тлевшая оппозиция сочла общую обстановку подходящей для нового выступления.

    Кто же составил ее авангард и массовую опору? Застрельщиком стала прозападная либерально настроенная интеллигенция, которая тяготилась властью М. Каддафи и ратовала за распространение на Ливию общедемократических ценностей, прав и свобод, и которую вдохновила «арабская весна». Это относительно тонкая прослойка и предстала перед Западом в качестве «направляющей и руководящей» силы. Ее поддержала часть жителей относительно обделенного востока страны, пострадавшие от предыдущих репрессий и ничего не забывшие, студенчество, безработная молодежь, ряд недовольных племен, а также перебежчики из стана М. Каддафи, которые разуверились в его способности дальше управлять страной, боялись обещанных реформ и чисток, и по откровенно оппортунистическим соображениям решили примкнуть к повстанцам. Однако костяк боевых дружин составили, наряду с дезертирами из ливийской армии и добровольцами-студентами, боевики подпольных исламских группировок, немалая часть которых прошла школу Афганистана, Йемена, Сомали.

    Не вызывает сомнения, что ливийские силы безопасности и армейские части, особенно элитные, такие, скажем, как 32-я «бригада Хамиса» - одного из сыновей полковника - при помощи авиации и бронетехники подавили бы восстание, как это уже неоднократно происходило в недалеком прошлом. Однако на этот раз вышла осечка. Восставшие получили поддержку США и НАТО.

    Вернемся к первоначальному вопросу. Зачем Западу это было нужно? Следует ли учитывать такой мотив, как прежнее унижение от ликвидации баз, месть за поддержку революционных движений по всему миру от Филиппин до Ирландии, за взрыв лайнера над Локерби, за независимую и порой вызывающую позицию по отношению к Западу? Ведь се это - в прошлом...

    Цели нынешней натовской кампании против Ливии носили вполне конкретный тактический характер.

    Чем руководствовался Барак Обама? После того, как, по мнению глав консервативных проамериканских нефтедобывающих арабских государств, США «сдали» своего верного союзника на Ближнем Востоке, президента Египта Хосни Мубарака, их вера в способность и готовность Вашингтона прийти к ним на помощь была не просто подорвана, а почти сведена к нулю. Что ставило под вопрос всю систему региональной безопасности и их взаимоотношений с Америкой.



    Белому дому необходимо было срочно продемонстрировать, что США могут проявить в регионе жесткую волю и применить силу.



    Изгой арабского мира, как его иронично называли арабские правители, «наш больной брат» полковник М. Каддафи подходил на роль «мальчика для битья» как нельзя лучше. Свои геостратегические расчеты Вашингтон, как всегда, прикрыл разглагольствованиями о «защите мирного населения», «продвижении идей свободы и демократии». Администрация Барака Обамы фактически стала инициатором военной операции против Ливии. Однако ВВС США довольно быстро ушли в тень, чтобы не слишком компрометировать Вашингтон среди другой, не только нефтедобывающей части арабского мира, охваченной революционной весной. США, в основном, предоставляли НАТО информацию, оказывали логистическую поддержку и действовали с помощью столь полюбившихся американскому командованию дистанционно управляемых беспилотников.

    Что касается НАТО, то при поощрении Вашингтона Брюссель с готовностью ринулся в новую авантюру. Столь явный военный пыл объясняется тем, что эта организация отчаянно желает доказать свою необходимость, поскольку произошедшие перемены в мире выявили ее полную неадекватность и несостоятельность. Мощная военная и чиновничья бюрократия Североатлантического блока вкупе с ориентированными на военное производство корпорациями стремится любыми способами оправдать свое существование и сохранить свои позиции, даже если приходится влезать в столь далекий от Европы Афганистан, а теперь и в Ливию. Взявший на себя роль лидера в этой военной операции президент Франции Николя Саркози, видимо, надеялся, что быстрая и легкая победа значительно поднимет его весьма призрачные шансы на переизбрание в следующем году. О самостоятельной внешней политике Великобритании, как втором застрельщике бомбардировок Ливии, говорить не приходится.



    «Другу» Сильвио Берлускони выкрутили руки и заставили маршировать в ногу с остальными. Негативную позицию Германии постарались не заметить. Лига арабских государств проявила двуличие и лицемерие.



    Сначала она поддержала операцию Запада, а потом пошла на попятный, обставляя свою позицию множеством оговорок. Во всяком случае, в операции, как сообщают, приняли участие боевые самолеты из Катара и советники из Иордании.

    По сути, НАТО грубо, вызывающе и бесцеремонно нарушило резолюцию Совета Безопасности ООН по Ливии и истолковало положение о закрытии для полетов ливийского воздушного пространства для защиты мирного населения как индульгенцию для уничтожения с воздуха всех военных целей, то есть фактически для смены режима. На практике огонь велся по всему, что движется и вызывает малейшее подозрение. При этом, естественно, как побочный эффект, гибло немало мирных жителей, безопасность которых силы НАТО и должны были обеспечивать. В пустынных условиях Ливии господство в воздухе стало решающим фактором, который привел к победе разношерстные и неорганизованные отряды Переходного совета. А там, где авиаударов было недостаточно, в бой вступали подразделения французского и британского спецназа, как это было, например, при штурме Триполи.

    [/more]



    Кроме того, страны Запада фактически прибрали к своим рукам все официальные и частные ливийские счета в своих банках и превратили их в мощный инструмент давления. Средства с них дозировано выделяют тем, кто проводит угодную Западу линию.



    Более вопиющего примера разнузданного неоколониализма представить себе трудно.

    После гибели Муамара Каддафи НАТО собирается свернуть операцию. В столицах вовлеченных в ливийскую авантюру государств трубят об исторической победе. Переходный совет планирует образовать временное правительство, обеспечить национальное примирение, начать восстановление страны и провести всеобщие выборы через восемь месяцев. Однако перспектива выполнения этих планов вызывает серьезные сомнения. Состав оппозиционных сил, вошедших в Переходный совет настолько разнороден – от ярых исламистов до не менее ярых либералов-западников, от сепаратистов с Востока до представителей воинственных кочевых племен Юга - что непримиримые противоречия между ними грозят подорвать его изнутри. Уже сообщается о вооруженных столкновениях в стане победителей между отдельными вооруженными группировками, различными племенными ополчениями. Теперь каждая из участвовавших в свержении режима М. Каддафи сил требует для себя власти и денег.

    Удастся ли им придти к некоему общему знаменателю в виде мифической будущей ливийской демократии? На какой основе возможно национальное примирение и сохранение единства страны? Эти вопросы, видимо, надолго останутся без ответа. Запад, несомненно, будет проталкивать и поддерживать своих ставленников, которые будут обслуживать его политические и нефтяные интересы в Ливии. Но это вряд ли придется по душе таким видным полевым командирам как, скажем, военный комендант Триполи известный исламский боевик Абдельхаким Бельхадж, который немало натерпелся от невольных западных союзников.



    Во всяком случае, все разговоры о демократии западного типа на ливийских просторах выглядят не более, чем химера.



    Логично предположить, что конфликт интересов будет все-таки преодолеваться, а противоречия разрешаться более традиционными для Ливии методами. То есть из нынешней пестрой социально-политической мешанины в конкретных ливийских условиях рано или поздно возникнет фигура, имя которой предсказать невозможно, но которая будет в основных чертах напоминать ушедшего из жизни полковника М. Каддафи.

    «Ушедшего» - неточное слово. Сначала французские «Миражи» и американские беспилотники, видимо, в целях пресловутой «защиты мирного населения», как сформулировано в соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, расстреляли колонну автомашин с полковником и его ближайшим окружением, прорвавшуюся из окруженного повстанцами родного города М. Каддафи – Сирта. Когда раненый лидер ливийской революции попал в руки озверевшей толпы «демократов»-повстанцев, она варварски совершила над ним самосуд под истошные вопли «Аллах акбар!». Аллах тут не при чем, а вот славную ливийскую оппозицию, захватившую власть в стране при непосредственной помощи НАТО, этот трагический эпизод характеризует весьма наглядно. Как и продолжение глумления над трупом бывшего обожаемого лидера, вопреки всем исламским канонам выставленным напоказ в холодильнике одного из торговых центров города Мисурата. Где его предадут земле, видимо, останется тайной.

    Новые власти не хотят, чтобы могила М. Каддафи стала местом поклонения и намерены передать тело родственникам. Поклоняться теперь заставят тем, кто «освободил» Ливию.
    Андрей Степанов

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 523 записи в блогах и 5585 комментариев.
    Зарегистрировалось 70 новых макспаркеров. Теперь нас 5030129.
    X