Фаворитку Ротшильда в России посадили за аферу с полотнами знаменитостей

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Екатерина Иванова перепечаталa из www.mk.ru
    1 оценок, 385 просмотров Обсудить (10)

    — У меня была потрясающая жизнь во дворце Ламбер на острове Сен-Луи, в окружении картин Рембрандта и Моне, в месте, где хранятся бесценные сокровища разных эпох... — молодая женщина вспоминает свое удивительное прошлое. Ее рассказы сильно отличаются от всего, что мы обычно слышим. И они о самой влиятельной семье на планете, интерес к которой также вечен, как интерес к легендам — Ротшильдах (представителей этой династии банкиров называют тайными властителями мира).

    Русская воспитанница Ротшильдов Ольга Бокадорова, вернувшись на родину, подверглась уголовному преследованию. По версии следствия и суда, она и ее мать (та была советником Ги де Ротшильда) обманули покупателя при продаже коллекции картин.

    В одной жизни она встречалась с английской королевой, шейхами и президентами в замке Ротшильдов. В другой - с надзирателями, заключенными и ...крысами в СИЗО города Рыбинск.

    В одной жизни в ее распоряжении был целый флигель во дворце Ламбер. В другой — ей не досталось даже кровати в сырой мрачной камере, и спать приходилось на матрасе, на полу.

    Если вы соскучились по невероятным историям — то вот она, в материале обозревателя «МК».

    Хотя в чем состоит мошенничество, и какое к нему имеет отношение Ольга Бокадорова, так никто и не понял Ольга Бокадорова привезла в редакцию станинные гравюры, которые изъяли во время обыска, но потом вернули

    Русский след в жизни Ротшильда

     

     Ольгу Бокадорову привел в редакцию доктор юридических наук Анатолий Пчелинцев. В прошлом военный прокурор, он в годы СССР занимался расследованиями громких запутанных дел. Так вот даже он признается: если бы не изучил все материалы этой истории, никогда бы сам не поверил в ее реальность. Да и в реальность главной героини Ольги сложно поверить. Но вот она сидит передо мной, говорит по-русски, лишь иногда вставляя красивые фразы на французском. 

    Мать Ольги Наталья Юрьевна Бокадорова, в девичестве Казарновская — известный филолог (забегая вперед, скажу: в приговоре столичного суда сказано, что она выдавала себя за доктора наук, но якобы не являлась им. В действительности Бокадорова еще в 1989 году блестяще защитила диссертацию на тему «французская лингвистическая традиция», 10 лет работала страшим научным сотрудником в Институте языкознания Российской Академии наук — прим. автора).

    Ее родная сестра — известная оперная певица Любовь Казарновская. Наталья и Любовь — дочери генерала Юрия Казарновского и филолога Лидии Буткевич. 

    В начале 90-х году Наталью Бокадорову пригласили читать лекции в университет Сорбонна в Париже об истории французского языка. Вскоре за ряд публикаций она стала лауреатом премии Французской академии наук. Премию ей вручал барон Ги де Ротшильд.

    Эта встреча стала судьбоносной для Натальи. Ротшильд сказал, что потрясен ее научными трудами и умением доносить знания до широкой аудитории, и... предложил ей стать своим советником по России. Сразу оговорюсь, в то время была еще жива его супруга Мари-Элен, так что предложение было исключительно деловым. 

     

    Небольшое историческое отступление: до 1913 года Ротшильды были тесно связаны с Россией. По соглашению с императорской семьей они занимались облигациями и продажей русского золота, по всей стране открывали свои банки. А потом почти век миллионеры никак не взаимодействовали с Россией напрямую. Впрочем, интерес к сверхдержаве, у них, разумеется, оставался. И вот все свои тайные мысли (или замыслы) по поводу России Ги де Ротшильд обсуждал с Натальей Бокадоровой.

    — Я не знаю, о чем именно они с ней говорили за закрытыми дверьми, но в числе прочего, например, мама перевела на русский язык его книгу, — рассказывает Ольга. – Потом она перевела его автобиографию, наполнив ее своими впечатлениями от бесед с ним. Она организовала две его поездки в Россию, в которых была вместе с ним.

    Цитата:

    «У камина дворца Ламбер в Париже, в китайской гостиной, под журчание ароматных чайных ручейков, струились мои беседы с одним из великих свидетелей ХХ века, и беседы эти длились долго. Но мы не наблюдали часов.

    ...Ги де Ротшильд прожил долгую и невероятно богатую событиями и размышлениями жизнь. Само его имя, сама принадлежность к легендарному банкирскому дому, сразу же будоражат нашу фантазию, вызывают в памяти образы Ротшильдов, созданные Бальзаком, Достоевским...»

    Наталья Бокадорова.

    Ольга и Ги де Ротшильд во время поездки барона в Москву

    «Барон был экономичный»

     

    — Когда мама привезла меня во Францию, мне было 6 лет, — продолжает Ольга. – Сначала мы жили в отдельной квартире в Париже. В первый раз я попала в дом Ротшильдов на Новый год. Мари-Элен подарила мне тогда шикарную горностаевую накидку. Потом мама часто брала меня с собой, когда ездила к ним.

    Ольга вспоминает свое детство в окружении барона и его семьи во всех деталях. Ее рассказы пропитаны теплом к супругам Ротшильдам, которые были гостеприимными хозяевами и верными друзьями. 

    — Летом мы бывали вместе с четой Ротшильдов в их Нормандском замке, — продолжает она. — С ними всегда было не меньше 30 человек прислуги. И часто у них жили близкие друзья. К нам же с мамой они относились как к друзьям. Барон и его жена Мари-Элен (совершенно очаровательная женщина) очень уважали маму за ее рассудительность и интеллект, считали человеком энциклопедических знаний. Когда барон оставлял маму с гостями, то говорил им: «Это уникальная женщина, она вам сейчас историю России и Франции за 5 минут расскажет!» На меня Ротшильды смотрели с теплотой почти как на внучку. Барон меня и баловал, и ругал. Ругал обычно, если я не доедала. Он говорил: «Столько людей в мире голодают, а ты оставляешь еду на тарелке». Он вообще был экономичный, как это не странно звучит.

    Ротшильд, можно сказать, участвовал в воспитании Ольги. Он советовал ей, какие книги читать (особенно настаивал на рассказах Мопассана, причем, у него всегда был томик под рукой). Он брал ее с собой, когда ходил на выставки в музеи. Впрочем, в его собственной коллекции были картины и гравюры, которыми не может похвастаться большинство самых крупных музеев мира.

    — И это притом, что Эдмон де Ротшильд подарил 30 тысяч уникальных гравюр Лувру в 1935 году, — говорит Ольга. —  Вообще он привил мне любовь к гравюрам. Я могу вам о них рассказывать часами. 

    Когда Ольга с мамой уезжали в Россию, то Ротшильды присылали им открытки и письма. Ольга бережно хранит их все.

    Чем старше Ольга становилась, тем больше участвовала в деловой части жизни Ротшильдов. Помогала организовывать приемы, балы. 

    — Барон про меня говорил, что я авторитарная, люблю командовать. Потоум и доверял мне такие дела. А когда Мари-Элен умерла, мы с мамой переселились во дворец Ламбер. Во флигеле у нас была гостевая квартира (с одной стороны располагалась наша, с другой – друга барона Алексиса де Реде). В то время Ги де Ротшильду было 86 лет, маме - 46. Он смотрел на нее с обожанием.

    Работа «Красные крыши»

    «Изнанка» дома сказочного богача

    Ольга открывает фотоальбом, где много снимков семьи Ротшильдов и мамы. И снова заметно, как ей приятно вспоминать эти дни, и эту свою сказочную жизнь:

    — Вот барон со своими скакунами. У него они были лучшими в Европе. Но они кусачие, поэтому мне он не давал их гладить. Английская королева, кстати, страстная лошадница, и они на этой почве дружили. Но вообще она приезжала, как я поняла, советоваться по разным финансовым делам. Ги де Ротшильд был влиятельным финансистом.

    — И вы с королевой Елизаветой тоже виделись?

    — Да. При встречах делала реверанс, как полагается.

    А вот на этой фотографии французский модельер Ив Сен-Лоран, который не просто одевал барона, но был его другом. Это Карл Лагерфельд. Однажды Ротшильд устроил сюрреалистический бал (мы тогда еще не дружили и нас не было на мероприятии, но он много рассказывал о нем). Вот на фото Мари Элен в образе плачущего оленя, Алексис де Реде во вращающейся маске, Одри Хепберн «в клетке», баронесса фон Тиссен с «двумя головами»... Все высшее светское общество с радостью приходило в дом Ротшильдов. Не на всех, но на многих приёмам мы с мамой тоже были. В общем, посчастливилось увидеть многих знаменитостей.

    — Президенты разных стран у него бывали?

    — Конечно. Вся власть вращается вокруг финансов. Кстати, Жорж Помпиду, занимавший пост президента Франции, считался ставленником семьи Ротшильдов. Он работал в их банках до того, как бы избран главой страны. Нынешний президент Эммануэль Макрон два года (в 2008-2010) работал в банке Ротшильдов. Его считают ставленником сына барона — Давида, который заметил его и помог сделать головокружительную карьеру.

    — Из чего состоял день Ротшильда?

    — У него был жесткий режим, все по часам. Он рано вставал, много гулял, много читал, писал. Он не пользовался мобильным телефоном. Вместо этого писал по старинке записочки, которые помощники разносили по адресам. Бывало, мама только проснется, а ей уже от него записку несут, где сказано, что они сегодня будут с ней делать.

    — Он был с чувством юмора?

    — Несомненно. Иногда отпускал скабрезные шуточки (я запомнила одну про то, как оседлать женщину и коня). Вообще же у него был непростой характер. И с мамой он мог поругаться. Потом записочки писал ей с извинениями. Мама никогда перед ними не заискивала, не лебезила, вела себя свободно.

    …Мы продолжаем рассматривать фотографии.

    — На этих снимках похороны Мари-Элен 6 марта 1996  года, - комментирует Ольга. — Попрощаться пришли Ален Делон, мадам Помпиду, мадам Ширак…сокращения выдачи турвиз россиянам.

    А вот тут снимки поездки барона в Москву. Он тогда в первый раз приехал в Кремль. Побывал в Свято-Даниловом монастыре, выступил в Доме Ученых.

    А вот любимая собачка Ги. Он обожал такс (а вот я их просто терпеть не могла). С ней он, кстати, в Москву приезжал. Она кусала всех, кроме него. И она же стала, по сути, причиной его смерти: он споткнулся об нее, упал и сломал себе шейку бедра, после чего вскоре умер. Знаково, что он скончался в День России – 12 июня. С нашей страной, которую он считал великой державой, его связала даже смерть.

    Виды дворца Ламбер... После смерти Давид продал его. Так жаль… Барон хотел, чтобы там был музей, и чтобы я стала директором, предварительно отреставрировав дворец.

    После смерти Ги де Ротшильда Ольга с мамой вернулись в Россию, но часто ездили в Париж, где у них оставалась квартира.  

    В Москве Ольга жила обычной жизнью: вышла замуж за врача, работа в сфере искусства. До сих пор в разных городах проходят организованные ее выставки и инсталляции – она придумала, как оживить картины в металле.

    Все изменилось буквально в одночасье.

    Мать Ольги Наталья Бокадорова в Париже

    22 картины и одно странное дело

    Наталья Бокадорова с детства любила живопись (дом ее бабушки с дедушкой располагался в Антипинском, а ныне Колымажном переулке прямо напротив Пушкинского музея, где она проводила много времени). Благодаря своему мужу, который работал в советские годы на предприятии по золотодобыче и получал большие по тем временам деньги, Наталья начала коллекционировать картины XVIII-XX веков. В ее собрании были полотна Левитана, Саврасова, Клевера и другие известные русские художники. 

    В период работы и жизни у Ротшильда ее коллекция пополнилась десятками картин.

    — Мама хорошо зарабатывала у Ротшильда, так что она сама покупала на аукционах и биеннале живописные полотна, — настаивает дочь.

    Картины и другие произведения искусства Бокадорова привозила в Россию. Здесь требуется справка:  ни одно произведение искусства не может пересечь границу РФ без того, чтобы его не осмотрели на таможне специалисты. Эксперт Минкульта фотографирует каждую ввозимую вещь, ставит штампы и т. д. Так вот, во ввозимых документах было сказано, что картины — неизвестных художников, в том числе периода импрессионизма (кроме одной —авторства Теодора Гюдена, которого, кстати, очень любил Николай I). 

    — В 2013 году помощник в прошлом высокопоставленного чиновника позвонил нам на московский домашний телефон и сказал, что разыскивает маму для того, чтобы выйти на Ротшильдов, — вспоминает Ольга. — Мама встретилась с ним  в Москве. И она организовывала ему встречу с Давидом Ротшильдом для одного проекта. Но на этом контакты не закончились. Экс-сановник сказал, что его жена — филолог, она знает маму и мечтает познакомиться с ней. Познакомились, на нашу беду... Я была в тот день вместе с мамой, потому, что вообще часто сопровождала ее (она серьезно болела). Мама рассказала ей о жизни во Франции, о своих научных работах и о живописи. Оказалось, что супруга чиновника также обожает живопись. Они стали общаться. Мама пригласила ее в гости к нам домой. Та  пришла вместе с дочерью.  Увидев картины, гравюры, старинную бронзу, фарфор музейного уровня, она поохала и изъявила желание купить кое-что. Мама согласилась. 

    В общей сложности жена экс-чиновника купила у Бокадоровой 22 картины. Но история на этом не закончилась. Женщина  неожиданно появилась через два года и потребовала отдать ей деньги, поскольку якобы картины – фальшивка. 

    «А как же картины? – спрашивала мама. - Верните их и все отдадим». Мама готова была сделку расторгнуть. Но та не ответила, а куда-то пропала.

    Из материалов дела:

    «Достоверно зная о том, что потерпевшая не обладает специальными познаниями в области искусства, Бокадорова Ольга и Наталья сообщили ей о наличии картин, выполненных известными художниками 19-20 веков, что не соответствовало действительности».

    В 2015 году Наталье Бокадоровой позвонили   из полиции, просили явиться на опрос. Она не смогла, потому что уже тяжело болела. 21 декабря 2016 года было возбуждено дело по 159 части 4 «мошенничество в особо крупном размере» против «группы лиц». «Группой» были Оля и ее мама, которые об этом даже не догадывались. Наталья Бокадорова так и не узнала, что она обвиняется в мошенничестве. 

    — Мама умерла 24 марта 2017 года, — рассказывает Ольга. — Спустя 3 месяца в квартиру ворвались восемь человек сотрудников полиции. Они забрали все картины, гравюры и все документы на них. Мне предъявили постановление, из которого следовало: я обвиняюсь в продаже картин. Сначала это казалось шуткой. Картины продавала мама, причем тут я? И причем тут уголовное дело, если это гражданско-правовые отношения – сделка купли-продажи? И не понятно, в чем мошенничество? В общем, какой-то сюрреализм.

    Но дело закрутилось. Следователь, который его вел, в обвинении написал, что Бокадорова препятствовала потерпевшей провести независимую экспертизу, и при этом сам же приобщил результаты экспертизы, которая это опровергает.  

    — Эта женщина перед покупкой забирала картины и отдавала специалистам итальянской компании, которые брали соскобы, делали химический анализ, — говорит Ольга. — Иногда она месяц держала картину и после этого говорила – берет или нет. Итальянцы под руководством главного специалиста в мире Клаудио Фалькуччи подтвердили их подлинность — принадлежности к той или иной художественной школе (фламандская, итальянская, французская и т д). Более того, они написали про одну из работ, что она, возможно, относится к раннему Гогену, про вторую, что это предполагаемый Ренуар (технически и по стилю не нашлось противоречий) и подтвердили авторство Камиля Писсарро (одна только его картина стоит 2- 3 миллиона долларов). 

    Следствие и суд опирались на экспертизу ГосНИИР​, работники которой являются специалистами в области иконописи, но не импрессионизма. Согласно ней, 20 картин не подлинные, а две (Теодора Гюдена и Симона Тудуза) были проданы по завышенной цене.  Все картины они оценили в районе 20 тысяч рублей за штуку, а Гюдена — в 600 тысяч. 

    — Про завышенную цену на картины я бы задал гипотетический вопрос: как быть с основополагающим принципом гражданского права — свободы договора? — говорит Пчелинцев. — Как стороны договорились, столько вещь и стоит. Или мы опять вернулись к плановой экономике и фиксированным ценам на товары, в том числе на произведения искусства? И эти цены теперь определяют следователи и судьи? Авторство картин Теодора Гюдэна и Симона Тудуза подтверждено, но суд вменяет «завышенную цену» на них как мошенничество?! Где здесь здравый смысл? Картины принадлежали Бокадоровой Наталье Юрьевне, ее дочь ими не распоряжалась, в 2013 году она ими не владела, к сделкам отношения не имела и лишь иногда сопровождала маму. 

    Из приговора Дорогомиловского суда от 6 августа 2020 года:

    «Бокадорова Ольга признана виновной в совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, а именно, в том, что действуя путем обмана совместно с Бокадоровой Натальей в период с 27 июля 2013 года по 14 марта 2014 года совершила хищение денежных средств, принадлежащих потерпевшей, на общую сумму 67 831 293 рублей».

    Интересно, что по приговору суда Ольга должна была и деньги вернуть (причем, в два раза больше того, что указывало обвинение  - 130 миллионов), и оставить ей коллекцию. 

    — Это парадокс, — говорит Пчелинцев. – Есть такой термин «незаконное обогащение». Приговор, который постановлял и деньги вернуть, и коллекцию оставить, позволял незаконно обогатиться. 

    Статья о Наталье Бокадоровой и ее фото во дворце Ламбер

    Рыбинская узница

    Но деньги в этой истории не главное. На карту были поставлены жизни.

    Сразу же после того как прокурор запросил Оле 4,5 года колонии, ее муж – заслуженный врач-кардиолог-реаниматолог (работал какое-то время с НИИ Склифосовского, Национальном медицинском исследовательском центре кардиологии им. Чазова) – покончил с собой. Суд назначил Бокадоровой два года колонии. Ее арестовали в зале суда и отправили в СИЗО № 6 Москвы. А через два месяца, не дождавшись результатов апелляции, этапировали сначала в Ярославль, потом в Рыбинск. Причем, ее каждый раз сажали в камеры к уголовницам, у которых не первая «ходка», а том числе за убийства.

    — Мне кажется, что я до сих пор нахожусь в шоковом состоянии, — говорит Ольга. — Этот жуткий «столыпинский» вагон… А какая была камера… 14- метровая, переполненная. Мне пришлось спать на полу. В камере было полно мышей и крыс, и они по мне бегали! Это ужас. Гулять нас водили не каждый день, так что в тесноте и духоте, без движения проходили дни и ночи. Все сокамерницы курили. А я запах табачного дыма не переношу с детства (у меня от него начинается отек квинке). Договорилась, что буду всем сокамерницам заказывать за свой счет продукты, только бы они курили в туалете и открывали форточку для проветривания. Вообще это было так страшно – я думала, что умру в этой камере.

    Ольга не умерла. 

    Мосгорсуд отменил приговор и постановил женщину освободить (к тому моменту за решеткой она провела 9 месяцев и 11 дней). Ее дело отправили на новое рассмотрение во все тот же Дорогомиловский суд. Две судьи отказались его рассматривать, оно полгода «гуляло» по кабинетам. Но новый приговор от 27 апреля 2022 года почти такой же, как первый: 2 года колонии. Только на этот раз Ольге сократили сумму ущерба до 66 миллионов и дали отсрочку. Бокадорова снова подала жалобу в апелляционную инстанцию. Что интересно, падали апелляционную жалобу и потерпевшая, и даже прокурор. То есть приговор оспаривают все три стороны.

    — На апелляции адвокаты сказали, что в распоряжении Ольги Бокадоровой есть еще 40 картин, которые «ждут своих покупателей» и потому ее нужно осудить, чтобы она вновь не совершила мошенничество. Тогда я и поняла окончательно, что они просто хотят у меня все забрать, - предполагает моя собеседница.

    Я попросила потерпевшую дать комментарии (в любом формате — устном или письменном). Мое сообщение она прочитала, но так и не ответила. 

    Ольга стеснялась эту историю придавать огласке. Говорит, что ей было стыдно («это ведь такой позор — быть под уголовным преследованием»). Да и думала, что  все происходящее - какая-то ошибка. Но после того, как ее дважды осудили, она опасается за свою жизнь (считает, что ее хотят довести до того же, что произошло с мужем, а все ее картины забрать). Интересно, был бы жив барон Ротшильд, как бы он попытался  ей помочь?

    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 10 комментариев , вы можете свернуть их
    Екатерина Иванова # написала комментарий 14 августа 2022, 10:44
    В декабре 1972 года во французском поместье Ротшильдов прошла костюмированная вечеринка илюминатов. На неё был приглашён бомонд того времени: от аристократии и банкиров до художников (в числе организаторов был Сальвадор Дали). Вечеринка сплошь состояла из сатанинских ритуалов.

    Так хозяева поместья Ги де Ротшильд и Мари-Элен де Ротшильд встречали гостей в тот день.
    Олег Питонов # ответил на комментарий Екатерина Иванова 14 августа 2022, 13:17
    Сколько же на белом свете авантюристов и всякого рода проходимцев.... их поток не иссякает.
    Валерий Ушаков # ответил на комментарий Олег Питонов 14 августа 2022, 13:21
    Безбожная поправка о Боге 2020 года показывает, что пока гниют на свете дураки белкового формата, дяди Сэму обманом промышлять с руки.
    Александр Лебедев # ответил на комментарий Валерий Ушаков 14 августа 2022, 13:24
    Комментарий удален его автором
    Александр Лебедев # написал комментарий 14 августа 2022, 12:28
    Чёрт-те что - выходки знати порой погнуснее проделок афро-азиатской гастербайтщины, вырождение-с!
    Валерий Ушаков # ответил на комментарий Александр Лебедев 14 августа 2022, 13:18
    Суета на фоне апофеоза сатанинского ритуала в виде безбожной поправки о Боге 2020 года по уничтожению Древа Жизни России.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 365 записей в блогах и 3023 комментария.
    Зарегистрировалось 13 новых макспаркеров. Теперь нас 5033130.