Перестройка, взгляд снизу

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Сигизмунд Равинский написал
    1 оценок, 481 просмотр Обсудить (5)

    (или мои личные впечатления о том непростом времени)

    В 1985 году мы получили квартиру в новом спальном районе. Как это обычно бывает после массовой застройки — непролазная грязь осенью, ветродуй и сугробы зимой, зной и пылища летом. Кругом сплошные дома, словно каменные мешки, и ни одного деревца. Впрочем, нет. Невдалеке находилось заброшенное железнодорожное полотно, по которому поезда уже не ходили. А вдоль него — лесозащитная полоса, четыре ряда деревьев с каждой стороны. Новоселы полюбили это место для лыжных прогулок, для бега трусцой, прогулок с детьми, с собаками.

    А еще недалеко была речка Лихоборка. Все, наверное, знают, что такое речка в черте города — купаться в ней опасно для здоровья. Но на байдарке плавать можно, пластиковый корпус не растворялся. Я там тренировал команду по гребному слалому. Течение в реке шустрое, а рядом подвал, в котором мы договорились с ЖЭКом хранить лодки. Спорт этот был тогда неолимпийский, поэтому держался исключительно на голом энтузиазме.

    К новому району начали тянуть ветку метро, дело нужное и для жителей очень полезное. Но население района, в связи с этим, власти решили уплотнить. Шел 1987 год, кипела перестройка, которая изрыгала разные новшества и эксперименты. Один из таких перестроечных экспериментов — молодежный жилищный комплекс (МЖК). При советской власти получить жилье можно было двумя способами — по очереди бесплатно или почти без очереди в кооперативе. Но кооператив стоил по советскому достатку довольно дорого, средней молодой семье не по карману. Тогда решили сделать нечто среднее между кооперативом и бесплатным жильем — половину пайщик вносил деньгами, а половину отрабатывал непосредственно на самом строительстве. Конечно, конторского работника, ничего кроме карандаша в руках не державшего, не поставишь работать каменщиком или крановщиком. Основную работу делали профессиональные строители, а будущие жильцы по два-три раза выходили на субботник убрать какой-нибудь мусор.

    Старожилы без восторга, но с пониманием отнеслись к неизбежной реальности, что им придется потесниться. Хоть МЖК и планировался как комплекс — с поликлиникой, детскими садами, школой, магазинами и т.д. — в реале все это отодвигалось на далекую перспективу, первым делом — жилье. А значит, в школах появится вторая, а то и третья смена, в поликлинике удлинятся очереди, равно как и в местных магазинах. Но больше всего «аборигенов» взбесил тот факт, что возводить пресловутый МХК собираются на месте заброшенной железной дороги, уничтожив все деревья и ликвидировав тем самым любимое место отдыха населения.

    Кроме того, для метрополитена требовалось строительство депо. А его решили строить по-над речкою, забрав в коллектор нашу любимую Лихоборку. Невдалеке от проектируемого тоннеля метро раскинулся обширный пустырь, заваленный ж/б плитами, арматурой и другим строительным хламом. Эта территория вполне сгодилась бы под строительство депо. Но Генпланом развития Москвы на этом месте предполагалось разбить сквер. Сквер — дело хорошее, но пока расчистится территория, пока будут сделаны посадки, пока саженцы дорастут до взрослых деревьев, пройдет не один десяток лет!

    Тогда автор этого опуса сколотил инициативную группу, которая стала осаждать исполком и райком, писать письма в газеты и в Главапу, в Моссовет, да что там в Моссовет — лично Б.Н.Ельцину, первому секретарю МГК КПСС. Мы требовали сохранить наше место отдыха, лесозащитную полосу, превратив ее в парк. МЖК построить вдоль берегов Лихоборки, очистив ее и облагородив. А депо возвести на пустыре. Но, как говорится, плетью обуха…

    Тем временем, наступил 1988 год. Один из московских районов, доведенный до ручки халатностью, самоуправством, волюнтаризмом и просто разгильдяйством местных властей (да, в СССР такое было, правда, мы надеялись, что это можно искоренить), так вот, один из районов создал комитет самоуправления из местных жителей, который путем митингов, петиций, пикетов, стычек с милицией и даже осады рабочих кабинетов чиновников, приобрел определенный вес и потребовал, чтоб ни одно решение не исполнялось без согласования с этим региональным советом.

    Наша инициативная группа решила последовать примеру того района и, как ни странно, райком и райисполком пошли нам навстречу, даже выделили подвальчик для наших собраний. На самом деле, они решили перехватить инициативу и сделать наш региональный совет управляемым. Нам подкидывали какие-то рутинные дела, а по сути заставляли дублировать чьи-то функции и обязанности. Хорошо ли дворники убирают снег? Не гадят ли алкоголики в лифтах? Можно ли старшеклассницам ходить в школу с макияжем? Нечто более серьезное — строительство, торговля, снабжение, общественный транспорт — решалось без нашего участия.

    Но тут подоспели выборы на Съезд народных депутатов. Инициативные группы кандидатов решили использовать наш региональный совет в своих агитационных целях. Кандидаты говорили красивые слова: демократия, свобода, гласность, защита экологии, свободный рынок, который все отрегулирует и принесет нам счастье. Многие, развесив уши, поддались на пропаганду. По улицам проходили шествия с транспарантами «Долой!» и «Позор!» Позор коммунякам и долой 6-ю статью Конституции СССР. О развале страны ничего не говорили, говорили о свободе самоопределения (а таковая была в Конституции) и что, мол, имея гарантию свободы, никто из СССР не уйдет.

    И вот начал работу этот пресловутый I Съезд народных депутатов. Страна прильнула к приемникам и к телевизорам, съезд транслировался в прямом эфире. Попов, Афанасьев и прочие демагоги от демократии вещали с главной трибуны о том, как нам будет хорошо без коммунистов. Все ждали выступления опального Ельцина. Ельцин выступил, прочитал по бумажке какую-то чушь, но сорвал бурные аплодисменты. Многие считали, что речь идет всего лишь о смене кресел (точнее — задниц в этих креслах), а не о смене общественного строя. Вместо чванливых бюрократов придут честные, инициативные, некоррумпированные молодые люди и наведут в стране порядок.

    Подходили очередные выборы — в народные депутаты республик и местные органы власти. В это время появилось множество неформальных движений и течений, самым активным оказался «народный фронт», который потом трансформировался в «демократическую Россию». Это движение, наводненное агентами влияния и их агитпропом, служило поддержкой гайдаро-чубайсо-бурбулисо-ельцинской гвардии. Оно овладело умами многих советских людей, одурманило как опием своими бреднями о свободе, о рынке. Ваш покорный слуга сам едва не купился на эти бредни. Конечно же, речь шла не о благе людей, а о том, как растерзать страну на мелкие кусочки, как позволить теневикам и цеховикам легально пользоваться незаконно добытым капиталом, как сделать владельцами заводов, газет, пароходов, а главное — банков и нефтяных скважин хитрож…ых прохиндеев.

    За новые порядки были не только теневики, одурманенная интеллигенция и пятая колонна из новоизбранных депутатов. Прогнившая партноменклатура живо поняла, откуда дует ветер перемен. А уж торговая мафия и подавно. Не кладовщица тетя Люба, а партаппаратчики, отвечающие за снабжение городов, заведующие торговлей в горисполкомах, завбазами и прочие начальники придерживали товары на складах. Из магазинов стали исчезать продукты. Не потому, что их стали меньше производить и не потому, что хозрасчет на предприятиях сделал людей богаче (хотя и на самом деле, зарплаты выросли, спрос увеличился, а товаров не прибавилось). Просто из центров стали приходить указания — вагоны задерживать на сортировочных станциях, не разгружать их, по возможности отправлять обратно. Магазинам рекомендовалось не спешить реализовывать товар, придерживать его в подсобках. Кроме того, появились торгово-закупочные кооперативы, скупающие в розничной сети прямо с подсобок товар и предлагающие его по значительно более высоким ценам.

    На сахар, водку, табак ввели талоны. Эти продукты не портятся, их можно было держать на складах сколько угодно. Мясо, колбасы, сливочное масло, конечно, портились, их отправляли на свалку. Советская система позволяла списывать порчу по акту, никто ответственности не нес — типа погрызли крысы, затопило подвал, сломался рефрижератор и т.д. Деньги типа все равно не свои, чай государственные. Без зарплаты никто не оставался. Поэтому продукты из магазинов исчезали с поразительной быстротой. Даже рыбные консервы, которые в любом гастрономе высились на витринах пирамидами. А ораторы от ДемРоссии вещали с трибун: «Пустите нас к власти, мы наведем порядок! Свободный рынок все отрегулирует! За 500 дней мы сделаем вам счастье!»

    Конечно же, Горбачев играл им на лапу. Но я сейчас не о том, что творилось в верхах, я пишу свои личные впечатления о том нелегком времени. Народ верил, что Горбачев пытается сохранить государство. Провел референдум — типа кто за СССР, поднимите руку. Оказалось, 72% — за. Возможно, рассчитывали на другой результат. В Ново-Огареве сочиняли какой-то договор, который так и не был обнародован. Его должны были подписать в понедельник, 19 августа 1991 года. Лично я понимал, что демократы распоясались не на шутку, и если их не приструнить, дело может кончиться госпереворотом. У нас на работе шли жаркие дискуссии, кто лучше и чья возьмет. Большинство поддерживало деморосов с их рынком и частной собственностью. Некоторые стояли за коммунистов, скорее из боязни, что если те не отдадут власть, могут начаться репрессии. Лично я был ни за тех, ни за других. Мне казалось, что должна быть третья сила, основанная на либерализме, но не прозападном. Должна быть своя, национальная идея. А кто-то сказал: «Скорее бы пришли военные и навели порядок!»

    В воскресенье, 18 августа 1991 года я был на даче. Вечером мимо нашего дома вдруг стало проезжать много машин, хотя дорога грунтовая и малопроезжая. Я вышел за калитку, а водители спрашивали меня:

    — Тут можно выехать на Минское шоссе?

    Я отвечал:

    — Нет, там тупик, надо ехать обратно. А в чем дело?

    — Да там на «минку» выезд перекрыт.

    А чуть позже по телевизору начали показывать «Лебединое озеро» а потом диктор сказал, что в Москве введено чрезвычайное положение и комендантский час, а управление страной временно возложено на так называемый ГКЧП до возвращения президента Горбачева из отпуска. Ну вот, думаю, наконец-то! Утром я ехал на работу в Москву по Минскому шоссе. По обочине в том же направлении двигались БМП и БТРы. Я высовывался из окошка и кричал солдитикам:

    — Молодцы, ребята! Задайте жару этим демократам!

    Кто же знал, что и в Советской Армии может оказаться предатель...

    В этот же день было объявлено, что Горбачев по состоянию здоровья не может исполнять свои обязанности, и было передано обращение к советскому народу. Я привожу его в конце статьи, кто не боится «много буковок» — прочитайте, не пожалеете.

    На мой взгляд, ошибка ГКЧП состояла в отсутствии среди них достаточно харизматичного лидера. Ни Янаев, ни Пуго, ни, тем более, Павлов не смогли бы повести за собой народ. С некоторой натяжкой на роль лидера годился Д.Т.Язов, министр обороны СССР, но он сам не взял на себя такую ответственность. Более того, не допустил кровопролития. Он пожертвовал страной, но сохранил сотни, а может, и тысячи человеческих жизней. Хотя, возможно, достаточно было пары холостых выстрелов из танка, чтоб разогнать толпу оборванцев, засевшую за «баррикадами». Баррикады были сделаны из легких металлических ограждений, какого-то мусора, проволоки, стульев. Я проезжал на машине по Краснопресненской набережной мимо Дома правительства. Чтобы проехать, отодвинул в сторону какую-то железяку и даже не стал ставить ее на место. Для танка эта бутафория не помеха.

    Было ощущение, что гэкачеписты кого-то ждали, но явно не Горбачева, хотя к нему в Форос и была направлена делегация. Есть версия, что они ждали… Ельцина. Зная о его антагонизме с Горбачевым, они рассчитывали склонить его на свою сторону и дать шанс возглавить СССР. Но Ельцин не хотел СССР, ему было достаточно России. Кроме того, он уже был повязан заговором с демократами и знал, что на их стороне поддержка союзных республик и Запада. Перейди Ельцин на сторону ГКЧП, гражданская война была бы неминуема, а его как маргинала просто могли бы физически устранить.

    Так или иначе, с новым 1992 годом нас поздравлял президент России. Предоставив Гайдару свободу действий, он пообещал положить голову на рельсы, если цены вырастут больше, чем в два-три раза. Правда, не сказал, ходят ли поезда по этим рельсам. Цены отпустили. Сразу же появился сахар (без талонов), но по цене от 60 рублей и выше за килограмм, супротив 90 копеек за килограмм в 1991 году, но по талонам. Цены на остальные продукты питания тоже молниеносно подскочили почти в сто раз, зато сами продукты столь же молниеносно появились на прилавке. Очевидно, воодушевленные свободным рынком, куры стали нести по сто яиц в день, коровы давать в день по пять тонн молока, а свиньи в одночасье набрали в весе тонн этак по пятьдесят. Производительности же мясокомбинатов смог бы позавидовать любой китайский конвейер.

    Ясное дело, изобилие появилось, как только открыли закрома, а народ спешил в магазины и возвращался с пустыми кошелками. На прилавках все есть, а купить не на что. Надо сказать, что к ценам народ быстро привык, кушать-то хочется. и дефицит появился снова. Даже самые отъявленные продеморосы пели:

    «А я обратно, в застой хочу,

    Я так давно

    Не ел сосиску!»

    Доллар стал свободно обмениваться на рубли, чем тут же воспользовались мошенники. Сам видел купюру, на которой аккуратнейшим образом были наклеены циферки 50. Мошенники пользовались незнанием лохами английского языка, ибо там зеленым по зеленому было написано fivedollars. А так — купюра настоящая, детектор фальшивку не обнаруживал.

    Как грибы в сырое лето начали появляться банки. В основном они занимались спекуляцией валютой. Курс доллара поднимался не по дням, а по часам. Лично знал аферистов, которые занимали несколько сот тысяч рублей на один день, без процентов. Типа утром взял, вечером отдал. Они покупали доллары в Москве и быстренько (в течение 4-5 часов) обменивали их в Питере на рубли и везли обратно. Курьер летел на самолете, все операция «от двери до двери» занимала часов 8 — 9. Дело в том, что курс доллара в Питере был на 5, а то и 10 рублей выше. Заработать на такой операции можно было сто-двести долларов в день, а сто долларов тогда была средняя месячная зарплата.

    Те, у кого деньги лежали в сберкассе на «черный день», лишились своих сбережений в момент. Если до 92 года вы хранили на сберкнижке 8-9 тысяч рублей (стоимость легкового автомобиля), то в середине 92 года на эти деньги можно было купить аж 10 бутылок водки! К настоящему времени потребительские цены по сравнению с 1988 годом выросли в 150 000 раз (с учетом деноминации рубля 1:1000 в 1998 году).

    В 1993 году началось строительство финансовых пирамид. МММ, Телемаркет, Торговый дом Селенга, Хопер инвест и т.д. Реклама по ТВ пиарила этот способ халявного заработка. Доверчивое население убеждали, что покупая акции, они становятся партнерами компании. Хотя продавали на самом деле не акции, а подменные сертификаты, цена которых — лист бумаги А4 плюс типографская краска. Но люди верили тому, что «по телевизору говорят». За 50 лет существования телевидения в СССР их еще ни разу не обманывали. Почему-то все считали, что с рынком пришли и легкие деньги. Они пришли, но далеко не для всех. В 1994-м пирамиды лопались одна за другой. Народ в очередной раз обокрали, но до бунтов так и не дошло. Проглотили и это.

    Банки ссужали предпринимателям деньги под немыслимый процент. Ставка доходила чуть ли не до 200% годовых. Более того, делалось хитро — процент на процент. Каждый месяц подводился итог и сумма долга (если не выплатишь проценты) существенно возрастала. Естественно, тот, кто рассчитывал на реальное использование денег, такой процент выплатить не мог. Но хитроумные предприниматели, решившие покинуть страну, возвращением денег не озадачивались. Им все равно, хоть 1000% годовых. Они создавали липовые фирмы-пустышки, брали кредиты, конвертировали и переводили деньги в иностранные банки. Сами валили за рубеж, а подставляли зиц-председателей — тех на кого фирма была оформлена. Банки пытались «вытрясти» хоть часть денег при помощи бандитов. Люди лишались квартир и прочего имущества, а чаще всего — жизни.

    Капитал утекал из России полноводной рекой. Валюта за проданную нефть попадала в банки, менялась на рубли, и тут же на нее покупался китайский ширпотреб, «ножки Буша», компьютеры, что моментально реализовывалось на внутреннем рынке по ценам, превышающим раз в десять реальные. Все это покупали сами же новорощенные бизнесмены, предприниматели, банковские и офисные клерки, охранники и шоферы, служащие у частного капитала. У бюджетников, заводских. фабричных рабочих, шахтеров денег не было — им задерживали зарплаты, порой по полгода, а рабочим заводов иногда платили «натурой» — выпускаемой продукцией. Получай зарплату шпингалетами или рукавицами и делай с ними что хочешь. Шахтеры стучали касками у Дома правительства, но добиться ничего, кроме дубинок ОМОНа, не могли.

    Нарастающая напряженность разрешилась дефолтом 1998 года. Те, у кого 17 августа на руках были доллары, стали богаче в 4-5 раз, остальные — во столько же беднее. Проклинаемый всеми дефолт, возможно, возымел некое положительное действие на экономику. Резко подскочил в цене импорт, но зато отечественные товары стали конкурентоспособнее. Незадолго до дефолта рубль был деноминирован 1:1000. Рублевая масса сократилась, а доходы рабочих и служащих после дефолта слегка подросли. Зато фирмы, платившие сотрудникам зарплаты в баксах, вынуждены были их сократить. Лопнуло множество мелких банков. В основном пострадали от дефолта люди со средними доходами. Бедняки немножко выиграли, ну а богачи, как всегда, получили баснословные барыши. Информирован — значит, вооружен. Не думаю, что коррупционеры не знали о грядущем «черном вторнике». Скорее всего, они были к этому готовы.

    Продолжение следует.

     

     

     

    Приложение:

    ОБРАЩЕНИЕ К СОВЕТСКОМУ НАРОДУ

     

    Соотечественники! Граждане Советского Союза!

    В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам! Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой.

    Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Циничная спекуляция на "национальных чувствах — лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Создавая обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей. Сегодня те, кто по существу ведет дело к свержению конституционного строя, должны ответить перед матерями и отцами за гибель многих сотен жертв межнациональных конфликтов. На их совести искалеченные судьбы более полумиллиона беженцев. Из-за них потеряли покой и радость жизни десятки миллионов советских людей, еще вчера живших в единой семье, а сегодня оказавшихся в собственном доме изгоями. Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права.

    Вместо того, чтобы заботиться о безопасности и благополучии каждого гражданина и всего общества, нередко люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения. Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти страшнее, чем всякая иная, разрушает наше государство, общество. Каждый гражданин чувствует растущую неуверенность в завтрашнем дне, глубокую тревогу за будущее своих детей.

    Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма: регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду, если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания, от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь из-за границы. Никакие подачки не решат наших проблем, спасение в наших собственных руках. Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства.

    Долгие годы со всех сторон мы слышим заклинания о приверженности интересам личности, заботе о ее правах, социальной защищенности. На деле же человек оказался униженным, ущемленным в реальных правах и возможностях, доведенным до отчаяния.

    На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре. Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным путем подменяют собой избранные народом Советы.

    Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос.

    Даже элементарная личная безопасность людей все больше и больше оказывается под угрозой. Преступность быстро растет, организуется и политизируется. Страна погружается в пучину насилия и беззакония. Никогда в истории страны не получали такого размаха пропаганда секса и насилия, ставящие под угрозу здоровье и жизнь будущих поколений. Миллионы людей требуют принятия мер против спрута преступности и вопиющей безнравственности.

    Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность. Еще вчера советский человек, оказавшийся за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он — зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несет печать пренебрежения либо сочувствия.

    Гордость и честь советского человека должны быть восстановлены в полном объеме.

    Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдает себе отчет в глубине поразившего нашу страну кризиса, он принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса.

    Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового Союзного договора. Каждый будет иметь право и возможность в спокойной обстановке осмыслить этот важнейший акт и определиться по нему. Ибо от того, каким станет Союз, будет зависеть судьба многочисленных народов нашей великой Родины.

    Мы намерены незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию, объявить беспощадную войну уголовному миру, искоренять позорные явления, дискредитирующие наше общество и унижающие советских граждан. Мы очистим улицы наших городов от преступных элементов, положим конец произволу расхитителей народного добра.

    Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций.

    Развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения. В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан.

    Не ослабляя заботы об укреплении и защите прав личности, мы сосредоточим внимание на защите интересов самых широких слоев населения, тех, по кому больше всего ударили инфляция, дезорганизация производства, коррупция и преступность.

    Развивая многоукладный характер народного хозяйства, мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг.

    Нашей первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все имеющиеся силы будут мобилизованы на удовлетворение этих самых насущных потребностей народа.

    Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед. От этого зависит наша жизнь и будущее наших детей и внуков, судьба Отечества.

    Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства. У нас нет ни к кому никаких притязаний. Мы хотим жить со всеми в мире и дружбе. Но мы твердо заявляем, что никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет, независимость и территориальную целостность. Всякие попытки говорить с нашей страной языком диктата, от кого бы они ни исходили, будут решительно пресекаться.

    Наш многонациональный народ веками жил исполненный гордости за свою Родину, мы не стыдились своих патриотических чувств и считаем естественным и законным растить нынешнее и грядущее поколения граждан нашей великой державы в этом духе.

    Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час — значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит свое Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор. Мы зовем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени.

    Призываем всех граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выводу страны из кризиса.

    Конструктивные предложения общественно-политических организаций, трудовых коллективов и граждан будут с благодарностью приняты как проявление их патриотической готовности деятельно участвовать в восстановлении вековой дружбы в единой семье братских народов и возрождении Отечества.

    Государственный комитет

    по чрезвычайному положению в СССР.

    18 августа 1991 года.

     

     

    Опубликовано 23 11 13

    http://www.proza.ru/2013/11/23/1333

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 5 комментариев , вы можете свернуть их
    Вячеслав Боляк # написал комментарий 24 ноября 2013, 12:46
    "мои личные впечатления" о 80-ых- 90-ых годах у всех разные ,
    но не надо забывать о том , что.........
    мы живём в демократическом государстве с либеральной экономикой.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 483 записи в блогах и 4875 комментариев.
    Зарегистрировалось 20 новых макспаркеров. Теперь нас 5029944.
    X