«Моссад» против КГБ

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    David Rubinstein перепечатал из military.wikireading.ru
    3 оценок, 65 просмотров Обсудить (0)

    Одним из первых успехов Харела стало выявление среди израильского руководства советского агента. Дело в том, что в 50-е годы примерно треть населения страны составляли выходцы из России, многие из которых были проникнуты левыми симпатиями. Это позволило КГБ организовать в Израиле мощнейшую разведывательную сеть, через которую информация о положении дел в стране попадала в Москву, а оттуда — в арабские государства.

     

    Используя разветвленную агентурную сеть в арабских государствах, Харел установил, что кто-то передает арабам закрытую информацию, доступную довольно узкому кругу лиц. Рискуя провалить нескольких агентов, глава «Моссада» поручает им выяснить, откуда же, собственно говоря, исходят сведения. Данные агентов сошлись: арабы получаютинформацию отрусских. Следовательно, нужно вести поиски именно в этом направлении.

     

    Под подозрение Харела попали в первую очередь левые деятели, особенно члены партии «Мапам». Чтобы проверить свои догадки, Иссер запустил через «Мапам» достаточно важную дезинформацию, будто Израиль собирается ставить на вооружение новейший истребитель-бомбардировщик, превосходящий имеющиеся у арабов образцы. Буквально несколько дней спустя агенты Харела в Каире и Дамаске сигнализировали о получении информации.

     

    Итак, все-таки «Мапам». Но кто именно? Наблюдения за руководителями партии выявили, что один из них — а именно эксперт по ближневосточным делам Аарон Коэн — регулярно вступает в контакт с советскими дипломатами. Естественно, он тут же попал под подозрение и арест. В 1958 году суд приговорил его, отрицавшего свою вину, к пяти годам лишения свободы, несмотря на протесты товарищей по партии, а также на то, что прямых доказательств его вины так и не нашли. А самое главное — после ареста Коэна утечка секретной информации в Москву так и не прекратилась. Чтобы не ронять авторитет «Моссада» и лично Харела, отменять приговор не стали, но вскоре по-тихому сократили Коэну назначенный срок пребывания за решеткой.

    Оступившись один раз, руководитель «Моссада» впредь стал осторожнее. И вскоре ему удалось напасть на след крупной добычи. В роли таковой оказался подполковник Эзра Беер, личный друг израильского премьера Бен-Гуриона.

     

    Беер был ровесником Харела. Родившийся в Вене, он проживал в Австрии до оккупации страны нацистами в 1938 году. Затем уехал в Палестину, вступил в ряды «Хаганы», сыграл большую роль в обретении Израилем независимости, а потом и в создании левой партии «Мапам», где возглавил службу безопасности. Вскоре он, однако, перешел на более центристские позиции, чему способствовал его личный контакт с Бен-Гурионом. Беер общался со многими первыми лицами еврейского государства и имел довольно широкий доступ к секретной информации. Вскоре ему поручили написание официальной истории войны за Независимость, что, в свою очередь, открыло перед ним двери всех израильских архивов.

     

    Однако Беер этим не ограничился. Во второй половине 50-х годов он начал активно общаться с руководством западногерманской разведки. Какую игру он вел при этом, неясно до сих пор. Судя по всему, Беер выдавал себя за неофициального представителя «Моссада», которому якобы поручено растопить лед в отношениях между Израилем и ФРГ. Немцы повелись, и Беер получил весьма важную информацию, касавшуюся вооруженных сил ФРГ и НАТО в целом.

     

    Первые подозрения на Беера пали еще в 1956 году, однако тогда не было найдено достаточных доказательств. Только в марте 1961 годаудалось зафиксировать факты встреч Бера с советским агентом, которому тот передавал информацию. Буквально через несколько часов после этого подполковника арестовали. Суд приговорил его к 15 годам лишения свободы. Любопытно, сам Беер так никогда и не признал своей виновности. В 1966 году он скончался в тюрьме. С именем его, к слову сказать, связано немало загадочного; есть исследователи, которые доказывают, что заведенное против него дело шито белыми нитками. Агенты в Каире и Дамаске показали — после ареста Беера поток информации из Москвы стал гораздо меньше. Но было ли это связано с его «провалом»? Не скрывался ли за Беером и Коэном кто-то другой, весьма удачливый, кому удавалось направлять подозрения Харела в нужное русло?

     

    Еще одна загадка из числа тех, что свято хранит история израильской спецслужбы.

    Однако на смену одним разоблаченным советским агентам неизменно приходили другие. Так, в 1971 году в Израиль из Советского Союза приехал 23-летний Шабтай Калманович. Молодой человек развил бурную предпринимательскую деятельность, оказавшуюся весьма успешной.

    Вскоре его деловая «империя» простиралась от Африки до Северной Европы. Мало кто мог догадаться, что на самом деле Калманович является пламенным коммунистом, а весь его бизнес построен на деньги КГБ. Тем временем советский агент смог втереться в доверие к депутатам парламента и даже некоторым высокопоставленным офицерам. Несколько лет спустя он ударился в политику и начал активно участвовать в деятельности одной из партий, разумеется, тоже по заданию из Москвы. Вывести Калмановича на чистую воду удалось лишь в 1987 году, и то скорее случайно — советский агент прокололся на мелочи, передав информацию во Франкфурте уже «засвеченному» германской контрразведкой связному.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?