Война в Заполярье. Бои за Титовку. Июль 1941 г.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Антон Ермолаев написал
    0 оценок, 33 просмотра Обсудить (0)

    В 4 часа 20 минут 29 июня 1941 г., после полуторачасовой огневой подготовки, в которой участвовали два артиллерийских полка при поддержке авиации, горноегерский корпус «Норвегия» начал наступление на занимающие оборону вдоль советско-финской государственной границы 6-ю и 7-ю пограничные заставы 100-го погранотряда и части 14-й стрелковой дивизии.

    Немцы сразу сумели развить высокий темп наступления, несмотря на сложный рельеф местности, и к вечеру сумели продвинуться до реки Титовка в ее нижнем течении. Титовка была важным стратегическим пунктом, так как, переправившись через нее, противник мог отрезать полуострова Средний и Рыбачий. Это хорошо понимали обе стороны. Бой за переправы через реку был страшным.

    Поначалу внешне ничего не предвещало катастрофического развития дальнейших событий. В три часа утра немцы открыли ружейный и пулеметный огонь по советским  подразделениям. Завязалась перестрелка. Обстрел сопок из пулеметов и минометов егерям особых результатов не принес. Вскоре ударила немецкая артиллерия. Заговорили и советские орудия. Артдивизионы повели беглый огонь по обнаруженным скоплениям егерей. 

    Под прикрытием тумана немцы попытались переправиться через реку на левом фланге. Атака бойцами, находящимися на выгодных позициях, была отбита без особых затруднений. Были захвачены несколько пленных, по показаниям которых было установлено, что против разведбата действуют подразделения 138-го полка 3-й горноегерской дивизии.

    В 8 часов утра, когда туман рассеялся, над полем боя появилась немецкая авиация. Ju-87 штурмовали позиции разведбата и бомбили артдивизионы.

    Телефонная связь с левым флангом была прервана, а вскоре прекратилась и радиосвязь.

    К этому моменту генерал-майор Журба, командующий 14 стрелковой дивизией начал понимать, что направление главного удара противника определено неверно, и для выяснения обстановки решил направиться на левый фланг. Еще до введения в бой противником основных сил Журба почувствовал, что дивизии грозит разгром и что судьба боя решается на левом фланге.

    Последующие события показали, что он был абсолютно прав. Но только после войны стало известно, что один из батальонов 2-го эшелона 137-го полка 2-й горноегерской дивизии получил задачу выйти в тыл позиций полка через район озера Титовское, захватить Южный мост и после получения поддержки от частей 138-го полка 3-й горноегерской дивизии продолжить наступление с тыла для осуществления окружения частей 14-й дивизии…

    Генерал Журба передал руководство боем с КП дивизии командиру 95-го СП майору Чернову, так как начальник штаба дивизии незадолго до начала немецкого наступления заболел и убыл в Мурманск, а сам вместе с командующим артиллерией дивизии и адъютантом сел в легковую машину и отправился на левый фланг. В пути, видя, что авиация противника почти непрерывно бомбит Южный мост, он приказал командирам двух артдивизионов, которые находились здесь, перейти, пока цел мост, на восточный берег реки.

    Но отъехать от моста далеко не удалось, пикировщики разбомбили штабную машину, о чем и доложил вернувшийся на КП дивизии шофер. Он сообщил, что все пассажиры машины погибли, после чего командование дивизией принял начальник политотдела дивизии полковой комиссар Волков.

    Однако Журба не погиб во время бомбежки. Вместе с адъютантом, старшим лейтенантом Абрамовым, он пытался пробиться на позиции разведбата, что, скорей всего, ему и удалось.

    Когда выяснилось, что немцы проводят маневр на окружение, генерал-майор с собранными им бойцами и остатками техники завязал бой в районе Южного моста с прорвавшимися туда егерями 137-го полка. Бой шел фактически в окружении. 

    К вечеру положение дивизии ухудшилось.

    Правофланговый 1-й батальон 95-го СП вынужден был вести бой с 136-м полком 2-й немецкой горноегерской дивизии, который постепенно в течение дня ввел в бой все свои три батальона. И если сначала батальон отражал атаки и даже захватывал пленных, то после достижения противником 3-кратного превосходства стал пятиться и отошел на пару километров, зацепившись за хребет Муста-тунтури.

    Ситуация в батальоне была катастрофической. Почти все командиры были выбиты, поредевшими взводами и ротами командовали сержанты, завхозы и даже врачи. Командир батальона уцелел, несмотря на то что получил 10 ранений.

    Со вторым батальоном ситуация была похожей. Против него действовал 137-й полк, правда, не в полном составе, так как один его батальон во взаимодействии с 138-м полком соседней 3-й горноегерской дивизии окружил разведбат 14-й дивизии и пытался захватить Южный мост.

    Егеря стянули сюда с помощью вьючных лошадей часть дивизионной артиллерии и огнеметы. В результате 2-й батальон также оказался отрезанным, потерял связь с штабом полка и оперативной группой штаба дивизии и вынужден был начать отход.

    Связь с разведбатом наладить так и не удалось, и в своем докладе командующему армией полковой комиссар Волков сделал вывод, что разведбат окружен и уничтожен, а 2-й батальон также окружен, связи с ним нет, и очевидно, что его уничтожение только вопрос времени.

    По мнению полкового комиссара, против 95-го полка действовали 2 немецких дивизии, причем одна из них занималась как раз тем, что, перемалывая остатки батальонов и захватив Южный мост, выходила в тыл частям дивизии.

    И хотя 112-й полк 52-й дивизии, ближе всех находившийся к месту боя, спешил туда изо всех сил, бросив позади себя обоз и даже артиллерию, командующий армией, не имевший ни оперативных, ни тактических резервов, решил сохранить для этих целей хотя бы остатки 95-го полка.

    Поэтому он отдал приказ об отходе полка, так и не введя в бой находившийся в резерве 3-й батальон. Вечером 1-й батальон полка взорвал дамбу и стал организованно отходить в указанном ему направлении на реку Западную Лицу.

    Отступление же остальных частей дивизии очень быстро превратилось в паническое бегство. Автомобильный транспорт 14-й дивизии, один артдивизион и часть конного обоза, направленные на полуостров Средний, выйти туда не смогли — дорога была забита отступающими войсками. Постоянно распространялись слухи, что дорогу впереди перерезали егеря.

    Техника и орудия были брошены, часть личного состава сдалась в плен, часть по дороге (немцы смогли ее перерезать только утром следующего дня) и бездорожью через несколько дней разрозненно выбралась к Западной Лице и к Кольскому заливу.

    2-й батальон, фактически не имевший уже командиров и связи, узнав, что соседи отходят по прекращении боя справа от себя, также начал беспорядочный отход.

    А в это время на левом фланге подразделения разведбата, среди которых находились и генерал Журба с адъютантом старшим лейтенантом Абрамовым, вели с противником упорный бой за Южный мост, находясь в полном окружении. До вечера их поддерживали огнем артдивизионы 241-го артполка, но затем, получив приказ об отходе, они снялись с позиций и, двигаясь по бездорожью, тоже стали бросать технику. 

    За деревней Титовка, недалеко от пристани, находился аэродром, строившийся силами заключенных, занятых в основном на земляных работах. Единственная дорога была забита отступающими войсками. Охрана из войск НКВД до последнего оставалась в расположении аэродрома, надеясь вывести находившиеся на строительстве около полусотни автомашин.

    Немцы, довольно быстро продвинувшиеся до этого места после отхода 1-го батальона, неожиданно натолкнулись на охрану аэродрома и завязали с ней бой. Только после этого заключенным разрешили уходить вслед за отступающими войсками. И несколько сот зэков добрались до Западной Лицы в большем порядке, чем отступающие войска. Они даже помогли вывести по забитой отступавшими дороге часть машин в факторию Большая Лица, на которых большей частью и добирались. 

    Охране аэродрома повезло меньше. Не имея опыта боевых действий, она довольно быстро была оттеснена немцами от аэродрома и рассеяна, часть ее была окружена и уничтожена в деревне Титовка (куда чекисты отступили, не зная, что тыловые и штабные подразделения уже покинули ее), часть сумела отойти по сопкам.

    А бой у Южного моста продолжался до глубокой ночи. Ночи на Севере летом светлые, но, пользуясь сгустившимся у реки туманом, немцы смогли наконец уничтожить препятствующие их продвижению бронеавтомобили и плавающие танки разведбата и к 3 часам заняли мост.

    Последние оставшиеся в живых защитники моста, среди которых находился и адъютант Журбы ст. лейтенант Абрамов, были захвачены в плен. Из его показаний, данных на командном пункте 2-й горноегерской дивизии днем позже, следовало, что:

    «место прохождения его службы — штаб 14-й стрелковой дивизии, а сам он является адъютантом командира 14-й стрелковой дивизии генерал-майора Шурбы [Журбы], который погиб в бою». Скорей всего, Журба был похоронен там же бойцами его дивизии. На поле боя немцы смогли найти только его шинель…

    Из всех частей 14-й дивизии, принимавших участие в бою, организованно вышел на побережье Кольского залива только 1-й батальон 95 СП.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 517 записей в блогах и 5221 комментарий.
    Зарегистрировалось 33 новых макспаркеров. Теперь нас 5029558.
    X