ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И БЕЛЫЙ ТЕРРОР

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Борис Ихлов написал
    1 оценок, 134 просмотра Обсудить (1)

    ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И БЕЛЫЙ ТЕРРОР

     

    Если надстройка (верхи) носит звание социалистической, то тут аналитики не забывают рассмотреть и обе стороны конфликта, и ближайшие причинно-следственные связи, и…

    Никто не отрицает красный террор. Причем не только в ответ на белый террор. Но и в ответ на саботаж. И в ответ на антибольшевистскую пропаганду: «1 мая 1919 г. №13666/2. Председателю ВЧК тов. Дзержинскому Ф.Э. УКАЗАНИЕ. В соответствии с решением ВЦИК и Сов. Нар. Комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатать и превращать в склады. Председатель ВЦИК Калинин, Председатель Сов. Нар. Комиссаров Ульянов (Ленин).» Выясняется, что это фальшивка. Причем грубая. Не было такого документа. Хотя, разумеется, большевики экспроприировали церкви, точно так же, как и все русские цари.

    И все же - когда в Петрограде банковские служащие отказались выдавать деньги, зарплату рабочим и т.п., их грузили на баржи и топили.

     

    В тезисах «Западно-Сибирское восстание 1921 г.: террор повстанцев и террор власть предержащих» /16, с. 56/ А. Б. Суслов рисует картину конфликта: «В ходе борьбы восставшие расправлялись со своими противниками с особой жестокостью… только в тобольской тюрьме было расстреляно 65 человек… несчастным жертвам ломали конечности, выкалывали глаза, отрезали носы, а у женщин – груди, на некоторых трупах было обнаружено от 30 до 150 штыковых ран… В г. Ялуторовск 6 марта привезено 30 трупов замученных… Многим отрезаны уши и носы, на телах следы от вонзаемых в них пик, все тела обожжены каленым железом.» В Ишимском уезде «арестованным продработникам заживо разрезали животы, насыпали туда какое-либо зерно… затем вывешивали над ними аншлаг: «Разверстка выполнена полностью.»»

     

    Однако, отмечает автор, «не надо забывать, что одной из главных причин столь ужасающих зверств было насилие власть предержащих, чрезвычайно жестокие действия по сбору хлеба». И далее: «Жестокое (! Б. И.) насилие местных продорганов не знало предела…» И автор цитирует постановление: «При посещении села второй раз должна быть самая беспощадная расправа вплоть (!) до объявления всего наличного хлеба конфискованным.» Автор не только приравнял изъятие хлеба к отрезанию грудей, но ограничился единственной причинно-следственной связью, причем ближайшей, причем явно отдал предпочтение террору якобы низов (в его представлении).

    Из анализа Суслов выбросил и причину продразверстки – невозможность обмена с городом, т.к. заводы стояли, и даже факты: зерно никогда не забирали полностью, оставляя на пропитание. И вообще собирали далеко не то количество, которые указывали «власть предержащие». Естественно, автор не указал, что главенствующей причиной стала гражданская война, развязанная белыми, и интервенция.

     

    «Методы расправы с восставшими, не уступали в жестокости зверствам повстанцев и, может быть, даже превосходили их… «За непредоставление заложников к указанному сроку деревни… будут обстреляны артиллерийским огнем, - говорилось в приказе, - За произведенные убийства коммунистов… за каждого одного расстреливать десять человек местных крестьян», - пишет Суслов.

    То есть, при всей жестокости, не пытали, носы и уши не отрезали. Т.е. явно по зверству не превосходили. Но если уж автор упоминает приказ, не мог ли он привести документ, из которого бы значилось, что обстрелы были-таки произведены, с таким-то количеством жертв?

    Наоборот, А. Б. Суслов сам сообщает: «Бесчеловечность таких методов была столь очевидна, что дело дошло до осуждения ряда продработников ревтрибуналом к лишению свободы и расстрелу «за изнасилования, грабежи, рукоприкладство, глумление, самосуд над крестьянством при проведении продразверстки»». То есть, даже тогда, когда звезд на голых спинах не вырезали, когда «изнасилование, рукоприкладство, глумление» - расстрел.

    Увы, автор считает, что «насилие повстанцев было актом отчаяния, ответной мерой на насилие властей». Трудно себе представить, чтобы в отчаянии кто-либо сообразил рвать кому-то носы и пытать пиками. Это Суслов переборщил. Интересно другое.

    Во-первых, он утверждает, что восстание «вскоре перекинулось за Урал, охватив ряд уездов… Екатеринбургской, Пермской и Челябинской губерний». Здесь явная передержка. Восстание в Миассе Челябинской области, которое было поддержано Пермью, было вызвано совсем не продразверсткой и антибольшевистского характера, как утверждает Суслов, не носило.

    В центральном аппарате кому-то пришло в голову издать указ о выводе заводских земель в государственную собственность. Т.е. отобрать их у тех заводских рабочих, которые пользовались заводской землей. Восстание было подавлено пулеметами, об этом рассказывали в 60-х участники событий, бывшие пулеметчики. Итог: после подавления противостоявшие стороны даже не ссорились, а земля от заводов перешла в руки рабочих и оставалась в их руках вплоть до перестройки. Так, дед автора этих строк, рабочий мотовилихинского завода им. Ленина, один из первых в стране получивший орден Трудового Красного Знамени, до начала Великой Отечественной войны и переезда в город владел большим покосом от Верхнекурьинского кладбища до реки Камы, не говоря уже о кормильце, придомовом саде-огороде.

    Во-вторых, ранее, разумеется, историки связывали восстание исключительно с происками анархистов и эсеров. Суслов заявляет, что связи с белым движением у восставших не было. Но это опровергается списками командования; командиры в большинстве – колчаковские, царские офицеры-крепостники, изредка – прошедшие войну зажиточные крестьяне (пример – ниже). Трудно себе представить, чтобы сразу после подавления белых и интервентов активная масса колчаковцев не осталась в Сибири, ведь даже бендеровцев вылавливали десятилетиями после войны – когда аппарат госбезопасности был значительно более мощным.

    Однако Суслов, по-видимому, не читавшей романа Шолохова «Поднятая целина», в этом моменте не одинок. И он, и другие историки, Третьяков Н. Г., Шишкин В. И. и пр. настойчиво внушают, что восстание носило не столько экономический (требование отмены хлебной монополии, основного содержания продразверстки), сколько политический характер. Но если Суслов обозначает продразверстку «одной из главных причин», то Третьяков и Шишкин, /89/, полагают, что восстание было протестом против всей системы, против политики советской власти в целом, оно означало «кризис советской системы».

    Х съезд РКПб, состоявшийся 16 марта, отменил продразверстку и ввел продналог. Съезд состоялся в очередь, без всякого аврала (съезды проходили ежегодно), через месяц после начала восстания. Это означает, что вопрос об отмене продразверстки обсуждался задолго до начала восстания, по крайней мере, после окончания гражданской войны в конце 1920 года, когда необходимости в разверстке уже не было.

    Декретом о продразверстке от 13 января 1919 г. были монополизированы хлеб, соль, чай, мясо, морская рыба, жиры, картофель. Следующий декрет обязывал поставить 70% причитающегося с населения хлеба к 1 марта 1919 г. Постановления Всероссийского продовольственного совещания (конец декабря 1918 – начало января 1919) обязывали население предоставить в пользу продорганов 10% крупного и 30% мелкого скота. Для рабочих это означало менее 70 г. мяса в день, для остальных – 30 г. мяса в день.

    Итак, продразверстка выполнила свою функцию, ее планировали отменить и отменили. Тем не менее, как пишет Суслов, восстание продолжалось до глубокой осени 1919 года. Складывается впечатление, что оно инициировано «под занавес», в делании успеть захватить состояние до отмены продразверстки.

    С другой стороны, если судить по лозунгам восстания, складывается странная картина. «Советы без коммунистов» - читай «Советы без жидов» есть лозунг Кронштадтского анархистского восстания. Т.е. без внешнего влияния не обошлось. И восставшие чинили еврейские погромы.

    Если Шишкин и пр. говорят о народном восстании против большевиков, о войне большевиков против народа, они должны объяснить, 1) почему год продразверстки крестьяне не восставали; 2) откуда в рыхлой политически крестьянской массе, без эсеров, белогвардейцев и анархистов возникли вполне определенные политические лозунги.

    В то же время - почему Шишкин и пр. пишут о кризисе советской системы, если лозунг восстания был призван ее улучшить по меркам восставших. Почему Шишкин и пр. говорят о восставшем народе, если в восстании участвовало 60 тыс. человек (по различным данным от 30 тыс. до 150 тыс.) на территории тысяч квадратных километров (по другим данным – сотен тысяч).

    Для сравнения: всего крестьянских дворов было свыше 10 млн, т.е. участвовала в восстании одна тысячная часть крестьянства (например, восстание не затронуло охваченное голодом Поволжье), а современная территория, скажем, Пермского края, одного из 83 регионов РФ – 160 тыс. кв. км.

    Поскольку восстание шло под лозунгом реализации Советской власти, оно не могло означать кризис системы. Тем более об отсутствии кризиса говорит масштаб восстания – подавляющее большинство крестьян поддержало РКПб.

    В виду того, что идеологическое и организационное влияние эсеров, анархистов, колчаковцев неоспоримо, нужно рассматривать Западно-Сибирское восстание как последний этап интервенции, а не как исключительно внутреннее дело. Именно интервенции, ведь считать восстание результатом продразверстки невозможно, восстание шло после замены продразверстки продналогом в марте до конца 1921 года.

     

    Однако отчего же Суслов, Шишкин, Третьяков забыли о таких вещах, как убийства мирных граждан террористическими организациями «Союз защиты родины и свободы» Савинкова, «Правый центр», отколовшийся от него «Национальный центр», «Союз возрождения России»? Кажется, продразверстка их не беспокоила?

    Причиной эсеровского мятежа 6 июля 1918 года была вовсе не декларировавшаяся борьба с продразверсткой, а стремление к власти путем провокации военного конфликта с Германией.

    Убийство 20 июня 1918 г. выдающегося агитатора, члена президиума ВЦИК В. М. Володарского, убийство 30 августа председателя Петроградской Чрезвычайной комиссии (ЧК) М. С. Урицкого, в тот же день покушение на Ленина тоже, кажется, были мотивированы иными соображениями?

    Еще накануне созыва при выборах в Учредительное собрание (где эсеры получили 58% голосов за счет избирателей из аграрных губерний) правые эсеры планировали «изъятие всей большевистской головки» (имелось в виду убийство Ленина и Троцкого), но побоялись, что такие действия могут привести к «обратной волне террора против интеллигенции». А дальше? Прорва заговоров, терактов, военные мятежи в Ярославле, Рыбинске, Муроме… Нужно представить себе размах бело-эсеровского террора (см. /90/), если к лету 1917 их было около 1 млн. чел., объединенных в 436 организаций в 62 губерниях, на флотах и на фронтах действующей армии. В эсеровскую партию в тот год вступали целыми деревнями, полками и фабриками. В Перми только на одном Мотовилихинском заводе ячейка эсеров состояла из 2 тыс. человек.

    «Пресмыкаясь и унижаясь, эсеры усердно выполняли за кадетов всю черную и неблагодарную "работу". Расстреливали рабочих в городах, пороли непокорных крестьян в селах, вешали коммунистов на фонарных столбах и ссылали их на острова в Северное море. За одно только слово "товарищ" бросали в тюрьмы. За переход на сторону Красной Армии уничтожали целые семьи. На юге, в Закаспийских степях, эсеры И. И. Седых и Ф. А. Фунтиков организовали вместе с английскими интервентами подлое убийство 26 бакинских комиссаров во главе со Степаном Шуамяном. В Грозном эсеры учинили дикий большевистский погром. Более 10.000 рабочих и крестьян, оставшихся верными Советской власти, уничтожили в Терской области. На Украине эсеры Фрумкин и Зарубин призывали генерала Скоропадского к активной вооруженной борьбе с Советской Россией. Эсеры Руднев и Бунаков помогли Деникину создать Добровольческую армию. Чернов и Год тайно санкционировали применение в борьбе с большевиками терроры, это, как им казалось, старое, испытанное оружия эсеров.» (Из книги эсерки Коноплевой «Десять покушений на Ленина», /91/)

     

    Борис Ихлов, из книги «Террор, национальный вопрос и глобализация», Часть I, «Террор и национальный вопрос», http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=424879

    Часть II, «Национализация, централизация и террор» - http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=425427

     

     

     

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    Николай Сахненко # написал комментарий 11 июля 2021, 12:54
    Увы победили, и похоже безоговорочно победили "белые", по этому по праву победителя и принципу - горе побежденным,.
    в истории остался один красный террор в качестве пугала для подрастающего поколения,..
    Что бы было пояснение зачем развалили "красный" СССР,..
    про белых все как бы понятно и ожидаемо... а вот куда делись одномоментно "красные",.. вопрос так и остался открытым,..
    А так плюс автору за то что напоминает что есть кто то помнит про красных....
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 584 записи в блогах и 5097 комментариев.
    Зарегистрировалось 163 новых макспаркеров. Теперь нас 5029592.
    X