84-я годовщина восстания национал-патриотических сил Испании

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Национал-патриот Никита Громов написал
    3 оценок, 886 просмотров Обсудить (6)

    Форум

    17 июля 1936 года в Испании вспыхнуло восстание правых национально-патриотических сил страны, против республиканского либерально-промарксистского правительства президента Асаньи. Политика, проводимая республиканской властью, начиная с 1931 года, после свержения короля Альфонса ХIII, с одной стороны была социально выраженной и реформистской, с другой стороны - резко антицерковной и антиконсервативной. Особенно негативно это проявлялось к традиционному укладу испанской жизни - к церкви, семье и морали.

    Республиканская конституция 1931 года содержала широкий перечень прав и свобод человека ( в том числе право на труд, образование, участие в делах государства, достойную жизнь, социальную помощь, забастовку и даже на развод), но и по тогдашним, и по современным оценкам, она была слишком идеологизированной и политизированной. Также, как и у большевиков, пришедших к власти в России, она дышала ненавистью и неприязнью к прошлому страны - к ее истории, культуре, вековым традициям и крестьянскому укладу жизни. Она изобиловала, выдержанными в марксистско-классовом стиле высокопарными формулировками, о скором и безболезненном решении в "Республике трудящихся всех классов" самых насущных социальных и экономических вопросов. 

    За пять лет Испанская Республика пережила свыше двадцати правительственных кризисов. Сменилось шесть премьер-министров и несколько десятков министров. Стратегия "отцов-основателей" Республики - оседлать политический центр и провести среднюю линию между требованиями различных слоев населения страны - была бы уместна в зажиточном и благоустроенном государстве. Но поскольку Испанию терзала вопиющая бедность, огромное количество безработных и засилье политических экстремистов, такая политика только накаливала страсти.

    Умеренная, в вялотекущем ритме земельная реформа вызвала общее недовольство и крестьянства и грандов. Антицерковная политика государства, проводимая на местном уровне руками анархистов, коммунистов и каталонских националистов - погромы и поджоги храмов и монастырей, их осквернение, сожжение икон, оскорбление верующих и духовенства, изнасилование монахинь ( "превращение в невест революции"), привело к тому, что большая часть верующих масс, особенно в глубинке, в короткий срок превратились в непримиримых врагов Республиканского строя.

    И наконец одним из решающих факторов, послужившим детонатором к взрыву и национальному восстанию правых, была явно выраженная антиармейская политика тогдашнего  правительства. Республиканские власти заняли столь решительную антимилитаристскую и пацифистскую позицию, что ее можно было истолковать как антипатриотическую и антиармейскую. Правительство снизило военные расходы, урезало военные пенсии, аннулировало служебные преимущества "африканистов" ( военнослужащих в Испанском Марокко и в других африканских владениях Испании), уволило со службы часть офицеров по возрастным категориям. Были запрещены богослужения в армии и закрыта единственная в стране Сарагосская военная академия. Многие испанские военные поэтому увидели в политике нового правительства сознательное и незаслуженное оскорбление вооруженных сил и развал государства.

    Кадровые военные, еще в 1935 году, образовали  "Испанский военный союз". С апреля 1936 года Союз серьезно занялся подпольной работой. Отныне офицерство взяло курс на государственный переворот и отстранение штатских от власти. Душой Союза стал генерал Эмилио Мола. Он стал главным координатором подготовки вооруженного восстания. Мола разослал участвующим в подготовке к восстанию генералам, полковникам и майорам ясные и исчерпывающие предписания, что, кому и когда предпринимать. Он встречался с вождями монархического движения Кастилии и Наварры, добиваясь единства действий. Самый известный лидер испанских национал-патриотов, основатель движения Фаланги - Хосе Антонио Прима де Ривера, еще в марте был арестован республиканскими властями и находился в мадридской тюрьме, однако Моле удалось договориться с руководителями региональных отделений Фаланги о совместных действиях и всемерной поддержки фалангистами восставших военных гарнизонов.

    Восстание по условному сигналу должно было начаться сразу во всех концах страны от Пиренеев до Марокко. Выступление намечалось на 17 часов 17 июля 1936 года. Основная роль отводилась марокканским войскам и Иностранному легиону, вспомагательная - гражданской гвардии, Фаланге и ополчению наваррских и кастильских монархистов.

    Утром 17 июля 1936 года офицеры-участники восстания в Мелилье в Испанском Морокко, собрались в картографическом отделе штаба. Полковник Сеги назвал своим соратникам точный час начала выступления – пять пополудни. Для захвата общественных зданий все было готово. Восставшие офицеры объявили военное положение, заняли все общественные здания в Мелилье (включая и аэродром), закрыли местное управление и все центры левых партий, а также арестовали лидеров левых и республиканских группировок. Вокруг управления и в рабочих кварталах прошли яростные схватки, но левые были захвачены врасплох. У них было мало оружия. Всех пленников, сопротивлявшихся восстанию, расстреляли, включая Ромералеса. К вечеру был составлен список членов профсоюзов, левых партий и масонских лож. Их немедленно арестовали. 

    Тем временем полковник Сеги позвонил полковникам Сайнсу де Буруаге и Ягуэ, которые отвечали за организацию восстания соответственно в Тетуане и Сеуте, двух других главных городах на североафриканском побережье. Кроме того, он телеграфировал Франко, который в данный момент был в Лас-Пальмасе на похоронах Балмеса, и объяснил, почему захват Мелильи пришлось провести раньше назначенного часа. Вечером Ягуэ разослал телеграммы по гарнизонам материковой Испании с долгожданным паролем – «Как обычно» (Sin novedad). 

    К тому времени в Тетуане  тоже началось восстание. Верховный комиссар, окруженный несколькими верными ему офицерами, забаррикадировался в своей резиденции. Снаружи майор Кастехон и 5-я бандера1 уже рыли на площади окопы. Немного погодя из аэропорта Сан-Рамьель позвонил майор Лапуэнте, двоюродный брат генерала Франко, и сказал, что он и его эскадрилья остаются верными правительству.  Но к этому времени, когда быстро стемнело, резиденция генерал-губернатора и аэропорт оставались единственными объектами, которые еще не попали в руки восставших. Подобно коллегам из Мелильи, восставшие  полностью сокрушили сопротивление руководителей профсоюзов и левых, или республиканских, групп. 

    В Сеуте в одиннадцать вечера полковник Ягуэ с помощью Иностранного легиона легко взял власть в городе. С другой стороны не раздалось ни единого выстрела. В Лараче на Атлантическом побережье до двух часов утра все было спокойно. Однако бой между восставшими и республиканцами, носил тут острый характер. К рассвету город оказался в руках националистов. Все их противники были арестованы или расстреляны. В то же самое время генерал Франко с генералом Оргасом стали хозяевами Лас-Пальмаса. Франко тут же ввел на всем архипелаге военное положение. В четверть шестого утра 18 июля Франко из Лас-Пальмаса распространил свой манифест, в котором говорилось об особом отношении, которое испанские офицеры испытывают к стране, а не к ее правительству. В манифесте отвергалось иностранное влияние и говорилось, что после победы в стране будет установлен новый порядок. Манифест был немедленно передан всеми радиостанциями Канарских островов и Испанского Марокко. Жаркими рассветными часами восстание националистов началось и на материке.

    Первые сообщения о восстании националистов правительство передало утром 18 июля, когда мадридское радио оповестило, что «ни один, абсолютно ни один человек в Испании не принял участия в этом абсурдном заговоре». Правительство пообещало, что мятеж в Марокко будет быстро подавлен. 

    Однако события 18 июля складывались не в пользу республики. Все шло по тому же сценарию, что и в Мелилье. С первыми лучами рассвета и вплоть до полудня гарнизоны в городах восставали и выходили на улицы, им на помощь немедленно приходила фаланга и во многих случаях гражданская гвардия. Там, где не стояли армейские гарнизоны, гвардия, фаланга и местные правые действовали самостоятельно. Назначенный лидер восставших объявлял военное положение и вводил в действие законы военного времени, о чем зачитывалось с балкона городского муниципалитета на главной площади. Пока гражданский губернатор тянул время в своем кабинете, пытаясь созвониться с Мадридом, сопротивление захвату власти пытались оказывать социалисты, коммунисты и анархисты из местной милиции. Во многих случаях полиция противостояла восставшим и пыталась побудить к действиям и гражданское правительство. Левые профсоюзы совместно призвали к всеобщей забастовке, и тут же стали расти баррикады из дерева, камня, мешков с песком – словом, из всего, что было под руками. Завязались стычки; их участники с обеих сторон не жалели своей жизни.

    18 июля восстание охватило всю Андалузию. В Севилье генерал Кейпо де Льяно, командир карабинеров, захватил власть совершенно неожиданным образом. 17 июля на своей машине «испано-суиса». В сопровождении лишь своего адъютанта и трех других офицеров он утром 18 июля появился в штаб-квартире, где из-за жары никого не было. По коридору он прошел к генералу Вилья-Абрайе, командиру севильского гарнизона. «Должен сообщить вам, – сказал Кейпо, – что пришло время принимать решение: или вы со мной и другими вашими товарищами, или с правительством, которое ведет Испанию к гибели». Генералу и его штабу никак не удавалось собраться с мыслями. Если они поддержат Кейпо де Льяно, а восстание, как в 1932 году, потерпит поражение, то им грозила ссылка в Вилья-Сиснерос. В конце концов Кейпо арестовал их и приказал всем сидеть в другой комнате. Далее Кейпо выяснил, что в полку насчитывается всего 130 человек. Прибыли пятнадцать фалангистов, которые предоставили себя в его распоряжение. Этого было слишком мало, чтобы захватить огромный город с населением в четверть миллиона человек. Критический момент миновал, когда артиллерийские казармы согласились поддержать восстание. К восстанию присоединилась гражданская гвардия Севильи. Когда утро подходило к концу, весь центр Севильи уже был в руках Кейпо де Льяно.

    В течение этого дня Альхесирас, Херес, Кадис и Ла-Линеа почти полностью оказались в руках восставших, хотя во всех из них сопротивление было окончательно подавлено лишь на следующий день с появлением первых частей Африканской армии. В Кордове полковник Каскахо, военный губернатор, принудил к сдаче своего гражданского коллегу Род-ригеса де Леона под угрозой применения артиллерии, хотя по телефону из мадридского министерства внутренних дел тому обещали, что подмога явится через несколько часов. В Гранаде возникла тупиковая ситуация: генерал Кампинс, военный губернатор, рассказал своим офицерам о мятеже в Марокко. На улицах сторонники Народного фронта весь день митинговали вместе с анархистами. Националисты в этом городе пока ничего не предпринимали, хотя с энтузиазмом прослушали выступление по радио Кейпо де Льяно. Порт Уэльва рядом с португальской границей, хотя и был отрезан от республиканской Испании восстанием в Севилье, сразу же перешел в руки Народного фронта. Генерал Посас из министерства внутренних дел Мадрида выдал по телефону срочный приказ командиру гражданской гвардии направить колонну против Кейпо в Севилью. Майор Аро с небольшими силами отправился выполнять приказ, но по прибытии в город немедленно перешел на сторону Кейпо. Вечером прекратилось сопротивление в Тетуане, последнем оплоте республиканцев в Африке.

    По сути, Гражданская война в Испании 1936-1939 г.г., эта копия и аналог Гражданской войны в России, но только с одной существенной разницей: если в России войну выиграли интернационал-марксистские антинародные и антирусские силы, то в Испании, победа в тяжелой и кровопролитной борьбе, досталась испанским национальным патриотам своей Родины.

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 6 комментариев , вы можете свернуть их
    Егор Славин # написал комментарий 18 июня 2020, 14:12
    Единственный случай в новейшей истории, когда национал-патриотические силы, победили в войне совместно правящий тогда страной либерально-коммунистический блок.
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    Егор Славин # ответил на комментарий frosch 18 июня 2020, 15:06
    Да,но там не было Гражданской войны, унесшей жизни, как в Испании почти миллиона человек.
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    nutau # написал комментарий 18 июня 2020, 14:47
    самое лучшее это национальное государство- все остольное это зброд незнающий кто что кому должен и кто перед кем на коленях ползать обязан
    kapitan nemo # написал комментарий 19 июня 2020, 08:56
    Брэхливый пропагандон!

    В Гишпании прошёл фашистских пучт франко с помощью фашисткого вермахта. А мразь сталин заместо борьбы с фашистами стал уничтожать тама троцкистов и успешно проафганил это дело.

    Сравнивать конечно трэба с пиночетом, любимцем либирасов-пидарасов.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 512 записей в блогах и 5742 комментария.
    Зарегистрировалось 26 новых макспаркеров. Теперь нас 5029784.
    X