Ответственность главного бухгалтера по ч. 3 ст. 159 УК РФ

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Галина Иванова перепечаталa из pravorub.ru
    2 оценок, 370 просмотров Обсудить (0)

    Коротко об этом деле я уже рассказывал здесь Праворуб: Главного бухгалтера обвинили в мошенничестве ч.3 ст.159 УК РФ...., приговором суда моя подзащитная была признана виновной по ч.3 ст. 159 УК РФ и ей назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно.

    С учётом того, что обвинение добивалось реального лишения свободы всеми возможными способами, этот приговор тоже можно считать своего рода победой, но мы были настроены на жесткую борьбу за свободу и полное оправдание.

    Итак. Органом предварительного следствия моей подзащитной — Екатерине было предъявлено обвинение в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, совершенного лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

    По версии обвинения Екатерина, являясь главным бухгалтером ЖСК, в период с января по ноябрь 2017 года начисляла, и в тайне от председателя правления получала заработную плату за П.И.В и П.Е.В., которые в свою очередь в данный период якобы не работали в ЖСК. Сумма ущерба составила 668 615 рублей.

    Представитель потерпевшей, новый председатель ЖСК с группой заинтересованных лиц уже рассказывал жильцам дома и членам ЖСК, что судьба бывшего главного бухгалтера предрешена, а связи в правоохранительных органах поспособствуют тому, что она неизбежно получит реальное наказание.

    Позиция защиты: полное непризнание вины.

    Я вступил в дело уже на стадии судебного разбирательства. Без малого пять месяцев длилось судебное разбирательство.

    Как это обычно и бывает, при ознакомлении с материалами дела было выявлено огромное количество нарушений со стороны следствия. Особое значение при защите я уделил вопросам факта.

    Именно работа с фактами перевернула навязанную картину обвинением и в последствии сформировала иное мнение у председательствующего, что привело к избежанию реального наказания.

    Хочу выразить благодарность моим дорогим коллегам, которых многие из нас знают, без исследования и применения с учетом их опыта судебной практики, моя защита по делу была бы слабее.

    Использовал защиту по Морохину И.Н., защиту по Матвееву О.В., защиту по Галкину К.С. и других уважаемых адвокатов.

    1. Отсутствие судебно-бухгалтерской экспертизы — главного доказательства вины. Предполагаемый ущерб организации следователь сам подсчитал на калькуляторе и с тех пор сумма никем не проверялась и судом не ставилась под сомнение, несмотря на то, что защита неоднократно обращала внимание суда на данный факт.

    2. Наличие специальных полномочий и круг должностных обязанностей — члены и председатель правления полностью скинули всю ответственность за происходящее в ЖСК на главного бухгалтера, при этом следствием и судом не была дана оценка полномочиям, если можно так выразиться, «сферам влияния» главного бухгалтера и председателя правления.

    Так, согласно уставным документам утверждение штатного расписания, утверждение размера заработной платы, приём и увольнение сотрудников не входит в обязанности главного бухгалтера.

    Но следствие и суд поверили председателю правления, которая сказала, что фактически всеми делами ТСЖ управляла Екатерина, а она (председатель) просто ставила свои подписи в документах, которые ей приносила Екатерина и не читала подписываемые документы, так как полностью доверяла бухгалтеру.

    3. Фальсификация доказательств. В процессе судебного следствия защитой заявлялись многочисленные ходатайства об исключении фальсифицированных и изъятых с нарушением УПК РФ доказательств, но суд, естественно, не увидел оснований для их исключения.

    И это при том, что в протоколах стояли совершенно не те даты, фамилии понятых на разных листах одного протокола были разные, кое-где подписей и вовсе не было. В одном из протоколов выемки не было подписи следователя! Позже, при его допросе он пояснил, что «забыл» поставить свою подпись. Суд посчитал нормальным такую забывчивость следователя. Ведь с кем не бывает, правда?

    В качестве доказательств использовались откровенно фальшивые данные, такие как, например, предыдущий председатель ЖСК, уже после своей смерти, три месяца подряд проводил финансовые платежи.

    Это привело обвинение в ступор. Был найден незамысловатый выход из сложившейся ситуации — обвинение усилили еще одним гособвинителем.

    Трагедия постепенно стала превращаться в фарс, мизансцена достойна пера Салтыкова-Щедрина, выглядела следующим образом: два прокурора сидящие рядом друг с другом в звании младших советников юстиции каждый, требовали во время судебного следствия, чтобы моя подзащитная доказала свою невиновность, поскольку доказать обратное гособвинителям не представлялось возможным.

    Моя подзащитная отказывалась понимать, что вообще от нее хотят люди в форме. Презумпция невиновности, гарантированная конституционными нормами, была низложена и подменена презумпцией вины.

    4. Следствием не были получены документы из ИФНС и ПФ РФ, которые на мой взгляд были необходимы при расследовании данного преступления. Практически вся бухгалтерская документация была взята из программы «1С Предприятие» или предоставлена новыми членами правления в бумажном виде, с которыми у Екатерины сложились неприязненные отношения. При чём при допросе свидетели не скрывали своего отношения и в открытую заявляли о том, что с моей доверительнице они конфликтуют.

    После серии ходатайств судья, направлялась на совещание к председателю суда, с определенными томами дела, на которых особенно заострялось внимание защиты и моими процессуальными документами, где весьма бурно обсуждалось содержание самого дела и выход из «кризиса» всем составом районного суда.

    Видимо, нужна была поддержка «сверху», а также совет товарищей по цеху, поскольку брать ответственность за откровенное нарушение закона она опасалась.

    В результате в своей речи в судебных прениях государственный обвинитель просил назначить подсудимой реальное лишение свободы. При этом САМ просил суд исключить диспозитивный признак «путём злоупотребления доверием» как излишне вмененный.

    В процессе рассмотрения дела ЖСК подан гражданский иск о возмещении материального ущерба.

    Сторона защиты настаивала на полном оправдании и просила отказать гражданскому истцу в удовлетворении иска.

    Суд постановил, назначить наказание в виде двух лет лишения свободы условно с применением ст. 73 УК РФ. Считаю, что для судьи это было компромиссное решение, которое сможет устоять и в вышестоящих инстанциях.

    Несмотря на это, мы с приговором не согласны и будем добиваться оправдания Екатерины в вышестоящих инстанциях.

     
     

    Документы

                 
    <small>1.</small>       Возражения на иск <small>109.4 KB</small>
    <small>2.</small>       Речь в прениях <small>749.2 KB</small>
    <small>3.</small>       Приговор

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 674 записи в блогах и 5415 комментариев.
    Зарегистрировалось 20 новых макспаркеров. Теперь нас 5026004.