"Железные студенты"

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Анатолий Дычко перепечатал из rutracker.org
    0 оценок, 554 просмотра Обсудить (2)

                            

                     

                    .. .... графиня Лянцкоронская

    Чувствуя, что в прошлом между Крюгером и Кучманом на основе каких-то служебных неурядиц пробежала черная кошка, желая сыграть на их давних противоречиях, Лянцкоронская сказала:

    «Крюгер расстреливал львовских профессоров...»
    «Откуда вы знаете это?»
    «От самого Крюгера».— И она повторила все то, что услышала из уст этого гестаповца.

    Кучман остановился перед Лянцкоронской и спросил трижды, с растущим напряжением:

    «Он сам это вам сказал???»

    На троекратный утвердительный ответ Лянцкоронской Кучман, подтверждая, проронил:

    «Ведь я был при этом! Находился в его распоряжении. Он приказал мне привезти еще одну группу профессоров по списку и ряд других выдающихся личностей Львова. Я доложил, что никого на квартирах не застал, поэтому эти люди живут...»

    Кучман прекрасно понимал, что война проиграна. Он сказал об этом Лянцкоронской прямо:

    «Вы ничего не знаете? Скажу в двух словах: американцы уже в Африке. Роммель, который стоял уже под Александрией, разбит. Ситуация ясная...»

    Чувствуя приближение неизбежной развязки — военной катастрофы Германии, ловкий гестаповец Кучман хотел подготовить пути отступления и застраховать себя таким солидным козырем, как оказание помощи польской аристократке, о судьбе которой хлопотали перед всесильным Гиммлером даже Сабауды...

    «...Откуда немцы имели списки обреченных?» — спросила Лянцкоронская Кучмана.

    «Конечно, от плохих украинских студентов!» — ответил комиссар гестапо.

                                    «Железные студенты»

    Эти три слова — «плохие украинские студенты» бросают еще один луч света на то, кто именно был наводчиком уничтожения львовской профессуры.

    Основной руководящий костяк «организации украинских националистов» составляли студенты-неудачники, или, как их называли в Польше, «железные студенты». Большинство их жило во Львове в украинском «академическом доме» поблизости от цитадели. Такой «железный студент» мог годами не приходить на лекции, получая стипендии от Шептицкого, ездить по заграничным странам, обучаться террору и убийствам  в немецких, итальянских и усташских диверсионных школах и в то же самое время преспокойно состоять в списках того или иного учебного заведения. Даже пребывание в тюрьме не всегда давало возможность ректорату вычеркнуть такого «воспитанника» из списков учебного заведения.

    Как известно, 15 июня 1934 года организатор убийства советского консула во Львове Андрея Майлова, будущий фюрер «организации украинских националистов», сын униатского попа Степан Бандера вместе со своими сообщниками совершил новый террористический акт — убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Приговор Степану Бандере и его сообщникам Варшавский окружной суд огласил только 13 января 1936 года. Дело это имело широкий резонанс в мировой печати.

    У меня хранится тетрадочка одного из педелей Львовского политехнического института за 1936 год, где на листочке алфавита под буквой «Б» чёрным по белому значатся имя и фамилия: «Степан Бандера». Недоучившийся студент агрономического факультета,  руководитель краевой экспозитуры ОУН и организатор убийства польского министра уже и тогда, сидя в тюрьме, все же считался студентом Львовского политехнического института...

    Отнюдь не случайно прибегли к услугам именно таких студентов-недоучек, ослепленных фашистским учением Адольфа Гитлера, перелицованным на украинский националистический лад, такие научные специалисты абвера, как теологи Теодор Оберлендер, Ганс Кох, Герулис, Вернер Маркет и бывший руководитель польского отдела в Кенигсбергском университете, старый разведчик Петр Ганс Серафим. Играя на личной неприязни к строгой профессуре этих полных неудачников в науке, мечтающих о политической карьере украинских наполеонов, представляя обычные требования педагогов как проявление национального угнетения, гитлеровские специалисты от разведки, подобные Оберлендеру, преследовали определенные цели. Они не только получали «черные списки», но, выполняя приговоры по ним, добивались разобщения людей разных национальностей. Им было очень выгодно, когда среди польского населения распространялся слух: «Наших профессоров убили украинцы». Отождествление устами обывателей жалкой кучки предателей и наемников со всем украинским населением служило разжиганию взаимной ненависти, стирало воспоминание о тех догитлеровских временах, когда за стенами той же самой Станиславской тюрьмы или львовских «Бригидок» томились в одних камерах польские, украинские, еврейские революционеры, ведущие совместную борьбу против капиталистов и поднявшие массы трудового, нищего люда на баррикады красного восставшего Львова в мае 1936 года.


    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 2 комментария , вы можете свернуть их
    Ed Red # написал комментарий 1 октября 2014, 16:38
    Ситуация не изменилась, то же и сейчас, поинтересуйтесь у преподавателей ведущих украинских вузов, можно начать с Киево-Могилянской академии
    Анатолий Дычко # ответил на комментарий Ed Red 12 января 2015, 11:29
    Об этом и идёт речь в данный момент.
    И ваш комментарий я не получил ..... Но все мои публикации прячут от глаз и блокируют.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 866 записей в блогах и 6253 комментария.
    Зарегистрировалось 177 новых макспаркеров. Теперь нас 5026635.