Психология русского человека

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Богдан Бодряченко перепечатал из newsonline24.com.ua
    6 оценок, 462 просмотра Обсудить (8)

    КРЫМЧАНИН: ОНИ ОКАЗАЛИСЬ В МЕНЬШИНСТВЕ.
    ТЕПЕРЬ У НАС ТОЛЬКО РУССКИЙ ЯЗЫК!

    Психология русского человека

        Я вчера опубликовал коротенькую новость про то, как российские оккупационные власти в Крыму делят и дребабанят массандровское хозяйство. К моему удивлению ко мне в мессенджер фейсбука постучались, независимо друг от друга, несколько «русских» Крымчан с одной и той же претензией. Дескать я, не живя в Крыму не понимаю его специфики и того, что на самом деле там произошло.

    После того, как я убедился, что передо мной не боты-пропагандисты, а настоящие живые люди, которые искренне верят в то, что говорят, я вступил с ними в диалог. А потом подумал, что эти результаты нашего общения будут интересны многим.

    Итак, ниже мой диалог с «собирательным образом» некоего русского чанина, который получен по результатам слияния воедино моих сегодняшних бесед. А оформить эти «Диалоги» я решил в не менее классической форме «Посланий».

    Послание первое: О праве наций на самоопределение

    Крымчанин: каждая нация имеет право на самоопределение. Это базовое право, зафиксированное в документах ООН и подтверждённое всей историей человечества. Крым просто воспользовался этим базовым правом.

    Я: конечно, вы правы каждая нация имеет право на самоопределение. В Крыму живут русские, украинцы, татары, евреи, греки, армяне и множество других наций. И каждая их этих наций имеет право на самоопределение.

    Но проблема в том, что каждая из этих наций хочет самоопределиться по-своему, иначе, чем соседние нации, и какого-либо универсального решения, которое абсолютно устроило бы всех — не существует. Такая ситуация не только в Крыму, кстати, но и в других частях света.

    А потому человечество за века выработало такие процедуры самоопределения, которые могли бы позволить всем самоопределяющимся нащупать точки соприкосновения и провести процедуру самоопределения так, чтобы ничьи интересы не пострадали. Они, эти процедуры, сложные, они длительные, но иного пути нет. Вот именно так самоопределяются сейчас шотландцы и каталонцы.

    А в Крыму никакого самоопределения наций не было, все наоборот. Например, ни татарам, ни украинцам самоопределиться не дали.

    Крымчанин: они оказались в меньшинстве. Большинство проголосовало за отделение от Украины.

    Я: Э-э-э! Постойте, мы же сейчас говорим о праве наций на самоопределение. При чём тут «большинство«? Большинство это — не нация.

    Крымчанин: ну и что, что не нация, это была демократическая процедура, большинство проголосовало и приняло решение!

       Я: ОК! Большинство, так большинство! Но раз вы сами начали говорить сначала о «праве наций», а потом сменили тему на «право большинства», то это значит, что вы только что сами признали, что никакого «права наций на самоопределение» в Крыму реализовано не было.

    Послание второе: О демократии

    Крымчанин: Это была демократическая процедура, большинство проголосовало и приняло решение!

    Я: у меня нет уверенности, учитывая обстоятельства этого «голосования», что это была «воля большинства». Но, впрочем, мы сейчас обсуждаем не это, а саму суть произошедшего. Допустим (только допустим, не более), что действительно большинство проголосовало «за».

    Но ведь демократия — это не когда голосуют. Демократия — это когда каждый член общества может высказать свое мнение, быть услышанным, и так или иначе повлиять на принимаемые решения.

    Крымчанин: Но ведь все равно решения принимаются по воле большинства, а не меньшинства.

    Я: При условии, что эти решения принимаются в интересах всех членов общества. 

    Когда решается вопрос, направленный в конечном итоге на благо общества, то у разных его членов могут быть разные мнения: как именно, каким путем и способом этот вопрос следует решить. Но при этом все общество единодушно согласно решить вопрос путем голосования и принять результаты этого голосования, какими бы они не были. И тогда вопрос будет решен так, как проголосует большинство, но меньшинство примет такое решение. Вот это и есть демократия.

       А когда одна, более сильная часть общества принимает решение, направленное в свою пользу и ущемляющее интересы менее сильной части общества, то это уже не «демократия», а «право сильного». В зависимости от обстоятельств «праву сильного» можно дать множество названий, от «произвола» до «геноцида», но демократией оно даже не пахнет.

    Крымчанин: Никто ничьих интересов не ущемлял!

    Я: Мы начали этот разговор с обсуждения отъема собственности у владельцев Массандры.

    Крымчанин: Точно также мои права русскоговорящего человека ущемлялись в Украине. Это тоже было ущемление русскоязычного меньшинства украиноязычным большинством. И я имел и имею полное право защищать свои права любыми доступными способами. Не было иного способа защитить мои права, как передать Крым России.

    Я: Безусловно вы имеете право защищать свои права всеми разумными способами. Но коль скоро вы сами начали разговор с «демократической процедуры ухода Крыма», а теперь говорите, что это была вынужденная мера по защите ваших прав, вы тем самым признаете, что процедура не была по настоящему демократической.

     

    Послание третье: О защите прав русских граждан Украины

    Крымчанин: Мои права русскоговорящего человека ущемлялись в Украине. Это было ущемление русскоязычного меньшинства украиноязычным большинством. И я имел и имею полное право защищать свои права любыми доступными способами. Передача Крыма России — это была защита моих прав.

    Я: О каком именно ущемлении прав вы говорите? Мы живем не в изолированном мире. Украина — соседняя с Россией страна, и я, например, имею там и друзей, и родственников и между нами — полный информационный обмен. Русским в Крыму не запрещали говорить по-русски, учить русский язык, обучать детей, издавать книги на русском языке. Не существовало никаких законов и даже вне законной практики ограничения русскоговорящих в правах.

    Крымчанин: Вы у нас не жили, вы не понимаете. Все государственное делопроизводство на украинском языке, все фильмы в кинотеатрах — с украинским дубляжем. Те, кто не владел украинским языком, так или иначе оказывались ущемленными в правах. Это неоспоримый факт!

    Я: Возможно. Но тогда ведь речь идет не о том, что ваши права русскоговорящего гражданина ущемлялись, а о том, что вы требовали для себя дополнительное право: не учить украинский язык.

    Никто не покушался на ваши права русскоговорящего гражданина, вы просто не хотели учить украинский язык.

    Крымчанин: А с какой стати я должен его учить! Я такой же гражданин Украины, как и украиноговорящие граждане. И я вправе требовать, чтобы мой родной русский язык имел в моём государстве те же права, что и украинский!

    Я: Согласен, вы действительно были вправе требовать это, бороться за это, и я с уважением отношусь к этому вашему праву.

    Крымчанин: Вот видите, мы сражались за это право и победили!

    Я: Теперь у вас в Крыму русский язык имеет тот же статус, что и Украинский?

    Крымчанин: Что за глупость! Теперь у нас только русский язык!

    Я: Позвольте! Вы же только что сказали, что вы просто реализовывали свое законное право (и оно действительно законное) требовать, чтобы русский язык имел тот же статус, что и украинский, а оказалось, что вы просто нарушили права украиноговорящих граждан. А это уже — никакого отношения к борьбе за ваши законные права не имеет. И, кстати, не только украиноговорящих граждан, но татар, греков, армян, евреев, которые, в принципе, тоже имели право требовать особого статуса своего родного языка.

    Крымчанин: Они оказались в меньшинстве, а нас — большинство.

    Я: Но мы же с вами это уже обсудили, это ваше «право большинства». И пришли к выводу, что никакого отношения ни «к праву наций на самоопределение», ни к «демократическим процедурам», произошедшее не имеет отношения. А сейчас выясняется, что это еще и было не «борьбой за ваши попранные права», а просто реализацией элементарного права сильного подавить более слабого.

    Крымчанин: Пусть так, но это абсолютно нормально, это просто естественный отбор. Сильные занимают место слабых, слабые погибают. Это чистый дарвинизм. Просто примите это как данность, что русские оказались сильнее.

    Я: Но если вы утверждаете, что это нормально, то вы должны согласится и с тем, что когда наступит момент, что «русские» окажутся слабее (а он, как вы сами понимаете, очень скоро наступит), то будет «абсолютно нормально», что некто «более сильный» прогонит их из Крыма и займет их место. Не так ли?

    Любопытный и показательный диалог, не так ли?

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 8 комментариев , вы можете свернуть их
    Павло Даныльченко # написал комментарий 28 марта 2016, 18:47
    «Самой гнусной категорией людей – да и вообще существ, обитающих на Земле – являются имперцы. Имперцы гнуснее, подлее и гаже, чем гопники, маньяки, наркоманы, торговцы живым товаром и т.д. – ибо они и есть все перечисленное, только в куда больших и худших масштабах. На первый взгляд может показаться, что идеология имперцев – это просто идеология троглодитов: культ и право силы, мораль животной стаи, отрицающей как какие-либо права не принадлежащих к ней, так и индивидуальность своих собственных членов (все должно быть подчинено стае, т.е. империи), непризнание каких-либо универсальных критериев, по которым «наше поведение по отношению к ним» и «их поведение по отношению к нам» должно судиться одинаково, а не по принципу «добро – это когда я козу украл, а зло – это когда у меня козу украли». И, таким образом, имперство есть дикий архаизм и атавизм, возвращение в первобытную и даже животную эпоху, имманентно враждебное прогрессу, даже если для достижения своих троглодитских целей империя развивает науку: любые высокие технологии в руках имперца – это та самая граната в руках обезьяны. Это верно, но лишь отчасти.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 28 марта 2016, 18:47
    На самом деле имперцы даже не троглодиты, которых можно хотя бы отчасти оправдать – а точнее, констатировать неприменимость к ним человеческой морали – в силу, во-первых, крайней скудости их ума, а во-вторых, суровости диких условий их обитания, где безоглядное насилие по принципу «умри ты сегодня, а я завтра» действительно может быть основным способом выживания. Имперцы хуже. Они – именно гопники, дорвавшиеся до государственного и международного масштаба. … главная цель гопника – вовсе не материальные ценности. Главное для него – унизить другого, поиздеваться над более слабым, насладиться его беспомощностью и своей властью над ним (заметим, что само по себе такое желание возникает обычно у ничтожеств, понимающих, что уважать их не за что и что к «уважению» они могут только принудить, что единственный для них путь подняться, хотя бы в собственных глазах – это опустить других еще ниже себя). Именно таковы имперцы. Именно в этом смысл их существования. А «отжатые» трофеи – не более чем приятный дополнительный бонус. При этом гопник, как и троглодит, не признает не только чужих, но и собственных прав. Он слепо подчиняется своей банде и пресмыкается перед ее главарем.
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 28 марта 2016, 18:48
    «Да, меня чморят, но за это дают чморить других. Или, по крайней мере, дают почувствовать себя частью чего-то чморящего.» Чего-то большого и внушающего страх (и понятно, что «великая держава» с миллионными ГУЛАГами – это круче, чем просто уличная банда)… Имперцы не щадят даже собственной жизни, они готовы тысячами и миллионами бросаться на копья, под копыта и гусеницы танков по приказу своего пахана. «Dulce et decorum est pro patria mori! Мы русские – какой восторг!» Это делает их самыми кровавыми серийными убийцами в истории. …любой договор между гопником и лохом действует ровно до того момента, пока это выгодно гопнику. Даже не так – пока это хочется гопнику, поскольку, как уже было сказано, в своей наглости и уверенности в безнаказанности он с легкостью идет и против собственной выгоды. Если трактовать таковую с рациональной точки зрения – в то время как имперец иррационален. Как бы имперцы ни корчили из себя аристократов и джентльменов, у них нет и не может быть никакого понятия о чести, ибо имперство – это низость и подлость, возведенные в принцип, лишенные всякой рефлексии, абсолютно уверенные в своем праве и в своем превосходстве над теми,
    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 28 марта 2016, 18:49

    кто не подл и не может набить имперцу морду. У гопника не может быть чести, ибо честь возможна лишь там, где в основе – уважение к личности, своей собственной и чужой, что ни с обычной уличной бандой, ни с империей принципиально несовместимо. У гопника может быть лишь блатная истерика. И все «величие» имперского «большого стиля» – это все те же малиновые пиджаки (АКА пурпурные тоги) и золотые цепуры в палец толщиной. Чем помпезней, тем безвкусней и бессмысленней. Можно вспомнить и Фройда с его теорией, что к гигантизму стремятся те, кто комплексует по поводу собственного маленького члена…» (Юрий Нестеренко, «Гнуснейшие», ссылка на rufabula.com );

    «В постсоветской России обыватель отличается от овцы возможностью совершить «дауншифтинг» (т.е. перейти на более низкие социальные позиции, «растворившись в ландшафте»), и возможностью выехать за пределы страны. Тем не менее распространенность в определенных релевантных дискурсивных слоях терминов «быдло», «гопота», «лохи», и т.п. четко показывает представления об управляемых в начальственных головах Российской Федерации (РФ).

    Павло Даныльченко # ответил на комментарий Павло Даныльченко 28 марта 2016, 18:50

    К тому же российское начальство очень не одобряет низовой протест, однако любит поговорить о патернализме, и о том, что «эти там» «поубивают же друг друга» без отеческой начальственной заботы. Так что дегуманизирующие и девитализирующие практики продолжают определять имеющийся социальный порядок, хоть и в чуть более «поистрепавшемся виде», чем то было в СССР. Плюс к тому – развивающиеся практики фиксации различными социальными слоями своей «выделенности» главным образом через сотворение произвола и применение насильственных действий по отношению к «оттесняемым вниз». Т.е. нет никаких оснований считать, что постсоветская Россия по результатам произошедшей трансформации перестала быть ордынством, хоть она и изменилась существенно в некоторых своих характеристиках…» (Павел Крупкин, «Небожители, вертухаи, партизаны. Российское общество и его политический класс», ссылка на modernity-centre.org );

    Николай Ходосевич # написал комментарий 28 марта 2016, 22:11
    Право наций на самоопределение - есть.
    Такой нации, как крымская - нет.
    Крымского народа - нет. Есть народ Украины. Некоторые люди из украинского народа решили уйти в Россию. Их никто не держал. Уходили бы спокойно. А полуостров оставили бы в покое.
    Всем жителям Крыма нравилось жить в Украине. Кому не нравилось, собрали чемоданы и уехали.
    Потом, в одночасье, когда пришли "зеленые человечки", большинство захотело в Россию.
    Ну и уезжали бы. Их и тогда никто не держал. Они и сейчас могут уехать в Россию, если Россия их примет.
    Но сам полуостров Крым принадлежит народу Украины...
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?