Иван Ильин о большевизме

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Олег  Модестов перепечатал из forum.pravbrat.ru
    0 оценок, 1734 просмотра Обсудить (3)
    Примечательно, что первое столкновение Ильина с Лениным состоялось еще в 1909 году на «публицистическом фронте». В то время будущий «вождь  мирового пролетариата» опубликовал свою работу «Материализм и эмпириокритицизм». Ответом молодого философа стал выход разгромной статьи в «Русских ведомостях» под названием «Критические заметки об одной реакционной философии». Уже тогда Иван Александрович безошибочно распознал угрозу разрушения монархии, исходящую от главного прораба  «светлого будущего» России. С момента преступного переворота и до момента высылки заграницу Ильин на собственном опыте убедился в гнусном характере интернациональной власти. В эмиграции он вынужден вести борьбу, довольствуясь полученными на Родине знаниями и наблюдая за действиями поработителей со стороны. Перед нами некоторые  выводы, сделанные ученым в докладе «Отчуждение собственности в России и ее мировое значение» в 1928 году: «Весь процесс современной революции в России надо воспринимать как грандиозную, единственную в истории, уникальную экспроприацию собственности. Уникальность ее выражается в духе социального радикализма и сопутствующих ему потоках крови, в размерах охваченной этим процессом территории, а также в грядущих последствиях, как для самой России, так и для общей истории человечества». Оценивая современное ему состояние России, Ильин подводит ужасающие итоги национальной трагедии: «…разрушена нормальная хозяйственная жизнь шестой части земли – страны, вклад которой в мировую торговлю в 1913  году составлял 4%, а в 1925 году снизился до 0,6% (по данным секретариата Лиги наций)…класс бывших помещиков был сведен к нулю. Полная конфискация земли проводилась без всякой компенсации. Большинство помещиков постепенно арестовывалось ЧК и расстреливалось (по поводу, без повода, отчасти в качестве «заложников»)…каждый год свыше миллиона человек покидает деревню, пополняя списки безработных…имущество домовладельцев было «конфисковано», как и все остальное, без возмещения убытков и отдано в распоряжение сомнительных «дворовых коммун». Затем последовала муниципальная «жилищная политика» с ее терроризмом и взяточничеством (горькие плоды которой действенны и по сей день)…несколько миллионов лишенных родителей беспризорных детей блуждают по стране, как маленькие дикие звери, проституированные, зараженные сифилисом, отравленные кокаином, бездомные, ищущие, где бы чего стянуть….» Опровергая мифы современных «гомосоветикус» о «честности» заправил кумачовой диктатуры Ильин раскрывает суть происходящего: «По-настоящему выиграли только коммунистические вожди, которые распоряжаются всем в стране, которые скупают все подряд и прячут за пределами страны, чтобы обеспечить свое будущее». Вопрос, который Ильин подверг всестороннему анализу с консервативно-юридических позиций это собственность в большевистской России. Его выводы вновь отличаются проницательностью: «… экспроприация есть основательное обнищание лишенного собственности культурного слоя, и, следовательно, всеобщее культурное опрощение и деградация… в вопросе о собственности пролетариат в целом психически и социально ущербен…место экспроприированного собственника занимает не коллективная сущность, а новый, присвоивший себе чужое собственник, революционный нувориш, вышедший из рядов коммунистических противников собственности…целые поколения самоотверженно трудились над тем, что было снесено и разгромлено в течение каких-нибудь 3-4 лет…имущественное равенство вообще является противоречащей природе человека утопией, химерой, возникающей из чувства неполноценности и зависти». В 1931 году в одной из своих программных статей под названием «Яд большевизма» Ильин рассматривает новое учение сразу по нескольким направлениям: воздействие на душу, проявление в быту, политическая сущность и духовное разложение. Выступая с позиций идейного вдохновителя белой эмиграции, философ обозначил ее основные задачи: «Русская большевистская революция не есть какой-то «опыт» или «эксперимент», предпринятый для осчастливления будущих поколений. Это есть борьба за мировую власть, которая уже началась; борьба за общечеловеческое духовно-религиозное разложение и хозяйственно-политическое порабощение…и в этой развертывающейся мировой борьбе русская эмиграция имеет ответственную и почетную задачу – разъяснить всем народам духовное значение большевистской революции». Успехи антинародной власти Ильин объяснял волевой энергией ее предводителей: «…коммунисты знают, чего они хотят, у них есть идея со своей извращенной и гибельной правдой и свирепый план борьбы». К числу других причин русский ученый отнес направление идеологии, вставшей на путь наименьшего сопротивления. Как известно, духовная культура требует от своего творца обуздания страстей, напряжения, труда, аскезы и сильного характера. Вопреки этому кумачовое варварство возвеличивает все самые низкие человеческие страсти и вожделения. Проповедники социального рая смотрят на человека, как на существо, жаждущее удовольствий и прибытка, утомленное и подлежащее разнузданию.  Их цель – духовное порабощение отдельной личности. Дух воспитывает в своем носителе внутреннюю дисциплину, а большевизм провоцирует массовый психоз, заразу и эпидемию. Благоприятные условия для водворения красной диктатуры создает остальной, еще не завоеванный им мир, в котором царит жадность, взаимная ненависть и духовная слепота. Этот мир имеет многочисленные каверны, приспособленные для восприятия большевистского яда. Поэтому русская эмиграция должна как можно скорее осознать нависшую угрозу, исправиться и включиться в активную и сплоченную борьбу с идейной скверной. Русский философ выявил причины возникновения большевизма в состоянии отдельной человеческой души и в бытовой повседневности. На основе этого Ильин делает веский вывод: «Всякий строй, прежде всего, созревает в человеческих душах». Пока одни люди умеют приказывать, а другие повиноваться его состояние стабильно. Строй обречен на гибель, когда наступает разложение воли к власти у правителей и подданные отказываются от повиновения». Краху России способствует воцарение большевизма в душах. Лживая коммунистическая пропаганда призвана разложить в человеке дух и разжечь в нем алчность. Марксистское учение есть не просто помешательство, а своеобразная душевно-духовная болезнь. Этим можно объяснить тот факт, что во главе красных восстаний и переворотов часто оказываются люди психически неуравновешенные, нравственно дефективные или помешанные. Паранойя Ленина была установлена врачами по его речам и поступкам за несколько лет до его обострившегося слабоумия (Петренко Н. «Ленин в Горках – болезнь и смерть», М., 90 г.). Симптомы протекания этой душевной болезни таковы: в человеке разлагается и слабеет духовное целое и начинает преобладать начало животного инстинкта. Россия рухнула от накопившейся в ней запасов зависти, которую большевикам удалось искусно разжечь. Это настроение, зародившееся под лозунгами «все немедленно мне» и «все средства хороши» способно охватить целый класс, и тогда он станет революционным классом. Затем развязывается гражданская война и в случае успеха создается тирания или классовая диктатура. Требования «хозяев новой жизни» оказываются максимальными; его борьба становится беспощадною и свирепою. Поэтому большевизм должен быть обозначен, как максимализм и терроризм. Это учение знаменует собою вторжение разбоя в политику или превращение политики в разбой. Оно может таиться в подполье (период нелегальной борьбы), но может выступать и открыто («грабь награбленное»). К носителям его духа близки беспринципные карьеристы, политические авантюристы, продажные люди, бытовые самодуры, хулиганы всех мастей и криминальные преступники. Политическую сущность большевизма Ильин определил как идеологию, набирающую силу там, где алчность берет верх над патриотизмом и верностью, где она обессиливает правосознание, приводит к молчанию чувства долга и чести. Ошибочно считать его  порождением «Востока» или «Азии» и «чисто русским явлением». Прежде всего, это следствие общечеловеческой алчности и бессовестности в политике. Марксистское учение больше всего подходит для черни, т.е. для  противогосударственно настроенных людей, которых можно встретить на всех ступенях общественной лестницы. Большевизм зарождается там, где государственная власть рассматривается как средство для наживы или путь к ней. Достаточно, чтобы человек разрешил себе все способы достижения личного обогащения – и тогда настроение перерастает в революционное движение. Водворение марксизма начинается с борьбы за власть, с признания справедливой идеи, что количество способно заменить качество и правоту и с водворения партийно-классовой диктатуры. Политическая сущность большевизма не сводится к классовому пониманию государства. Здесь лишь его истоки, приводящие к полному отрицанию идеи права. В конечном итоге торжествует идея принуждения. Красная диктатура подавляет свободное лицо, его инициативы и духовное самоуправление. Человек рассматривается при ней как материальный атом, покорная машина или раб. Последовательный и законченный деспотизм лживо маскируется  под разумный правопорядок. Законы пишутся и издаются для обывателей, а не для правительства и его чиновников. Жизнь общества строится не правом, а произволом, а издаваемые законы только развязывают его. Большевизм отвергает справедливость и представляет собой строй сословных привилегий. Народ делится на привилегированное сословие – рабочие пролетарии, на бесправную массу – крестьянство и остальное непартийное население. В основе антигосударственной идеологии лежит страх и принуждение. Лишив каждого члена общества имущества, самостоятельности и свободы, большевики стремятся регулировать все приказом и запретом; а так как никто, кроме них самих, не заинтересован в повиновении им, то в силу вступают угроза, тайный донос и казнь. Инстинкт личного и народного самосохранения заменяется распоряжением центральной власти. Выводы относительно политической природы большевизма Ильин произносит как приговор: «Мир не видал еще такой слепой веры во всемогущество приказа и устрашения; история  не отмечала еще столь свирепой и столь сознательной в своей свирепости политической машины; никогда еще государственное начало не стремилось поглотить всю жизнь народа и не создавало столь извращенного и унизительного строя». Марксистская демагогия несет в себе разложение и гибель духовной культуры. От сходных явлений истории ее главное отличие в том, что она вырастает из сознательного воинствующего материализма. Это не просто душевное состояние или политический строй, но, прежде всего, доктрина, теория, учение и фанатическая одержимость. Все, что нематериально и нетелесно отрицается: человеческая душа, с ее свободой и бессмертием; человеческая духовность и вырастающая из нее внутренняя и внешняя культура; высший смысл, присущий человеку и его миру; Божество, вера, религия и Церковь. На духовном уровне большевизм проповедует безудержную вседозволенность, внушает человеку безбожие и воинственную противорелигиозность. Личность соблазняется бесчестием, унижается и ставится в рабскую зависимость. Дух подменяется слепым фанатизмом и свирепою одержимостью, а  добро и зло осмысливаются через «классовую пользу пролетариата». Наука превращается в мертвую схему и перенасыщается штампованными банальностями марксизма. Большевизм любыми способами стремится погасить личность в коллективе, а ее своеобразие уничтожить во всеобщей принудительной уравниловке.  Человек пребывает в постоянном страхе, с подавленной волей и приспосабливается к произволу, деспотизму и рабству. «Винтик системы» приучается к безразлично-машинальному труду. Проповедники марксизма глумятся над всеми святынями, отменяют все запреты и губят семью в открытом многобрачии и кровосмешении. Они издеваются над патриотизмом, пропагандируют национальное всесмешение и зовут к предательскому интернационализму. В довершение своего анализа русский мыслитель вскрывает метафизическую суть антитрадиционной идеологии: «Большевизм, рожденный сынами погибели, ведет человека по путям кощунства к «отцу лжи» и его бездне». Ильин искал и средства борьбы с интернационализмом. В первую очередь философ призвал всех соратников из лагеря «сопротивленцев» к личному действию: «…необходимо духовно проснуться, открыть глаза, напрячь всю свою зоркость и продумать, прочувствовать кровью сердца, прострадать скорбью и отвращением – до конца – сущность современного большевизма – коммунизма». Философ призвал русское зарубежье освободиться от любой формы соглашательств с  антихристианской идеологией, как на личном, так и на общественном уровне. Эти действия должны помочь  белым патриотам как можно скорее донести всю правду о гибельном учении до иностранцев, для более успешного ведения борьбы совместными усилиями. В этом объединении ученый находит несомненную пользу для национальной России, которая заинтересована в скорейшем сплочении всех народов для отпора  марксистской агрессии. Со свойственной философу прозорливостью он замечает: «Коммунистическое разложение мира не спасет Россию, а только продлит и закрепит ее порабощение». Русская эмиграция первой половины XX века оказалась в отрыве от своего народа, родной земли, личных ресурсов и производительных сил. Она бедствует, рассеяна по разным странам и постепенно теряет национальные корни. Все это составляет огромное преимущество для коммунистов, в руки которых перешли все ресурсы русского народа вместе с исконными богатствами России. Выводы русского ученого могут послужить отличным  руководством к сплочению  современных  национал-патриотов: «…мы не смеем позволять себе «роскошь» волевого и организационного разъединения. Повальное единомыслие невозможно. Но возможно и обязательно согласование и объединение сил в борьбе против сынов погибели и их дьявольского дела». Одно из главных препятствий к объединению  философ видел в личной и партийной разобщенности. Далее, по Ильину, следует научиться распознавать и пресекать в своих рядах действия большевистской агентуры, направленные на подрыв белого движения. Третье значительное препятствие кроется в иностранных течениях, организациях и партиях,  нацеленных на религиозное, политическое и национальное расщепление России. Перед нами конкретные меры, предложенные Ильиным к объединению: 1) раз и навсегда положить конец партийно-политическим, религиозно-церковным, возрастным, национальным и организационным раздорам, исключающим необходимое согласование сил в борьбе; 2) побороть в себе всякое непротивленчество под предлогами особого понимания христианства, сентиментальности, пессимизма, личного утомления, перемены подданства или надежды на перерождение красных; 3) помнить о постоянной возможности вражеских провокаций, в связи с чем всесторонне взвешивать каждый шаг, чтобы исключить в своих действиях болтливость и слепую доверчивость; 4) опасаться приятия в любой форме большевистской идеологии, в том числе по целям и средствам. Определенная часть эмиграции всерьез задумывается над возможностью соединить «царя и советы», что содержит в себе такое же противоречие, как: правда и ложь, честь и бесчестие, служение и продажность. К этому омуту заблуждений можно отнести представление о большевизме как о планетарной идее или новом виде национального империализма. Современные деструктивные СМИ активно подогревают интерес к лимоновской НБП. А между тем об этом чудовищном идеологическом гибриде  Иван Александрович высказался еще в 1931 году: «Может ли русский националист отстаивать духовное разложение своей родины»? Интернациональное всесмешение – одна  из главных целей большевизма. Со слов Сталина «…нации смешаются и утратят свои особенности, все будут говорить на общем новом языке». Если мы возьмемся дословно истолковать «национал-большевизм», то получим  «национальный интернационализм», выражение, стоящее в одном ряду с «горячим снегом» или «живым трупом». Философ предостерегает русское зарубежье от подобных идейных шатаний: «В пользу советского строя могут говорить только люди, не представляющие себе ту систему лжи, продажности, насилия и террора, с которой исторически отождествился строй советов и в действительности, и в сознании всего населения России». Вместе с тем борьба с прислужниками тьмы не может вестись по принципу «все средства хороши». За этим кроется обычная антидуховная вседозволенность, которая очень легко перерастает в банальный бандитизм. Прозорливость русского мыслителя достойна восхищения. Выписанные им  «рецепты» против чекистской заразы, прямым наследником которой в наши дни является популизм государственников, вещающих о недопустимости «очернения нашего советского прошлого» остались не менее актуальными и сегодня.
     
       

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 729 записей в блогах и 5797 комментариев.
    Зарегистрировался 61 новый макспаркер. Теперь нас 5026684.