МАМА ...продолжение...часть третья

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Влад Валентиныч написал
    5 оценок, 757 просмотров Обсудить (11)

     

                   Барак


           У отца случилось несчастье на работе. Он и мальчик-детдомовец    пошли открывать яму, где хранилась картошка, закопанная на хранение. Мальчик спустился первым и отравился газом. Умер. Отец очень тяжело переживал этот несчастный случай. Но его судить не стали. И он с нами переехал в Чимкент, работал на строящемся свинцовом комбинате плотником. Была весна. Жили мы в землянке, наполовину вырытой в земле. На семью по две двухэтажных полки, как в вагоне, посередине столик или сундук. Нас, меня и Васю устроили в садик, а младшего - в ясли.  . Но я не помню, что ходила в садик и садика не помню.( В мае мне исполнилось семь лет и , наверное, в садик меня не приняли), помню, что ходили по мостику через арык, видела плавающую там змею. Видела огромные очереди в столовую, где мама наша простаивала часами, что бы получить обед. Не помню, как ела. Помню, как забралась однажды на крышу над титаном, который сутками кипел, а из бараков приходили за кипятком. И вот я на крыше, надо мною ветки яблони и зеленые яблочки. Но сорвать не успела ни одного яблочка. Кто-то сбегал за мамой и она, гневная, так ругала меня и не стала мне помогать слезть с крыши. Не помню, как слезла, что было дальше. Наверное, я была голодная и хотела съесть яблочко.

            От плохого питания, тяжелой работы, жизни собачей в бараке, отец обессилел, стал болеть. И мы решили уехать, вернуться домой в деревню. Но отца не отпускали. Он был на хорошем счету. Тогда мама пошла в отдел кадров, чтобы похлопотать за отца и там наткнулась на начальника, имя и фамилия которого была того человека, которого мама хорошо знала у них в районе. Она сказала ему по простому, что хорошо знает того человека  и он не тот. Тогда этот мужик стал зло на нее орать и сказал, чтобы завтра духу ихнего на стройке не было. Иначе будет хуже. Мама испугалась, а тут пришел среди дня отец, тоже напуганный. Собрали манатки и перешли в стоящие недалеко на путях, вагоны.(товарные),  которые потом прицепят к паровозу. Так мы вернулись в свое село Островное.

            Они знали, к чему возвращаются. Сена корове на зиму нет, дров тоже нет, корова не стельная, значит, молока не будет и нечего есть. Но, очевидно, дома родные стены помогают, а если придется умирать от голода, то хоть в родном доме и на родной земле. Отец снова работал в колхозе,  а мама –дояркой на ферме.(хотя у нее были слабые руки). Что только они не делали. Отец работал дни и ночи, чтоб  хоть что-то у кого-то заработать, а мама по степи у нор выливала сусликов, чтоб нас, детей прокормить хоть чем-то. Приносила из леса всякую съедобную траву, из озер - съедобный камыш (рогоз). Устроили меня и брата Васю в детсадик, а Сашу , на втором годике- в ясли. Но мне было уже семь лет и те,  кто работал там (родственники раскулаченных), издевались над нами, детьми. Особенно над теми, у кого родители боролись в Гражданскую  за советскую власть. В обед прогоняли нас на задний двор. Мы, я и братик, ели «калачики»-такие крохотные плоды травы. Потом звали нас на тихий час. Меня и Васю посреди комнаты ставили на колени, а руки за спиной. И заставляли спиной ложиться на ноги. Вася стал плакать (ему шел пятый год) и его отпустили. А у меня получилось,  и даже умудрилась уснуть. Но когда проснулась,  то не могла встать и стала плакать. Дети сбегали за взрослыми, и они подняли меня, но ноги меня не держали. Потом еле-еле отошла. Со мной обращались грубо, кричали, обзывали меня. Когда дома, вечером,  мы голодные просили у мамы поесть- она, почти плача, сказала, что ничего нет .«Да вы там, в садике хоть поилы ,трошки». « Ни мама, мы ничего там ни йилы». Но мама нам не поверила. А братик Саша стал по ночам исходить криками; страшно перепуганный и голодный ребенок.

            Мама не знала, что с ним. Но, однажды, ко мне подошел братик Вася и тихо на ушко сказал, что прибегал мальчик и сказал, что в яслях нашего Санечку держат в темном чулане и он по всем дням там кричит. Я сказала Васе, чтобы он не заметно убежал из садика на работу к маме,  ( он знал- на силосную яму) и сказал маме. Он так и сделал. Когда мама прибежала в ясли, то услыхала сильный крик ребенка. Это был наш Саша, закрытый в темном чулане. Мама ругалась, кричала тоже и забрала Сашу домой. Тогда только она внимательно выслушала нас и поверила всему, что мы ей рассказали. Теперь мы в садик не ходили. Однажды мама сварила в чугунке кашу из пшеницы. И сказала, чтобы мы в обед поели кашу. Но соседские дети как-то узнали про кашу, зазвали нас к себе домой и поочередно занимали нас всячески. Наконец мы пошли домой, чтобы поесть кашу. Когда я достала из печи чугунок, он был не только пустой, но так выскоблен, словно его вымыли. Вечером, когда пришла мама, мы стали ей говорить об этом. Она так расстроилась и, наверное, поругала меня. Но что я могла поделать, ведь они были старше меня, да и еще у таких родителей - Поляковых Семки и Марыны.  Отец наш (сын пришлого русского) не казак, а батрак, да к тому же  в Гражданскую воевал у красных. На нас, детях, отыгрывались, а ему мстили до конца жизни недобитая белая сволочь.

           Мясо суслика было очень приторным, -особенно бульон (очень жирный). Нас даже тошнило,  но есть все время хотелось. Иногда мама пекла коржики, но их есть было нельзя, царапали горло(чуть муки и шелуха проса). Однажды мы так хотели есть и Вася ходил за мной и просил… Но ничего не было. А я вспомнила, что мама испекла коржики и сказала, что это-для Саши и чтоб мы не трогали. И вот я стала искать их и нашла на голландке (печке) около трубы, достала их и ни о чем не думая, мы съели их с Васей вдвоем. Мама хотела покормить Сашу, а коржиков не оказалось. Стала спрашивать меня, а я не сознавалась, отпиралась. Тогда мама сходила во двор, принесла талинку (прут), позвала меня и сказала, чтоб я никогда не врала, а говорила всегда правду, даже если что не так сделаю. Раза - два она стеганула меня по заду больно и сказала, что будет меня больно стегать, если я буду врать. Я созналась, рассказала, что Вася плакал и просил есть. Больше она никогда не наказывала меня, в этом не было необходимости, хотя талинка и была воткнута в притолку для наглядности.

           К стати о сусликах - бабушка рассказывала, что их однажды чуть не убили. У одной семьи украли теленка. Это было по тем временам страшное преступление. Казаки собрались и стали по запаху определять, где варится мясо. Так они вышли на их дом, стали выламывать колья, чтоб учинить самосуд. Один старый казак их остановил и зашел в дом. Там он увидел сусличьи шкурки. Он их взял и вышел к людям. После этого они ушли дальше. Но вора все  таки не нашли, видать       был из другого села.(Владимир-бабушкин внук).

    Первое сентября 1932 года. Дети пошли в школу. И мои две подружки -тоже. Одна на год, а другая на два года старше меня. Мне семь лет, но с семи в школу не принимают. А у мамы была привычка будить нас утром стихами:

    -Дети, в школу собирайтесь,

    Петушок пропел давно.                                                                 

    Поскорее собирайтесь,

    Смотрит солнышко в окно!

            Я хочу пойти в школу, но меня не принимают. Но я все-таки бегу и в коридоре под дверями стою и слушаю, что там говорит учительница. Завуч прошла мимо меня раз, другой, третий, наконец спросила, почему я хожу и стою под дверью:-« Ты так хочешь ходить в школу? Ну хорошо, пусть мама твоя придет, мы поговорим». Я прибежала домой и рассказала маме. Но она не хотела идти. Но потом  все-же согласилась. Меня приняли в первый класс,  и 1 октября я первый раз пошла в первый класс.

            Парты были деревянные, самодельные и длинные-предлинные. Меня посадили на последнюю парту. Я слушаю уроки внимательно, а когда учительница задает вопросы классу, я поднимаю руку, чтобы ответить. Но она меня не спрашивает. Наконец,  все-же снизошла, а когда я ей ответила, то посадила меня на первую парту. Видно, я так старалась, так хотела учиться…

             Это было весной 1933 года. Мама ушла на Мыдянку к крестной и бабушке, а мы остались дома. Вася ушел на улицу. Вдруг прибегает мальчишка и кричит: - «Нинка, Нинка, там, на речке, на Сухой Васек тонет». Я побежала туда, уже мостик разобран, а через весенний ручей перекинуто бревно, а на нем лежит Вася, обхватив его руками. Руки и ноги в ледяной воде. И страшно кричит. Были люди на той и на этой стороне, но никто не стал спасать ребенка (сына батрака красного). Я отбежала подальше от воды и там, где лед был покрепче, побежала по нему, а он проваливается под ногами. Перебежала и бегом к матери:      

     -« Васька тонет там, на бревне!». Мать кинулась бежать туда и стала кричать и просить, чтоб кто-нибудь спас ребенка. Все ж  нашелся добрый или совестливый казак. Слава Богу, не утонул наш Вася.

    Те двое мальчиков спасли и Сашу в яслях и Васю.

            Лето 1933 года. Мне 8 лет. Я окончила первый класс. Наверное, к концу лета родители, словно испуганные, стали собирать вещи в узлы. Подошла грузовая машина. Погрузили все на нее, и мы поехали. Переехали в село Новочеркасское. Наполовину татарское. И поселились на квартире в татарском доме. В двух комнатах. Вместо мебели-нары. В сенях поместили корову. А чем ее кормить, это забота отца, а чем печь топить, это тоже его забота. Бедный наш отец!  Семь лет войны на Германской, Гражданской, контуженный, надышался газов. Раненый. Без него умерли родные, и потерялась жена с детьми. Во втором браке умер совместный с мамой нашей сынок, еще младенцем.… И все эти годы голод, поездки, нужда, заботы и какие-то страхи. 

             В нашем доме после нашего отъезда поселился «партком» - так звали районного партийного работника. Но потом он переехал тоже сюда, в МТС.

            Зима. В комнате тепло. Саша, ему 2,5 года в одной рубашонке стоит у нар босыми ножками и жалобно плачет. Я увидела, как из заднего прохода повисла кишочка и уже большая. Я так напугалась! Мамы не было дома. Я, должно быть, знала, куда она пошла и, не одевшись, зимой по морозу побежала что есть мочи. Во дворе уже кричала: - «Шурик! Шурик!..». Она выскочила, узнав, и тоже побежала, а я потихоньку пришла, переживши страшный испуг.

            У Саши ослабела кишочка. Зубки росли и сразу выпадали, болели десны. Мама сама лечила ему цингу. Её научили, и она сделала так: в мед насыпала синего купороса, разогрела докрасна кочергу, всю смесь мешала этой кочергой, а потом этой «гремучей» мазью мазала Саше десна. Как он, бедный, кричал по - страшному... Но десны вылечились. Зубы нормально стали расти. А в три года он стал таким тяжелым карапузом, что мама стала запрещать носить его на спине «чок-чок».

            Ну вот, еще зимой  из татарской хаты мы перешли в землянку, а летом в дедушкину деревянную хатку. Ходили поливать огород, а мы, дети, купались в озере. Шли домой, а Саша попросился чок–чок. Я хотела его взять, а мама не разрешила. Он сел в пыль на дороге и стал кричать.  А мама ушла, а мне строго-настрого запретила брать его на спину. Мне было уже 9 лет, но была я очень худенькой. Когда мама ушла далеко, я уговорила его, посадила на спину, и мы пришли домой. Мама, наверное, меня и его поругала, а он, возможно, понял, в чем дело, но после этого перестал проситься на спину.

            По этому поводу у меня был много лет спустя аналогичный случай. Приехал я летом (как всегда – один) на каникулы к бабушке. Дед тогда работал в Крючковке, строил племяннице деревянный дом.  Бабуля побоялась, что его объегорят или он пропьет все деньги и решила ехать в Крючковку. Все бы ничего, да была на ее попечении внучка Наташа, моя двоюродная сестра, дочь дяди Васи. Мать ее тяжело болела и за ней смотрела бабушка. Было ей два года, а мне десять лет. Дядя Вася работал на заводе, а со мной она почему-то на целый день ее  оставлять опасалась   ( хотя моя мать оставляла меня с сестрой с двух ее лет).

    Вывела она нас за станцию Саракташ. Перешли через линию и стали ждать попутную машину на Островную. Подошла бензовозка и мы на ней поехали. До Островного верст сорок, но ехали часа два. Дорога шла по холмам. Приехали в Островное. Теперь нужно было идти пешком версты три. Наташка устала, стала капризничать. Бабушка взяла ее на руки, но руки у нее были слабые и она скоро устала. Тогда я ее взвалил на закорки и попер. Тащу метров триста, потом отдыхаем. Дошли до Урала, докричались лодочника, переплыли на другую сторону. Часа два прошло. Идти еще версты две, но Наташка идти отказалась. Орала по черному:-«Хочу перти». То есть, что бы мне ее переть. Бабушка ее ругала, хотела наказать, но я любил ее и уговорил, чтобы она разрешила ее нести. Так две версты и пер ее, а бабуля по пути рассказывала нам сказки и рвала съедобную траву (Борщовку, козелки ,дикий лук и чеснок). Пришли в Крючковку, прошли мимо нашего старого дома, но там был уже сруб другой и жили другие люди. Прошли по улице, по которой я в двухлетнем возрасте шел пьяный, повернули направо, прошли площадь и пришли к деду. Ночевали в каком-то сарае. Рано утром, забрав деньги, тем же путем уехали домой. И опять всю дорогу мне пришлось ее переть, да к тому же еще через весь Саракташ. Володя.

     


    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 11 комментариев , вы можете свернуть их
    Алла Мироненко # написала комментарий 23 октября 2012, 10:46
    С большим интересом читаю эту повесть, написанную от чистого сердца и глубокой души. Спасибо.
    Влад Валентиныч # ответил на комментарий Алла Мироненко 24 октября 2012, 05:13
    О маме еще на два раза осталось...потерпи немного...)))) Спасибо, что не забываешь....
    Алла Мироненко # ответила на комментарий Влад Валентиныч 24 октября 2012, 09:14
    Ты плохо сказал, даже в шутку...)
    Евдиния * # написала комментарий 23 октября 2012, 13:04
    Очень тяжелые воспоминания...Спасибо.
    Влад Валентиныч # ответил на комментарий Евдиния * 24 октября 2012, 05:14
    Я их уже какой раз переживаю....
    Евдиния * # ответила на комментарий Влад Валентиныч 24 октября 2012, 19:19
    оно стоит того, Влад!!!
    Владимир Романовский(Мирской) # написал комментарий 23 октября 2012, 19:01
    Спасибо,Влад. Интересный рассказ. Ждем продолжения.
    Влад Валентиныч # ответил на комментарий Владимир Романовский(Мирской) 24 октября 2012, 05:14
    Продолжение будет... спасибо...
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 568 записей в блогах и 5139 комментариев.
    Зарегистрировалось 193 новых макспаркеров. Теперь нас 5029581.
    X