ФСБ против БАРС

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Стас ИС перепечатал из www.newkaliningrad.ru
    1 оценок, 103 просмотра Обсудить (1)

    ФСБ против БАРС: как развалилось дело о террористическом сообществе в Калининграде

     

    В Калининграде вынесли приговор активистам маргинального монархисткого движения БАРС. ФСБ обвиняла их в создании террористического сообщества и в том, что активисты вынашивали планы по захвату власти в Калининградской области. Гособвинение придерживалось версии ФСБ, но под конец процесса раскритиковало ее доказательства. «Новый Калининград» рассказывает о том, что из себя представлял «Балтийский авангард русского сопротивления», и почему дело о террористическом сообществе в итоге развалилось в суде.

    Что такое БАРС?

    «Балтийский авангард русского сопротивления» (БАРС) был создан в 2008 году студентом БФУ им. И. Канта и бывшим активистом прокремлевского движения «Наши», националистом Александром Оршулевичем. Политическим идеалом движения была «православная самодержавная монархия во главе с Помазанником Божиим». А стать членом организации, согласно ее уставу, мог только «православный христианин, достигший совершеннолетия, вне зависимости от гражданства и места проживания, принадлежащий Русской православной церкви заграницей и давший присягу на верность главе Российского императорского дома».

    Публичная деятельность БАРС начиналась с провокационных акций: весной 2008 года активисты пытались сорвать концерт Бориса Моисеева в Калининграде, а также закидали актеров «D-Театра» помидорами, усмотрев русофобию в их постановке. В дальнейшем Оршулевич и другие активисты движения участвовали в «Русских маршах» и в ряде оппозиционных митингов, например в акции «Надоел». По словам Оршулевича, в 2009-2012 годах деятельность движения была приостановлена из-за давления силовиков. Оршулевич утверждал, что сотрудники ФСБ пытались навязать ему негласное сотрудничество с органами госбезопасности, и он даже несколько раз встречался с «куратором» по имени Анатолий для обсуждения общественно-политическим тем. Когда же Оршулевич, по его словам, отказался от дальнейшего общения, ему пригрозили, что он еще об этом пожалеет.

    Помимо участия в политических акциях, Оршулевич и его немногочисленные сторонники (сам он говорил, что их было не больше 10 человек, а к 2017 году и вовсе остался один) издавали журналы и брошюры и собирали подписи за переименование Калининграда в Кенигсберг.

    В 2013 году Оршулевича приговорили к штрафу по статье о призывах к экстремизму — за публикацию во «ВКонтакте» пяти изображений, которые в совокупности складывались в лозунг «Бей жидовъ — спасай Россию». При этом Оршулевич настаивал, что он — не антисемит, а БАРС, по его словам, выступает с осуждением шовинизма и ксенофобии.

    БАРС обвинили в создании террористического сообщества для захвата власти в Калининградской области. Обвиняемые и адвокаты заявили, что дело сфабриковано

    Александра Оршулевича задержали в конце мая 2017 года. За несколько месяцев до этого он стал подозреваемым по делу о вандализме — в 2011 году в Калининграде на мемориальной доске в память о жертвах Холокоста нарисовали свастику, а причастным к ее появлению посчитали Оршулевича. Как утверждало следствие, Оршулевич был запечатлен на видео среди людей, рисующих свастику. Эту видеозапись сделали осведомители калининградского Центра «Э» на камеру, вмонтированную в барсетку. Оршулевич отрицал свое участие в акции вандализма, настаивая на том, что запись была смонтирована.

    Вместе с Оршулевичем задержали его ближайшего сторонника Игоря Иванова, а также Александра Мамаева — 57-летнего священника одного из неканонических ответвлений РПЦЗ. ФСБ отвела ему роль «духовного наставника участников БАРС, благословляющего участников сообщества на совершение преступлений, а также непосредственного их исполнителя». Мамаев стал священником в 2008 году. Службы сначала проводил в гараже на окраине Калининграда, а затем — у себя дома.

    ФСБ утверждала, что Оршулевич задумал БАРС как террористическое сообщество еще в 2008 году. При этом сначала следствие считало националистов из БАРС экстремистами — Александру Оршулевичу вменили создание экстремистского сообщества, двоим другим членам БАРС — Игорю Иванову и священнику Александру Мамаеву — участие в нем. Статья о создании террористического сообщества (по ней Оршулевичу грозил пожизненный срок) появилась позднее, после задержания четвертого фигуранта — бывшего моряка Николая Сенцова, увлекавшегося военной реконструкцией.

    Сенцов, по версии ФСБ, был «оружейником» БАРС и якобы подыскивал для организации оружие и боеприпасы. При обыске у него нашли макеты оружия, гильзы, учебные и боевые патроны и взрывчатые вещества. Сенцов признал вину в одном эпизоде — хранении семи патронов от винтовки. Он говорил, что никогда в БАРС не состоял, это подтверждал и Оршулевич. По словам обоих, они пересекались на уличных акциях и часто обсуждали политику. При этом в материалах дела есть расшифровки телефонных разговоров Сенцова, во время которых он называл членов БАРС «корешами», а также рассуждал о возможном отъезде за границу, опасаясь, что на него тоже могут завести уголовное дело.

    Все четверо, по версии ФСБ, преследовали цели «последовательной пропаганды фашизма и „германского наследия“» среди жителей Калининградской области, планировали разжигать межнациональные конфликты на почве антисемитизма, чтобы дестабилизировать политическую обстановку в регионе, а затем захватить в нем власть и добиться выхода из состава России. «Создание идеологической базы террористического сообщества БАРС основано на идеях фашизма, восстановления Российского православного царства и Святой Руси», — заявила в суде гособвинитель Анна Ефремова. Фундаментом идеологии БАРС, по версии обвинения, стал труд Оршулевича «Основы русского фашизма».

    В итоге Оршулевичу предъявили обвинение в создании террористического сообщества (часть 1 статьи 205.4 УК, от 15 лет до пожизненного лишения свободы), а Иванову, Мамаеву и Сенцову — в участии в нем (часть 2 статьи 205.4 УК, от 5 до 10 лет лишения свободы). Кроме того, всем обвиняемым вменили незаконный оборот боеприпасов и взрывчатых веществ, а также призывы к экстремизму и терроризму — при обыске у Оршулевича, Сенцова и Мамаева нашли трафареты и листовки: «Убей Алиханова спаси Кенигсберг», «Убей жида очисти нацию», «Путин смерть Царю престол». Листовки с последним призывом нашли в почтовом ящике жилого дома на улице Рокоссовского и у трансформаторной будки неподалеку. Подсудимые настаивали на том, что их подбросили. Они заявили в суде, что не признают вины, и связали уголовное преследование со своей общественной и политической деятельностью. А священник Мамаев назвал происходящее религиозными гонениями.

    По мнению адвокатов, Николай Сенцов — случайная жертва, которую искусственно «пришили» к делу, чтобы ужесточить обвинение всем остальным фигурантам. «Расчет был на то, что [в деле] есть терроризм. В Калининградской области нет ни одного террористического сообщества; ну это непорядок, понимаете: во всех других регионах есть, а у них — нет. А им [сотрудникам ФСБ] все-таки надо дела такого профиля направлять в суд. И они взяли просто и бахнули «террористическое сообщество» обычным националистам, которые из себя никакой угрозы не представляли. И таким образом они перед Москвой отчитались, что вот мы выявили террористическую группу, которая действовала в Калининградской области, — говорил адвокат Оршулевича Дмитрий Динзе. По его словам, у Оршулевича не было ресурсов для организации вооруженного захвата, а ФСБ, по его мнению, неверно интерпретировала «недостоверные факты».

     

    Обвинение против БАРС во многом строилось на показаниях засекреченных свидетелей. Один из них утверждал, что подслушивал разговоры монархистов через вентиляцию в СИЗО

    Засекреченных свидетелей в деле было несколько; все их показания сводились к тому, что Оршулевич с единомышленниками ставили перед собой цель «свержения жидовского ига» — им монархисты считали действующее руководство страны.

    Один из таких свидетелей, к примеру, рассказывал, что в движении калининградских монархистов существуют членские взносы, другой — что «особенно хорошо Оршулевичу и Мамаеву удавалось влиять на неокрепшие умы несовершеннолетних». Из подростков, заявлял этот свидетель, собирались «воспитать офицеров БАРС в духе белого движения».

    Еще один засекреченный свидетель — ему присвоили псевдоним Рюрикович — утверждал, что сидел в одиночной камере по соседству с обвиняемыми и подслушал их разговоры через систему вентиляции. По словам Рюриковича, он научился идентифицировать голоса и слышал, как Оршулевич инструктировал троих других фигурантов, как затянуть следствие, чтобы выйти на свободу до начала суда, а потом совершить побег в Польшу. Эти доказательства адвокаты назвали «притянутыми за уши». Очные ставки с засекреченными свидетелями проводились по мессенджеру WhatsApp.

    Несколько свидетелей уверяли, что Игорь Иванов проводил военизированные тренировки, на которых учили обращаться с оружием. Однако когда в суде стали допрашивать незасекреченных свидетелей, выяснилось, что речь идет о страйкболе, а тренировки, по словам одного из свидетелей, проводились накануне спортивных турниров. Тем не менее, ФСБ расценила тренировки как «отработку захвата власти». 

    Другой свидетель обвинения, допрошенный в суде, охарактеризовал их как «тренировки для общего развития с элементами страйкбола». «Вы меня сейчас ставите перед выбором: сказать, что это была страйкбольная тренировка, или сказать, что эта тренировка направлена на обучение захвату власти. Я не могу однозначно утверждать ни того, ни другого», — ответил он прокурору.

    Дело о террористическом сообществе развалилось в суде. Доказательства ФСБ раскритиковала даже прокурор, но подсудимые все равно получили реальные сроки

    Дело БАРС рассматривала тройка судей из 2-го Западного окружного военного суда. Заседания были выездными и проходили в Балтийском флотском военном суде. Из-за эпидемии коронавируса этот процесс был там единственным.

    Накануне прений гособвинитель Анна Ефремова, до того поддерживавшая версию УФСБ о террористическом сообществе, неожиданно попросила смягчить подсудимым обвинение. Она попросила суд переквалифицировать статью на «создание экстремистского сообщества». В частности, Ефремова подвергла сомнениям собранные ФСБ доказательства, основанные на показаниях засекреченных свидетелей. «Показания свидетелей под псевдонимами Краснов, Жеглов, Власов в части их осведомленности о намерениях силовым методом свержения действующей власти участниками организации БАРС, выбранными ими способами и методами осуществления задуманного, являются противоречивыми и не подтверждаются в этой части другими собранными по делу доказательствами», — указала прокурор в своем ходатайстве.

    «В деле покопались, послушали многих свидетелей, посмотрели все материалы, послушали самих подсудимых — и, я думаю, что суд пришел ко мнению, что на самом деле здесь нет никакого терроризма; не было никакой угрозы жизни людям, которые, так скажем, могли попасть в орбиту деятельности этой организации», — замечает адвокат Динзе.

    Сомнительным прокурор сочла и слова свидетелей, которые утверждали на следствии, что БАРС задумывался как террористическая организация. Также, по ее словам, не подтвердился факт проведения военизированных тренировок. Заявления ФСБ о том, что Николай Сенцов специально искал оружие для Оршулевича, Иванова и Мамаева тоже не подтвердились, как и версия о планах использовать оружие для террористической деятельности. Не нашлось у ФСБ и доказательств того, что в БАРС вербовали новых членов. «Не основан на собранных доказательствах, в том числе результатах оперативно-розыскной деятельности, вывод органа предварительного расследования о том, что целью создания БАРС являлось совершение террористических преступлений, поскольку за все время существования организации (по версии ФСБ, ее создали еще в 2008 году) до 27.05.2017 года ее членами не было подготовлено и не было совершено ни одного преступления террористического характера», — заявила Ефремова.

    Кроме того, она отметила, что ответственность по статье 205.4 УК РФ (организация террористического сообщества и участие в нем) на подсудимых не распространяется, поскольку статья появилась в кодексе только в 2013 году, тогда как БАРС как якобы террористическую организацию создали в 2008-м. Факт распространения листовок с текстом «Смерть Путину!» «не свидетельствует о наличии умысла у подсудимых в целях осуществления террористической деятельности», — отметила гособвинитель.

    Суд с ее позицией согласился и сменил предъявленное Оршулевичу обвинение на организацию экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1 УК), а Иванову и Мамаеву — на участие в нем (часть 2 статьи 282.1 УК). С них также сняли обвинения в незаконном обороте оружия и боеприпасов (часть 3 статьи 222 УК и часть 3 статьи 222.1 УК). «Это то, к чему защита стремилась изначально, это была наша позиция с самого начала, — сказал адвокат Сенцова Эдуард Щербаков. — Сенцов признавал хранение семи старых патронов изначально. Что касается всего остального, он не признает это и сейчас». В итоге обвинение в незаконном обороте боеприпасов — единственная статья, которая осталась у Николая Сенцова. Суд полностью исключил его связь с членами БАРС как с экстремистским сообществом. При этом с Оршулевича, Мамаева и Иванова обвинения в публичных призывах к терроризму (статья 205.2 УК) и экстремизму (часть 1 статья 280 УК) снимать не стали.

    17 апреля членам БАРС и Николаю Сенцову вынесли приговор — их признали виновными по всем статьям, оставшимся в обвинении после переквалификации. Александр Орушлевич получил 8 лет колонии общего режима (прокуратура просила 10), Мамаеву и Иванову дали по 6 лет (гособвинитель настаивала на 7-ми). Вину они не признали. Николай Сенцов — единственный, кто вышел на свободу. Его приговорили к трем годам колонии-поселения и освободили из под стражи в зале суда, поскольку он достаточно много времени провел в СИЗО.

    Адвокат Дмитрий Динзе полагает, что решение суда о переквалификации обвинения может повлиять на практику местных УФСБ и СК: «Ну, так скажем, отобьет у них охоту заниматься тем, чтобы какие-то общественные группы или отдельных людей подводить под статьи, связанные с терроризмом».

    Текст: Олег Зурман. Фото: Михаил Уваров

    (фото не вставлено по техническим причинам МП)

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 623 записи в блогах и 5509 комментариев.
    Зарегистрировалось 18 новых макспаркеров. Теперь нас 5026054.