Дядя Володя.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Starley bpv написал
    3 оценок, 691 просмотр Обсудить (7)

    Когда Владимиру Н. исполнилось пятьдесят лет, он вдруг с удивлением обнаружил, что праздновать свой юбилей, кроме детей и жены, ему не с кем.

    И это несмотря на то, что у него было три брата, три сестры и многочисленные племянники со своими семействами. Ни один из близких родственников не только не пришёл к нему на юбилей, но даже и не поздравил его дешёвой поздравительной открыткой. Не поздравили его ни коллеги по работе, ни соседи, ни другие знакомые. Собственно, Владимир даже и не пытался кого-либо из них приглашать на этот юбилей – прекрасно зная, что никто из них не придет.

    В чём же причина таких «чутких» родственных и соседских отношений?

    По своему внешнему виду Владимир, или как его все в селе называли - дядя Володя, ничем не отличался от других мужчин.

    Трудолюбивый работник не только на государственной работе, но и в своём хозяйстве, хороший семьянин, воспитавший троих детей. Выпить любил не больше и не меньше других, но с обязательным условием, что этот «процесс» будет проходить только в выходные дни и только под хорошую закуску. Правда, напивался он в такие дни, как говорится в стельку, до полного отключения.

    Вся причина нелюбви к нему заключалась в его отвратительном характере. Он был эгоистичным, жадным, завистливым, нетерпимым к чужому мнению «одиноким волком», который всех и вся мерил только по одному ему понятным критериям порядочности или как он любил говорить - правильности. Была у него такая дурная привычка, всё, что приходит на ум, говорить вслух, понимая и выкручивая любое слово, сказанное кем-либо в его присутствии, только в самом негативном виде.

    Отчуждение от общества проходило медленно, но верно. Соседи и знакомые старались обходить его стороной. Даже конченые алкоголики больше не покушались на его дармовое угощение – угостит на рубль, а будет вспоминать на сто.

    Первыми из родственников от него отвернулись старшие братья и сёстры, позднее дошла очередь и до младших. У племянников по молодости лет не хватало наглости уклоняться от разговоров с ним, но и они, повзрослев, отвернулись от дяди. Однажды, приехавшая погостить к нему тёща, с ужасом увидела своего зятя с разбитой физиономией. На вопрос, что случилось? Зятёк зло ответил:

    - Племянничек отпиздил!..

    И в этом не было ничего удивительного – своих братьев и сестёр он не любил, их жён и мужей презирал, племянников же просто ненавидел. А ненавидел племянников по одной простой причине – у него самого не было сына, о котором он так страстно мечтал. Наличие сына в своей семье, он расценивал как факт, который должен был подчёркивать его мужскую состоятельность.

    К его великому разочарованию, у всех его братьев и сестёр были сыновья, а у него, настоящего мужчины по его определению, только две девочки. Это выводило его из себя. От такой обиды и унижения на глазах Владимира часто выступали горькие слёзы отчаяния. Ещё больше ненавидя окружающих за эти слёзы, он старался в разговорах, особенно с мужьями своих сестёр, всячески унизить их и племянников.

    Однажды, например, он заявил мужу своей младшей сестры, указывая на его довольно худенького, но очень способного мальчика:

    - У тебя даже ума не хватило нормального парня сделать – какой-то он у тебя рахитошный!

    Обиженный такими словами зять, ответил не менее обидно для Владимира:

    - А у тебя и такого сына сделать не хватает ума!

    Это были последние слова, сказанные ими друг другу в этой жизни – общение, по инициативе Владимира, прекратилось навсегда.

    В другом случае старшая сестра Владимира разрешила у себя дома одному из племянников на Новый год посмотреть «Голубой огонёк» по телевизору (у него в семье не работал телевизор). Как на беду, этот Новый год небольшая компания, в которой был и Владимир со своей женой, решили встречать как раз у неё. Племянник находился в дальней комнате и его присутствие не заметил ни один человек, кроме… дяди.

    Узнав, что один из племянников находится у сестры, он устроил сестре публичный скандал и в категоричной форме потребовал, чтобы она отправила племянника домой – нЕчего ему тут делать.

    Это было уже перебором даже для самой терпеливой из его сестёр. И она ему заявила, что племянник будет находиться в её доме столько, сколько пожелает, а если братику (она так и сказала ехидно – «братику») это не нравится, то он может сам идти на все четыре стороны. «Братик» так и поступил. Так навсегда оборвалась ещё одна нить общения его с очередным родным человеком.

    К своим детям он никогда в жизни не применял телесных наказаний и страшно гордился этим. Но любой его односельчанин, случайно ставший свидетелем сцены, когда Владимир морально воспитывал своих детей, всегда думал одно и тоже: «Да! Лучше бы ты их порол ремнём, чем так унижаешь».

    Воспитывал он своих девочек очень оригинальным образом. Однажды младшая дочка поздней осенью повредила свои резиновые сапоги. В любой другой семье ребёнка поругали, возможно, даже наказали ремнём, но в обязательном порядке купили бы новые сапоги. Но не таков был Владимир. Прочитав длинную нотацию дочери, он заявил, что она, в наказание, будет ходить в этих сапогах всю осень, зиму и весну. Бедная девочка вынуждена была ходить в дырявых сапогах, постоянно промачивая ноги и страшно комплексуя из-за этого перед одноклассниками.

    Когда же классный руководитель сделала Владимиру замечание по этому поводу, тот, не моргнув глазом, заявил, что на данный момент у него проблемы с деньгами, поэтому он не может приобрести дочке новые сапоги.

    Жена его, некрасивая и добродушная женщина, была доведена в своём положении до уровня добровольной и безмолвной рабыни. Из-за огромного домашнего хозяйства, она никогда в жизни не работала в колхозе – дома работы было больше, чем достаточно.

    Иллюстрацией их взаимоотношений служил такой факт – Владимир, подъехав к воротам своего дома, в любое время суток сигналил. Чем бы жена не занималась в это время, спала или работала по хозяйству, она бросала всё и бежала, как настоящий спринтер, открывать ворота – хозяин приехал.

    На счёт обращения с женой дядя Володя любил поучать своих племянников таким образом. Мол, когда женишься, сразу надевай на жену три уздечки. В течение жизни, лет через двадцать после свадьбы, одну уздечку можно будет снять. Вторую можно будет снять, когда жена будет лежать в гробу, а третью – не снимать никогда. Сам он от этого правила не отступал ни на шаг.

    В хозяйстве Владимира всегда было: три-четыре коровы, две-три свиньи, пятьдесят овец, стаи гусей, кур, пекинских уток и десяток индюков, мясо которых он просто обожал, многочисленные голуби, которых он также разводил «на мясо» и, как венец всему, огромнейший огород.

    В его селе участки для колхозников под всё хозяйство с постройками составляли 48 соток. А так как его родная старенькая мать жила рядом, то земельный участок был в два раза больше – было, где развернуться и рукам, и ногам. Весь этот «колхоз», как Владимир гордо называл своё хозяйство, был в основном на плечах жены и детей, так как сам он работал в бригаде каких-то «шабашников». По тем временам зарабатывал очень хорошо – по его словам, около 300 рублей ежемесячно.

    Кроме того, ежедневно, с чем бы ему не приходилось работать, он в обязательном порядке, хоть что-нибудь, но завозил домой: краску, кирпичи, цемент, песок, доски, гвозди и т.д., чтобы затем или использовать в своём хозяйстве, или выгодно продать кому-нибудь из соседей.

    Из-за огромного хозяйства, дети были лишены возможности иметь свободное время. Работа по нему отнимала много времени, остальное тратилось на уроки, а погулять у них появлялась возможность только в том случае, если отец отсутствовал дома два-три дня.

    В советские времена в селе существовала такая практика, одалживать у знакомых или родственников смешные по нынешним временам суммы – трёшку, пятёрку. К нему обращались чаще всего братья и сёстры, так как он единственный из их семьи работал не в колхозе и поэтому имел постоянный хороший заработок.

    Но даже в таких мелочах он старался унизить и оскорбить родственников и чужих людей, которые просто вынуждены были часто обращались к нему за такой мелочной помощью. И делал он это нагло, изысканно, продуманно и со смаком.

    Так, когда младшая сестра попросила у него три рубля до получки, он, якобы, будучи сильно занятым, сказал, чтобы она взяла сама три рубля в шкафу в шкатулке. Сестра взяла деньги, удивившись такой доверенности к ней со стороны брата. Правда, радовалась она напрасно. Буквально через два дня ей вновь понадобились деньги. Деваться некуда – пришлось вновь идти на поклон к брату. Тот вновь разыграл сцену доверия к сестре, попросив её взять деньги из шкатулки. Когда же та с удивлением сказала брату, что там денег нет, тот с невинным видом поинтересовался:

    - А разве ты не положила туда прежний свой долг?

    - Нет, конечно, – растеряно ответила сестра.

    - Вот поэтому там и нет денег, а когда положишь туда долг, тогда и можно будет оттуда ещё брать. А сейчас извини, ничем тебе помочь не могу.

    Сестра ушла вся в слезах, ругая себя за то, что обратилась к брату, и, клянясь, что больше никогда в жизни не обратится к нему.

    И только единственный человек сумел найти лазейку в душу Владимира, расположив его к себе. Этим человеком, как ни странно всем покажется, оказалась тёща. Простая деревенская баба быстро раскусила своего зятька, вникнув в суть его самовлюблённой натуры. А вникнув, сумела с умом распорядится этим. Она называла его «Володечкой», «настоящим мужчиной», «настоящим хозяином», «любимым зятьком», раздавая ему комплименты по любому поводу. Это она делала подчёркнуто, демонстративно, не стесняясь ни дочери, ни внучек. Мало того, она записалась тайным и добровольным осведомителем для своего «любимого зятька», донося ему обо всём, что услышит от соседей, родственников и даже собственной дочери и внучек.

    Владимир в душе считал тёщу полной дурой, но терпел – это был НУЖНЫЙ человек. Тёща была единственным живым существом, которому он никогда в жизни ни в чём не отказывал и не критиковал вслух. Мог терпеть её присутствие у себя дома неделями, не выказывая своего неудовольствия. Тёща это видела, ценила и готова была горло перегрызть любому, кто скажет что-либо плохое о её зятьке. Но в конечном итоге именно сверхуслужливость перед своим зятем послужила причиной её смерти.

    Когда дочки подросли, то быстро вышли замуж вопреки воле отца. Это было большим ударом по его самолюбию, но поделать Владимир уже ничего не мог – дочери стали совершеннолетними и могли распоряжаться своей судьбой сами.

    Единственное, чем он мог наказать дочек за непослушание – лишение всякой материальной помощи. И от неоказания этой помощи он получал несказанное удовольствие, осведомлённый от верной тёщи о затруднительном финансовом положении в семьях обоих дочерей. Знал и ждал того момента, когда те сами придут к нему на поклон. И вот тогда он наверстает упущенное…

    Однажды его младшая дочка, остро нуждавшаяся в деньгах, попросила в займы у своей бабушки 500 рублей. Наивная девушка, полностью доверяя своей любимой бабушке, очень нехорошо отозвалась в письме об отце – «я бы могла попросить деньги у папы, но Вы же знаете, что у этого крохобора зимой снега не выпросишь».

    Верная тёща моментально приехала к зятю и показала ему письмо внучки.

    Но на этот раз она явно перестаралась в своём усердии перед ним. Владимир был настолько возмущён, что впервые в своей жизни не посчитал нужным скрывать, откуда у него появилась такая информация. Он устроил для дочери грандиозные разборки, обвиняя её во всех грехах, тыча в лицо всё отрицавшей девушки, в качестве доказательства, её письмо к бабушке.

    Раскрытие враждебной деятельности любимой до сего момента бабушки вызывало такую волну негодования её родной дочери и внучек, что они отвернулись от неё. У опозоренной и разволновавшейся семидесятилетней женщины случился инсульт и она умерла.

    Её смерть послужила поводом к примирению сторон.

    К тому же произошло радостное и давно ожидаемое событие – уже махнувшему на всё рукой Владимиру, жена неожиданно родила сына. Благодаря этому позднему ребёнку, душа Владимира оттаяла немного, и он снял «первую уздечку» с жены и стал более покладистым к дочерям. Этот долгожданный ребёнок, став миротворцем внутри семьи, в отношениях же с окружающими людьми добавил своему отцу ещё больше гонора.

    С первых своих шагов маленький сынок начал проявлять первые признаки хорошего хозяйственника. Если убегала со двора курица, то маленький ребёнок приходил просто в неистовство, прилагая все усилия, чтобы загнать её во двор. И только добившись этого, успокаивался. Владимир улыбался и радостно гладил себя по животу:

    - Хозяин растёт!..

    Развал Советского Союза сделал Владимира, как и почти всех его граждан, банкротом. Все, заработанные таким тяжким трудом деньги в один момент превратились в пыль.

    У него появилась новая мания. Всем знакомым и незнакомым людям показывать сберкнижку, на которой он хранил 70 тысяч советских рублей, проклиная всех подряд правителей страны. Даже я не избежал показательного выступления дяди Володи с этой злополучной сберкнижкой.

    Я как-то спросил у одного из его племянников, с которым находился со школьных времён в дружеских отношениях:

    - Интересно, а сколько у него таких сберкнижек?

    - Да уж, по крайней мере, не меньше десятка, - услышал я невозмутимый ответ.

    Странно, но меня такое известие не удивило – кто-кто, а дядя Володя запросто мог накопить и миллион…

    …Сын Владимира вырос, отслужил в армии и, женившись, уехал на Север на заработки.

    Жизнь после этого для дяди Володи в селе стала просто невыносимой – кроме жены и своей собаки, ему и поговорить не было с кем. Он превратился в конченого алкоголика. Напившись, устраивал перед собакой целые лекции о правильности жизни и подлости окружающих его людей.

    В стране происходили такие важные и многочисленные события, а обсудить их было Владимиру не с кем. Кому-то он в сердцах признался, что если бы был уверен, что из какого-нибудь окна его каждый день посылали бы на х…, то он бы с большим удовольствием ежедневно к этому окну подходил.

    С одной стороны люди его жалели, но с другой – никто не хотел подвергать испытанию свои нервы бестолковыми разговорам с человеком, который порой казался просто сумасшедшим. Поэтому даже самые жалостливые люди, при попытках Владимира вступить с ними в разговор, решительно пресекали его попытку:

    - Дядя Володя, ты куда-то шёл? Вот и давай, иди своей дорогой…

    Видя, что их мать может сойти с ума в таких условиях, дочки настойчиво пытались убедить отца переехать жить в город. Он долго не соглашался – оторваться от родного хозяйства было невмоготу. И только к семидесяти годам, когда здоровье стало часто подводить, он уступил бесконечным уговорам детей. В душе он надеялся, что в незнакомом городе, среди незнакомых людей можно будет развеять ужасы одиночества.

    Но надеждам его не суждено было сбыться – всё вышло ровно наоборот его пожеланиям. В многолюдном городе он почувствовал себя ещё более одиноким, чем в родном селе.

    В городе он страстно искал себе хоть какую-нибудь людскую кампанию для общения. Купил себе для этой цели велосипед и объезжая соседние дворы, пытался вклиниться с разговорами в различные дворовые группы пенсионеров. Но каждый раз эти попытки заканчивались одним и тем же – Владимира прогоняли, чуть ли не пинками под зад, обещая «намылить рожу», если он ещё здесь появиться.

    Жена Владимира окунулась в заботы о внуках и правнуках, а для него осталось одно занятие – беспробудные пьянки в одиночестве и разговоры по телефону с детьми племянников, которые по своей молодости не могли набраться наглости и послать дядю подальше. В семьях его племянников дети боялись поднимать трубку городского телефона – не дай Бог это дядя звонит!

    Через полгода после переезда в город произошло несчастье – пьяный водитель на грузовике совершил наезд на жену Владимира, которая ехала на велосипеде. Женщина умерла.

    Когда Владимиру сообщили о смерти жены, он, озабоченно вскочив, спросил:

    - А что с велосипедом? Велосипед остался цел?..

    Искренне жалея его жену, простую и добрую женщину, все знакомые были просто потрясены таким равнодушием этого человека…

    …Умирал он, как и жил, доводя своих детей и внуков бесконечными скандалами. Несмотря на то, что дочери по очереди сутками дежурили у умирающего отца, одно время наступил такой момент, что младшая почувствовала, что ещё немного, и она сойдёт с ума…

    На похоронах дяди Володи, люди, глядя на плачущих дочерей, невольно думали о том, что их слёзы, слёзы радости от того, что они наконец-то избавились от этого дамоклова меча, который так долго весел у них над головой…

    Год назад я вновь оказался в родных краях. И вот прогуливаясь по улице со своим другом детства, я вдруг останавливаюсь, как вкопанный – навстречу мне идёт молодой дядя Володя!!!

    Сходство было настолько потрясающим, что мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это его сын. Никогда в жизни не видел такого сходства ребёнка с одним из своих родителей. Оно было во всём: в росте, в фигуре, цвете волос, походке, жестах, даже присутствовал небольшой акцент, который был у дяди Володи, возникший в результате того, что он провёл детство в одном из казахских аулов.

    Это было просто невероятно! Видя моё потрясение, мой спутник сказал:

    - Вижу, вижу, насколько ты удивлён!

    - Это просто невероятное сходство – просто копия…

    Мой товарищ засмеялся:

    - Нет, не копия. По моему мнению, по характеру сынок превзошёл своего отца, как минимум, в два раза – папа со своим мерзким характером отдыхает и нервно курит в сторонке!..

    … Всю дорогу домой, да и по сей день, я задумываюсь о том, насколько всё-таки сильна в человеке животная, звериная составляющая. Она неизменно передаётся из поколения в поколение, как будто является залогом к выживанию человека, как вида.

     А, может быть, оно так и должно быть на самом деле – выживает более сильный или более звероподобный?

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 7 комментариев , вы можете свернуть их
    Андрей Рамс # написал комментарий 20 апреля 2013, 18:51
    Этот дядя Володя просто родился не в ту эпоху.
    Сейчас бы он был как раз к месту.
    Именно такие и являются сутью куркуля - хозяйчика.
    Оглянитесь вокруг. Я подобных типажей наблюдаю во множественном числе. Капитализм - время волков - эгоистов. Им сейчас самое раздолье.
    рыжий кот рыжий кот # ответила на комментарий Андрей Рамс 20 апреля 2013, 19:00
    При социализме таких было еще больше. В каждой коммунальной квартире.
    Андрей Рамс # ответил на комментарий рыжий кот рыжий кот 20 апреля 2013, 19:02
    - сочувствую . Не повезло с соседями ?
    - Бывает.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 473 записи в блогах и 5733 комментария.
    Зарегистрировалось 155 новых макспаркеров. Теперь нас 5029722.
    X