ДУРА НАБИТАЯ или ПОГРУЖЕНИЕ В КВАРК-ГЛЮОННУЮ ПЛАЗМУ

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Марат Васильев написал
    4 оценок, 692 просмотра Обсудить (16)

                                                                                                       

    Клавдия была женщина очень порядочная. И к тому же привле­кательная.  Только вот с мужьями ей как-то не везло. Первый и единственный супруг-Валентин, оказался горький пьяница. А поскольку зарп­лату Клавдия у него отбирала, ему ничего не оставалось, как красть из дома вещи. И пропивать. Так уж у них у алкашей за­ведено.

    Когда она пожаловалась об этом подруге-Наталье, та вскину­лась:  «А чего это он у тебя украл-то?» Клавдии  такой вопрос раньше  в голову не приходил.  И не очень как-то понравился.  Но она всё равно  пошла  и проверила.  И  оказалось!  Щётки  зубной «Орал-би» как не бывало.  Второго тома «Философии любви» то­же. Вот так!

    Но сразу Клавдия не стала ничего мужу говорить. А то бы он от­вертелся. Я, мол, - не-я и лошадь, не моя. Сама куда-нибудь, скажет, и запропастила. У него же обо всём отговорка найдёт­ся. Чего-чего, а это они, мужики, умеют.

    Она же, по совету подруги-Натальи, поступила поумнее. Взяла, да и составила опись всех своих ценностей. В тет­радочке. Что, мол, имеется в наличии: платье синеньк. веч. б/у - 1 шт., пантал. сер. байк. не б/у - 4 шт., лож. дес. мельх. б/у - 10 шт., кн. худ. (БВЛ) не б/у - 52 шт. ...Ну и т.д.

    Написала этот списочек. И по собственной уже инициативе, отксерила его на работе. В трёх экземплярах. И спрятала в разных местах. На тот случай, если муж найдёт. Чтоб не унич­тожил. И стала каждый день наводить инвентаризацию.

    Но Валентин видимо что-то такое заподозрил. Вещи пропадать перестали. Зато через несколько времени в кармане мужниной куртки вдруг обнаружилось письмо. От любовницы.

    А чего от них, от мужиков, ещё ждать-то?!! Он прошлым летом в Урюпинск ездил. Тёщу хоронить. А Клавдия не смогла. По работе. Пришлось от­пустить одного. Без присмотра. И вот - пожалуйста! Ни на ми­нуту оставить нельзя! Он там с кем-то спутался. Клавдия ещё тогда почувствовала.

    Валентин, вообще, по мужской части был слабоват. В смысле – по женской…  То есть вот просто был помешан на сексе. Как какое-нибудь животное, честное слово. А культурные запросы или там духовность ему были совершенно чужды. Как мёртвому припарки. Или как собаке пятая нога. Клавдия неоднок­ратно мужу об этом прозрачно намекала. Но всё было как в стен­ку горох. Хотя работал он учителем. Астрономии, промежду прочим…

    …Оказывается! Они там случайно познакомились. С той шала­вой. На улице. А она, судя по письму, тоже училка. Только по литературе. Вот она ему и пишет. Про рассвет, и про какие-то там важные слова, о которых он ей говорил. А у тебя, мол, пи­шет, есть жена и вообще другая жизнь... И уже всё поздно. Но я, мол, пишет, никогда не забуду той волшебной ночи... в ал­мазном венце звёзд... Тьфу ты! Блядь такая! Хабалка! И ведь доверяют детей учить! Кошмар!

    …А он ей значит, небо в алмазах показал-таки...  Засранец! И ведь как быстро.  Он же там три дня провёл всего. А эта - уже на всё готова. Ну да, такие никому не отказывают. А мужики на шлюх падки. Свинья, она грязь всегда найдёт, правильно бабуш­ка-покойница говорила.

    ...Насчёт же того, что, мол, поздно, это она его нарочно подначивает. И кто знает, чего он там себе навыдумывал. Может у него «любовь»? Может он завтра на развод подаст? И что тог­да?

    …Клавдия очень любила Валентина. Ну, вот просто очень! Хотя он, по правде говоря, её любви  был совершенно не достоин. Но она всё равно его любила. Потому, что любовь, как говорится, зла. И Клавдия решила за неё бороться. За любовь.

    И тогда она взяла, да и написала заявление... На Петровку-38. Что, мол, супр. мне изм-ет, на почв. алк-ма и разрушает креп. росс. семью, поэтому прошу принять срочн. ме­ры принуд. х-ра, а тж. пров-ть его на СПИД и др. вен. за­бол-я.

    Изложила всё подробенько и ксерокопию вещественного до­казательства степлером приколола. Чтоб не голословно.

    Отправила, а потом задумалась. Правильно ли я сделала? Прямо вся испереживалась. А что если Валентина за такие дела возьмут, да в тюрьму-то и упекут? За аморальное разложение. Тогда она его уж точно потеряет. А так-то может ещё  бы и не потеряла. Пожили бы сколько-то... Вдруг бы он не ушёл?  И зачем только она так поступи­ла?! Необдуманно. Но ведь хотела-то как лучше…

    Пошла к подруге-Наталье. Посоветоваться. А та только рассмеялась над её бедой. И ничего толкового не присоветова­ла. А вместо этого взяла, да Валентину всё и рассказала. Я, говорит, тебя давно предупреждала, что Клавка твоя - набитая дура.

    ...А?! Хороша подруга, нечего сказать...

     

    * * *

    Когда Валентин её бросил, Клавдия долго плакала. От обиды, в основном. Не могла простить мужу его низкое поведение. По­тому, что в мужчине должно быть главное - порядочность. А не предательство. Да и Натальину подлость тоже не могла прос­тить. Но потом решила, что ведь жизнь на этом не кончается, правильно? И надо привыкать. И как-то себя обустраивать. По­тому, что без мужика в доме тоже не обойдёшься. А на Валенти­не, между прочим, свет клином не сошёлся.

    И тогда она  взяла, да и написала объявление... В газету «Из рук в руки». Что мол, п.п.ж.ж.п. с с\н. тр. муж., полож. мсквч, без в\п, дет., ж. и м\п; жел. в\о и ч\ю; 190\80\43, голубгл. бл. с\т\с, бизнес., с дух. инт., автол., «тел.»; ром., пон-й, что с. - это не гл. и д.д., а гл. - гл. чвст. и чтобы всё было по любви. Л. е.- к. н-ти. и иног. пр. не бес.

    И означало это объявление, для тех, кто понимает, ко­нечно, дословно следующее: «Одна весьма приличная и порядочная женщина желает познакомиться с серьёзными намерениями...

    ...И требуется ей для этого знакомства исключительно муж­чина. Положительный москвич без всяких вредных привычек. Осо­бенно насчёт половой распущенности. И употребления алкоголя. И наркотиков. И никотина... Но без детей... И  жилищно-ма­териальных проблем...

    Но с приличным образованием. И чтобы он мог рассказать в приличном обществе приличный анекдот. А ростом был никак не ниже метра девяноста. Но весил при этом килограммов восемьде­сят, не больше. И чтобы годков ему было примерно так сорок три. А глаза - чтоб голубые...

    ...А волосы светлые. Хорошо бы при этом с золотистым от­ливом. Не обязательно, но желательно. И телосложение, у него должно быть спортивное. Чтобы за его широкой грудью слабая женщина могла укрыться от невз­год окружающего мира...

    ...А по профессии чтобы он был примерно так бизнесмен. Или олигарх. По­тому, что, как же иначе он сможет обеспечить материальное бла­госостояние семьи? ...Но с духовными запросами! Чтобы можно было с ним при случае книжку какую-нибудь почитать. Или фильм обсудить. Или посмотреть в Большом театре чего-нибудь.

    Само собой, у него при этом должна быть приличная иномар­ка. В смысле - автомобиль...

    ...И чтобы рождён он был под знаком Тельца. То есть крепко стоял на ногах..  ...Но чтобы был романтик.  То есть понимал, что секс в жизни не главное. А главное в жизни - это глубокое чувство. В смысле - настоящая любовь... Ну и, само собой,  хоро­шее здоровье...

    Лиц еврейско-кавказской национальности и иногородних про­сят не беспокоиться».  Ну и в конце, разумеется - имя и теле­фон.

    ...А?! Целый мир, в пяти строчках… А ещё говорили, дура...

    * * *

    И вот, спустя несколько дней, снится Клавдии упоительный сон. В смысле - совершенно отвратительный. Омерзительный да­же. А в этом упоительно-омерзительном сне всё так жизненно и натурально, как бы в японском мультике.

    Будто идёт она по лесу. Одна. Но в совершенно непристойном виде. То есть исключительно в  чулках и клипсах. А лес будто и того непристойней. Ну просто ни в какие ворота, лес. Прямо фалли­ческий весь абсолютно. То есть все деревья там соответствующей формы. Причём, очень разнообразной. Есть маленькие такие, ко­ренастенькие. А есть громадные, как баобабы.

    А вокруг всё грибочки, грибочки... И любого размера. И формы. Ну, то есть, совершенное  какое-то не­потребство.

    А из родничка между корнями кто-то за Клавдией всё время подсматривает. То есть, как бы наблюдает. Один какой-то огром­ный глаз. Размером примерно так с дыню. И такой он суровый и неукос­нительный, глаз этот, что охватывает бедную девушку пря­мо-таки священный трепет.

    А в это время из-за фаллического куста выходит какой-то фаллический человек. Лысенький такой, противненький. На Лени­на похож... Ну совершенно скабрезный мужичонка. И к тому же совершенно голый.  А у этого мужичонки… даже говорить неловко...  Глаз  же  неукоснительный продолжает  за всем наблюдать…

    ...И начинает этот противненький мужичонка говорить всякие не­потребные слова.  В смысле, что вот хорошо бы им сейчас сово­купиться. А сам хохочет и посматривает похабно. И тут Клавдия соображает, что похож он вовсе не на Ленина... А на мухомор.

    Клавдия боится безумно и глаза этого, и мухомора, и дрожит вся и хочет    то ли в ямку какую схорониться, то ли залезть ку­да повыше. А рядом - как раз дерево росло. Ясень вроде. Она - к не­му, а ноги от земли оторвать не может. Приросли. И даже корни пустили... А лицо и руки вроде листьями покрылись... И сама она этим ясенем сделалась…  Так страшно стало...

    Короче, объял Клавдию прямо-таки подземный ужас.  И она тут же пробу­дилась ото сна...

    …И долго лежала в постели... В некоем оцепенении... И ду­мала, что сон этот, конечно, неспроста...

    …Видно объявление се­годня выйдет, не иначе...

    ...А?! Даже в сонник не смотрела. А угадала. Правда, не всё...

    * * *

    На работу не надо было спешить. Выходной у неё  в этот день случился. Кофейку попила с зефиром. И побежала в киоск за газетой. Смотрит, - и правда, напечатали. Она скорей домой. Телефон, думает, от звонков наверное уже красный весь.

    А их, звонков-то и нету. Нету и нету, нету и нету. Так це­лый день и прокуковала. А он, как умер, теле­фон. Неужели, Клавдия думает, так никто и не проклюнется? Как-то странно даже...

    Уж вечер близится. Сумерки подступают. В окне открытом первая звездочка зажглась.  Теперь бы поужинать - и баиньки. Тут вдруг - звонок. Она - к теле­фону. …А это – дверной, оказывается.  Кого ещё чёрт несёт, на ночь-то глядя?

    Не успела отворить - вваливается мужик.  Пролетарского такого ви­да.  В клетчатом грязном пиджаке. И с огромными волосатыми ру­ками.

    Ростом - метр с кепкой. Лысый как перепелиное яйцо. И на­поминает своей конопатой лысиной опять же мухомор. А в зубах - старинная папироса «Прибой». Где только такую откопал? И разит от мужика за версту перегаром и вонючим чесноком.

    Клавдия решила, что это слесарь-сантехник. Она вызывала. Днями ещё. Вот  он и добрёл, наконец…

    Но это оказался, не сантехник...

    И этот не сантехник посмотрел на неё исподлобья и спраши­вает: «Ты что ли Клавка-то будешь?» Она кивнула.

    -Тогда я к тебе значит. По объявлению, короче.

    -Че-го?!- Клавдия, наконец, сообразила, что к чему и чуть не задохнулась. - По объявлению?! По какому такому объявлению?! Там же адреса нет. По объявлению он... Не для вас оно писано, объ­явление! Вы же маленький... И лысый... И старый... И кури­те... как дымогарная труба...

    -Да не выступай ты, миролюбиво мужик говорит.  Я тебе умное ска­зать хочу... Ты, Клавдея, не обижайся, конечно... Короче... На меня можешь не рассчитывать, с объявлениями твоими... Поняла? Вот так... Да! Потому, что... Потому, что дура ты, Клавка, набитая, вот почему. И больше ничего...

    Клавдия вдруг взяла да и разревелась. Хотя на самом деле этого урода просто выгнать надо было. И всё… Его и всерьёз-то принимать нельзя. А не то, что  обижаться. И плакать. Она же так обиделась, как никогда в жизни не обижалась. До самого своего женского основания, до естества. Унизил он её. Оскорбил. В душу, можно сказать, нагадил. Да разве он один? Все хороши! Наладили одно и то же. Дура, да дура, дура, да дура... Обидно,  всё-таки!

    -Да ты не переживай, смягчился мужик. Ну, дура и дура. С кем не бывает... Дура, она ведь тоже тварь божья. Муж-то тебя драл, небось, как сидорову козу, так ведь? А теперь вот бро­сил... Поучить-то некому стало. Тебе моча в голову и уда­рила...

    -Да Валентин меня за всю жизнь пальцем не прикоснулся!- сквозь слёзы заорала  Клавдия.  Попробовал бы только!

    -Ну, тогда извини. Тогда не «набитая». Тогда значит – «не­пуганая». Сам он у тебя, значит, дурак был, муж-то. Тогда понятно... Но это ничего... Это мы вмиг... поправим...

    С этими словами он подходит, размахивается и отвешивает ей хорошую плюху.  Потом ещё одну.  И ещё.  Посмотрел, крякнул удовлетворённо и говорит, ну вот, теперь порядок. Теперь  будешь  -  «наби­тая».

     

    * * *

    Клавдия вниз рухнула и рыдать оттуда начала. При этом что есть силы колотила ногами об пол. Мужик перешагнул  через неё и про­шёл к столу. Сел. Вытащил из внутреннего кармана пиджака заткнутую коричневой бумагой бутылку. И папиросы  свои  вонючие достал.

    -Ну, чего разоряешься? Смотри, пятки отшибёшь. Ты бы лучше стаканы принесла... Да закусить чего ни на есть. Примем по чуть-чуть  для веселия сердца?! А?! - и улыбнулся добродушно щербатым ртом. - Потом я тебя ещё маленько поучу... Если же­лание будет, конечно...

    Клавдия встала и пошла за стаканами. Как зомби какое-ни­будь. Достала из холодильника давешний салат. Из крабовых палочек. Поставила на стол. Села. А свет не стала зажигать.

    -Ну, принесла говна,  нечего сказать,  расстроился  мужик. Селёдочки-то нет что ли? Капуски квашеной? Чесночка? Хоть бы хлебца чёрненького!

    Клавдия вернулась на кухню. Стала резать хлеб. Пилила его, пилила... Нож  тупой, поточить некому. И всё время пока пилила, пла­кала. Плакала и плакала, плакала и плакала. О чём плакала? Зачем? Сама не понимала. Туман какой-то был в голове. И вооб­ще там, в голове, явно что-то стряслось.

    Мужик рассердился, что Клавдии долго нет. Прикрикнул на неё матом. Она вернулась и видит - оба стакана уже налиты. До краёв. …И смеркается, между прочим.

    Клавдии стало ужасно жалко. Самою себя. Ей и всегда-то се­бя жалко было. А тут вдруг так сильно стало жалко, что хоть ложись да помирай. Вот до чего дошло.

    И она из-за этой невыносимой жалости и ещё от обиды вдруг взяла стакан, да и выпила. Почти залпом. Задохнулась. Обожг­лась. Глаза выпучила. Замахала руками. Чуть не умерла, практически. Но по­том всё-таки пришла в себя... ...Занюхала корочкой. А закусы­вать не стала...

    ...А?! Вот кто бы мог подумать?!  Ведь не злоупотребляла  никогда…

    * * *

    Мужик тоже выпил.  Сразу. И не поморщился даже. Разлил ос­татки. И повторил. Бить Клавдию ему видно расхотелось. Сидел, курил свою задумчивую папироску.  И молчал. Видно размышлял о чём-то своём, заветном... О том, наверное, где бы ещё выпить достать...

    Клавдия же почувствовала в сумерках, как всё её тело охватил огонь. Изнутри. Вот просто каждую клеточку. Сначала огонь охватил грудь и желудок. Потом - побежал по жилам. А потом охватил руки, ноги и всё остальное. И голову он тоже охватил.

    И поэтому ей сперва стало очень весело. И во всём теле хорошо. Захотелось сказать что-нибудь смешное. Ламбаду станцевать. Спеть «...да не вечер, да не вечер...»

    Клавдия почувствовала себя сильной, красивой, любимой. И даже как будто бессмертной. И весь мир показался ей ну вот просто соринкой в глазу. Но через какое-то время радость её в обратную сторону перевернулась. И напала на Клавдию бесприют­ная тоска. Внезапно и безосновательно.

    ... И вот сидит она тупо на диване и от горя и безысход­ности в одну точку смотрит. А это и не точка вовсе, а далёкая звёзда...

    ...И столь далека, столь щемяще недоступна была та звезда, что Клавдия снова заплакала. Во весь голос завыла...   Как по покойнику…

    ...И показалось ей вдруг, что смотрит она в какой-то без­донный, опрокинутый вверх колодец... то есть не совсем конеч­но бездонный, но очень-очень глубокий... и не просто смот­рит... а падает в него, падает, падает... летит, короче...

    ...А звезда вверху - это далёкое зеркало воды, которая там, в небесах, на дне колодца колышется...

    ...А под водой, может быть, тот же сонный злой глаз? Или нет там ничего? Или всё-таки есть?...

    ...И объял Клавдию опять страх. Как и во сне. И не страх даже, а ужас! Прямо животный какой-то. Или, какой-то даже космичес­кий. А сквозь этот ужас... с трудом прорастали мысли... кол­туном спутанные... И ощущения...

    ...И такой она себя вдруг в этом колодце... в этой тьме... увидела маленькой... такой ничтожной... то есть не песчинкой даже... и не червём... а какой-то инфузорией... тараканьей вошью какой-то... микроскопической, никому не нужной тварью...

    ...И вот зачем такой твари жить? ...хоть и жить-то  от­ведено всё равно одно мгновенье...

    ...Вот зачем она сперва этого вот симпатичного человека обхами­ла? А?! ...да ещё так высокомерно... да кто она такая, что­бы нос воротить? ...да какого ей рожна надо? ...да кому она дура такая нужна-то? ...если уж начистоту, по правде...

    ...И безо всякого даже колодца... просто вот рядом с дру­гими... кто я? ...да никто! ...говна  кусок, вот кто! ...ноль без па­лочки!

    ...А в мужчине этом ничего плохого нет... он добрый... и мудрый... и сказал как есть... и поучил её правильно... и ей ведь это приятно было на самом деле... а он вообще-то мужичок видно непростой... только прикидывается сантехником... из скромности... вон лоб-то какой огромный... и голова вовсе не как мухомор... и не как перепелиное яйцо... голова у него как звёздное небо... а глаза сияют как два солнца... и сам он как могучий дуб... и энергия из него во все стороны бьёт... как молния...

    ...Действительно, «ноль»...  а Валентин что? ...он разве ви­новат? ...а Николай Иванович?..

    Она взяла на ощупь из пачки папироску. Попыталась закурить. Подавилась дымом, закашлялась... Из глаз опять слёзы поли­лись. От горя, и от стыда... И от дыма...

    ...Да, да... жизнь даётся человеку один раз и прожить её надо... а через несколько мгновений она кончится... и оказы­вается, ничего не было в ней настоящего... ничего! ...одна фальшь... да чужие глупые слова...

    ...она всё летела и летела...  летела и летела... летела и летела... падала в колодец этот бездонный...

    ...интересно, откуда он адрес узнал? ...и про мужа, и про неё саму? ...разве обычный человек может всё это знать? ...нет, не может этого знать обычный человек! ...гость её ночной есть какая-то необыкновенная личность! Вот... Мистическая!..

    ...а жизнь скоро кончится, и ничего в ней не было настоя­щего... одни глупости... одна фальшь! фальшь! фальшь!..

    Клавдия вдруг взяла, да и проглотила остаток спирта. Зак­рыла глаза. И мысли у неё сразу же путаться перестали. Пото­му, что исчезли. Вовсе. Сознание, то есть, выключилось. На­чисто. А включилось что-то совсем другое. Непонятно даже что.

    При этом далёкая та звезда не скрылась за веками, а сделалась как бы даже ярче, стала, будто быстрее приближаться. А пространство колодца закружилась, заклубилось чёрным,  вроде бы, туманом.

    ...и выплыл из этого тумана давешний мужик и поцеловал её в губы роковым поцелуем и обнял за спину нежными своими сильными руками и тогда она вдруг...

    ...и тогда она вдруг почувствовала, как разгорается в ней теперь уже собственный неугасимый и влажный огонь как жар ох­ватывает всё её тело влагалище губы грудь живот соски плечи гла­за голову горло корни волосы ногти зубы язык...

    ...и жжёт жжёт жжёт её и рвётся рвётся из неё огонь грозя всё даже самоё Вселенную сжечь и ревёт и стонет и поёт...

    ...и сама она преображается, становясь, то ли жадным зевом топящейся печки то ли неутолимым чревом бездонного огненного колодца...

    ...и влажная жажда сжигает её...

    ...и чей-то голос кричит: ...возьми! ...меня! ...возьми! ...скорей! ...ну скорей же! ...здесь и сейчас! ... меня! ...! ...а тО! ...Я! ...умрУ!...

    ...А?!! М-да...   Извините... Как говорится, no comment...

    * * *

    Ну и тут, конечно, началось... Закрутилось... Заверте­лось... Завзрывалось... Полезло изо всех щелей... Повалило изо всех дыр... И продолжалось весь день... И всю ночь... И весь следующий день тоже... И ещё потом...

    Клавдия с каждым разом... с каждым часом... с каждым взры­вом... летела всё быстрее... погружалась всё глубже... погру­жалась, погружалась... и не к мамочке в животик... не в миг своего зачатия... даже не в папочкины любовные судороги... а гораздо глубже и дальше... куда-то... к самым-самым истокам всего на свете... может быть в кварк-глюонную плазму... в ан­тимир какой-нибудь... в небытие... во что-то, чему и названия нет...

    Поначалу она ещё могла говорить... потом только кричала... некоторые запредельные слова... потом и вовсе - лишь одно слово... потом язык перестал её слушаться... и она выстаныва­ла какие-то воркующие звуки... похожие на рыдания... громче! громче! на весь дом! на весь город! на весь мир!.. и вдруг на самой оглушительной ноте всё оборвалось... И стала тишина...

    ...и дальнейшее погружение происходило в абсолютном без­молвии...

    ...ружалась... падала... летела как облако... как плане­та... кружилась в космическом пространстве... плыла... текла… как речка... перекатывала валы... как океан... и какие-то ры­бы чудовищные... и водоросли колыхались... и луна отража­лась... и танцевали звёз...

    А пока она падала, пока зарывалась в эту самую космичес­кую протоплазму, мужичонка лысенький-противненький некоторое время казавшийся ей богом, а потом дьяволом, а потом вообще непонятно кем, этот мужичонка куда-то запропал, но ведь кто-то же с ней был, точно был, кто-то ни на что не похожий, то ли совсем бесформенный, то ли - наоборот слишком уж оформленный, и при этом каждое мгновение меняющийся...

    Кто? Может быть сам Космос? ...или Эрос? ...или Адам Кадмон? ...или ещё какая-нибудь дурацкая мифопоэтическая галиматья?..

    (...Спустя примерно год Клавдию вдруг ни с того ни с сего осенило памятью и она припомнила, что соединялась, оказывает­ся, в этом своём колодце не с кем-нибудь, а с Универсаль­но-Фрактальной Апокатастатически-Плеромической Пан-креативной Монадой. Причём она, эта Монада, определённо была мужеского пола. И с бородой...

    Правда, Клавдия так и не поняла, кто же он всё-таки был? Или она? Смысл-то его в чём? Оно вроде эона какого-нибудь? Или так, абстракция? В ответ на подобные вопросы Клавдия го­ворила любопытным: «А я его не разглядывала... И не изуча­ла... И разговаривать нам было некогда...

    Тоже, наверное, какой-нибудь миф воплотившийся... Или мета­фора... Символ, короче... Но потенция у него, я вам ска­жу!!!»)

    ...Потом, в конце полёта, Клавдия, куда-то в абсо­лютную тьму угодила. Вляпалась, наверное, в этот самый анти­мир. Или хуже того в небытие. И тогда всё исчезло. Ну то есть совсем всё.

    ...А?! «Антимир»,  «небытие»...  Слова-то какие... Не её слова…

    * * *

    Спустя сколько-то времени Клавдия очнулась. Лежала голая на малиновом коврике в прихожей и ничего сперва не помнила и не понимала. А всё её красивое тело покрыто было синяками и серыми мурашками. Память же вернулась к ней не сразу, а минут через десять...

    И вот лежит она лежит, а рядом нет никого. Ни бабушки нет, ни отца, ни матери. Ни мужа-Валентина нет, ни Николая Ивано­вича. Ни приблудного алкаша-облысенца, ни гадюки-Натальи. Ни родных, ни знакомых, ни детей, ни даже какой-нибудь собачонки лохматенькой. Ни-ко-го!

    Одиноко ей стало, но и радостно. И есть она захотела так, будто в животе у неё образовалась чёрная космическая дыра. А вокруг такое творилось! Любимые её голубенькие обои свисали со стен клочьями. Всё было перевёрнуто вверх дном до такой степе­ни, как если бы именно здесь произошла Великая Битва Народов. ...Или Битва Георгия со Змием. ...Или Армагеддон.

    Ах, нет! Нет!! Это в ней самой, в Клавдии, видимо, прои­зошла какая-то битва. И вот что странно, окружающий беспоря­док её не только не раздражал, а наоборот, даже, нравился ей. Прямо-таки нежные чувства возбуждал. Это был уже не какой-ни­будь там вульгарный бардак, это была благородная энтропия...

    ...А где-то очень-очень глубоко внутри неё, может быть в животе, рождалась новая Вселенная. В буквальном смысле. Вспы­хивали солнца, разбегались во все стороны новые разноц­ветные галактики. А в душе у Клавдии дышала прохладная коло­дезная тишина.

    ...А почему бы ей там и не дышать? Хотя ведь совершенно невозможно было понять, кто в той космической битве победил. И можно ли в ней вообще победить? ...Да и была ли битва? ...А скорее-то всего и не было... Какая битва? Какой такой Змей? Какой Всадник? Бред это всё...

    ...А страшный вуайеристский глаз оказывается был слепой. В смысле - фальшивый. Стеклянный, короче...

    ... Вот, собственно, и всё...

    ЭПИЛОГ-КОММЕНТАРИЙ

    В рассказе описаны исключительно подлинные лица. Изменены лишь некоторые  события.

    КЛАВДИЯ в настоящее время живёт в Москве, в районе Таган­ки. Она пока не замужем и утверждает, что не собирается. Го­ворит, что брак - дело серьёзное, а она к нему пока не гото­ва. Не созрела.

     

    ЗМЕЯ-НАТАЛЬЯ распространяет слухи, будто Клавдия «тунеядствует и, вообще, пустилась во все тяжкие». Та, действительно, уволилась с работы и живёт непонятно на что и неизвестно с кем. Зато с гордостью называет себя теперь не иначе, как «ор­ганизатором эротического пространства».

    -Какого-какого пространства?! - озадаченно спрашивает кто-нибудь особенно любопытный.

    -Эротического.

    -А что это значит? - недоумевает любопытный.

    -То и значит.

    -Проститутка что ли?- догадывается вдруг тот.

    -Да нет,  не проститутка.

    -А кто  же  тогда?- не унимается любопытный.

    -Ну, что-то типа...  демиурга.

    -А... Понятненько-понятненько... - тревожно говорит любо­пытный и уходит в ночь, нежно постукивая себя пальцем по пра­вому виску.

    Наталья недавно развелась с третьим мужем и тоже, в общем, не скучает. С Клавдией они практически не видятся. Из­редка разговаривают по телефону. Хотя вроде бы и не о чем. Клавдия её жалеет.

     

    ВАЛЕНТИН, в конце концов, сошёлся с учительницей, писавшей ему про «алмазный венец звёзд» и уехал к ней в Урюпинск. Они вполне созрели для брака и поэтому счастливы. У них родились двойняшки, которым уже года по четыре. Супруги купили недоро­гой телескоп для астрономических наблюдений и морскую свинку. Назвали её Михрюткой. В память о предыдущей жене Валентина.

     

    О НИКОЛАЕ ИВАНОВИЧЕ автору ничего узнать не удалось...

     

    Фаллический САНТЕХНИК также остался неразъяснённым,  хотя, некоторые предполагают, что он не реальный человек, а плод фаллического воображения героини. Автор с этим кардинально не согласен. Он полагает, что плод воображения, хотя бы и фалли­ческого, ни чуть не менее реален, чем мужик из мяса и костей.  А иногда, даже, - более...

     

    Клавдиино ЗАЯВЛЕНИЕ на Петровку-38, как ни странно, в кор­зину не выбросили. Оно до сих пор хранится в одном из госу­дарственных архивов. А где именно - секрет.

     

    ГАЗЕТА «ИЗ РУК В РУКИ» существует на самом деле. Она дейс­твительно публикует объявления для широкой публики (ШП).

     

    Также существует (точнее говоря, существовала, во вся­ком случае, могла, или может существовать) и КВАРК-ГЛЮОННАЯ ПЛАЗМА (КГП), представляющая собой особое состояние вещества, в котором оно (вещество) находилось в первые «мгновения» пос­ле рождения Вселенной.

    Стоит заметить, кстати, что на Релятивистском коллайдере (ускорителе-сталкивателе) тяжёлых ионов (RHIC) в Брукхевене (США) ещё  до пуска Большого адронного коллайдера (БАК)  проводились эксперименты по получению КГП. При этом как не­зависимые эксперты, так и сами организаторы исследований не отрицали возможности неблагоприятного развития событий (НРС).

    На БАК предполагается один месяц в году разгонять и сталкивать в детекторах ядра свинца на ультрарелятивистских скоростях. При этом на короткое время  вещество будет переходить  в состояние кварк-глюонной плазмы. Здесь вероятность НРС тоже велика.

    В частности, при таких экспериментах может самопроизвольно возникнуть т.н. Искусс­твенный Большой Взрыв (ИБВ), т.е. произойдёт гибель существу­ющей Вселенной (ГСВ), или ближайшей к нам её части, или как минимум - гибель планеты Земля (ГПЗ). «На этом месте» может образоваться т.н. «чёрная дыра», которая моментально «прогло­тит» Солнечную систему или другая Вселенная c  веществом ново­го типа из т.н. «странных кварков», или что-нибудь ещё более страшное. В любом из этих случаев произойдёт рукотворная мировая катастрофа (РМК).

    К великому сожалению, ШП практически ничего не знает о воз­можности этой РМК т.е. ИБВ, ГСВ или  ГПЗ. А напрасно!

    (Можно посмотреть,: "Nature" v.402.  9 December 1999, pp. 596-597; "Rewiew of Speculative, "Disaster Scenario" at RHIC", www.rhich.bnl.gov.;   "Will  relativistic  heavy-ion  collider destroy our planet?" CERN-TN/99-324, September 1999, и http://web.archive.org/web/20070829233215/http://www.risk-evaluation-forum.org/anon1.htm  )

    У автора рассказа хранятся: 1. оригинал упоминавшейся ОПИ­СИ ИМУЩЕСТВА, 2. вырезка из ГАЗЕТЫ, 3. диктофонные записи по­казаний подруги-Натальи и рассказа самой Клавдии, 4. фоторо­бот гостя в виде МУХОМОРА, 5. скульптурное изображение ЛЕНИНА в полный рост со шляпкой (т.н. кепи) в руке (разм. 15 * 5 * 5 см., бронзовое литьё на малахитовой подставке, скульптор В.В.Меркуров), 6. смета ремонта  Клавдиной КВАРТИРЫ, 7. иные вещественные доказательства того, что всё рассказанное здесь - ПРАВДА.

    Автор располагает также текстом психоаналитической интерп­ретации сна про «ФАЛЛИЧЕСКИЙ ЛЕС». Анализ выполнен ведущими специалистами Института глубинной психологии РАН (группа. проф. Многоудова).

    В докладе той же группы описание «ПОГРУЖЕНИЯ» Клавдии ис­толковано в духе холотропического подхода С.Грофа. Рассказ героини проинтерпретирован там в терминах ребёфинга, вайвэйш­на, нейро-лингвистического программирования (НЛП) и т.п. Полученная С.Грофом в результате психоделических исследований картография внутреннего пространства наложена на переживания Клавдии, причём особое внимание обращено на перинатальный и трансперсональный уровни.

    Несмотря на полученные исследователями убедительные ре­зультаты, автор вынужден заявить, что подобный подход свиде­тельствует о совершенно искажённом понимании ими не только смысла, но и темы данного рассказа.

    Они судя по всему даже не подозревают, что на самом деле речь в нём идёт отнюдь не о психической, психопатологической, физиологической, физической или какой-либо ещё подобной ре­альности. А о т.н. «последней реальности» или реальности выс­шей, если угодно метафизической. А если уж эксплицировать до конца, - о том, что все они, эти реальности, суть одно и то же. А все подобного сорта интерпретаторы  суть шарлатаны.

    Столь же  несостоятельной   оказалась   попытка   философа О.Барр представить упомянутую в рассказе МОНАДУ в качестве т.н. «лейбницевского огурца» (в смысле «без окон, без две­рей»). Непредубеждённому исследователю совершенно очевидно, что на самом деле в преображённой Клавдии проснулись пифаго­рейско-платонические, а вернее даже, ксенократическо-гермети­ческие ассоциации. Поэтому несколько более продуктивной представляется гипотеза Д.Гаспарян о том, что МОНАДА в данном случае - это разновидность т.н. «гностических ножниц» (в смысле «а посередине - гвоздик»).

    Одна из самых трепетных, спиритуальных и эзотеричных исс­ледовательниц (Elizabeth Wonderfool) высказывает весьма лест­ную для автора, но мало относящуюся к делу оценку, которую, однако, хотелось бы процитировать полностью.

    «При чтении этого чудного (wonderful) рассказа - пишет она, - а тем более при личном (intimate) знакомстве с авто­ром, до самой глубины души понимаешь, что современность с её профаническим азартом (fucking drive) и новым апокалипсисом не сумела окончательно захлестнуть ту сферу, которая призвана противостоять буйному разгулу взбесившихся симулякров, - сфе­ру Духа, убежище избранных, область чудес и волшебных превра­щений, и что Олимп Великих Посвящённых способен стоять (erec­tile) так же незыблемо, как он стоял тысячелетия назад».

    Обобщая можно сказать, что главным недостатком всех этих интерпретаций является игнорирование их авторами герменевти­ческих методов. Все они (авторы) попытались понять отдельные фрагменты текста исходя из самих этих фрагментов. А не из об­щего контекста. И уж тем более не из интертекстуальности. Не говоря уже о хотя бы элементарной парадигмальности. Вот поче­му они (авторы) смогли увидеть в них (в текстах) лишь предзаданные смысловые проекции. То есть продемонстрировали не более чем праздную игру ума.

    Попытка же некоего В.Д. понять смысл рассказа посредством включения его (рассказа) в психологический и культурный кон­текст автора и реконструкции этого контекста в опыте интерп­ретатора, будучи правильной по замыслу, исполнена с таким, вы­сокомерием, с такой болезненной подозрительностью и неприкрытой агрессией, выраженной к тому же в непристойной форме, что [...далее утрачен фрагмент текста...].

    Чего стоят хотя бы голословные утверждения о девиантных чертах сексуальности автора! ...Или грязные предположения об отношениях автора c женой интерпретатора! Или самонадеянная попытка поставить автору диагноз! [...утрачен ещё один фраг­мент текста...] ...Как говорится, «поставь мне диагноз, и я скажу тебе кто ты».

    Думается, эти поползновения способны вызвать подлинный ин­терес только у психиатра. Особенно у того психиатра, который, судя по всему, пользует самого В.Д.

    Крайне интересный комментарий профессора Преображенского не вошёл в этот обзор по причинам технического порядка. Фрагмен­ты из него (т.е. из эссе «Pacatamente lacrimosa» полностью посвящённого публикуемому рассказу) приводятся в данном изда­нии после СЛОВАРЯ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ТЕРМИНОВ И ВЫРАЖЕНИЙ пред­назначенного для умеренно образованных читателей.

     

    СЛОВАРЬ...

    АДАМ КАДМОН - абсолютное явление вневременной человеческой сущности, как первообраза материального и духовного мира. У масонов - соотносится с эмблемой шестиконечной звезды (т.н. "звезды Давида") и креста, как символами взаимопроникновения и соединения "горнего" с "дольним".

    АНТИМИР - понятие, возникшее в физике элементарных частиц и означающее такую Вселенную, симметричную нашей, где на месте каждой нашей частицы находится одноимённая ей античастица (напр. позитрон на месте электрона). При соприкосновении этих частиц (или миров) происходит их аннигиляция, т. е. взаимоу­ничтожение, т.е. совместное возвращение в НЕБЫТИЕ (см.).

    В современной мифологии - мир, где всё наоборот, ад, За­зеркалье (ср. с изв. ск. Л.Кэррола) и т.п. Антимирами представляются, например общественному подсознанию Россия и Запад. Или Россия и Америка (ср. "Анти-поды").

    На эту тему имеется обширный паремиологич. материал. См. напр. поговорки: "Что русскому хорошо, то немцу смерть" (нем.), "Россия - империя зла" (амер.), "Поскреби русского и обнаружишь татарина" [от "tartar" - "ад"] (франц.), «Мы вам покажем кузькину мать!» Вар.: «Мы вас похороним!»  (рус.).

    АРМАГЕДДОН - название эсхатологической битвы (и места этой битвы) в иудео-христианской традиции. Имеет параллели в зоро­астризме (см. Fr.Nietzsche "Also Sprach Zarathustra") и мифо­логии древних германцев (см. "Прорицание Вёльвы", "Речи Вафт­руднира" и др.).

    БИТВА ГЕОРГИЯ СО ЗМИЕМ - христианская вариация Центрально­го индоевропейского мифа (ЦИМ), лежащего в основании совре­менной ментальности. (A propos. Мировоззренческая парадигма ЦИМ субъект-объектна, репрезентативно-центрична, анизотропна, дискретна, дихотомична, антагонистична, аннигилятивна, мили­таристична и т.п.)

    О месте самой битвы в науке до сих пор ведутся споры. Наи­более вероятно, что она произошла на берегу р. Москвы, между сёлами Коломенское и Дьяково городище. На месте битвы и в ре­зультате неё образовалась трёхкилометровая трещина в земле (т.н. "Голосов [Волосов?] овраг"),откуда ударили многочис­ленные святые источники.

    Версия о том, что битва произошла в третьем веке н.э. где-то недалеко от Рима (то ли первого, то ли - второго. Ныне - гг. Рим и Стамбул) представляется совершенно фантастичес­кой. Во-первых, потому, что упоминающийся в источниках Рим, это на самом деле г. Москва (Москвой также являются легендар­ные Вавилон, Троя, Мемфис, Иерусалим, Афины, Константинополь и Теночтитлан).

    Во-вторых, вообще все на свете источники, включая Египетс­кие пирамиды и развалины г. Тити-Кака, были сфальсифицированы в XVI в. (см. неопровержимое доказательство этих фактов в ра­ботах историков Т.А.Фоменко В.Г. Носовского и Х.Каспарова).

    ВЕЛИКАЯ БИТВА НАРОДОВ состоялась на самом деле не у Клав­дии в квартире, а согласно традиционным представлениям в 451 г. н.э. на Каталаунских полях близ города Труа. В ней, как принято считать, римляне разгромили воинов Атиллы. Правда не­которые представители "школы Фоменко" считают, что в сфальси­фицированных источниках на самом деле имеется в виду операция "Буря в пустыне". Атилла - соответственно Саддам Хуссейн, Слободан Милошевич и Шамиль Басаев.

    ГЕОРГИЙ-ПОБЕДОНОСЕЦ (в рус. фольк. Егорий Храбрый, му­сульм. Джирджис) - св. воин-мученик. Принявший христианство римский офицер. Во время гонений на христиан его пытались принудить к отречению от веры. Он мужественно выдержал все пытки, во время которых трижды умер и ожил, после чего мучите­ли отрубили ему голову.

    Согласно традиционным представлениям жил во времена импе­ратора Диоклетиана (284-305 гг. н.э). Уроженец Капподокии. Наиболее всего известен тем, что победил гигантское пресмыка­ющееся неизвестного науке вида (в источниках -"Змий"), водив­шееся в ту пору на территории Римской Империи, опустошавшее её владения и питавшееся исключительно молоденькими девушками (м.б. использовавшее их и для каких-то иных целей). Именно в качестве Змееборца ГЕОРГИЙ репрезентирует в христианском соз­нании ЦИМ. (См. тж. ст. "Битва Георгия со Змием".)

    Считается небесным покровителем Республики Грузия (Кав­каз), штата Джорджия (США) и г. Москвы (РФ).

    КОЛОДЕЦ - 1) Один из наиболее архаичных и универсальных архетипических образов. См. например "Трита в колодце" (РВ I 105) или "Иван Водович" (РС типа АТ 301).

    Падение в колодец - это путешествие в загробный мир (а также в собственное или коллективное подсознание), откуда ге­рой возвращается (если конечно возвращается) с помощью вол­шебного помощника, причём преобразившимся, а также обладающим сверхъестественным знанием и напитком бессмертия.

    2) Во фрейдизме - вагинальный символ. Падение в колодец, полёт и пр., соответственно - символы полового акта. Обращает на себя внимание то, что эти символы являются женщине. Возможно, здесь содержится указание на скрытую бисексуальность героини.

    ЗВЕЗДА, как дно колодца опрокинутого вверх. - Впервые этот образ был использован А.Платоновым.  Автору не известно, в ка­ком именно тексте. Он, автор, такого текста никогда не читал, но интуитивно полагает, что его просто не может не быть.

    ЛЕНИН - 1) эвгемерический персонаж самой молодой из миро­вых религий. Несёт в себе архаические черты культурного героя и трикстера одновременно. В первом качестве провозглашает мир во время войны, добывает хитростью и дарит крестьянам землю, а рабочим - фабрики и заводы. Во втором - всё это хитростью же отнимает и вовлекает всех в войну ещё большую.

    Его внешность и образ действий описываются как внешность и образ действий типичного трикстера: маленький, рыжий, лысый, картавый, суетливый, вероломный и злобноречивый карлик, про­фанатор святынь и кощунник. Имеет параллели практически во всех мифологиях мира. (См. напр. Локи в сканд. мифологии, Вакдьюнкага у племён виннебаго или Сраный Койот у макронезий­цев-тупантупа).

    Макронезийцы-тупантупы, в частности, верят будто обладаю­щие магической силой засушенные и набитые рисовой соломой останки Сраного Койота (чуринга) должны обязательно находиться в специальном святилище, а изменение их местоположения или да­же позы вызовет немедленную гибель Вселенной. (См. Тупантупа Мвази-угу "Тропами предков". Ср. также "Краткий курс истории ВКПб", "Путеводитель по Красной площади", сборник "За правое левое дело!").

    2) Российский политический деятель начала XX века.  Ум.  в 1924 г.

    МОНАДА С БОРОДОЙ - глупость, почудившаяся сексуально оза­боченной Клавдии и больше ничего. Впрочем, некоторые авторы считают этот образ химерическим архетипом. (Ср. c "vagina dentata" у Т.Кибирова). Интересные мысли по этой теме выска­заны профессором Преображенским в работе "Кастрационный комп­лекс и монадология дурости".

    МУХОМОР - Amanita muscaria, ядовитый гриб обладающий гал­люциногенным действием. Иногда выступает в качестве Мирового древа. Кеты считали эти грибы захиревшими в лесу фаллосами (ср. с "фаллическим лесом" из сна Клавдии).

    Шляпка Amanita muscaria покрыта светлыми крапинками, что даёт основание истолковывать её как образ усеянного звёздами небесного свода. Существует гипотеза о токсико-микологическом происхождении Ленина (см. исследования В.Пелевина и С.Курёхи­на.)

    ПОТЕНЦИЯ - potentia. 1) Понятие противоположное "акту". Введено Аристотелем в ответ на апорию элейской школы, смысл которой в следующем: Сущее может возникнуть либо из сущего, либо из не-сущего. Ни то, ни другое невозможно. Ибо в первом случае сущее и без того уже существует. То есть ему и возникать-то незачем. Во втором же случае - нечто не может возникнуть из ничего. Поскольку возникать ему не из чего. Из этого с необ­ходимостью следует, что мир либо существует (если он сущест­вовал и раньше); либо - не существует (если его раньше не бы­ло). В этом неприятном случае, он так никогда и не появится. Что, конечно, не может  нас не огорчать.

    В "Физике" (1, 8. 191а 23sqq) Аристотель вводит понятие "акцидентального небытия" (см. "НЕБЫТИЕ") а также семантичес­ки делит "бытие" на "потенциальное" и "актуальное", т.е. вво­дит понятия "потенции" и "акта". После чего существование (или не-существование) мира становится несравненно более ле­гитимным, чем прежде. Что не может не внушать нам спокойствия и уверенности в завтрашнем дне.

    Широкую популярность в античном и эллинистическом мирах получили гениальные [...нрзб. м.б. "генитальные"?...] афориз­мы Аристотеля из второй части "Метафизики" (4, 3. 991б 32 qqs), т.н. "метафигизмы". Самые знаменитые из них: "Без акци­денции не бывает потенции" и "Какова потенция - таков и акт".

    Впоследствии учение о потенции было усвоено неоплатонизмом и средневековой философией, а в XIX-XX вв. сам термин (как и "акт") был заимствован сексологией.

    2) в медицинско-профаническом словоупотреблении: способ­ность неакцидентально совершить половой акт, а в просторечии - соответствующее ей актуальное со-стояние вышеупомянутого Phallos'а.

    Автор предполагает, что Клавдия употребила этот термин сразу в обоих смыслах, философском и простонародном. Не сов­сем ясно, правда, в каком смысле его употреблял сам Аристо­тель.

    СТЕКЛЯННЫЙ ГЛАЗ - стеклянный глаз. Имеет параллели в скан­динавской ("источник Мимира") и христианской ("Всевидящее око") мифологиях, а также в современном городском фольклоре ("Один глаз лежал в стакане//Остальное на диване...") Ср. также с текстом использованной И.Стравинским в музыке к бале­ту "Петрушка" народной песенки "У неё была деревянная но­га..."

    ФАЛЛИЧЕСКИЙ - т. е. подобный фаллосу.

    ФАЛЛИЧЕСКИЙ ЛЕС - один из наиболее глубинных гендерных ар­хетипов.

    ФАЛЛОС - Phallos. Этимология слова не ясна. Профессор Пре­ображенский в "Этимологии гениталий" высказывает предположе­ние, что лежащий в основе этого слова древнегреческий корень происходит от старославянского "пхати" (ср. также санскр. "pahtatь"), употреблённого почему-то в прошедшем времени. Имеет соответствия в других индоевр. (ср. лат. pinso - "тол­ку, дроблю", др.-в.-нем. fesa - "мякина" ) и ностратич. язы­ках (напр в зап. финских: карельск. pihka - "смола, мёд", вепск. pihk - "густой лес", водск. miniphall -"маленький баш­мачник, которого непросто разглядеть в траве").

    Неожиданно возникающие при анализе сна Клавдии финские па­раллели, позволяют сделать вывод не только о норманнском, как считалось прежде, но и об угро-финском происхождении героини.

    Некоторые энтузиасты (напр.  Есь Хоседэм) считают её гене­зис вообще кетским (см.  о кетах в ст. "Мухомор"). Что, впро­чем, сомнительно из-за большой удалённости р. Енисей от места  действия.

    ЯЙЦО МИРОВОЕ - понятие которого в тексте нет (см. ст. НЕ­БЫТИЕ). Как, впрочем, и того понятия - о котором говорит Клавдия в своём комментарии (см. ниже). Их общее свойство (отсутствие в данном тексте) некоторым образом указывают на определённую синонимичность этих понятий т.е. на то, что денотат у них один. И это даже  как-то странно...

     

    КОММЕНТАРИЙ  ПРОФЕССОРА  ПРЕОБРАЖЕНСКОГО

    "PACATAMENTE LACRIMOSA"

     

    (Перевод фрагментов с древнекитайского, итальянского и ла­тыни Д.Гаспарян)

    I

    [...] ...Не знаю как кому, а лично мне этот рассказ, я бы назвал его прозаической поэмой, напоминает знаменитый коан Хаукина о хлопке одной ладонью. Или сосновый лес омытый гро­зой. Или голос прибоя под звёздным дождём... Или ветер в об­лаках... Это детство... Тоска о несбывшемся... Может быть именно поэтому читая  его я тихо плакал... А изредка даже громко рыдал...[...]

     

     

    II

    [...] ...его [текста] аромат, цвет, вкус, невинность и, я бы сказал, нежная вульгарность связаны, как мне кажется, с особой позицией автора, который странным образом умеет смот­реть на предмет одновременно сверху и снизу, а иногда даже изнутри. Я назвал бы такое видение сакрально-профаническим. Оно действует, как хорошее слабительное... Как освежающий и очищающий ветер. Как своего рода "иерос гамос". В нём порази­тельным образом соединяются кантовский критицизм и гуссер­левская феноменология. Удивительно, но читая, я всё время сквозь слёзы вожделел Клавдию [...]

    III

    [...] Возможно это связано с тем, что в художественной форме здесь удалось достичь того, перед чем в отчаянии оста­новился сам великий Гуссерль, при этом автор, может быть впервые в истории культуры, сумел по-настоящему осуществить здесь дескрипцию чистого сознания с точки зрения ноэтико-ноэ­матической корреляции Эго и интендированного предмета, деск­рипцию основанную на последовательно проводимой позиции трансцендентального солипсизма. [...]

    IV

    [...] Если кто-то этого ещё не понял, или вообще ничего не понял, или даже и понимать-то не хочет, не стоит отчаиваться. Рассказ написан новым, предельно лаконичным и концентриро­ванным языком. Кому-то этот язык может показаться примитив­ным, чрезмерно парцеллированным, деградировавшим, короче го­воря, хаотичным. Ну что здесь скажешь? Авторский язык - это ведь зеркало в которое глядится читатель. И неча, как говорится,  на него пе­нять!

    Мне же этот недостижимо-высокий и в то же время благород­но-низкий, а подчас и благочестиво-бесстыдный, язык напомина­ет упомянутый в тексте опьяняющий напиток (Спирт, т.е. Spiri­tus!). Он обжигает душу. Но и, подобно Соме, наполняет её ощущением бессмертия. Он, по меткому замечанию Сартра, осво­бождает человека из "зловонного океана духа". Чем-то рассказ срод­ни пресловутой кварк-глюонной плазме. Может быть способностью сжи­гать вселенский мусор, низвергать кумиры и порождать новые миры?

    Нужно всего-то навсего научиться по-другому читать смыслы. Иначе думать.  Иначе любить. Сменить пол, возраст или хотя бы излюбленную позу.  Выучить этот новый язык. Ибо он есть язык Универсума.

    Это не просто. Конечно не просто! Не зря же великие учите­ля предупреждали, что язык высшей реальности трудно усваива­ется даже высокообразованными и глубоко религиозными людьми. Что уж о вас говорить...[...]

    V

    [...] На самом деле автор пытается выявить имплицитную фе­номенологию, скрытую за кантовской эпистемологией, раскрывая, подобно психоаналитику, вытесненные кантианством содержания, т.е. его онтологические интенции... [...далее следует совер­шенно непереводимый пассаж длиной в двадцать одну строку, причём всё это в одно предложение!..] ...свидетельствующую об общей утрате онтологического измерения любого философского текста, т.е. говоря проще, о полной потере какого-либо реаль­ного смысла... [...]

    VI

    [...] ...Что касается лично меня, то я просто считаю своим долгом впредь рекомендовать этот рассказ каждому своему сту­денту и аспиранту в качестве обязательного чтения. Я предложу им сравнить текст с коаном Хаукина и помедитировать на эту тему. И сообщить мне о полученных результатах. [...]

    VII

    [...] ...И вот однажды ко мне, как к какому-нибудь Вон Кью-Киту придёт смиренный ученик и после соблюдения принятых формальностей, проявив знаки уважения, скажет: «Ну что ты там старый пердун рассуждаешь о хлопке одной ладонью? Ты и дву­мя-то хлопнуть уже не в состоянии. Про Клавдию вообще забудь вместе со своим простатитом. И не стыдно ли тебе, зануда, пудрить людям мозги заумной  своей галиматьёй?" И я не улыбнусь ему вежливо. Не ударю. Не выброшу из окна. А просветлев лицом, радостно подумаю: "Ну, наконец-то! Теперь и умирать не страш­но..." [...]

    КРАТКИЙ КОМЕНТАРИЙ АВТОРА К КОММЕНТАРИЮ ПРОФЕССОРА  ПРЕОБРА­ЖЕНСКОГО

    О чём это он? "Дзен" что ли? А при чём здесь мой рассказ? Ничего не понял!! Ну вот абсолютно ничего! (Кто не понял-то? - ред.)

     

    КОММЕНТАРИЙ КЛАВДИИ

    ...Рассказ? ...Какой рассказ? ... Ах, рассказ... Нормаль­ный рассказ... Ну я в общем толком-то не помню, извини... А вообще, забавно... И, главное, примерно так всё и было... Ты правильно записал... Только про галактики в животе я не поня­ла... И название плохое... А так, ничего...

    Да! Мне ещё выражение одно понравилось очень... Сейчас вспомню... "Трансцендентальный оргазм", вот! Замечательное выражение. ...Не совсем понятно, но круто... Очень!

    Что? Там нет такого выражения? Ну, нет, так нет... Все равно здорово!

    ...Ну а по большому счёту... Ерунда это всё! ...Что "что"?! Да всё! Рассказ твой... И все другие рассказы. И романы. И повести. И философии всякие... Всё… Слова...

    Что не ерунда? Я знаю, только сказать не могу. …В твоём рассказе, например,  "не ерунда" – это ты. ...Понимаешь? Ты сам…

    ...Впрочем, и это ерунда...

    Короче. Объяснить не могу, давай покажу... Иди сюда. ...Как там у тебя в  рассказе?  Когда  она слышит  голос...  Ну,  то есть я слышу...   "... Возьми  меня,  возьми?   ...ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС? …Ну так и возьми.  ...а тО! ...Я! ...умрУ!" 

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 16 комментариев , вы можете свернуть их
    Юрий Левченко # написал комментарий 24 июля 2015, 20:41
    +!:))
    Однако... Или окандо?.. :)
    Cassandra II # написала комментарий 24 июля 2015, 22:30
    Название тяжёлое, Марат. Прочитала.Содержание -тоже тяжёлое. Вопрос: -Что вас подтолкнуло к написанию этого рассказа?
    Я выслушаю вас , с уважением )
    Марат Васильев # ответил на комментарий Cassandra II 25 июля 2015, 01:01
    Вот, ведь, как бывает...
    Я воспринимаю этот рассказ, как лёгкий, смешной, немного ироничный и очень оптимистичный.

    А название нахожу остроумным и очень красивым.

    Он, конечно, слегка осложнён академическим юмором Комментария, но последний можно и не читать. Если тяжело.

    Люди очень разные. И любовь у них разная, а не только такая, о которой писал апостол Павел. А нелюбовь может преображаться в любовь. И наоборот. И можно о ней рассказывать, как прямо, так и "от противного".

    Вот эти чувства и мысли подтолкнули.
    Cassandra II # ответила на комментарий Марат Васильев 25 июля 2015, 02:04
    Спасибо за искренность :)
    Когда объяснили, поняла суть. Но название ...
    kvatra kvatra # написала комментарий 25 июля 2015, 11:25
    Фейерверк какой-то!:))) Море восхищения - с моей стороны:)) Многие слова во второй части требуют еще одной - для расшифровки слов, если сделать еще один словарь для 2 части, а затем - словарь для 3 - ей части - было бы совсем смешно, до колик... Хотя и так смешно!:))) Форма - потрясная, вообще - новизны в Ваших работах всегда достаточно, и это здорово, Марат! Много нюансов и нюансиков-находок симпатичных, замечательных... Хоть выписывай... Супер!
    Марат Васильев # ответил на комментарий kvatra kvatra 25 июля 2015, 13:42
    По-моему, идея комментария к комментарию, или словаря к словарю - это гениальная идея. Мало того, что это может быть очень смешно, но это, ведь, и очень глубоко философски. Такой ход нужно взять на вооружение. Кажется, вы его первооткрыватель, аналогов я не знаю и не нашёл в инете. Спасибо вам, Алма!

    И за понимание спасибо. Это в мире бывает нечасто. ))))
    kvatra kvatra # ответила на комментарий Марат Васильев 25 июля 2015, 13:59
    Да нет, это Ваша идея, Марат:))) У Вас: эпилог-комментарий, затем словарь, затем комент Преображенского и Клавдии:))) Это - супер!:)) еще такой момент меня обрадовал: имя героини Клавдия:)) дело в том, что у меня есть парочка стихов веселых о Клаве - образ такой... можно сказать - дуры, если очень общо:)))) именно это имя у меня ассоциируется с такими образами:)) Почему-то!
    Марат Васильев # ответил на комментарий kvatra kvatra 25 июля 2015, 23:40
    Не будем спорить о том, чья идея. )))
    А к некоторым именам у меня действительно индивидуальное отношение. В частности к этому.
    И это при том, что у меня за всю жизнь не было ни одной знакомой Клавдии. )))
    И отношение к тому или иному имени у меня индивидуально. Мы здесь с вами совпали Алма.

    зы. А где упомянутые стихи? )))
    kvatra kvatra # ответила на комментарий Марат Васильев 26 июля 2015, 13:41
    И у меня не было ни одной знакомой Клавы:)) Хи-хи:)))
    Вот нашла: один стишок давнишний (типаж лирической Клавы), кажется, в коментах написала, а второй - специально по заданию с омонимами придуман:)) Можно сюда тисну, ничего? Тискаю:)))
    Романтическая Клавочка

    Женщина я симпатическая,
    И душа у меня лирическая…
    Вечерами гуляю по парку я,
    Наблюдаю любящихся пар… и я

    Сяду где-нибудь на лавочке,
    Огляжусь, как-бы, нечаянно,
    Может поднесет Клавочке,
    Лирик какой неприкаянный,

    К сигаретке моей одинокенькой,
    Огоньку, чтоб душа запылала…
    Пусть не будет уж очень плохенький
    Кавалерчик… с душой нахала…

    Отдалась бы ему не сонно,
    Коли есть диван и квартира,
    Но, желательно, под мендельсона,
    Если будет крут как мортира…

    Если что, на гражданский согласная…
    Лишь бы свечечки и романтизму,
    Не мортирой, так ноткой властною,
    Наподдал бы мне эротизму…

    Женщина я симпатическая…
    И душа у меня лирическая…
    Надоест кавалер, так на лавочку,
    Может кто поднесет Клавочке…
    kvatra kvatra # ответила на комментарий kvatra kvatra 26 июля 2015, 13:43
    Клавочкины любови
    Блондинистой натуре, до пяточек в ажуре,
    В шелках, долгах, гламуре уж замуж невтерпёж!
    Ох, Клавочке охота быстрее на охоту,
    Чтоб было все в ажуре! Прощай балдёж-кутёж!

    Нет пары лучшей Клаве во всей родной державе,
    Чем чувачок с Кореи по имени Чен Ман.
    И кровь бурлит у Клавы, почти как в автоклаве –
    Ах, замуж! И скорее! Да пусть он басурман!

    Наследство ждет от бабки – солидные там бабки!
    И Клавочка решила: шикарный кавалер!
    Её роман с Чен Маном годится для романа…
    Она всего лишь Клавка, а он миллионер!

    Он не женился долго, но не из чувства долга
    Решился обручиться (Чен Ман ее алкал)!
    Мотив поступка ясный. А в голове прекрасный
    Мотив из Мендельсона у Клавки зазвучал!
    kvatra kvatra # ответила на комментарий kvatra kvatra 26 июля 2015, 13:43
    Ман сделал предложенье из сотни предложений,
    Краснея и бледнея, вручил букет цветов…
    А ей не по уставу хотелось «та-ра-ра-му»:
    «Целуй!» - в сердцах сказала… она, устав от слов.

    И вот они супруги, тела двоих упруги,
    Супружний долг Чен Ману позорить не с руки.
    Пока не сникли страсти и чары женской власти,
    Под дулом взора Клавки, закрыл ее долги.

    Затем случились будни. Повадки хищьи, куньи
    Из Клавы покатились без рамок и оков.
    Ему хотелось ласки, а Клавка, словно ласка,
    Питалась мясом мелких животных мужиков.
    kvatra kvatra # ответила на комментарий kvatra kvatra 26 июля 2015, 13:44
    И вот на поле брани на фоне громкой брани:
    «Чурбак, дурак, козлище, упырь и вурдалак»,
    Сбежал из глухомани… Ман, не оставив мани!
    Распался брак супругов, в нем оказался брак.

    С тех пор на лавке в лавке трудИтся наша Клавка
    А по ночам на клаве стучит одним перстом –
    Пришла идея «леди»: «В сети расставить сети!»
    Горит в горячем взоре знакомый нам симптом!

    В сети чувак из Вены – у Клавки вспухли вены!
    И заурчал желудок, и захотелось есть!
    Там есть богач из Рима! И видимо, и зримо –
    Богатых и свободных мужчин не перечесть!

    Художник Жан из Канна, любитель дев и Манна
    Готов сегодня Клавы нарисовать портрет…
    Как-будто с неба манна обрушилась нежданно!
    Да здравствует свободный, дурманный интернет!
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 516 записей в блогах и 5652 комментария.
    Зарегистрировалось 17 новых макспаркеров. Теперь нас 5029732.
    X