Борьба ительменов (камчадалов) с российским колониализмом

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Соломія Новацька перепечаталa из garmatny.blogspot.com
    4 оценок, 138 просмотров Обсудить (0)

     

    Колониальная политика Московии на Камчатке

     

    Владимир Атласов с казаками устанавливает крест возле реки Канач в знак захвата Московским царством

      После похода Владимира Атласова в 1697—1701 годах ительмены были насильно подчинены царю Московии. Эксплуатация порабощенного народа была очень жесткой, о чем сохранились свидетельства выдающегося ученого Георга Стеллера.
      Главной формой зависимости была выплата ясака – налога выплачиваемого в царскую казну мехом ценных пушных животных. Охота на этих зверей дело нелегкое, требующее от охотника огромных трудозатрат и хорошей подготовки.
      Размеры ясака ложились тяжким бременем на коренные народы Севера. Проблема усугублялась тем, что помимо государственного рэкета – ясака, представители колониальной московской администрации взимали поборы на свои нужды – чещину.
      Нередко чещина превышала размеры государева ясака. Таким образом, коренное население принуждали платить дань, вдвое, а то и втрое, превышавшие спускаемые из Кремля нормы.
      Но одними ясаком и чещиной дело не ограничивалось. Служивые московиты требовали поставлять продукты питания, шкуры не ясачных животных для одежды и прочее, в зависимости от потребностей оккупантов.
      Поскольку господам колонизаторам не гоже было марать свои белы рученьки грязной работой по хозяйству, то для холопского (рабского) труда обрекали на неволю женщин и детей коренного населения.
      Московиты не могли предложить народам Сибири и Дальнего Востоканичего, кроме грубого принуждения. Товаров для обмена у них имелось не много. Тому причиной было отсутствие промышленного производства на Московии. Да и то что производили кустарным способом, из-за высоких транспортных расходов имело непомерно высокую цену, и как следствие – отбивало у народов Севера всякое желание вести с московитами торговлю или обмен.

    Г.-Т. Паули. Представитель народа ительменов. "Этнографическое описание народов России. СПб, 1862 г.

    <ins class="adsbygoogle adsbygoogle-noablate" style="display: block; margin: auto; background-color: transparent;" data-ad-format="auto" data-ad-client="ca-pub-4968925570963844" data-adsbygoogle-status="done"><ins id="aswift_5_expand" style="display: inline-table; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"><ins id="aswift_5_anchor" style="display: block; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"></ins></ins></ins>


      Поэтому государевым людям было выгоднее вести оружие с боеприпасами для отрядов колонизаторов, нежели мануфактуру (коей и не было) или водку для торговли с туземцами. Зачем торговать, когда можно просто забрать?
      Такое отношение к своим колониям сохранилось у московитов по настоящее время. До сих пор на большей части Севера отсутствуют дороги и прочие блага цивилизации, которые не служат целям выкачивания природных ресурсов края.
      Московиты оправдываются суровыми климатическими условиями, но сравнение с развитой инфраструктурой Аляски, показывает всю лживость подобных оправданий.
      Коренное население Сибири отвечало на все попытки порабощения отчаянным сопротивлением. Не стали исключением и камчадалы (ительмены).

     

    Восстание 1706 – 1711 годов


      Первое восстание ительменов произошло в 1706 году. Народное возмущение охватило всю Камчатку. Был сожжен Большерецкий острог, уничтожены сборщики ясака и ясачные книг, захвачена ясачная казна и оружие с боеприпасами колонизаторов. На помощь восставшим ительменам пришли айны, которые подвергались московитами такой же жестокой эксплуатации.

    Неизвестный художник. Портрет Владимира Васильевича Атласова


      Царской администрации, во главе с Владимиром Атласовым, пришлось приложить немалые усилия для подавления возмущения порабощенных Москвой народов. Лишь в 1711 году восстание было подавлено. Для тех малолюдных мест, погибло много местного населения и колонизаторов. Например, в донесении служивых отмечалось, что 23 мая 1711 года, они побили столько «дикарей», что запрудили Большую реку их трупами.
      Царская администрация не стала учитывать понесенные коренным населением потери, и требовало выплаты ясака и за живых, и за мертвых.
      Насилие не сломило вольнолюбивый дух ительменов. Исследователь Камчатки Степан Крашенинников в своем главном произведении отмечал, что местные жители не были покорены, и до «бунта» 1731 года всегда в измене были. (Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. - М.-Л.: Изд-во Главсевморпути, 1949. – С. 479). Под бунтом, академик из Санкт-Петербурга подразумевал самое крупное восстание ительменов против Российской империи.

    <ins class="adsbygoogle adsbygoogle-noablate" style="display: block; margin: auto; background-color: transparent;" data-ad-format="auto" data-ad-client="ca-pub-4968925570963844" data-adsbygoogle-status="done"><ins id="aswift_6_expand" style="display: inline-table; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"><ins id="aswift_6_anchor" style="display: block; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"></ins></ins></ins>

     

    Восстание 1731 – 1732 годов


      14 марта 1730 года чукотские воины на реке Егач разгромили вторгшийся на их земли отряд Афанасия Шестакова. В непродолжительном сражении чукчи разбили экспедицию из 144 человек, захватили трофеи. При незначительных потерях чукчей, погибло около 30 колонизаторов, включаю Шестакова. Сопровождавшие их «инородцы» сразу пустились наутек. Для тех слабо населенных мест масштабы сражения были внушительными.

    Коряки под залпом московских мушкетов


      Весть о крупнейшем поражении оккупантов разлетелась по всем необозримым просторам Севера. Мысль о том, что захватчиков можно и должно бить, вдохновила ительменов на борьбу с оккупантами.

    <ins class="adsbygoogle adsbygoogle-noablate" style="display: block; margin: auto; background-color: transparent;" data-ad-format="auto" data-ad-client="ca-pub-4968925570963844" data-adsbygoogle-status="done"><ins id="aswift_7_expand" style="display: inline-table; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"><ins id="aswift_7_anchor" style="display: block; border: none; height: 194px; margin: 0; padding: 0; position: relative; visibility: visible; width: 776px; background-color: transparent;"></ins></ins></ins>


      Благоприятным обстоятельством для восстания стало отбытие вооруженной до зубов экспедиции Витуса Беринга с земли Камчатской. Сразу по отплытию бота «Гавриил» ительмены атаковали небольшие острожки колонизаторов по всему полуострову.
      Успехи вдохновили ительменов на штурм Нижнекамчатской крепости – главного форпоста оккупантов в крае. Нижнекамчатск был укреплен высоким частоколом и рвом, имел большой гарнизон – по местным меркам это было очень серьезное укрепление, особенно если учесть отсутствие артиллерии и осадной техники у повстанцев.
      Природная сметка ительменов помогла захватить крепость без высоких военных технологий. Дело в том, что дом местного попа находился за пределами укреплений. Представители московской церкви были существенной составляющей политики колониального угнетения. Поэтому коренное население не испытывало каких-либо сантиментов к попам. уничтожавших святыни ительменов, и объявлявших их родных богов «бесами».
      В прекрасную темную ночь 21 июля 1731 года дом носителя «духовным скреп» вспыхнул ярким пламенем. Из Нижнекамчатской крепости на выручку своему идейному вдохновителю устремились солдаты гарнизона.
      На помочь ничем не смогли – по пути наткнулись на засаду повстанцев. Колонизаторы быстро оценили ситуацию и повернули восвояси. На их плечах в крепость ворвались ительмены.
      Угнетатели ощутили на себе всю ярость народа, который они подвергали нещадной эксплуатации. Оккупантов не спасли ни пушки, ни ружья, ни ручные бомбы. Вооруженные холодным оружием повстанцы ликвидировали всех обнаруженных обитателей Нижнекамчатска.
      К несчастью для восставших, бот «Гавриил» отчаливший в плавание 20 июля, не ушел далеко. Спасшиеся бегством остатки гарнизона Нижнекамчатска смогли попросить капитана судна о помощи.

      Для подавления «бунта» капитан бота выделил 87 хорошо вооруженных служивых, снабдив их двумя большими пушками и двумя мортирами, стрелявшими нашпигованными порохом бомбами.

      Повстанцы в Нижнекамчатске отказались сложить оружие. Они предпочли смерть московскому рабству. Окруженные ительмены, заперлись в ясачной избе, подожгли хранившийся в ней порох. В охватившем весь острог пожаре они сгорели заживо.
      Капитан бота «Гавриил» Генс отложил морское путешествие, и решил задержаться на Камчатке до полного подавления выступления камчадалов. Экипаж и орудия бота были весомым аргументом в деле «добровольного присоединения к Москве» народов Камчатки.
      Люди Генса принялись восстанавливать у ительменов «русский мир». В отчетах карателей встречаются упоминание о том, как местные жители сжигали свои дома вместе с оккупантами, либо, не желая сдаваться колонизаторам, лишали жизни себя и членов своих семей. В Израиле воспевают жертвенность сикариев Масады, но мало кто в мире знает и помнит об аналогичных действиях повстанцев небольшого народа Камчатки.
      Оккупанты не церемонились с местным населением. Карательная экспедиция во главе с пятидесятником Штинниковым прошлась по камчатской земле огнем и мечем. Историк Александр Сгибнев отмечал, что в первом походе людьми Штинникова «перебито и переколото иноземцев без всякой причины человек 170; в плен взято жен и детей их 220; да в живых осталось человек до 100». То есть расправа была произведена над людьми, не оказавшими никакого сопротивления, и возможно, вовсе не участвовавшими в восстании.

    Ительмены


      В октябре 1731 года недалеко от острога Малый Канач ительмены уничтожили небольшой отряд сына боярского Назара Колесова.
      В конце того же года отряд Сапожникова захватил небольшой острог ительменов на сопке возле Бобрового моря у Жупановой реки. Все оставшиеся в живых защитники укрепления попали в плен.
      12 апреля 1732 года отряд Штинникова подошел к острогу Авач. После ожесточенного сражения, каратели захватили острог. В неравном бою сложили головы 62 защитника Авача, в живых осталось лишь шесть ительменов.
      Узнав от пленных, что в остроге не было вождей восстания – Вахлыча и Канача-младшего, Штинников отправился на их поиски.
      6 мая каратели обнаружили повстанцев на камне Отпрядыш в Авачинской бухте. Ительмены успели соорудить небольшие укрепления, благодаря чему отбили первый штурм московитов. На руку повстанцам сыграло волнение на море, осложнившее отряду Штинникова переправу и штурм Отпрядыша.
      Тем не менее, повстанцы были взяты в осаду, и через неделю, изможденные голодом и жаждой, вынуждены были сдаться.
      На радостях московиты убили Канача и 20 ительменских бойцов. Остальные сорок воинов, включая их предводителя Вахлыча, были взяты в плен.
      К лету 1732 года колонизаторы подавили восстание ительменов. Часть не покорившихся камчадалов ушла на Курилы, оставшиеся повстанцы, укрепились на острове в районе реки Хайрюзовой. Московиты отложили штурм этого острога до подхода подкрепления из Якутска.
      После подавления восстания началось следствие. Комиссия, возглавляемая майором Павлуцким, тем самым, что прославился своей жестокостью в войнах с чукчами, установила факты многочисленных злоупотреблений властью государевых людей.
      За то, что чещину брали не по чину, были повешены 4 служивых, да еще 61 выпороты. За участие в «бунте» на виселицу попали 9 ительменов, и 44 биты кнутом. В память о расправе учиненной комиссией Павлуцкого, в фольклоре ительменов осталась поговорка: «Чего нам быть невеселу, когда нас всех повесили».
      Ительмены не смирились с поражением. В 1741 году вспыхнуло новое восстание камчадалов на западном побережье Камчатки. Оно не имело размаха выступления 1731 – 1732 годов, но доставило немало хлопот колонизаторам. В 1745 – 1749 годах ительмены поддержали крупное восстание коряков. Впрочем, эта история заслуживает отдельного повествования.

    Литература:

    1. Сгибнев А. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке. 1650 – 1855. СПб.: Морской сборник, 1869. № 4 – 8.
    2. Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII в.: сб. арх. материалов / под ред. Я.П. Алькора и А.К. Дрезено. - М.-Л.: Изд-во ин-та народов Севера ЦИК СССР, 1935.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?